Прочитайте онлайн Тайна Софи | Глава 5

Читать книгу Тайна Софи
4816+1039
  • Автор:
  • Перевёл: Е. М. Этцель
  • Язык: ru

Глава 5

Король не дал Эшу никакой возможности, чтобы оправдаться. По выражению лица Софии Эш понял, что она слышала все слова ее отца. Эш был в бешенстве от нелепости ситуации и от собственного бессилия перед ней. Его гордость была уязвлена — он никогда не позволял никому диктовать себе условия. Даже особе королевской крови. С другой стороны, он чувствовал ответственность перед братом Софии и перед самой Софией, попавшей по неосмотрительности в такую ситуацию. Он понимал, что она будет страдать от позора и унижения, если он откажется жениться на ней.

— Мой отец совсем не это имел в виду, — торопливо проговорила София.

Слова отца шокировали ее, но еще большую боль причинил контраст между ее девичьими мечтами о браке с Эшем и тем, что происходило сейчас. Тогда она была полна романтическими мечтаниями о совместной жизни в любви и счастье. Теперь мечты разбились в прах.

— Мы не можем пожениться, Эш.

— У нас нет другого выхода, — жестко бросил он.

— Но я хочу выйти замуж по любви.

— Ты потеряла право на это, когда забралась в мой самолет.

Его резкие слова причиняли боль, несмотря на то что в течение последних лет София внушала себе, что Эш ей больше не причинит боли, что у нее выработался к нему иммунитет. Она вдруг вспомнила спальню в салоне самолета. Она должна была бы покраснеть от стыда, но вместо этого по всему телу разлилось ощущение блаженства и желания.

— Я потеряла право на это в ту минуту, когда появилась на свет, — несмотря на нахлынувшие ощущения, парировала София.

Эш промолчал в ответ.

София наблюдала за Эшем, и мрачные предчувствия, которые она ощущала, начали переходить в страх. Тогда, в самолете, она вдруг узнала себя с неожиданной стороны, поняла, что ее собственная чувственность может полностью захватить власть над разумом. Теперь, глядя на Эша, она начинала видеть то, что было скрыто от нее тогда, когда она была ребенком. Тот человек, которого она видела перед собой, был принцем, лидером своего народа. Этот человек сделает все, чтобы выполнить долг перед страной. София поняла, что решение принято.

Страх усилился, когда Эш холодно сказал:

— У меня сейчас очень важные переговоры. Люди, с которыми я имею дело, придерживаются очень высоких моральных принципов. Если я не женюсь на тебе, то моей репутации будет нанесен непоправимый урон. Я не могу этого допустить. У меня есть обязанности перед моим народом. Его будущее, образование детей — все зависит от меня. Эти обязанности лежат на каждом члене королевской семьи. Ты это прекрасно знаешь, так же как и я.

Каждое его слово подтверждало то, что София уже поняла. Теперь она прекрасно видела, каковы его приоритеты, и конечно же это не были ее чувства и желания.

Эш отвернулся от Софии.

Это была ситуация, в которой Эш хотел бы оказаться меньше всего. Но, судя по всему, выбора у него не было. Честь семьи должна быть выше его собственных чувств. В конце концов, в глазах всего остального мира этот брак будет считаться удачным и практичным. К тому же ему нужен наследник. Их общий с Софией ребенок. Внезапно он вспомнил спальню на борту самолета, попытался изгнать эти воспоминания и не смог. Он смотрел в окно и слышал собственный голос, как бы живущий отдельно от него самого:

— Мы оба прекрасно понимаем, что этот брак — совсем не то, что каждый из нас хотел бы, но у нас нет выбора. И к тому же, если вспомнить сегодняшнюю ночь, наша сексуальная жизнь будет приятной. Я думаю, ты сама знаешь из собственного опыта, что хороший секс идет на пользу тем, кто им занимается.

Софии казалось, что эти слова произносит робот. Хороший секс? Опыт? В это превратились ее мечты о счастливой семейной жизни?

Звонок в дверь заставил Эша быстро сменить тему разговора.

— Это мои деловые партнеры. Помни, что с этого момента мы помолвлены, о чем я и скажу прямо сейчас. И прямо сейчас дам распоряжение о приготовлениях к свадьбе. В нашей ситуации чем быстрее мы поженимся, тем быстрее положим конец всяческим сплетням. После свадьбы мы уедем в Наилпур. У меня там дела, и к тому же наша уединенная и спокойная жизнь скоро перестанет быть интересна журналистам. В обществе ты будешь появляться уже в роли моей жены.

— И матери твоего ребенка? — Горло у Софи пересохло, она смогла только прошептать.

