Прочитайте онлайн Тайна тибетского сокровища | ВИЗИТ К ПРОФЕССОРУ ГЕРБЕРТУ

Читать книгу Тайна тибетского сокровища
4616+1155
  • Автор:
  • Перевёл: В. Воронин

ВИЗИТ К ПРОФЕССОРУ ГЕРБЕРТУ

— Что ты там искала? — спросила Джорджи у Нэнси, когда девушки садились в машину.

— В самом деле, чего тебя понесло шарить по этим полкам? — подала голос с заднего сиденья Бесс. — Бедный продавец!.. Правда, мы ему сказали, что можем прибрать за собой…

Нэнси вкратце рассказала, как она подслушала на собачьей выставке спор между Фионой и Джастином Тоддами.

— Фиона уговаривала мужа сделать для нее копию с ожерелья Су Линь. И все твердила, что ведь сделал же он для профессора Герберта копию какого-то шедевра древнего искусства… Дело это они явно держали в секрете, и Джастин страшно разозлился на Фиону, что она болтает что попало на людях.

— Погоди-ка, — сказала, морща лоб, Джорджи. — Я ведь сидела рядом с тобой, а ни словечка не слышала.

— У Нэнси, когда дело касается таких вещей, всегда ушки на макушке, — засмеялась Бесс. Нэнси затормозила на красный свет.

— Так вот: шедевром древнего искусства, который Тодд скопировал для Герберта, был, как я догадывалась, золотой конь, — сказала она. — Правда, я не была вполне в этом уверена, пока не увидела литейную форму, — продолжала она. — Однако время изготовления копии подтверждало мою версию. Тодд сделал ее с месяц назад. Примерно в то же время профессор Герберт по просьбе музея проводил экспертную оценку золотого коня. — Зажегся зеленый свет, и Нэнси нажала на педаль газа. — Профессор очень интересуется золотыми конями, — пояснила она. — Су Линь рассказывала, он посвятил им целую главу в своей книге. Как бы там ни было, Герберт знал, что его приятелю Тодду под силу сделать копию этой вещи. Поэтому у меня были все основания предположить, что он действительно попросил его, по дружбе, о такой услуге.

— А что в этом страшного, если человеку хочется иметь копию? — удивилась Бесс.

— Ничего страшного в этом нет, — сказала Джорджи. — Во многих домах есть копии великих произведений искусства, разве нет?

— Иметь копию никому не возбраняется… Но почему Джастин Тодд хранит это в такой тайне? Вот что вызывает у меня подозрения, — заметила Нэнси.

Джорджи задумчиво закусила губу.

— Возможно, Стоун узнал, что Герберт сделал для себя копию золотого коня, из-за этого у них и вышел спор на собачьей выставке? — предположила она.

— Это мысль, — сказала Нэнси, касаясь тибетского ожерелья, которое дала ей Су Линь.

— Жаль, не удалось нам подслушать, о чем они спорили, — сокрушенно вздохнула Джорджи.

— Я все думаю: а не воспользоваться ли нам этой ситуацией? — медленно сказала Нэнси. — Может, мне удастся как-нибудь навести Герберта на разговор о Стоуне и выудить полезную информацию…

Нэнси взглянула на часы. Было всего два часа пополудни.

— Не проехаться ли нам до Уэстмурского университета? — вопросительно посмотрела она на по-друг.

— Я с удовольствием, — откликнулась Джорджи. — А Бесс, кажется, через полчаса должна быть у зубного врача.

— Надо же тебе было напомнить! — проворчала Бесс, когда Нэнси, сделав правый поворот, повела машину к Медицинскому центру.

— До скорого свидания, девочки, — печально вздохнула Бесс, выходя из машины. — Домой доберусь на такси.

Высадив Бесс, Нэнси с Джорджи покатили в сторону Уэстмурского университета. Вскоре они шагали между корпусами студенческого городка. Джорджи спросила у идущей навстречу студентки, как найти кафедру антропологии.

— Это в Харрис-холле, — ответила молодая женщина, показав на массивное кирпичное здание за широким газоном.

Девушки вошли в большие парадные двери. В вестибюле висел указатель. Кабинет профессора Герберта находился на третьем этаже.

— По-моему, будет лучше, если ты пойдешь одна, — заколебалась Джорджи. — А я пока погуляю поблизости.

Нэнси согласилась. Они условились встретиться здесь, в вестибюле, через полчаса. Она вошла в лифт и нажала на кнопку третьего этажа, уповая на то, что профессор окажется на месте.

Когда дверцы лифта открылись, Нэнси с радостным удивлением заметила в толпе студентов в холле Су Линь.

— Су Линь! — позвала она, выйдя из лифта. Китаянка помахала рукой и стала пробираться к ней через толпу.

— Нэнси, — сказала она, широко улыбаясь. — Какой приятный сюрприз!

