Прочитайте онлайн Тайна тёмной лошадки | Глава XIII СВЕТ В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ

Читать книгу Тайна тёмной лошадки
346+1393
  • Автор:
  • Перевёл: Л. В. Садовская

Глава XIII

СВЕТ В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ

Откинув волосы с лица, Холли со стоном села. Потом, пошатываясь, встала на ноги. Ей было трудно дышать, и все тело болело, а на руках крово­точили ссадины.

Где же она оказалась? Темно, хоть глаз выколи. Нет, тоненький лучик света все же пробивал сквозь дыру, в которую она прова­лилась. Высоко над головой даже был виден кусочек неба. Но стены провала были совер­шенно отвесные.

«Нет, тем же путем мне обратно не вы­браться», — подумала она мрачно.

Когда глаза привыкли к темноте, Холли увидела, что находится в каком-то тоннеле. Впереди она заметила слабый проблеск света. Если ей повезет, там может оказаться путь к спасению.

Холли начала ощупью пробираться по тон­нелю. Дорогу преграждали упавшие камни, а в конце, почти до потолка, возвышалась гру­да булыжников. Свет пробивался через узкий зазор с одной ее стороны.

У Холли заныло сердце. Она должна вы­браться отсюда. Трейси и Белинда, наверное, уже с ума сходят от волнения. Если закричать, может быть, они услышат?

— Трейси! — крикнула Холли изо всех сил. — Белинда! — ее голос пролетел по тон­нелю и гулким эхом вернулся обратно.

Она стояла, затаив дыхание.

— Трейси! Белинда! — крикнула она опять.

«А если меня никогда не найдут, — мельк­нула паническая мысль. — Если я навсегда останусь замурованной в этом подземелье!» Ос­тается только одно — попытаться разобрать завал или хотя бы расширить зазор, чтобы можно было через него проползти.

Она принялась оттаскивать камни в сторо­ну, не замечая боли в пораненных ладонях. Обливаясь потом, она один за другим подни­мала и переносила тяжелые валуны, пока не образовался достаточно широкий лаз. Головой вперед Холли протиснулась в него. Пыхтя от напряжения, она попробовала пролезть впе­ред. Но что это? «Вперед» не получается. Она застряла!

— Нет! Нет! — выдохнула она. Извиваясь всем телом, Холли сделала глубокий вдох и последним сильным рывком на­конец выбралась наружу. Обессиленная, тя­жело дыша, она несколько мгновений лежала на земле, потом поднялась на ноги и огляде­лась.

В некотором удалении от нее располагался вход в тоннель. Сквозь него пробивался свет. Слава богу! Холли рванулась туда. И чуть не упала, споткнувшись обо что-то твердое. Это оказалась железная узкоколейка, проложен­ная вдоль всего тоннеля. Рядом стояла пере­вернутая железная тачка, за ней — пара ло­пат и кирка.

И тут ее осенило — она поняла, куда по­пала. Это же старая шахта! Теперь понятно, почему шофер автобуса сказал, что ферма провалилась. Неудивительно, что она сама упала в эту яму. По-видимому, здесь образо­вались провалы, и семейству Пирсов пришлось переехать.

Она торопливо пошла вперед вдоль узко­колейки и, наконец, увидела долгожданный дневной свет. Холли вдохнула полной гру­дью. Но где же ее подруги?

— Белинда! Трейси! Где вы?

Их нигде не было видно.

Около входа в тоннель кто-то приделал самодельную дверь из гофрированного желе­за. Можно было предположить, что когда-то

здесь было два тоннеля. Рядом, перед входом, валялись инструменты — кирка, лом и не­сколько лопат.

И вдруг за дверью Холли услышала тихое ржание и удары копыт о землю. Она загляну­ла в щель, образовавшуюся рядом с дверны­ми петлями.

