Прочитайте онлайн Тайна старинного талисмана | Глава IV ГЕРЦОГ ОЛИВЕР

Читать книгу Тайна старинного талисмана
346+602
  • Автор:
  • Перевёл: Елена Токарева

Глава IV ГЕРЦОГ ОЛИВЕР

— Взять этих мальчишек! — кричал Тони Блейк. Длинные полы пальто хлопали по его ногам. Он мчался к скверу навстречу Холли и остальным.

— Мистер Блейк! — завопила Холли, пытаясь перекричать громкий собачий лай. — Это мы! Это я! Холли Адамс!

Тони Блейк остановился, тяжело дыша, и озадаченно уставился на Холли.

— Эти мальчишки, — проговорил он, едва переводя дыхание, и указал на Джейми и Филиппа, которые испуганно выглядывали из-за ограды. — Они хотели вломиться в мой фургон. — Он впился в Джейми горящими глазами, но постепенно гнев исчез: кажется, он наконец узнал Холли и ее брата.

— Ничего подобного! — защищался Джейми. — Мы ничего не делали.

— Придержите вашу собаку, — потребовала Белинда. — Нельзя спускать таких опасных животных с поводка.

Тони Блейк схватил овчарку за ошейник.

— Лютер! Сидеть! Тихо, тихо, малыш, успокойся. — Пес перестал лаять, поднял голову и, свесив набок длинный розовый язык, преданно посмотрел на хозяина.

— Вы что, спустили этого пса на моего брата? — сердито спросила Холли.

— Нет, что вы, — отпирался Тони Блейк.

— Спустил, спустил! — приободрившись, воскликнул Джейми. — Он кричал: «Взять их!» Тони Блейк в замешательстве отвел глаза.

— Откуда мне было знать, кто они такие? — оправдывался он. — Я думал, это пара воришек. — Он потрепал пса по лоснящемуся боку. — Лютер бы их не покусал. Я просто хотел их припугнуть. — Губы Тони Блейка скривились в жалкой улыбке. — Нельзя же винить меня за то, что я защищал свою собственность. — Он умоляюще взглянул на Холли. — Ваш брат и его приятель застали меня врасплох. — Он перевел взгляд на мальчиков. — И чего вам вздумалось шастать вокруг моего фургона? — вздохнул он. — Ничего удивительного, что я неправильно вас понял.

— Мы только смотрели, — упрямо твердил Джейми.

— Смотрели, конечно, смотрели. — Тони Блейк пытался говорить дружелюбно, но это получалось у него не очень убедительно. — Теперь, когда я узнал вас, я все понял. — Он вытащил из кармана поводок и пристегнул его к собачьему ошейнику. — Видите, — проговорил он, — ничего страшного не случилось. Ну, мне пора, — кивнул он на прощание. — Всего доброго.

Мужчина оттащил собаку от изгороди и торопливо зашагал прочь. Вскоре он исчез за углом.

— Вид у него какой-то неухоженный, — проговорила Трейси. — Заметили, какое у него пальто? Как будто он в нем спал.

— А он и правда в нем спал! — подтвердил Джейми. — Скажи, Филипп!

Филипп кивнул.

— Знаете, похоже, он крепко спал в своем фургоне, — сказал он. — Мне кажется, он провел там всю ночь.

— Но вас-то туда какая нелегкая принесла? — спросила Холли.

Джейми довольно ухмыльнулся.

— Получили нашу записку в магазине? — осведомился он.

— Да, — вздохнула Холли, — получили, но не пытайся переменить тему разговора. Я хочу знать, с какой стати этот тип натравил на вас собаку.

— Я опознал его фургон, — пояснил Джейми. — Он стоит вон там, в переулке. — Мальчик указал в ту самую сторону, где Белинда видела трактир с загадочной вывеской. — Мы отправились на расследование. Я не думал, что он сидит в фургоне.

