Прочитайте онлайн Тайна тибетского сокровища | СРОЧНЫЙ ВЫЗОВ

Читать книгу Тайна тибетского сокровища
4616+1160
  • Автор:
  • Перевёл: В. Воронин

СРОЧНЫЙ ВЫЗОВ

Нэнси Дру сбежала по лестнице в холл и успела на втором звонке схватить телефонную трубку.

— Привет, Бесс! — радостно воскликнула Нэнси. Ей должна была позвонить ее подруга Бесс Марвин: они собирались договориться о встрече в торговом центре.

Но в трубке раздался странный глухой голос.

— На проводе Пентагон. Позовите Нэнси Дру.

Нэнси улыбнулась.

— Брось, Джорджи Фейн. Я тебя узнала. Джорджи — еще одна ближайшая подруга Нэнси — фыркнула от смеха.

— Пожалуй, не стоило мне тебя так разыгрывать, — ответила она. — Вдруг и впрямь Пентагон попросит помощи у величайшего в мире детектива.

Нэнси рассмеялась.

— А я брошу трубку, думая, что это опять твои шуточки.

— Вообще-то я хотела спросить, не хочешь ли ты сыграть в теннис, — сказала Джорджи.

В этот момент в трубке раздался голос телефонистки:

— Вызывают мисс Нэнси Дру. Срочный вызов. Нэнси прикусила губу.

— Надо же! — Телефон у нее все утро был занят. — Я уже заканчиваю разговор, — заверила она телефонистку.

— На сей раз наверняка Пентагон, — съязвила Джорджи.

— Я перезвоню, — пообещала Нэнси. Она положила трубку, и телефон тотчас же затрезвонил.

— Нэнси Дру у телефона, — сказала она, заправляя за ухо прядь рыжеватых светлых волос.

— Мисс Дру! — раздался мужской голос. — Простите, что прервал вас… но у меня неотложное дело. Мне нужно как можно скорее с вами встретиться.

— Вы могли бы мне кратко объяснить, в чем дело? — спросила Нэнси.

— Да-да, конечно, — с запинкой проговорил незнакомец.

Нэнси вынула из сумочки карандаш и блокнотик.

— Начнем с того, что вы представитесь, — деловитым тоном сказала она.

Мужчина замялся, и Нэнси спросила себя: не боится ли он, что их подслушивают?

— Нелсон Стоун, — наконец ответил мужчина с ноткой гордости в голосе. — Я хранитель музея в Клинтон-парке. Ваш телефон дал мне один знакомый.

Память Нэнси лихорадочно заработала. Да-да, ее отец, Карсон Дру, говорил что-то такое… кажется, этот музей втянут в какой-то громкий судебный процесс… (Отец Нэнси, известный адвокат, пользовался в городе Ривер-Хайтсе большим уважением.) Потом Нэнси вспомнила еще: одна богатая женщина из высшего общества, Аманда Лейн, незадолго до смерти передала в дар музею свой особняк. Дарственную составлял мистер Дру, ее поверенный.

Однако широкий жест Аманды вызвал отчаянное сопротивление ее внучатой племянницы, Хиллари Лейн. Она считала, что особняк должен остаться в собственности семьи, и затеяла нескончаемую тяжбу.

— Это имеет какое-то отношение к Хиллари Лейн? — прямо спросила Нэнси. Она понимала, что, если это так, ей, прежде чем браться за дело, нужно будет посоветоваться с отцом.

— Может быть, — уклончиво ответил Нелсон Стоун. — А может, и нет.

— Если вы хотите, чтобы я помогла вам, — твердо сказала Нэнси, — вам придется отвечать мне более определенно.

Мистер Стоун вздохнул.

— Я только что получил письмо с угрозами. Мне кажется, моя жизнь в опасности.

— Где вы сейчас? — спросила Нэнси. Хранитель покашлял, потом неохотно ответил:

— В музее, в своем кабинете.

— Я буду у вас минут через пятьдесят, — сказала Нэнси, взглянув на часы. — Но если вы действительно уверены, что кто-то хочет убить вас, то почему не обратитесь в полицию?

Мистер Стоун опять глубоко вздохнул.

— Впутывать сюда полицию мне не хотелось бы. Все, что мне нужно в данный момент, — это частный детектив, который узнал бы, кем послано письмо. По правде сказать, мисс Дру, я в ужасе от всего этого… Но огласки я боюсь еще больше.

