Прочитайте онлайн Тайна Софи | Глава 9

Читать книгу Тайна Софи
4816+1031
  • Автор:
  • Перевёл: Е. М. Этцель
  • Язык: ru

Глава 9

Смех Софи, звонкий, но мягкий, заполнил ее собственный внутренний двор. Софи сама переоборудовала его, и Эш любил приходить сюда, чтобы отдохнуть. Но сейчас он пришел по другой причине. Ему не терпелось показать Софи результаты экспертизы почв, которые он только что получил. С тех пор как он откровенно рассказал Софи о Насрин, все поменялось. Они с Софи стали ближе. Не как влюбленные, нет, но как партнеры, у которых есть общие цели. Это вполне естественно — супруги, обсуждающие общие цели. Особенно если эти цели касаются целого народа.

Звук струящейся воды успокаивал, но вид Софии, разговаривающей с Парвин, заставил его сердце биться чаще. Несмотря на то что их брак был скоропалительным, Эш уже понял, что София — отличный партнер. Жена, о которой можно только мечтать. Обстановка во дворце совершенно изменилась. То, что у них были общие цели, то, что они уважают друг друга, отразилось и на тех, кто постоянно был рядом с ними — советниками, помощниками, слугами. Эш принял правильное решение. Решение, основанное на логике, не на эмоциях. И то, что они проводили ночи вместе, означало только, что их влечет друг к другу физически, что они подходят друг другу не только как деловые, но и как сексуальные партнеры. Тогда почему же он так волнуется при виде Софи? Почему не может успокоиться, пока не услышит ее смех, не увидит ее улыбку? Нет, он просто волнуется за Софи, потому что она много работает в последнее время. Она с таким энтузиазмом окунулась в новую для себя роль, что почти все свое время отдавала работе.

Как только Софи увидела Эша, сердце ее забилось сильнее. Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. Это просто реакция ее тела на то удовольствие, которое она получает, находясь в постели со своим мужем. Каждый раз, когда Софи видит Эша, ее сердце начинает биться чаще. Уже можно было бы привыкнуть — вот уже несколько недель они работают вместе. Конечно, она никогда не показывает Эшу, как он волнует ее.

Горничная принесла поднос с чаем. Софи отпустила ее. Ей хотелось самой поухаживать за Эшем. Улыбнувшись, Софи сказала:

— Как только я услышала, что ты возвратился, я заказала нам чай. Как прошла встреча?

— Даже лучше, чем я мог ожидать, — ответил Эш, взяв чашку из рук Софи.

Их руки соприкоснулись, и по коже Софи пробежали мурашки. Ночи, которые они проводили вместе, были восхитительны. Софи счастливо улыбнулась в предвкушении следующей.

— Результаты анализов почвы показали, что мы можем выращивать намного больше сельскохозяйственных культур, чем сейчас, — продолжал Эш. — Если все пойдет хорошо, то через несколько лет мы не только обеспечим себя продовольствием, но сможем экспортировать его.

— Эш, это замечательно! — искренне обрадовалась Софи. — Ты так много работал над этим проектом!

— Не больше, чем ты над своими, Софи.

Пришло время сказать, решила Софи. В их отношениях нет места эмоциям, но все-таки Софи не смогла удержать дрожь в голосе.

— Мне кажется, мы успешно продвигаемся во всех направлениях. Хотя я еще не уверена, пока доктор Кумар не подтвердит, но я не могу молчать.

Эш медленно поставил чашку на стол.

— Я думаю, что я беременна, Эш.

Вот уже несколько дней Софи предполагала, что беременна. Она знала, что Эш будет рад. Это одна из причин, по которой он женился на ней. Но то счастье, которое озарило его лицо, та радость, которая светилась в его глазах, изумили Софи. Эш взял ее руки в свои и молча прижал их к своим губам.

— Я немедленно пошлю за доктором Кумар, — после продолжительного молчания сказал Эш. Новость, которую сообщила Софи, была столь желанна, что на мгновение лишила его дара речи. Потом лавина разнообразных чувств нахлынула на него — радость, гордость за них с Софи, волнение о ней с малышом, желание защищать обоих. Конечно, он так разволновался только потому, что этот ребенок, наследник, очень важен для него. От этого еще не родившегося наследника зависит будущее страны.

— Эш, еще очень маленький срок. — Софи уже была не рада, что поделилась своими предположениями.

— Тогда ты тем более должна быть осторожней и не переутомляться. Было бы хорошо, если бы ты немного отдохнула, поехала в Мумбаи, хотя в сезон дождей…

Эш нервно ходил по двору, обеспокоенный и взволнованный. Софи улыбнулась. Интересно, все будущие отцы ведут себя так смешно?