— Расследование? — переспросила Трейси. — Что же вы собирались расследовать?

Джейми смерил ее снисходительным взглядом.

— Так мы вам все и рассказали, — хмыкнул он. — Сами догадайтесь.

Холли железной рукой схватила брата за шиворот.

— Видишь эту ограду? — произнесла она. — Выкладывай, что вы затеяли, а не то я просуну твою голову между прутьями, и будешь сидеть, пока тебя не спасет пожарная команда. Уловил?

Джейми встревоженно взглянул на сестру.

— Какая-то ты агрессивная стала, Холли, — пропыхтел он. — Это потому, что ты проиграла гонки за талисманом? Ладно, пусти, тогда расскажу, Холли отпустила брата.

— Это все из-за того клочка бумаги, — пояснил Джейми. — Ну, того, на котором я написал все, что мы знаем про талисман.

— И что же с ним произошло? — сурово спросила Холли.

— Ты же не брала его из корзины, верно? — стал объяснять Джейми. — И я не брал. Но кто-то ведь его взял, не мог же он сам убежать. А единственным, кто знал об этом листке, был этот тип, Тони Блейк.

— Но зачем ему нужна эта бумажка? — спросила Холли. — С чего ты взял, что его заинтересует подобная чушь?

— Потому что он слышал от меня, что талисман стоит кучу денег, — пояснил Джейми. — Болтался вокруг кухни и подслушивал.

— Полная чушь, — отвергла его мысль Холли.

— Может быть, и чушь, но тогда куда делась бумажка? — спросил Джейми. — Он, наверно, вычислил, где находится магазин Гилкриста, точно так же, как и мы с Филиппом. Вот почему мы заглянули в фургон. Посмотреть, там ли наш листок. Мы же не знали, что он спит внутри машины.

Холли расхохоталась.

— А я-то думала, что только у меня больное воображение, — призналась она и покачала головой. — Джейми, ты рехнулся. Никогда в жизни, — добавила она, — никогда за миллион лет нормальному человеку вроде Тони Блейка не придет в голову бросаться в погоню за ветром в поле на основе твоих каракулей. Думаешь, ему больше делать нечего, кроме как терять время на поиски неизвестно чего?

— Не знаю, — пожала плечами Трейси. — Странно это все…

Холли метнула на нее яростный взгляд.

— По-моему, вам с Филиппом пора домой, — заявила она. — Или мне лучше позвонить папе и рассказать, что вы затеяли?

— Ты просто хочешь помешать нам искать талисман, — запротестовал Джейми. — Это нечестно!

— Забудь про талисман, — приказала Холли. — Ты все равно никогда бы его не нашел.

— Это ты так думаешь, — продолжал спорить Джейми. — У Филиппа дома есть книга о герцогах, графах и баронах, которые жили в Йоркшире с незапамятных времен. Из нее мы все узнаем о Герцоге-несчастливце. А как только выясним, кто он такой, вернемся сюда и раздобудем книгу. Пошли, Филипп, — бросил он. — Пусть эти девчонки носятся со своими идеями.

Джейми распахнул калитку, и двое друзей направились к станции.

— Не волнуйтесь, — крикнул через плечо Джейми. — Когда мы найдем талисман и про нас напишут в газетах, я не забуду упомянуть, каким беспомощным оказался Детективный клуб!

Холли ничего не ответила. Мальчишки скрылись из виду.

— Все-таки странно, — пробормотала Трейси. — Почему этот Тони Блейк очутился здесь?

— Более чем странно, — подтвердила Холли. — По-моему, Джейми прав, что подозревает его.

Трейси изумленно взглянула на подругу.

— Но именно это я и хотела сказать, когда ты заткнула мне рот.

— Я заткнула тебе рот потому, что не хотела обсуждать это при них, — пояснила Холли. — Но Тони Блейк на самом деле околачивался за кухонной дверью, когда мы говорили о талисмане. Он вполне мог увидеть, как я выбросила бумажку в корзину. Этим можно объяснить то, почему он так поспешно ушел, хотя сначала говорил, что хочет дождаться папу и побеседовать с ним.