Там стояли две лошади. Одна — серая ко­была. Холли видела, как ее заводили в фур­гон в тот день на ферме Сноудроп. А вторым был Мелтдаун! От волнения сердце Холли го­тово было выпрыгнуть из груди. Ей хотелось кричать от радости.

— Белинда, Трейси, я их нашла! — с вос­торженными воплями Холли выбежала на се­редину двора, ожидая, что подруги появятся из одного из сараев. Когда же этого не произо­шло, она бегом вернулась к лошадям.

— Не волнуйся, Мелтдаун! — крикнула она через дверь. — Скоро мы тебя освободим.

Холли опять посмотрела в щель, и только тут заметила, что кто-то положил лошадям свежего сена и они жадно жуют его. Холли ахнула. Кто-то недавно побывал здесь, может быть, даже в тот момент, когда она на ощупь выбиралась из тоннеля.

Она увидела свежие следы шин на земле у ворот. Их не было, когда они втроем подошли к ферме. Холли резко обернулась.

— Белинда! Трейси! Где же вы?

Ферма выглядела пустынной, как город призраков. Уж не ушли ли они домой без нее? Или… Холли остолбенела. Неужели приехал Джек Пирс и обнаружил Белинду и Трейси?

Холли сложила ладони рупором и снова стала звать подруг.

Наконец Белинда и Трейси вышли из-за старого дома. В волосах Белинды торчали клочки сена, а Трейси выглядела так, словно ее протащили сквозь живую изгородь.

Подруги удивленно смотрели друг на друга.

— Холли! — схватилась за голову Белин­да, глядя на ее порванные джинсы, исцара­панные руки и испачканное грязью лицо. — Где ты пропадала? Мы тебя звали, орали, как сумасшедшие!

— Я провалилась в яму! А что случилось с вами? Я тоже вас звала!

— Нас заперли в туалете! — хором объяви­ли Трейси и Белинда.

Девочки рассмеялись. Когда же они вновь стали серьезными, Белинда рассказала, как Джек Пирс перехитрил их.

— Мы думали, что ты все это видела и при­дешь нам на помощь, — сказала Трейси. — И очень испугались, когда ты так и не появи­лась.

— А я уж было подумала, что вы ушли без меня!

— Как такое могло прийти тебе в голо­ву! — возмутилась Белинда.

— Ладно, — сказала Холли. — Но есть и хорошая новость — я нашла Мелтдауна!

Лицо Белинды озарилось счастьем. — Где?!

— Пойдем, я тебе покажу.

И Холли повела их к тоннелю, где томи­лись пленники — Мелтдаун и серая кобыла.

— Нам надо их выпустить оттуда, — с со­мнением посмотрев на тяжелый висячий за­мок на двери, Белинда подергала его. — Мелт­даун, малыш, я выпущу тебя!.. Но, честно го­воря, не знаю, как это сделать.

Они оглянулись, ища что-нибудь, чем мож­но было бы сбить замок. Трейси взяла лом, но даже после нескольких ударов замок остался на месте.

— Дай, я попробую, — сказала Белинда, но и у нее ничего не получилось. Она была го­това расплакаться.

— Столько страданий, и все напрасно — мы не можем выпустить его!

— У меня идея! — Холли побежала за кир­кой, которую видела у входа в тоннель.

— Правильно! Этим получится! — воспря­ла духом Белинда.

Холли размахнулась и с лязгом опустила свое орудие на замок. Он дрогнул, но не сло­мался.

— Ну-ка, дай я! — Трейси взяла у нее кирку.

Высоко взмахнув, она со всей силы удари­ла ею по замку. Он качнулся, но все же остал­ся на месте.

— Нет, не выходит, — тяжело дыша, про­говорила она. — Так его не сбить.

— Тогда остается только одно, — сказала Холли. — Бежать за помощью.

— Ну нет, я Мелтдауна ни за что не остав­лю, — упрямо замотала головой Белинда.

Холли взяла ее за локоть.

— Послушай, Белинда. Здесь ему ничто не угрожает. Ничего страшного не случится, если ты оставишь его ненадолго.