— Эш, я не хочу ехать в Мумбаи, — терпеливо втолковывала ему Софи. — Если мне надо будет отдохнуть, я прекрасно могу это сделать и здесь. Это наш дом, дом нашего будущего ребенка. Зачем же отсюда уезжать? А что касается моих обязанностей, того, что я переутомляюсь… Эш, я — молодая здоровая женщина. И беременность — это естественно…

— Я не хочу, чтобы ты… — нервно перебил Эш.

— Ты хочешь, чтобы я не подвергала ненужному риску твоего ребенка. Я это понимаю — это же и мой ребенок тоже. И я обещаю, что этого не будет. Но ты не можешь посадить меня под стеклянный колпак.

— Я просто хочу…

— Знаю, защитить своего ребенка.

«Защитить тебя!» — чуть не вырвалось у Эша.

Но это была одна из запретных мыслей. Да, он хочет защитить ребенка.

София, сама того не ожидая, была тронута, взволнована. Она вдруг почувствовала особенную теплоту к Эшу. Этого нельзя допустить, напомнила она себе. Лучший способ отвлечься — сосредоточиться на чем-нибудь, что не будет вызывать у нее тоску по тому несбыточному, чего она никогда не будет иметь. Чтобы не думать об этом, Софи сменила тему разговора:

— Ты подал замечательную идею, когда предложил отдать одежду Насрин в благотворительные организации. Я уже получила несколько благодарственных писем.

Эшу не хотелось говорить ни о Насрин, ни о ее одежде, ни даже о благотворительности. Он хотел говорить о них, об их ребенке, об их будущем. Но Софи теперь нужно потакать, баловать ее, решил он, хотя не удержался, заметив:

— Ты поступила великодушно, создав стипендию имени Насрин. Хотя, по правде сказать, стипендия должна была носить твое имя. Насрин и в голову не пришло бы заниматься этим.

— Мне показалось это правильным решением, — ответила Софи.

Ей хотелось, чтобы в душе Эша царил покой. Конечно же все это она делала не ради Насрин, а ради Эша. Тем более сейчас, когда она носила их ребенка. Это вполне естественно, думала Софи, что как будущая мать она хочет, чтобы между ребенком и его отцом не стояли тени прошлого. И еще естественно то, что Эш стал ей ближе — ведь она носит их общего ребенка. Конечно, только поэтому. Сама, будучи ребенком, она прекрасно помнила, что значит чувствовать холодность собственного отца. Софи не хотела такой участи для своего ребенка. Только ради ребенка она хотела быть ближе к Эшу. Она помнит, что их брак — это, прежде всего, деловое партнерство. Было бы глупо надеяться на то, что все изменится. Да и хочет ли она этих изменений? К своему удивлению, Софи не смогла ответить на этот вопрос. Это тревожный знак, подумала она.

Софи лежала на кушетке в больнице Наилпура в ожидании процедуры УЗИ. Это было новое отделение, женская консультация, которую Софи помогала открывать. Гель, которым врач намазывал ее живот, был прохладным, и Софи невольно вздрогнула. Эш с тревогой посмотрел на нее. Софи была приятно удивлена, когда он настоял на своем присутствии на процедуре. Конечно, он это делал ради ребенка, не ради нее, убеждала себя Софи. Нежный любящий муж взял бы свою жену за руку, сел бы рядом во время процедуры. Эш, напротив, стоял в стороне и смотрел не на нее, а на врача, которая с волнением воскликнула:

— Ваше высочество! У махарани двойня — мальчики!

Эш наклонился, чтобы получше рассмотреть изображения на мониторе. Софи не смогла найти логического объяснения тому, что запах его кожи наполнил ее желанием прижаться к нему, взять его за руку. Ей хотелось, чтобы он смотрел на нее с той смесью изумления и гордости, с которой он сейчас смотрел на монитор. Это должен быть особенный момент для них обоих, но вместо этого она чувствовала, что сама она не имеет никакого значения — она только сосуд, предназначенный для того, чтобы выносить и родить наследников Наилпура. Сердце Софи громко стучало. Она была рада, что беременна, но в то же время она чувствовала себя одинокой, в то время как ей хотелось бы, чтобы Эш ей восхищался, о ней заботился и… любил ее.

Казалось, никто в комнате ее не замечал. Если бы только Эш взглянул на нее, просто чтобы разделить этот волнующий момент! Но вместо этого он, повернувшись к Софи спиной, разговаривал с доктором Кумар. Может ли мужчина, игнорирующий свою жену в столь важный момент, дать настоящую отцовскую любовь своим сыновьям? Любовь, которую она сама так жаждала и которую ее отец не смог ей дать. Возможно ли, чтобы женщина, у которой есть все причины быть на седьмом небе, была столь одинокой?