— Не мелите чепуху, — заявила Белинда. — Если бы Тони Блейк всерьез поверил в эту чуть про талисман и заинтересовался настолько, чтобы с картой в руках вычислять, где находится магазин Гилкриста, то почему же он не пришел в этот магазин еще вчера?

— Пришел бы, если б смог, — ответила Холли. — Разве ты не слышала? Владелец магазина сказал, что открылся только на два дня. Сегодня и завтра. Значит, если Тони Блейк приехал вчера, то нашел двери закрытыми.

— И остался ночевать в фургоне? — с сомнением подхватила Трейси. — Но почему? Неужели он не мог просто поехать домой?

— Кто его знает, — пожала плечами Холли. — Но вот что я вам скажу: сегодня он одет в тот же самый костюм, что и вчера. А когда папа ближе к вечеру позвонил ему на работу, там сказали, что он еще не вернулся.

— Мне это кажется притянутым за уши, — проговорила Трейси. — Разве что у него были веские причины не ночевать дома.

— Знаете, что мне кажется самым подозрительным? — сказала Белинда. — Почему он не выказал никакого удивления, увидев нас здесь? Если бы он оказался здесь по чистой случайности, то, казалось бы, должен был удивиться такому совпадению. Но мне показалось, что он воспринял это как должное, даже скорее встревожился. И исчез подозрительно быстро, как по-вашему?

— Точно, — поддержала ее Холли. — Хотелось бы мне знать, что у него на уме. Где Джейми видел его фургон?

— Вон там, — указала Трейси. — Но если мы хотим посмотреть, не стоит показываться ему на глаза. Мне не улыбается сцепиться с его псом.

— Погодите минуту, — остановила ее Белинда. — Какого цвета его фургон? Белый, так?

— Верно, — ответила Холли.

— Я его видела, — заявила Белинда. — Только что. Стоит в переулке неподалеку от трактира.

Девочки вышли из сквера и перешли через улицу, стараясь держаться так, чтобы их не было видно из переулка. Случайный прохожий взглянул на них с любопытством.

Девочки остановились на углу. Холли осторожно выглянула в переулок.

— Вот он! — шепнула Белинда. — Видишь?

— Нет, — ответила Холли и вышла из укрытия. — Его здесь нет.

Белинда выглянула вслед за ней.

— Он только что был здесь, — сказала она, указывая на мостовую перед трактиром. — Наверно, после встречи с нами решил скрыться. — Она прошлась вдоль улицы. — Пошли посмотрим на вывеску, — позвала она подруг.

Девочки вглядывались в красочный портрет усача в маске.

— Что-то не похож он на герцога, — заметила Трейси. — Скорее разбойник с большой дороги.

— Но трактир называется «Герцог Оливер», — настаивала Белинда. — Между ними должна быть какая-то связь. Может быть, поспрашивать? Наверняка найдется человек, который знает историю этого трактира. Давайте зайдем, например, сюда. — Трактир был заколочен, и Белинда толкнула дверь соседней лавочки.

Это был небольшой магазинчик из тех, где торгуют всякой всячиной, от газет до бакалеи.

Белинда выбрала пакетик печенья и направилась к прилавку. Трейси и Холли последовали за ней.

— Вы не знаете, что за трактир рядом с вами? — поинтересовалась Белинда, расплачиваясь за печенье.

— Знаю только, что он пустует уже много лет, — ответил продавец. — Я нездешний, поэтому мало что могу рассказать. Но если вас интересует история этих мест, вам лучше всего поговорить с викарием. Говорят, он знает об этой деревне все.

— Где его найти? — осведомилась Холли.