— Да, если ты сможешь быстро зачать. — Эш так посмотрел на Софию, что ей от стыда захотелось провалиться под землю. — И еще одна вещь, о которой ты теперь постоянно должна помнить. С этого момента ты должна вести себя как подобает замужней женщине, которая верна своим обетам и своему мужу.

— Мужчине, которого я для себя не выбирала?

— Это результат твоего собственного поведения. Из-за него мы оба оказались в нынешней ситуации, — холодно констатировал Эш. — А что касается любви — это то, чего я меньше всего жду от нашего брака, да и вообще, любовь — это то, что приносит только боль и страдания. Что же касается наших будущих детей, я надеюсь, что этот брак будет достойным их уважения, браком, который не бросит тень ни на них, ни на их фамилию.

Так много слов о гордости, как много разговоров о долге, что для любви совсем не осталось места. Но он же любил Насрин. Может, он похоронил свое сердце и свою способность любить вместе с ней?

Хотя почему это должно беспокоить Софи? У нее есть собственная гордость, которая не позволит ей вымаливать любовь Эша. Но прежде чем София смогла придумать достойный ответ, в дверь постучали, и вошел один из слуг Эша.

— Ваше высочество, извините, что беспокою вас, но мистер Алвар Сингх, а также его бухгалтер и юрист уже здесь.

— Спасибо, Камир. — Кивнув, Эш повернулся к двери. — Мистер Сингх, пожалуйста, входите.

Эш протянул руку хорошо одетому мужчине средних лет. Его сопровождали элегантная темноволосая женщина, одетая в элегантный шальвар камиз — шаровары и тунику из серо-стального шелка, и мужчина, одетый в деловой костюм.

— Извините, что заставил вас ждать. Разрешите представить вам мою невесту, принцессу Софию Сантина. — Улыбаясь, Эш повернулся к Софии.

Глаза его были холодны как лед. София прекрасно знала этикет, и ей было совсем нетрудно мило улыбнуться и поприветствовать мистера Сингха и его сотрудников. София прекрасно понимала, почему Эш представил ее именно так. Он только что официально подтвердил их статус жениха и невесты, и теперь все пути к отступлению закрыты.

— Камир, попросите на кухне, чтобы заварили нам чай и принесли его в мой офис, — приказал Эш и, повернувшись к Софии, мягко сказал: — Пожалуйста, извини нас, Софи.

— Мы украдем его у вас ненадолго, — улыбнулся мистер Сингх, и все, кроме Софии, вышли из комнаты.

Она осталась одна в огромном полупустом зале. Наедине со страхом будущего, с овладевшим ей отчаянием, с ощущением потери надежды на новую, свободную жизнь.

Взгляд Софии упал на мобильный телефон, и она вспомнила сообщение сестры. Набрав ее номер, София послала короткое сообщение: «Я выхожу замуж за Эша» — и отключила телефон. Ей надо было о многом подумать, привести в порядок мысли и чувства, она сейчас не хотела обсуждать ситуацию ни с кем, даже с Шарлоттой.

Дверь открылась, София вздрогнула, сердце ее быстро забилось. Но это был не Эш, это слуга зашел спросить, будет ли она чай или кофе.

— Кофе, пожалуйста, — автоматически сказала София и вернулась к своим невеселым мыслям.

Сидя в своем офисе, Эш предпринимал отчаянные попытки сосредоточиться на том, что говорил ему Алвар Сингх. Теперь все решено окончательно, он публично признал то, что София станет его женой. Помимо его воли его охватила волна желания. Нет, теперь все будет по-другому. Он больше не совершит той ошибки, которую совершил с Насрин. Этот брак будет построен на расчете, и главная его цель — наследник. Больше ничего. И конечно же София должна порвать со своим распутным прошлым.

Бухгалтер Алвара Сингха озвучивала суммы, которые необходимы для преобразования заброшенного дворца в отель мирового класса:

— Вы конечно же получите сорок процентов.

— Пятьдесят, — твердо поправил ее Эш. — Это было в нашем предварительном соглашении.

— Но мистер Сингх вкладывает больше денег и, соответственно, больше рискует.

— Вовсе нет, — возразил Эш. — Как магараджа Наилпура, я несу ответственность перед моим народом и культурным наследием нашей страны. Во время перестройки дворца он может пострадать, может быть утрачена его историческая ценность. Вот мой риск.

После окончания встречи Эш сосредоточился на правовых и практических приготовлениях к предстоящей свадьбе.