Нэнси заверила его, что она выезжает сейчас же. И, закончив разговор, с недоумением спросила себя: кому помешал скромный хранитель музея?.. Но как бы то ни было, человек этот, явно в панике.

Нэнси перезвонила Джорджи.

— Угадай, что это был за звонок? — сказала она. — Возможно, мне придется расследовать новое дело. Хочешь съездить со мной в музей Клинтон-парка? Я должна встретиться там с одним человеком.

— Ты что, шутишь? — воскликнула Джорджи. — Сегодня же идеальная погода для тенниса. Позвони и перенеси встречу на другой день.

— Боюсь, ничего не выйдет, — ответила Нэнси. — Этот человек, похоже, говорил вполне серьезно. Он уверен, что его собираются убить.

Джорджи помолчала.

— Да, причина довольно веская. Что ж, теннис придется отложить, — согласилась наконец она.

— Надо позвонить Бесс, — сказала Нэнси. — У нас назначена встреча в торговом центре.

— О, я уверена, моя кузина с радостью предпочтет встретиться с тобой там, где должно произойти убийство, — иронически заметила Джорджи. Они с Нэнси прекрасно знали, как Бесс не любит ввязываться в опасные приключения. — Но если ты ей не позвонишь, она, наверное, обидится.

Закончив разговор с Джорджи, Нэнси набрала номер Бесс. Какое счастье иметь таких подружек, как Бесс и Джорджи. Веселые, преданные, они всегда готовы помочь распутать какую-нибудь загадочную историю. Но во всем остальном кузины представляли собой полную противоположность друг другу. Бесс, миловидная блондинка, склонная к полноте, постоянно была озабочена новой диетой. Она обожала ходить по магазинам, все время жевала что-нибудь вкусненькое и много думала о мальчиках. У темноволосой Джорджи была стройная спортивная фигура. Бесстрашная и практичная, она часто сопровождала Нэнси в самых рискованных ее расследованиях…

Вопреки ожиданиям, Бесс сразу согласилась поехать вместе с Нэнси и Джорджи.

Нэнси побежала наверх, в свою комнату, и надела поверх тенниски с джинсами легкий желтый блейзер. Потом провела расческой по длинным волосам и сунула в сумку блокнот.

Спустя десять минут Нэнси на своем синем «мустанге» подкатила к месту, где ее поджидали Бесс и Джорджи, и они поехали в музей Клинтон-парка. Легкий ветерок овевал лица девушек.

— Знаете ли вы что-нибудь о человеке по имени Нелсон Стоун? — спросила Нэнси у подруг, когда машина остановилась у светофора.

— Да. Немного, — сказала Бесс с заднего сиденья. — Приятельница матери работает агентом по купле-продаже недвижимости, она сняла здесь для него дом. Он приехал в наши края всего месяца полтора назад, сразу после открытия музея.

— А в прошлый уик-энд, — подхватила Джорджи, — он был в нашем клубе. Я в паре с ним играла в теннис.

Нэнси обернулась к Джорджи.

— Какое у тебя о нем впечатление? Джорджи запустила пятерню в коротко постриженные темные волосы.

— Ну… подача у него отличная, — промолвила она. — А вот удар слева никуда не годится.

— Будет тебе дурачиться! — возмутилась Бесс. Зажегся зеленый свет, и Нэнси нажала на акселератор.

— Ладно, не буду, — рассмеялась Джорджи. — По правде говоря, мне показалось, что он слишком важничает.

— Вот-вот, мне тоже так показалось, когда я с ним говорила по телефону, — заметила Нэнси. Повернув направо, она въехала на территорию Клинтон-парка и повела машину по круто поднимающейся в гору дороге. Через несколько минут впереди показался музей.

— Ой, как красиво! — Бесс изумленно раскрыла глаза, разглядывая величественный особняк, окруженный большим ухоженным садом и аккуратно постриженными живыми изгородями.

— Да, ничего, — согласилась Джорджи.

Нэнси стало понятно, почему Хиллари Лейн так огорчилась, когда тетка передала особняк музею. По всей вероятности, Хиллари питала сентиментальную привязанность к этому великолепному зданию. Нэнси на малой скорости миновала главные ворота и съехала на длинную, посыпанную гравием подъездную аллею, ведущую к автостоянке. Здесь она припарковалась, и девушки выпорхнули из автомобиля.