— Наверное, в церкви, — предположил продавец. — Вон там, по другую сторону железной дороги. Если кто-нибудь и сумеет рассказать вам о трактире, то только он.

Церковь была небольшая, с массивными стенами из серого камня. Больше всего девочек поразила высокая квадратная башня с часами, обрамленными каменной розеткой с чудесным резным узором. Церковь скрывалась в небольшой рощице, метрах в пятидесяти от станции.

Заглянув за невысокую каменную стену, девочки увидели старинное кладбище. Надгробные камни покосились от времени, кое-где лежали на траве или привалились к церковной стене.

— Похоже, здесь уже много лет никого не хоронили, — предположила Белинда, проходя через ворота, расположенные перед главным входом в церковь. — Давайте попробуем прочитать надписи.

Холли пригляделась к одному из заросших мхом надгробий. Надпись была едва различима.

— «Наоми Хоторн», — прочитала Холли. — «Возлюбленной матери и жене. 1762–1794». — Девочка обернулась к подругам. — Бедняжка, — проговорила она. — Ей было всего тридцать два.

— Жизнь в те времена была трудна и коротка, — прозвучал незнакомый голос.

Девочки испуганно обернулись. Возле них стоял мужчина в теплой куртке и широкополой шляпе. Подруги не заметили, как он вышел из-за угла церкви и подошел к ним. В руках он держал мешок, из которого торчали концы сухих веток.

— Интересуетесь старинными кладбищами? — спросил мужчина. — Многие этим увлекаются. — Губы незнакомца тронула едва заметная улыбка. — В наши дни люди чаще ходят посмотреть на надгробия, чем послушать воскресную проповедь, — с сожалением добавил он.

— Нет, мы пришли не ради надгробий. Дело в том, что мы ищем викария, — пояснила Холли.

— Вы его нашли, — улыбнулся незнакомец. — Я здешний викарий, меня зовут Колин Дэвис. Хотите посмотреть церковь? Обычно я держу ее запертой, но для вас могу открыть.

— Я уверена, там очень красиво, — сказала Белинда. — Но сначала нам хотелось бы кое о чем расспросить вас. Нам говорили, вы самый авторитетный человек в деревне.

Викарий улыбнулся.

— Неужели? Очень любезно с их стороны. Уж не знаю, насколько я авторитетен, но я и в самом деле кое-что слышал об истории здешних мест.

— Вам известно что-нибудь о «Герцоге Оливере»? — напрямик спросила Трейси.

— Вы говорите о трактире? — переспросил викарий. — Да, об этом заведении многое можно порассказать.

— А вы не знаете, кем был этот герцог Оливер9 — поинтересовалась Холли. — Он имеет какое-нибудь отношение к Герцогу-несчастливцу?

— Герцог Оливер и был Герцогом-несчастливцем, — ответил викарий.

— Я так и знала! — воскликнула Белинда. — А где были его владения?

— Не было у него никаких владений, — рассмеялся викарий. — Герцог — это его фамилия. Оливер Герцог. В восемнадцатом столетии он владел этим трактиром. Но никто не знал, что у него было, так сказать, еще одно ремесло. — В глазах викария блеснула веселая искорка. — Он был разбойником. А трактир в те времена назывался «Три пера». Последующий владелец сменил его название на «Герцог Оливер» только после того, как самого Оливера повесили.

— Разбойник с большой дороги? — удивленно спросила Холли. — Нет, не сходится. Значит, он не тот герцог, которого мы ищем. Тот, кто нам нужен, писал стихи.

— Тогда это он и есть, — подтвердил викарий. — Наш Оливер Герцог был очень культурным и весьма высокообразованным человеком для своего времени. Если верить легендам, настоящий благородный разбойник, — усмехнулся он. — Могу даже показать место, где он похоронен. Хотите?

Он повел девочек на задний двор церкви.