— Мы тут с подругой ехали мимо, — весело стала объяснять Нэнси, — и я подумала: а что, если зайти поболтать к профессору Герберту? Я ведь как-никак познакомилась с ним тогда, на собачьей выставке.

Су Линь взглянула на стенные часы.

— Сейчас он, по-моему, читает лекцию, — сказала она, поправляя сумку с книгами, висящую на плече. — Но скоро должен вернуться в свой кабинет. Пойдемте пока, выпьем содовой в комнате отдыха!

— С удовольствием, — ответила Нэнси. Су Линь привела ее в просторную, солнечную комнату, обставленную уютными кожаными диванами и креслами. Девушки купили в торговом автомате содовую и отыскали удобное местечко в углу. Вскоре разговор перешел на Нелсона Стоуна. Нэнси хотелось побольше узнать о его отношениях с Гербертом.

— Мне кажется, мистер Стоун очень уважает профессора как специалиста, — подумав, сказала Су Линь. — Он даже просил его сделать копию золотого коня. Но друзьями я их никак бы не назвала.

— А есть у Стоуна друзья? — спросила Нэнси. — Вы не замечали?

Су Линь пожала плечами.

— Пожалуй, он слишком часто наступает людям на любимую мозоль, чтобы обзавестись друзьями.

Нэнси кивнула, соглашаясь.

— Как я догадываюсь, он не из тех, кто купается в популярности. — Понизив голос, она добавила: — Послушайте, Су Линь. Стоун отказался от моих услуг в расследовании его дела. Но я, кажется, кое-что успела узнать… И возможно, это выведет нас на золотого коня. У меня пока только предположения, поэтому вдаваться в подробности я не могу. Но сейчас мне особенно нужна ваша помощь. Я хочу, чтобы в музее вы держали ухо востро и смотрели в оба. Подмечайте все мало-мальски необычное…

— Обязательно! — пообещала китаянка. — Я надеюсь, что вы сумеете найти золотого коня.

Нэнси попрощалась с Су Линь и попросила ее передать привет отцу. Затем направилась к кабинету профессора Герберта.

Нэнси вошла в приемную; секретарша, печатавшая на машинке, подняла голову.

— Могу я чем-нибудь помочь?

— Профессор Герберт у себя? — спросила Нэнси.

— Сейчас он разговаривает по телефону, — ответила секретарша, кивая в сторону приоткрытой двери в кабинет. — Садитесь, подождите немного.

Нэнси села в дубовое кресло, а секретарша вновь принялась барабанить на машинке. Через несколько минут она вдруг остановилась, что-то пробормотала и заменила в машинке ленту. Зазвонил телефон.

— Здравствуйте, это кабинет доктора… я хочу сказать, кабинет профессора Герберта, — ответила секретарша. — Он сейчас разговаривает по другому телефону. Вы подождете? — Она нажала кнопку на пульте, положила трубку на рычаг и повернулась к Нэнси. — Я здесь работаю первый день, — доверительно сообщила она.

Зазвонил внутренний телефон; секретарша вновь взяла трубку.

— О, профессор Герберт, по второму телефону к вам мистер Шарп. — Потом обратилась к Нэнси: — Он наверняка освободится через пару минут…

И она принялась печатать. Нэнси встала, подошла к окну. Через приоткрытую дверь до нее доносился голос профессора. Нэнси напрягла слух, пытаясь сквозь стрекотание машинки уловить суть разговора.

— Конечно, эта цена нас устраивает, — расслышала она. — Я поручу своему секретарю зафиксировать все подробности сделки с вашим клиентом. Уверен, он останется доволен. Как вам известно, это редчайшая вещь…

У Нэнси учащенно забилось сердце. Неужели профессор пытается продать копию золотого коня, сделанную Тоддом? Она хотела услышать еще что-нибудь, но резкий звонок телефона заглушил голос Герберта.

Нэнси снова села в кресло — и как раз вовремя. В проеме двери показался профессор Герберт с бумагами, которые он отдал секретарше. Заметив Нэнси, он широко улыбнулся.

— Кого я вижу! — сказал он, протягивая руку. — Какой приятный сюрприз!

Нэнси встала и пожала ему руку.

— Я была в студенческом городке и вот решила заглянуть к вам.

— Очень рад, очень рад, — повторял профессор, приглашая ее к себе. Кабинет представлял собой большую, обшитую деревянными панелями комнату, в которой стоял крепкий запах трубочного табака. Пол почти полностью был закрыт ярким ковром ручной работы, стены сплошь были уставлены книжными полками.

Профессор пригласил Нэнси сесть и сам опустился во вращающееся кресло за письменным столом.

— Извините за кавардак! — Он показал на поверхность стола. — Моя бывшая секретарша куда лучше следила за порядком… Однако расскажите же, как идут дела у юного детектива из Ривер-Хайтса? — спросил он, усмехаясь.