В столовой София просматривала газету на английском языке, но смысл прочитанного ускользал от нее. Сейчас, когда Эша не было рядом, когда она не ощущала его давления, к ней начало возвращаться желание быть независимой, быть самой собой. И еще страх. Хотя почему она должна бояться? Если бы она все еще испытывала к Эшу какие-то чувства, то, действительно, брак с ним мог бы ее испугать. Но чувства ушли. Просто она очень хочет быть хозяйкой своей судьбы, именно это желание подтолкнуло ее к побегу. Так почему же она не может сделать этого снова? Она поняла, что говорить с Эшем о ее чувствах бесполезно. Он не хочет ее понять, ее чувства для него ничего не значат.

Вошел слуга, чтобы забрать чашку. Боясь передумать, София выпалила:

— Принесите, пожалуйста, мой чемодан.

Слуга кивнул и вышел.

Да, она опять убегает, но Эш сам подтолкнул ее к этому, настаивая на браке.

Эш только что закончил планировать дела на ближайшие дни, когда в комнату вошел слуга.

— Принцесса София попросила принести ее чемодан.

София вздрогнула и резко обернулась, когда открылась дверь. Сердце ее, казалось, сейчас выскочит из груди. Но, вместо слуги с чемоданом, в комнату вошел Эш. Одного взгляда на его лицо было достаточно, чтобы понять — Эш знает о ее плане.

София глубоко вздохнула. Очень хорошо, что все так оборачивается — ей только надо подтвердить, что она не собирается расставаться со своей свободой.

— Я не хочу выходить за тебя замуж, Эш. Мне кажется, этот брак не принесет нам ничего хорошего.

Было видно, что Эш едва сдерживает свой гнев.

— Ты вроде бы считаешься взрослой, София. Но ведешь себя как ребенок — избалованный, эгоистичный ребенок, который думает только о себе.

Эти слова, сказанные так едко, сильно задели Софию.

— Если ты откажешься выйти за меня замуж теперь, после того, как я публично представил тебя как мою невесту, ты нанесешь оскорбление не только мне лично, но и народу, которым я правлю. Здесь, в Индии, мы очень серьезно относимся к таким понятиям, как честь, долг, ответственность, уважение к предкам. Ты — единственная, кто несет ответственность за ситуацию, в которой мы оказались. Ты заварила эту кашу.

Все, что он говорил, было правдой. Жестко, беспощадно и холодно он нарисовал портрет Софии, который ей совершенно не понравился, который заставил ее стыдиться саму себя.

Все, что она могла, — это промямлить дрожащим от набегающих слез голосом:

— Хорошо.

Она выглядела такой несчастной и одинокой, что у Эша, помимо его воли, возникло желание защитить ее. Он непроизвольно шагнул к ней, но заставил себя остановиться. Он должен думать не о ней, а о своем народе и своих обязанностях.

— Ты даешь мне слово, что согласна на нашу свадьбу? — Он прямо-таки давил на нее, заставлял сказать то, что ему нужно.

— Да. — Софии больше ничего не оставалось. Во рту пересохло, ответ прозвучал хрипло.

— Вот и отлично. Обычно гражданская церемония походит через тридцать дней после официального заявления о желании вступить в брак. В нашем случае, думаю, это можно пропустить. Церемония состоится завтра.

Завтра? София не верила своим ушам.

— Я уже сообщил твоему отцу о наших планах. Мы решили, что пышной церемонии не будет.

Эш достал из кармана небольшую коробочку и протянул ее Софии:

— Это тебе. Это кольцо — семейная реликвия. Возможно, его надо будет подогнать по размеру.

София уставилась на старинную, обтянутую бархатом коробочку с вытесненным на ней фамильным гербом. Она взяла ее, стараясь не показать, какую боль ей причиняет эта ситуация. Эш даже не попытался открыть коробочку с кольцом, не говоря уже о том, чтобы надеть его на палец Софии. Она с трудом улыбнулась. Но когда открыла коробку, то задохнулась от неподдельного восхищения. Такого большого бриллианта она еще не видела. Грушевидной формы, на тонком платиновом ободке, он сверкал и переливался всеми цветами радуги. Семейная реликвия… Неужели это значит…

— Это обручальное кольцо твоей первой жены? — София была в очередной раз уязвлена.

Чувства гнева и вины пронзили Эша, как раскаленная проволока.

— Нет, — сказал он сквозь зубы. — Оно принадлежало моей прабабушке.

Он никогда не предлагал Насрин кольцо его прабабушки. Кольцо, которое ей подарил прадедушка Эша. Кольцо, которое являлось символом их любви.

Насрин сразу сказала ему, что хочет кольцо с огромным изумрудом, которое тоже было частью очень красивого комплекта. И, вопреки здравому смыслу, он согласился, хотя отдельно от всего комплекта кольцо смотрелось не так эффектно.

Почему-то Эшу показалось, что София достойна именно этого кольца — символа любви.