Нэнси сунула в сумку ключи от машины и достала блокнот. Теперь все ее мысли были заняты предстоящей встречей.

— Знаю я, что значит этот сосредоточенный взгляд, — поддразнивала ее Джорджи, когда они втроем торопливо шагали в сторону музея. — Ты уже начала новое расследование.

— Начать-то легко, — улыбнулась Нэнси. — Трудности возникают потом.

— Ну надо же!.. — воскликнула вдруг Бесс. На глаза ей попалось объявление: «Музей Клинтон-парка закрыт. День школьных экскурсий».

— Называется — сходили в музей! — вздохнула Джорджи. — Нэнси, нам придется, наверно, подождать тебя тут.

— Слава Богу, хоть буфет есть, — оживилась Бесс, показывая на полосатый навес возле главного входа, где толпилась группа школьников. — И, похоже, открыт!

— А я-то думала, что ты на диете, — лукаво сказала Джорджи, округлив свои черные глаза.

— Да, сижу, — ответила Бесс с озорной улыбкой. — Называется: «малокалорийное питание прямо с прилавка»… В общем, я хочу мороженого, — заявила она. — Идите, я вас догоню.

Нэнси и Джорджи пошли по ухоженной территории музея, вдыхая восхитительный запах свежескошенной травы. В руках у мужчины, подстригавшего живую изгородь, весело щелкали садовые ножницы.

— Вот это да! — воскликнула Джорджи. — Посмотри-ка на эту русалочку.

Нэнси обернулась и недоуменно посмотрела на улыбающегося садовника, решив, что Джорджи шутит. Но затем увидела, что садовник, виртуозно работая ножницами, придает кусту изящную форму русалки.

— Как у вас красиво получается! — Она восторженно покачала головой.

Джорджи тем временем отошла в сторону, чтобы полюбоваться этим произведением паркового искусства с другой стороны.

— Удивительно! Просто невероятно! — доносились до Нэнси ее возгласы.

— Послушай, — позвала Нэнси, бросив взгляд на часы, — мне пора. Встретимся здесь, после того как я поговорю с мистером Стоуном. Ладно?

Через несколько минут Нэнси вошла в мраморный вестибюль. За столом сидел седовласый охранник. На прикрепленной к лацкану его формы бирке Нэнси прочла: Ральф Хейз. Охранник сообщил Нэнси, что сегодня музей открыт только для школьных экскурсий, но она объяснила: ее просил приехать сюда Нелсон Стоун.

Охранник изучающе вперил в нее синие слезящиеся глаза.

— Ага, — сказал он. — Значит, вы и есть мисс Дру? Распишитесь в книге посетителей. — С этими словами он пододвинул к ней большую книгу в кожаном переплете и подал шариковую ручку.

Расписываясь в книге, Нэнси с удивлением увидела строчкой выше имя Хиллари Лейн.

Подняв голову, она заметила направляющегося к ней мужчину в темно-синем, прекрасно отутюженном костюме, довольно важного на вид. Несколько мгновений она внимательно разглядывала его — все говорило об аккуратности и пунктуальности.

— Наверное, это он, — подумала Нэнси и двинулась ему навстречу.

— Мистер Стоун? — спросила она.

— Да, это я, — ответил он тем же нервным голосом с подчеркнуто правильной дикцией, который она часом раньше слышала по телефону. — Чем могу служить? — Затем он поднял густые брови. — Минуточку, минуточку, — сказал он. — Вы Нэнси Дру? Я представлял вас несколько…

— …старше, — с улыбкой закончила Нэнси. В свои восемнадцать лет она не удивлялась подобным замечаниям.

— Надо полагать, в таких делах возраст не имеет значения, — сказал хранитель музея, пожав плечами. — Как бы то ни было, у вас репутация прекрасного детектива. Насколько я знаю, вы раскрыли не одно запутанное дело.

— Мягко говоря, не одно, — ответила Нэнси, глядя прямо в глубоко посаженные карие глаза Нелсона Стоуна.

