Прочитайте онлайн Тайна тёмной лошадки | Глава VI НОЧНЫЕ СТРАХИ

Читать книгу Тайна тёмной лошадки
346+1396
  • Автор:
  • Перевёл: Л. В. Садовская

Глава VI

НОЧНЫЕ СТРАХИ

Девочки готовились к празднику. — Как я выгляжу? — спросила Холли, повернувшись на каблуках в своем наряде мисс Марпл.

— Блеск! — мельком взглянула на нее Бе­линда, с трудом натягивая на себя старые брю­ки и драную рубашку, чтобы предстать перед гостями в образе огородного пугала.

Потом она вытащила из-под кровати ог­ромную, завернутую в газету репу. Еще днем она нарисовала на ней маркером жуткую рожу и воткнула несколько позаимствованных у Мелтдауна соломинок.

— Смотри, я уже заготовила запасную го­лову. Классная, да?

— Замечательная, — улыбнулась Холли. — А прическа — даже лучше, чем у тебя. Толь­ко зачем тебе запасная голова?

— Ты что, не знаешь? — уничтожающе посмотрела на нее Белинда. — У всех уважа­ющих себя пугал есть запасные головы. На случай, если собственная отвалится!

— О, прошу прощения. Должна сказать, запасная нравится мне даже больше, — не растерялась Холли.

— Ну, спасибо! — состроила оскорблен­ную мину Белинда.

Вошла Трейси. На ней были спортивные шорты, безупречно белые кроссовки и майка с номером, приколотым сзади и спереди. Она повернулась, демонстрируя бицепсы.

— Ну, как я выгляжу? Холли и Белинда хмыкнули.

— Все дело в том, — сказала Холли, — что ты похожа сама на себя!

— Ну и что! — с улыбкой ответила Трей­си. — Я, может, когда-нибудь стану знамени­той спортсменкой, кто знает?

Белинда закатила глаза.

— Кажется, только я буду в настоящем карнавальном костюме.

— Я бы не сказала, — засмеялась Холли, оглядывая ее рваную рубашку и брюки — они не слишком отличались от обычного наряда Белинды — линялого свитера и старых джин­сов.

— Интересно, кем нарядится Грант? Если, конечно, он придет, — улыбнулась Белин­да. — Ужасно хочется еще послушать о его Красотке.

— А про карточки мы ему скажем? — спросила Трейси.

— Я об этом думала, — сказала Холли. — По-моему, самое лучшее — вернуть их и про­следить за его реакцией.

— А знакомство с водителем грузовика? — спросила Трейси. — Будем прощупывать его на эту тему?

Холли задумалась.

— Если он отрицал это перед полицейски­ми, то ни за что не признается в этом нам.

— Можно только упомянуть об этом, как бы между прочим, и посмотреть, как он будет реагировать.

— Вечер получится невероятно увлека­тельным, не так ли, мисс Марпл?

— Возможно. Поживем — увидим, — фи­лософски ответила Холли.

Девочки спустились в кухню и обнаружи­ли на столе привезенную фирмой провизию. В центре красовался торт в честь Мелтдауна. По замыслу Белинды, он должен был иметь форму лошадиной подковы, но на самом деле больше напоминал толстое кольцо колбасы, покрытое слоем ярко-красной глазури.

— Это должно вдохновлять нас на победу в соревнованиях, — сказала Белинда, с гордос­тью глядя на торт. — Победителей всегда награждают красными розетками. Выглядит аппетитно, правда? — обернулась она к подру­гам.

— Он похож на красную колбасу! — по простоте душевной бухнула Трейси.

— Ну, спасибо! — Белинда ткнула паль­цем в торт, отщипнула кусочек глазури и, су­нув его в рот, причмокнула губами: — Все равно ужасно вкусно!

Первым из приглашенных пришел Курт. На нем был пушистый желтый костюм игру­шечного медвежонка с огромным красным в белый горошек галстуком-бабочкой. Подруж­ки закатились от смеха.

— Вид у тебя потрясающий! — чмокнула его Трейси в щеку.

Курт сдвинул назад медвежью маску и вы­тер взмокший лоб. Его светлые волосы топор­щились, как щетина.

— В этом одеянии, как в сауне! — пожало­вался он.

— Ничего, переживешь. Пойдем, помо­жешь мне подобрать музыку, — Трейси потя­нула его за рукав и утащила в гостиную.

Уже через полчаса дом был полон гостей, одетых в самые разные костюмы. В одном углу Бэтмен чинно беседовал с Золушкой, в дру­гом — Дракула, сидя на диване, оживленно болтал с Белоснежкой.

Последним прибыл Грант. Дверь открыла Холли.

— Привет! Я не слишком оригинален, — развел он руками. На нем был костюм для верховой езды, — но это единственное, что мне пришло в голову. Вы мне не дали време­ни на подготовку.

— Ничего, — вышла вперед Белинда, ото­двигая Холли в сторону. В одной руке она держала блюдо с закусками, в другой — за­пасную голову-репу. — Проходите и навали­вайтесь на еду. Мне ужасно хочется еще по­слушать про вашу лошадь.