Эш не мог осмелиться взглянуть на Софи. Ему хотелось присесть рядом с ней, держать ее за руку, вместо того чтобы стоять как будто посторонним наблюдателем, уставившимся в экран монитора, на котором он все равно ничего не мог разобрать. В их отношениях с Софией все пошло не так, как он рассчитывал. В их отношения начали вмешиваться чувства. Или это просто нормальная реакция будущего отца на известие о том, что жена ждет двойню? Тогда ту радость и волнение можно объяснить. Любой мужчина испытывал бы такие же чувства. А что касается других чувств? Беспокойство о Софи, желание оградить ее от волнений? Это конечно же только потому, что она носит его сыновей, его наследников. Вот и все.

Наконец врач и сестры обратили внимание на Софи. Эш продолжал спрашивать врача о риске, связанном с беременностью двойней. Врач заверила, что причин для беспокойства нет. Оба малыша здоровы и развиты так, как и полагается на этом сроке. София старалась не дать своим невеселым мыслям заслонить радость момента. Возможно, это гормоны, подумала она. Софи знала, что беременные женщины становятся более чувствительными и обидчивыми. Ее желание того, чтобы Эш был рядом, — это изобретение матери-природы. Это естественно. В доисторические времена выживание матери и ребенка полностью зависело от возможности отца защитить и прокормить их. Найдя рациональное объяснение своим чувствам, Софи успокоилась. Не о чем беспокоиться. Все идет своим чередом.

В конце концов, у нее скоро будут дети, о которых надо будет заботиться. И она забудет о своих чувствах к Эшу. На самом деле, Софи все еще привыкала к тому, что значит быть женой Эша, жить по правилам, которые он ей навязал. Это было тяжело и неестественно, особенно для нее, женщины, которая хотела выйти замуж по любви. Когда она станет матерью, ее чувства к детям не будут подчиняться правилам Эша. Эти чувства естественны, как дыхание, так же естественны, как ее желание того, чтобы Эш держал ее за руку во время УЗИ. Но это желание, в отличие от материнских чувств, находится под запретом.

Сколько еще вещей окажутся под запретом из-за выстроенных Эшем барьеров? Не вырастут ли эти барьеры между Эшем и его сыновьями? Будет ли существовать близость между мальчиками и их отцом? В теплой, освещенной солнцем комнате Софию охватила дрожь. Ей не надо выискивать проблемы, надо с оптимизмом смотреть в будущее, надо быть сильной ради ее с Эшем детей.

— Народ с радостью узнает новость о том, что махарани ждет сыновей, ваше высочество, — говорила между тем врач.

Сыновей. Вдруг Софи осознала, что у нее будут мальчики. Если бы у нее были девочки, она бы нашла утешение, воспитывая их. Они с дочками были бы близки, девочки скрашивали бы ее одиночество нелюбимой жены. Но мальчики будут воспитываться как будущие лидеры своего народа, и примером для них будет отец. Софи опять охватила дрожь. Ей суждено быть одинокой. Конечно, это не значило, что она не хотела этих сыновей. Конечно, хотела и знала, что будет их любить.

— Это действительно большой подарок для нас — двое мальчиков сразу, — сказал Эш доктору Кумар.

Софи очень хрупкая, и мысль о том, что ей предстоит выносить и родить близнецов, испугала Эша не на шутку. Он не был готов к таким ощущениям. Конечно, это естественно — думать о ее здоровье. Ведь он сам — сирота и прекрасно понимает, что это значит — расти без родителей. И конечно же не хочет, чтобы его дети лишились матери.

Внезапно, несмотря на радость, охватившую его, на желание остаться с Софи, Эш вдруг понял, что ему надо уйти, побыть наедине с самим собой, чтобы совладать с опасными эмоциями, которые охватили его.

— Мне нужно идти, — неожиданно резко бросил Эш, стараясь избегать взгляда Софи. — У меня очень важная встреча. Доктор Кумар поговорит с тобой, а потом позаботится, чтобы тебя доставили во дворец. Сейчас я переговорю с доктором, чтобы она прислала нам медсестру, которая всегда будет находиться рядом с тобой…

— Нет, — не менее резко перебила его Софи. — Это нелепо и смешно. Я не вижу в этом никакой нужды.

Врач и сестры тихо удалились, оставив их наедине друг с другом.

— Эш, я не больна, я беременна, и все проходит нормально.

— Но ты…

— Да, ношу твоих наследников, я это помню и надеюсь, ты понимаешь — я не буду подвергать их риску.

— Я просто хочу быть уверен, что ты, нет, вы трое получаете должную медицинскую помощь.

Все трое. Если она сама по себе ему безразлична, то Эш не сказал бы о троих, уцепилась за эту мысль Софи. Ей нельзя падать духом, напомнила Софи сама себе. Конечно, это небольшой шок для них обоих — это известие о близнецах. Может, это известие сблизит их с Эшем? В конце концов, дети — это то, чего они оба хотели.