— Но Джек Пирс может отправить его куда угодно, — причитала Белинда.

Ее глаза вновь наполнились слезами. Холли покачала головой.

— Нет, он ведь решил украсть еще одну лошадь, помнишь? Пока он не собирается уво­зить отсюда Мелтдауна.

— Ну, ладно, — неохотно согласилась Бе­линда. — По крайней мере, у нас теперь есть достаточно улик, чтобы засадить Пирса за ре­шетку.

— Ты уверена? — с сомнением посмотрела на нее Трейси. — Пирс может отрицать, что это он привез сюда Мелтдауна. То, что лоша­ди оказались на его ферме, еще не значит, что он сам украл их, верно? Он может сказать, что кто-то спрятал их здесь без его ведома.

— Не мудри, это совершенно очевидно, — возразила Белинда.

— И все же полицейским придется это до­казать, — Холли сдвинула брови. — Нам нужно добиться, чтобы Пирс сам признался в краже.

— Размечталась, — хмыкнула Белинда.

— Мы должны перехитрить его, — сказа­ла Холли. — Нужно подстроить так, чтобы он сам все рассказал и чтобы полицейские могли это слышать.

— Каким же это образом мы сможем так сделать?

Холли прикусила губу.

— Надо устроить Джеку Пирсу встречу с Грантом.

— Правильно, тогда, может быть, нам удастся заставить их что-то выболтать, — про­должила Трейси.

Белинда задумалась.

— Мы знаем, что Грант собирается пойти на соревнования по конкуру. Можно попробо­вать заманить туда Пирса, — сказала она.

— Отлично! — одобрила план Холли.

Ее мысли мчались, обгоняя друг друга. Она вспомнила, как печально было лицо Фрэн, когда та рассказывала ей, что Грант попал в какую-то неприятную историю. Может быть, она даже раскаивается в том, что сказала об этом Джеку Пирсу? Фрэн сама .жаловалась на свой болтливый язык. Может быть, сейчас она поймет, что это ее последний шанс исправить свою ошибку.

— Я вот что подумала: а если обратиться к Фрэн, может, она поможет нам?

— Фрэн? — воскликнула Белинда. — Но мы же с самого начала решили, что это имен­но она рассказала Джеку про долги Гранта.

— Так и есть, но мне кажется, что теперь она жалеет об этом, и ее отношения с Пирсом не так уж безоблачны. Я думаю, мне надо по­говорить с ней. А если она откажется нам по­мочь, тогда будем думать о чем-то еще.

К тому моменту, когда они вернулись в Виллоу-Дейл к Белинде, план действий был пол­ностью готов, и они решили приступить к его выполнению немедленно.

— Сегодня вечером я позвоню Фрэн из дома, — сказала Холли, когда ее отец заехал за ней на машине. — Утром встретимся в кафе «У Энн», и я расскажу вам, что из этого вышло.

— Идет, — сказала Белинда. — Если она согласится нам помочь, я позвоню миссис Мейлэм, скажу, что мы нашли ее лошадь, и тоже попрошу о помощи.

— А потом нам стоит наведаться к сержанту Хэдкрофт, — добавила Трейси. — Надеюсь, она примет наш план. А если нет… — Трейси закусила губу. — Если нет, то я просто не знаю, что будет со стариной Мелтдауном.

На следующее утро Холли, страшно взвол­нованная, спешила в кафе «У Энн».

Трейси уже ждала ее там. Она была с Кур­том — случайно встретила его по дороге. Курт, как всегда, рассуждал о технике при­емов в крикете. Трейси рассеянно слушала. Она не могла думать ни о чем другом, кроме предстоящей операции.

На двери звякнул колокольчик, и вошла Холли. Она взяла себе стакан кока-колы и села за столик рядом с Трейси.