— Ну что ж, отлично…

И он повел Нэнси мимо витрин с вавилонскими вазами. Они миновали шумную стайку школьников, обступивших учительницу, которая что-то рассказывала им.

— Мы зайдем ко мне в кабинет, — сказал Стоун, — и я покажу вам то письмо.

Они вошли в египетский зал, вдоль стен которого стояли бронзовые статуи египетских фараонов.

— У вас очень интересная коллекция, — заметила Нэнси, когда они проходили мимо витрины с древнеегипетскими украшениями.

— Большинство экспонатов принадлежит другим музеям, они здесь временно, — пояснил мистер Стоун. — Но своим постоянным собранием мы тоже гордимся, — добавил он, когда они проходили под мраморной аркой в следующий зал. — Особенно — последним приобретением, золотым конем.

Солнечные лучи, падающие через разноцветные витражи окон, придавали тибетскому залу, куда они вошли, необычный, причудливый вид. В этом небольшом помещении были выставлены предметы древней буддийской материальной культуры. Взгляд Нэнси сразу же приковала к себе золотая статуэтка коня, помещенная под стеклом в самом центре комнаты.

— Ах, какое чудо! — воскликнула Нэнси, подходя поближе, чтобы полюбоваться золотым конем. Статуэтка, не более двенадцати дюймов высотой, была выполнена, как и прочие экспонаты в этом зале, из золота. Конь стоял, подняв голову, собравшись, как на старте; казалось, еще миг, и он выпрыгнет из витрины.

— К тому же он очень ценный, — сказал у нее за спиной Нелсон Стоун. — Музей приобрел этого коня совсем недавно за миллион с лишним долларов.

— Наверное, это очень старинная вещь, — тихо заметила Нэнси.

— Да, очень, — сказал хранитель музея, наклоняясь.

Нэнси во все глаза смотрела, как он сдвинул в сторону одну половицу и чем-то щелкнул.

— Я отключил сигнализацию, — объяснил мистер Стоун. Выпрямившись, он достал из кармана ключ, открыл витрину и осторожно вынул золотого коня.

— Чистое золото, — сказал он, передавая коня Нэнси.

Нэнси взяла статуэтку, мысленно поразившись, какая она тяжелая, и провела пальцами по искусно сделанной гриве, по крутому крупу, по украшенной рубинами уздечке. Каждый напрягшийся мускул коня, каждая прядка его хвоста были выполнены невероятно тщательно.

— Великолепная работа! — воскликнула Нэнси.

— Настоящее сокровище, — заметил мистер Стоун, принимая из рук Нэнси золотого коня. — Но пока он приносит мне одни неприятности.

— Что вы имеете в виду? — спросила Нэнси, глядя, как хранитель ставит коня обратно в витрину.

— Боюсь, что, купив эту вещь для музея, я кому-то перебежал дорогу, — ответил он, выходя с Нэнси в коридор. — Есть люди, которые хотели заполучить ее для своих частных коллекций. Но я заплатил больше. Попечители музея даже выразили неодобрение, что я истратил столько денег на один экспонат… Подробнее расскажу вам об этом позже, сначала прочтите письмо.

Повернув налево, мистер Стоун повел Нэнси по коридору. Бросив взгляд в полуоткрытую дверь какой-то комнаты, Нэнси заметила лежащую там на стуле красную сумочку.

— Сюда, мисс Дру, — пригласил Нелсон Стоун, и они вошли в его кабинет. Он закрыл дверь и сел за стол. — Садитесь, пожалуйста.

Усевшись в роскошное кожаное кресло, Нэнси стала разглядывать многочисленные антикварные вещицы, украшавшие кабинет. Хранитель вытащил из ящика стола сложенный вчетверо листок и вручил его девушке. Не успела Нэнси развернуть письмо, как Нелсон Стоун вдруг вскочил.

— Боже мой, я, кажется, не запер витрину… — пробормотал он, рысью направляясь к двери.

Нэнси пробежала глазами письмо, которое дал ей хранитель музея. Оно было напечатано на плотной мелованной бумаге, шрифт был почти слепой. «Тот, кто послал письмо, не потрудился даже сменить ленту в машинке», — подумала Нэнси.

В следующее мгновение Нэнси вздрогнула, услышав донесшийся из коридора душераздирающий вопль.

— Он пропал! — кричал Нелсон Стоун. — Золотого коня украли!