София вздохнула с облегчением — слава богу, ей не придется носить кольцо Насрин. Ей пришлось самой достать кольцо из футляра надеть его на безымянный палец. Кольцо ей подошло идеально.

Эш тоже это заметил, как и то, что оно очень подходило Софи.

— Алекс хочет узнать, что происходит, — внезапно сказал он. — Твой отец просто сказал, что мы собираемся пожениться. Предлагаю сказать, что, встретившись вчера на приеме, посвященном его помолвке, мы поняли, что старые чувства вспыхнули с новой силой.

— Алекс думает, что мы влюблены?!

— Конечно, ему лучше было сказать правду. Но Алекс не только мой друг, но еще и твой брат. Мне кажется, пусть лучше он считает, что наш брак основан на взаимных чувствах. Не нужно его расстраивать. И вообще, чем меньше народа знает об истинной причине нашей свадьбы, тем лучше. На людях нам надо вести себя так, как будто мы действительно хотим быть вместе. Мне совершенно не хочется, чтобы наш брак был постоянным источником сплетен и домыслов. Их и так уже достаточно. Но если публике и прессе будет известно о вспыхнувших между нами чувствах, то это объяснит ситуацию, в которой мы оказались.

— Но если отец скажет прессе, что он настоял на нашем браке?

— Он этого не сделает, он согласился со мной, что наши якобы сильные взаимные чувства изменяют ситуацию и ему будет легче принести извинения испанскому принцу. Да и мнение общественности в этом случае будет на нашей стороне. Об одном тебя прошу, София. Не делай больше ошибок. Я буду следить за тобой.

Итак, это случилось. София стояла посреди безликого зала безликого дворца бракосочетаний и не могла поверить в реальность происходящего. Теперь она — жена Эша. Гражданская церемония была простой и лаконичной. Во время церемонии София не жалела ни о том, что лишена возможности устроить экзотическую традиционную трехдневную индийскую свадьбу, ни о том, что свадьба не проходит в огромном соборе Сантина. София думала о тех парах, которые до них с Эшем вот так же регистрировали свои браки. Любили ли они друг друга? Как сложились их жизни? И еще она все время ощущала боль и тоску. Глупо, но она все еще надеялась, что Эш полюбит ее.

Они расписались, подписи были заверены. Эш сказал Софии, что ее отец объявит о свадьбе сегодня вечером.

— Шарлотта скажет, что я должна была подождать.

— А ты ей ответишь, что мы не могли ждать.

Тем временем они вышли на яркую, суматошную улицу. София была как во сне. Свадебного платья у нее не было. София надела простое льняное белое платье, что вызвало скептическую ухмылку Эша. Белый цвет, цвет невинности. Эшу казалось, что София насмехается над ним.

Несмотря на пустоту внутри, на ощущение одиночества, София во все глаза смотрела на окружающее ее многоцветье. Яркая, шумная жизнь вокруг завораживала, ароматы кружили голову. Ей нестерпимо захотелось поделиться своими впечатлениями с Эшем, захотелось сказать ему, что она уже любит свою новую страну, задавать вопросы о Мумбаи и, конечно, о Наилпуре. Но она вспомнила, что их брак — династическая необходимость, и прикусила язык. От нее Эш ждет только сексуальной верности и, конечно, наследника.

— Нам надо вернуться в апартаменты, — сказал Эш. — Мы вылетаем в Наилпур через пару часов.

На телефон Софии пришло новое сообщение. На этот раз оно было не от Шарлотты, а от матери.

«Дорогая, мы с твоим отцом рады за вас с Эшем. Я знаю, ты всегда была влюблена в него. Будь счастлива!»

Будь счастлива? Невозможно.

Следующее сообщение было от Шарлотты.

«Ты уверена, что поступаешь правильно?!»

Несмотря на внезапно набежавшие на глаза слезы, София ответила:

«Мечты сбываются. Я всегда любила Эша и теперь счастлива, как никогда».

«Точнее, несчастна, как никогда», — подумалось Софии.

Эш смотрел в окно. В сложившихся обстоятельствах он принял единственно правильное решение. Но почему же его гложет ощущение, что он что-то упустил? И еще чувство опасности. Ему казалось, что эти ощущения не отпускают его с той ночи в самолете, когда он чуть не потерял контроль над собой. Чуть не забыл обо всем ради минутного удовольствия. Это было бы очень опрометчиво. Если бы у них был полноценный секс без всякой защиты… Если бы он позволил своему желанию прорвать барьеры самоконтроля… Но этого не произошло. Хорошо, что стюард так вовремя вошел в спальню. Теперь он не должен позволять эмоциям и желанию затмевать рассудок. Теперь он готов к этому. Он с этим справится.