— Извините, мне надо бежать, — поднял­ся Курт. — Завтра я должен быть на этих конных соревнованиях по конкуру: отец по­просил сделать несколько снимков, и мне надо запастись пленкой. Белинда ведь тоже будет принимать в них участие, правда?

— Не знаю. Может, ей захочется просто посмотреть, — пожала плечами Трейси.

Курт на прощание чмокнул ее в щеку.

— Ну ладно, если пойдешь, увидимся там.

Холли облегченно вздохнула: значит, Трей­си ничего не сказала Курту об их планах. Чем меньше людей будет знать о них, тем лучше.

Когда он ушел, Трейси, подавшись вперед, нетерпеливо спросила:

— Ну что? Как ты поговорила с Фрэн?

— Отлично поговорила! Мы встречаемся с ней здесь, в кафе, в одиннадцать часов.

Глаза Трейси засияли:

— Молодец! Расскажи, как все было.

— Я сказала, что нам нужна ее помощь и что это также может помочь Гранту.

— Помочь Гранту? — Трейси допила через соломинку остатки своего молочного коктейля.

— Да, именно так. Совершенно ясно, что Грант знает о краже лошадей, хоть и отказал­ся принимать в ней участие. Но его могут об­винить в утаивании информации, а если бу­дет доказано, что Пирс угрожал ему, обвине­ние против Гранта выдвигаться не будет.

— Да, пожалуй, так, — кивнула Трей­си. — Но это не помешает букмекеру пота­щить его в суд, так ведь?

— Наверное, ты права, но с этим Гранту придется разбираться самому. А нам нужно только вернуть лошадь Белинды и засадить вора в тюрьму.

Опять звякнул колокольчик, и вошла Белинда. Усевшись за столик, она заказала себе двойную порцию пломбира. Дырка на рукаве ее свитера была кое-как зашита черными нит­ками.

— Будем считать, что сейчас так модно, — сказала Белинда, перехватив удивленный взгляд подруг. — У меня дома, конечно, пол­ный шкаф всякого барахла, но этот свитер мне нравится больше всего.

Холли и Трейси застонали, но выражение лица Белинды, когда официантка поставила перед ней мороженое, их насторожило, и они решили воздержаться от шуточек. Белинда долго смотрела на огромную порцию пломби­ра, потом взяла ложечку и молча стала вер­теть ее в руке.

— Что с тобой, Белинда? — спросила Холли. — Неужели не хочется?

— Ничего подобного. Просто я вспомнила, как этот негодяй Пирс назвал меня толсту­хой, — она вопросительно посмотрела на под­руг. — Как вы думаете, может, мне надо сесть на диету?

— Ну, это ты сама решай, — засмеялась Трейси.

Белинда с тоской посмотрела на вазочку с мороженым, политым шоколадным сиропом и посыпанным орехами, потом улыбнулась и вонзила в него ложечку.

— А-а, ладно — сяду на диету завтра.

Пока она уплетала пломбир, Холли рас­сказала ей, что Фрэн согласилась встретиться с ними.

— А ты связалась с Дженни Мейлэм?

— Угу, — подтвердила Белинда, облизы­вая ложечку. — Она ужасно обрадовалась, что мы нашли ее лошадь, и считает, что наш план одолжить у нее Родди гениален. Она за­едет за мной завтра утром.

— Молодец! — похвалила подругу Хол­ли. — Теперь осталось только убедить Фрэн помочь нам.

В этот момент в кафе вошла Фрэн. Вид у нее был довольно растерянный. Вскочив, Хол­ли бросилась к двери и подвела Фрэн к их сто­лику.

— Это мои подруги Трейси и Белинда, — сказала она.

Фрэн села, сняла с головы шарф. — Добрый день, — довольно сухо поздоро­валась она.

— Принести для вас чего-нибудь? — пред­ложила Трейси.

— Нет, спасибо, — покачала головой

Фрэн. — Лучше скажите, о чем вы хотели со мной поговорить?

И Холли рассказала ей обо всем.