Нэнси поняла, что профессор Герберт не принимает ее всерьез. Что ж, надо попытаться сыграть на этом.

— Так себе, — сказала она. — За последнее время у меня не было никаких новых дел. По правде сказать, я подумываю, не записаться ли мне на курс антропологии здесь, в Уэстмуре?

Герберт откинулся на спинку кресла, задумчиво поглаживая эспаньолку.

— На мой взгляд, антропология — самая интересная наука, — изрек он наконец. — Я уже тридцать лет совершенно пленен ею… — Вдруг, подавшись вперед, он впился взглядом в ожерелье на шее Нэнси. — Должен вам сказать, это замечательная вещь, — проговорил он. — Знаете, согласно тибетским обычаям жених дарит такое ожерелье невесте на свадьбу. В медальон часто кладут амулеты, в некоторых случаях — драгоценные камни, скажем, рубины или бриллианты.

Нэнси притронулась к серебряному медальону.

— Как интересно!.. — сказала она.

— Меня все время мучает вопрос: что же там находится, в этом медальоне? — продолжал Герберт. — Су Линь каждый раз, когда об этом заходит речь, напускает на себя такой таинственный вид, что я почти уверен: там спрятано что-то очень ценное. Позвольте поинтересоваться: вы когда-нибудь заглядывали внутрь?

— Нет, — решительным тоном ответила Нэнси, надеясь положить конец расспросам. — Су Линь просила меня не делать этого. — С запозданием она поняла, что ее слова лишь разжигают его любопытство.

В этот момент в дверь постучали.

— Войдите, — крикнул профессор Герберт. Вошла секретарша и подала ему несколько отпечатанных страниц.

— Это документы по золотому коню, — пояснила она.

Герберт метнул на секретаршу свирепый взгляд, и подозрения Нэнси вспыхнули с новой силой. Неужели профессор и впрямь пытается продать копию золотого коня некоему мистеру Шарпу?..

— Пожалуй, мне пора, — объявила Нэнси, вставая. — Внизу меня ждет подруга.

— Заходите еще, буду рад, — сказал Герберт, тоже вставая и пожимая ей руку. — Сообщите, если надумаете заняться антропологией. Думаю, я смогу вам помочь.

Нэнси поблагодарила его и вышла, закрыв за собой дверь. Проходя мимо стола секретарши, она зацепилась взглядом за пишущую машинку. «Интересно, что в тех документах, которые только что отпечатала секретарша», — подумала Нэнси. Неужели профессор Герберт пытался выдать копию золотого коня за подлинник?

Следя одним глазом за дверью в кабинет, Нэнси нагнулась над столом, подняла крышку машинки, стремительно вынула катушку с лентой и сунула ее в сумку.

Потом она быстро обошла стол, открыла верхний ящик и стала искать новую катушку, чтобы поставить ее на место взятой. Вдруг она услышала шаги; ручка двери повернулась. Нэнси рывком задвинула ящик, выскочила в коридор и стремглав сбежала вниз по лестнице.

У подъезда Харрис-холла ее дожидалась Джорджи; она сидела на ступеньках, разморенная солнышком.

— Бежим! — бросила ей Нэнси. — Надо уносить ноги.

— Опять что-то натворила!.. — сонно проворчала Джорджи. — Неужто снова обрушила какие-нибудь полки?

— Брось, сейчас мне не до шуток!.. — крикнула Нэнси, пускаясь бегом к стоянке автомобилей. — Мне пришлось стащить кое-что, и я не успела замести следы…

Только вырулив с университетской автостоянки и немного отдышавшись, Нэнси рассказала подруге о том, что произошло.

— Похоже, ты добыла важную улику, — заметила Джорджи.

— Будем надеяться. — Нэнси крепче стиснула руль. — Мы узнаем больше, когда прочитаем ленту… Но сейчас меня больше всего беспокоит, что секретарша сразу обнаружит пропажу катушки; Такая досада! — огорченно воскликнула она. — У меня не было времени поставить другую!

Когда студгородок остался милях в двух позади, Нэнси взглянула в зеркало заднего вида.

— Видишь позади бежевую машину? — сказала она Джорджи. — Она идет следом за нами от самого университета.

Джорджи вытянула шею.

— Интересно, кто бы это мог быть?

В этот миг бежевую машину обогнал черный фургон с затемненными стеклами и, с ревом набирая скорость, поравнялся с ними.

— Берегись! — вскрикнула Джорджи, когда фургон, приблизившись вплотную, стал прижимать их к обочине. — Он пытается сбросить нас с шоссе!

Нэнси, судорожно вцепившись в руль, резко нажала на тормоза. Но фургон продолжал теснить их к обочине.

Несколько мгновений Нэнси отчаянно сопротивлялась, пытаясь удержать машину на шоссе. Но все ее усилия оказались напрасными. «Мустанг» съехал с полотна дороги и вот-вот должен был сверзиться вниз.