Белинда провела Гранта на кухню. Холли пошла с ними.

— Интересно было бы взглянуть на Мелтдауна, раз уж я здесь, — Грант взял себе со­сиску, подрумяненную на шампуре. — Я не успел как следует разглядеть его в тот день из-за всей этой истории с Келли. Ты не про­тив, Белинда?

Белинда поставила тарелку на стол. Она никому не могла отказать в просьбе проде­монстрировать своего любимца.

— Конечно, — сказала она. — Пойдемте прямо сейчас. А потом я вас познакомлю с гостями. Кстати, я хотела спросить вас о Кел­ли, как она?

— С ней все в порядке, — ответил Грант. — Небольшое сотрясение мозга, но, к счастью, неопасное.

— Если вы не против, я тоже пойду, — сказала Холли. — Как вам нравится мой кос­тюм? — с улыбкой спросила она Гранта. Грант с интересом взглянул на нее.

— По-моему, этот пиджак я уже где-то ви­дел. Кажется, я отдал его для благотворитель­ной распродажи.

— Мы не сомневались, что вы его узнаете. Вот, держите, это ваше, — протянула ему Холли пачку карточек.

Краска залила лицо Гранта. Он выхватил листки из рук Холли. Его сузившиеся до тем­ных щелок глаза неприязненно впились в нее.

— Откуда это у тебя? — сухо спросил он.

— Они были в кармане вашего пиджака. Это что-нибудь важное? — Холли старалась изобразить невинное удивление.

Грант, казалось, уже овладел собой.

— Нет, пустяки, — он с некоторым сму­щением посмотрел на нее, потом скомкал кар­точки и бросил их в мусорный контейнер. — Ерунда, хотел попытать счастья на скачках, только и всего.

— Ничего себе — ерунда! — вырвалось у Трейси. — Там карточек на сотни фунтов.

Они с Куртом стояли в дверях, прислуши­ваясь к разговору.

Повернувшись к Трейси, Грант вновь залил­ся краской.

— Ты что, подсчитывала? — вскинул он темные брови.

Трейси немного покраснела.

— Ну… Вообще-то, да… Грант пожал плечами.

— Подумать только, сколько бы я выиг­рал, если бы эти лошади пришли первыми. Белинда, так ты собираешься показывать мне своего скакуна или нет? — резко сменил он тему.

— Мы тоже пойдем, — поспешила заявить Трейси.

Ей не хотелось пропустить самое интерес­ное.

Уже почти стемнело, когда они вышли из дома и направились к конюшне. Небо было затянуто плотными облаками, дул сильный ветер. Белинда включила во дворе фонари и, войдя в пустой денник, сняла с крючка за дверью ключ.

— Мы Мелтдауна на ночь запираем, — по­яснила она Гранту. — С таким красавцем лишняя предосторожность не помешает.

— Вы слышали о краже на ферме Сноудроп? — как бы между прочим спросила Хол­ли. — Там украли породистую лошадь. Ужас­но наглое преступление. Увели прямо из-под носа.

Но если Холли ожидала, что Грант выдаст себя, ее ждало разочарование. Он лишь пока­чал головой, бросив:

— Да, случается же такое.

— Отец на днях печатал об этом статью, — вставил Курт. — Похоже, полицейские так ничего и не нашли.

— Неужели? Интересно… — произнес Грант.

Когда они вошли в его денник, Мелтдаун тихонько заржал. Положив свою запасную голову на кормушку, Белинда бросилась об­нимать его.

— Он, и правда, великолепен, — Грант по­чесал коня за ушами.

— Не просто великолепен, — с гордостью оглядела Белинда своего скакуна. — Это луч­ший конь во всей вселенной!

Грант провел рукой по бокам лошади.

— И к тому же в отличной форме.

— Это точно, — подтвердила Белинда. — Ни одной лошади не перепадает столько неж­ного любящего внимания. Верно, малыш?

Мелтдаун ткнулся мордой ей в плечо.

— Лучше бы ты свои волосы так же расче­сывала, как его гриву, — заметила Трейси, поглаживая шелковистую шерсть Мелтдауна.

Грант вышел из конюшни и оглядел двор. Он сунул голову в пустой денник, где храни­лись запасы сена для Мелтдауна.

— Хорошо у вас здесь все устроено, Белин­да. А у кого-нибудь из твоих родителей есть лошадь?

Белинда, фыркнув, посмотрела на Холли. — Ты можешь представить себе мою маму верхом на лошади?

— Ну, что ты — она бы испортила себе прическу! — пошутила Холли.

Напоследок Белинда еще раз погладила Мелтдауна, потом заперла дверь денника и повесила ключ на прежнее место.

— Пойдемте. Надо вернуться, пока там все не слопали!

Они пошли по усыпанной гравием дорож­ке, пересекающей из конца в конец огромный сад Хейесов.

Вечеринка была в самом разгаре. В гости­ной танцевали пары. Парень в костюме рим­ского императора, облокотясь на подоконник, цедил из банки колу. Мэри Поппинс со своим зонтиком сидела на ступеньках, болтая с Ро­бином Гудом.