— …А когда мы увидели вас на рынке с Джеком Пирсом, то поняли, что вы его знае­те, — закончила она.

То, что произошло дальше, девочки никак не ожидали — Фрэн расплакалась. Порыв­шись в сумочке, она достала носовой платок и поднесла его к глазам. Холли положила руку ей на плечо.

— Извините, — проговорила она. — Мне очень жаль, что я вас огорчила.

Вытирая слезы, Фрэн покачала головой.

— Я сделала большую глупость, — всхлип­нула она. — Мне ни за что не следовало свя­зываться с Джеком Пирсом.

Фрэн смотрела на подруг заплаканными глазами.

— Мы познакомились, когда он привез сено для лошади Гранта, — успокоившись, про­должила она. — Я подумала, какой славный, приятный человек, и пригласила его на чаш­ку кофе. Мы разговорились.

Девочки насторожились.

— А как он узнал о финансовых пробле­мах Гранта? — спросила Трейси.

— Я ему рассказала, — с сожалением при­зналась Фрэн. — Это произошло в тот день, когда Грант получил повестку в суд из-за не­уплаты долгов. Я тогда так разволновалась, что мне было просто необходимо с кем-то по­делиться. Если бы это просочилось в газеты, я уверена, Гранту пришлось бы навсегда за­быть об олимпийской команде. А, главное, мама этого не пережила бы!

— Вы знали, что это Джек Пирс украл ло­шадей? — мягко спросила Холли.

Шмыгнув носом, Фрэн кивнула.

— Да, Джек говорил мне, что пытался втя­нуть в это Гранта, но тот отказался. Тогда Джек пригрозил, в случае если мы сообщим в полицию, рассказать маме о том, что Гранту грозит суд.

Холли сочувственно погладила Фрэн по плечу.

— Послушайте, Фрэн, — сказала она, — если вы поможете нам уговорить Джека пойти завтра на соревнования по конкуру и наш план сработает, то полиция узнает, что он шантажировал Гранта.

Фрэн сидела, кусая губы.

— Хорошо, — сказала она после недолгих раздумий. — Я помогу вам. Я очень жалею, что сказала Джеку про Гранта. И, что самое глупое, я тогда уже решила, как смогу по­мочь брату. Я собиралась продать часть своих драгоценностей, которые оставил мне отец.

Этих денег с лихвой хватило бы на уплату долгов букмекеру, и дело не дошло бы до суда. Но Джек Пирс уговорил меня не делать это­го, — с горечью добавила она. — На меня, на­верное, какое-то затмение нашло — совсем не соображала, что делаю!

— Если полицейские проявят сочувствие к Гранту, может быть, ваша мама так ничего и не узнает, — сказала Трейси. Ей было искрен­не жаль девушку.

— Ох, хотелось бы надеяться, — лицо Фрэн немного просветлело. — Я раньше оби­жалась на Гранта за то, что ему так всегда везет. Мне казалось, это несправедливо — по­чему все только ему? Хотя я ведь по собствен­ной воле отказалась от своих планов на буду­щее, чтобы ухаживать за мамой. Никто меня к этому не принуждал, — Фрэн вздохнула. — Наверное, Джек увлек меня. Он умеет быть обаятельным, когда захочет. Мне казалось, мы оба одиноки и у нас так много общего.

— Все мы, бывает, ошибаемся, — мягко проговорила Холли.

— Да, — слабо улыбнулась Фрэн. Посмот­рев на свои часы, она поспешно встала. — Мне надо идти, а то мама начнет нервничать. Она всегда переживает, если я надолго ухожу. Я сделаю так, чтобы Джек пришел завтра на со­ревнования, можете на меня рассчитывать.

Накинув на голову шарф, она вышла.

— Ну вот! — сказала Холли, поблескивая глазами. — Пока что все идет, как надо, А те­перь я иду в участок — к сержанту Хэдкрофт. А вы обе держите скрещенными пальцы. Мо­жет быть, сегодня нам улыбнется удача!