— В давние времена существовал обычай: тех, кого казнили, нельзя было хоронить в освященной земле, — пояснил викарий. — Поэтому они обретали вечный покой на задворках церковного кладбища. Такой обычай кажется не в меру суровым, но и вся жизнь в те времена была сурова, — добавил он.

В стене, ограждавшей кладбище, виднелась узенькая калитка. Они вошли и очутились на небольшом бугристом пустыре, обрамленном высокими деревьями.

Викарий указал на старый, кряжистый дуб.

— Под ним похоронен Оливер Герцог, — пояснил он. — Без надгробия, в безымянной могиле. Запись об этом сохранилась в церковных архивах. Если хотите, можете посмотреть.

— А вы не слышали о спрятанном талисмане? — осведомилась Холли.

Викарий поджал губы.

— Вас интересует знаменитый утерянный талисман, да? — с усмешкой произнес он. — Я слышал о нем немало легенд. В одной из них говорится, что однажды Оливер Герцог устроил на дороге засаду и взял в плен испанскую принцессу, которая ехала через Йоркшир к своему жениху — шотландскому дворянину. Талисман был частью ее приданого. Утверждают, что он чрезвычайно ценный. Больше его никто никогда не видел. Кое-кто считает, что талисман и по сей день спрятан где-то здесь, но я полагаю, что дочь Оливера Герцога, уезжая из деревни, забрала его с собой.

— У него была дочь? — спросила Холли.

— Да, — ответил викарий. — Ее звали Элизабет. Единственное его дитя, дожившее до зрелых лет. Она покинула Личторп после того, как ее отца повесили. По моему мнению, он успел передать ей талисман перед тем, как его поймали. — Он улыбнулся. — Однако гораздо приятнее верить в то, что он до сих пор спрятан где-то поблизости, не правда ли?

— Конечно, намного интереснее, — зачарованно прошептала Трейси.

— Об Оливере Герцоге известно еще кое-что, — добавил викарий, с улыбкой глядя на девочек, чьи глаза горели неподдельным интересом. — Когда власти пришли в «Три пера» арестовать его, оказалось, что в трактире его нет. Они прекрасно знали, что он должен быть внутри, обыскали трактир сверху донизу, но не нашли. Оливер Герцог как в воду канул.

— Исчез? — ахнула Трейси.

— Видимо, так, — подтвердил викарий. — Но ему не удалось уйти далеко. Войска прочесали весь город и в конце концов прижали его к стене вот здесь. — Он указал на старый дуб. — Деваться было некуда — ему пришлось сдаться. Вздумай он сопротивляться, его убили бы на месте. Просил он только об одном — чтобы его похоронили под этим дубом. — Викарий горестно улыбнулся. — Оливера отвезли в Йоркскую тюрьму, отдали под суд, приговорили к смерти и через три недели повесили. Тело его перевезли сюда, и тогдашний викарий разрешил похоронить его там, где он просил. Насколько мне известно, на этом кончается история о Герцоге-несчастливце.

— А почему его прозвали Герцогом-несчастливцем? — осведомилась Белинда.

— Надо думать, потому, что его повесили — причина достаточно существенная, как вы считаете? — улыбнулся викарий.

— Спасибо за интересный рассказ, — поблагодарила его Холли.

— Не за что, — откликнулся викарий. — Не часто выпадает случай похвастаться своими знаниями.

Обсуждая услышанное, подруги направились к железной дороге.

— Как вы думаете, Оливер Герцог в самом деле отдал талисман дочери? — спросила Трейси.

— Вряд ли, — усомнилась Белинда. — Сами слышали, он написал стихотворение, в котором намекнул на то, где искать талисман. А зачем ему это, если талисман был уже у нее? — Послышался звон. Часы на башне пробили одиннадцать раз. — Странно, — заметила Белинда, взглянув на часы. — Уже полдень, а часы пробили только одиннадцать.