— Праздник великолепный, — Робин Гуд снял перед Белиндой шляпу.

— А из еды что-нибудь осталось? — осве­домилась вечно голодная Белинда.

— Полно, — ответила Мэри Поппинс. — Но, кажется, никто не решается приступить к торту.

— Что ж, мы можем взять это на себя, — Белинда увела Гранта на кухню, где на столе красовался чудо-торт. — Я его сама испек­ла! — похвасталась она.

К полуночи, когда все разошлись, Белинда устало бухнулась на диван. Трейси уже убра­ла со стола и теперь устанавливала тарелки в посудомоечную машину. Даже протанцевав без остановки весь вечер, она была полна энергии.

Белинда зевнула.

— А Грант тот еще тип. Как он себя повел, когда ты показала ему карточки!

— Похоже, раскалываться он не собирал­ся, — поддержала ее Трейси, входя в комнату.

— Да, не собирался, но вы видели, как он покраснел? — заметила Холли. — Он, конеч­но, быстро пришел в себя, но сначала здорово растерялся.

— Зато, когда мы заговорили об украден­ной лошади, он не растерялся нисколечко! — сказала Белинда. — Такого голыми руками не возьмешь!

— Может быть, у него в этом большой опыт? — сказала Трейси.

— В каком смысле? — не поняла Холли.

— Ну, в том смысле, что, если ему прихо­дится скрывать свои поступки от мамочки, он должен хорошо уметь врать. Да и Фрэн тоже. Моя мама, например, всегда замечает, если я говорю неправду.

— Моя тоже, — вставила Белинда. — К со­жалению.

— Итак, к чему мы пришли? — спросила Холли.

— Почти к тому же, с чего начали, — сказала Белинда и опять зевнула. — Давай­те наши следующие шаги обсудим завтра, ладно? Я уже с ног валюсь, — она, спотыка­ясь, побрела к лестнице. — Спокойной ночи вам обеим.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Холли заснула. Ветер завывал вокруг дома, свистел на карнизах крыши, а в голове у нее все еще звучала музыка. Наконец ей уда­лось задремать, но через несколько часов она внезапно проснулась — снаружи до нее донес­ся какой-то звук.

Что это было? Хлопнула дверь? Ветка стук­нула по крыше гаража?

Холли лежала неподвижно, боясь вздох­нуть. Сердце бешено стучало у нее в груди. Немудрено, что в такую грозовую ночь ей ме­рещатся всякие ужасы.

Дождь все так же стучал по крыше. Она пыталась представить себе, что это был за звук, разбудивший ее. Да и был ли вообще этот звук или ей померещилось?

Холли почувствовала, что она должна это выяснить. Соскользнув с кровати, она на цы­почках подошла к окну. Сад представлял со­бой скопище пляшущих теней. Ветром снесло часть забора. Может, этот шум заставил ее проснуться?

В этот момент из-за туч появилась луна, и у Холли перехватило дыхание. Во дворе пе­ред конюшней действительно кто-то был. Она видела, как мелькнула чья-то темная фигура, и душа ее ушла в пятки. Кто там крадется к конюшне среди ночи?

Она решила пойти и выяснить это.

Поспешно накинув халат и сунув ноги в шлепанцы, она неслышно прошла к комна­там Трейси и Белинды. Обе крепко спали. Жаль было будить их, а вдруг все это ей толь­ко померещилось? К тому же Белинду не так-то легко поднять, для этого пришлось бы орать на весь дом. Нет, из этого ничего, не выйдет, лучше уж пойти одной.

Схватив на кухне фонарик, Холли вы­скользнула из дома. Дождь уже прекратился. Она побежала через сад. Ветки кустов и дере­вьев, казалось, нарочно хватали ее за одежду. Хоровод мелькающих теней стал еще быстрее.

Холли уже жалела, что не осталась в доме, в своей теплой постели. Это же сумасшествие — лезть в эту кромешную тьму, чтобы гоняться за чем-то или за кем-то, существующим, воз­можно, только в ее воображении.

Добравшись до конюшни, она посветила фонариком на денник Мелтдауна. Дверь была плотно закрыта. Но дверь соседнего — сво­бодного — денника болталась на ветру. Хол­ли облегченно вздохнула. Вот, наверное, что она видела из окна — Белинда как следует не закрыла дверь.

Она подошла к конюшне, намереваясь за­крыть распахнутую дверь. Вдруг ее фонарик погас. Она тряхнула его, постучала им по ко­лену, но лампочка не зажигалась. И тут — о, ужас! — она услышала сзади себя шаги. Прежде чем она успела обернуться, кто-то с силой толкнул ее в спину.

Вскрикнув, Холли повалилась вперед и влетела в открытую дверь денника конюшни. Фонарик отлетел в сторону. Она упала лицом вниз на кипу прессованной соломы.

Уже через мгновение Холли вскочила на ноги, но было поздно — дверь денника за­хлопнулась за ней. Она услышала, как кто-то быстро задвинул засов, потом раздались убе­гающие шаги.

Холли оказалась в западне!