— Ты, наверно, сбилась со счету, — поддела ее Трейси. — Знаете что, мне пора домой. Я обещала маме, что после обеда помогу ей на кухне. — Она посмотрела на подруг с умоляющей улыбкой. — Вы, наверное, захотите остаться?

— Нет, мы лучше поедем с тобой, — ответила Холли. — А по дороге обсудим все, что узнали.

Девочки сели в поезд и доехали до Мосли. Белинда наконец-то утолила голод, сжевав в один присест целый пакет печенья.

— Давайте перекусим, когда доберемся домой, — предложила она, с тоской глядя на пустой пакетик.

— Ладно уж, — рассмеялась Трейси.

— А потом запишем все наши открытия в тетрадь, — подхватила Холли и усмехнулась. — Опозорим нашего суперсыщика Джейми. Они с Филиппом будут до самого вечера разыскивать в своей книге настоящего герцога. А мы уже знаем, кто такой Герцог-несчастливец. — Она поудобнее устроилась на мягком сиденье и с наслаждением вытянула ноги. — Детективный клуб снова одержал победу!

Добравшись к вечеру до дома, Холли рассчитывала, что Джейми вернется раньше ее. Ей не терпелось спросить, что он сумел разузнать о герцоге Оливере, хотя она прекрасно знала, что он не продвинулся ни на шаг.

Холли положила на столик знаменитую красную тетрадь Детективного клуба и решила навестить Джейми. Он вышел ей навстречу с большим рюкзаком за плечами.

— Ну как, выяснил что-нибудь? — ехидно осведомилась она.

— Нет еще, — ответил Джейми. — Но обязательно выясню. Я опять переночую у Филиппа. Мы уже изучили его книжку до половины, а сегодня вечером дочитаем до конца. Так что завтра, будь спокойна, мы будем знать о герцоге все.

Холли расхохоталась.

— Я и так спокойна, Джейми, — ответила она. — Совершенно спокойна, потому что знаю, что ты все равно ничего не выяснишь.

— Спорим? — с вызовом спросил Джейми. Холли покачала головой.

— Какой смысл с тобой спорить? — пожала плечами она. — Мы и так уже все знаем об этом герцоге. И даю тебе один намек, Джейми: хоть десять раз прочитайте книжку Филиппа от корки до корки, вы не найдете в ней ни слова о герцоге Оливере!

— Врешь, — огрызнулся Джейми. — Ты сама ничего не знаешь!

Холли злорадно улыбнулась.

— Думай как хочешь. — Она стала спускаться по лестнице.

— А вот и не знаешь! — крикнул ей вслед Джейми, — Притворяешься только!

Холли направилась в гостиную. Через пару минут на лестнице послышался топот Джейми, а мгновение спустя в дверях гостиной показалась его физиономия.

— До завтра, — бросил он.

Миссис Адаме оторвалась от телевизора.

— Веди себя хорошо в гостях у Филиппа, — напутствовала она сына. — Постарайся не выжить их всех из дома.

Джейми ухмыльнулся во весь рот, глядя на сестру.

— Что нашел — то мое, — заявил он ей. — Пусть неудачник плачет! — Через мгновение за ним захлопнулась парадная дверь.

— О чем это он? — поинтересовалась у дочери миссис Адаме.

— Ни о чем, — ответила Холли. — Просто мы устроили что-то вроде соревнования. И Джейми непременно проиграет.

Поздно вечером, сидя в постели, Холли решила перед сном еще раз прочитать все, что она записала сегодня об Оливере Герцоге.

Она пролистала красную тетрадь и ахнула:

— Что же это такое?

Страниц, на которых содержались с таким трудом добытые сведения о Герцоге-несчастливце, не было. Кто-то вырвал их с корнем.

— Джейми! — прошипела Холли сквозь стиснутые зубы. — Жулик несчастный!

Сейчас было поздно что-нибудь предпринимать, но она решила: первое, что она сделает утром, это пойдет к Филиппу и проучит своего негодного братишку.