Прочитайте онлайн Тайна Софи | Глава 4

Читать книгу Тайна Софи
4816+1044
  • Автор:
  • Перевёл: Е. М. Этцель
  • Язык: ru

Глава 4

Четыре часа утра. Через два часа они будут в Мумбаи. Эш решил хоть немного поспать. Он закрыл ноутбук и прошел через спальню, не включая в ней свет, в ванную. Там он принял душ, после чего накинул на себя один из мягких махровых халатов, висящих на двери ванной. Зайдя в спальню, он включил свет и застыл в изумлении.

— София! Что за…

Возмущенный голос Эша разбудил Софи, но она спала так глубоко, что ей понадобилось время, чтобы осознать, где она находится. Сердце ее билось где-то в районе горла. Судорожно Софи пыталась натянуть одеяло на свое обнаженное тело.

— Прости, Эш. — Она попыталась смягчить ситуацию извинением. — Я собиралась выйти и сказать тебе, но ты с кем-то разговаривал, а я была так измучена и не заметила, как заснула.

Это последнее, что ему сейчас нужно, с раздражением подумал Эш. Он уловил запах ее кожи, такой теплый и пьянящий, что у него закружилась голова.

— Ты сделала это специально, не так ли? — раздраженно спросил Эш. — Я ведь говорил тебе, что не могу помочь тебе. Я ненавижу, когда на меня давят, София.

Софи рассердилась. Да как он может?! Какое он имеет право обвинять ее в подлости и хитрости?!

— Неправда! — резко ответила она. — Я не собираюсь давить на тебя. Я приехала в аэропорт, собираясь улететь в Лондон первым же возможным рейсом. Но все регулярные рейсы отменены из-за большого количества гостей, прибывших на торжество на собственных самолетах. Когда служащая аэропорта сказала, что твой самолет взлетает в ближайшее время, я просто…

— Ты просто пробралась на него? Да ты представляешь себе, как отзовется твой поступок на отношениях между нашими странами? И не только между нашими. Ты подумала о своем женихе? Как он отреагирует на сообщения в прессе, что его невеста сбежала с другим мужчиной через час после оглашения помолвки?

— Он никогда не будет моим мужем! Никогда! Мне нужен был любой самолет, не твой конкретно. Эш, пойми, у меня действительно не было выбора! Я не могу позволить своему отцу принести меня в жертву ради его амбиций. Все, что мне надо, — это добраться до Лондона. У меня есть паспорт. После того как твой самолет приземлится в Мумбаи, я больше не буду докучать тебе. Ты был для меня кем-то особенным, моим героем, но это было раньше. Сейчас уже нет. Конечно, было глупо с моей стороны надеяться на твою помощь, когда я уже имела печальный опыт общения с тобой.

Эш сразу понял, на что она намекает. К своему изумлению, он понял, что ее слова причиняют ему боль.

— Ты мне предложила свою невинность, и я отказал тебе ради твоего же блага! Тебе было всего шестнадцать! Воспользоваться твоим предложением было бы подлостью с моей стороны.

Они вообще не должны говорить на эту тему, подумал Эш. Слишком близко она подводит их к опасной черте.

— Все, что мне нужно, это добраться на твоем самолете до Мумбаи, — еще раз повторила София. — Никто не знает, что я улетела с острова вместе с тобой.

— Ты чертовски права, они действительно ничего не знают, поскольку правда заключается в том, что ты улетела с острова не со мной! — возмутился Эш. И добавил уже спокойнее: — А почему именно в Лондон?

— У меня там друзья, — ответила София, избегая взгляда Эша.

Ее смущение вызвало жесткий вопрос с его стороны:

— Друзья или мужчина? Любовник, который…

— Да нет же! — София была совершенно искренна. Ей очень не хотелось, чтобы Эш спрашивал ее, насколько уверена она в том, что так называемые друзья ей помогут. На самом деле она сама не была в них уверена.

Теперь, когда она окончательно проснулась, ее словно током поразила одна мысль — на Эше, кроме небрежно запахнутого халата, больше ничего не было. Хотя почему это должно ее беспокоить. Она уже давно не питает к нему никаких чувств. Эш сердито мерил широкими шагами салон, а София никак не могла отвести взгляд от развевающихся пол его халата. Она видела полоску волос на его груди, уходящую вниз, к плоскому, мускулистому животу. Только раз она ее видела, но тогда Эш был в джинсах, а теперь…

София внезапно поняла, что ей тяжело дышать, но еще труднее было отвести взгляд от его тела.

— Сейчас я скажу пилоту, чтобы он поворачивал назад.

— Нет! — в панике крикнула София, не раздумывая рванулась к Эшу и схватила его за руку.

В ее глазах сверкали слезы, во взгляде читался неподдельный ужас. Кинувшись к Эшу, София не заметила, что простыня соскользнула с ее плеч, полностью обнажив ее наготу.

«Ее тело — само совершенство», — подумал Эш. Маленькие упругие груди, узкая талия, плавные изгибы бедер. Крошечные бикини только подчеркивали ее наготу. Все яснее и яснее Эш понимал, что, нравится ему это или нет, он страстно желает Софию. Ее кожа сияла в мягком свете спальни, загорелое тело выглядело еще более соблазнительным на фоне ослепительно-белых простыней, а звездное небо за окном самолета придавало ее облику загадочность. До этого момента Эш не замечал, насколько аскетичный дизайн спальни отражает эмоциональную пустоту в его жизни.

Самолет попал в небольшую воздушную яму, отчего София потеряла равновесие и чуть не упала с кровати. Неосознанно Эш кинулся к ней, чтобы подхватить и не дать упасть, и вдруг осознал, что держит в объятиях ее обнаженное тело и что его тело однозначно на это среагировало. Он должен выпустить ее из объятий, выйти из спальни, но вместо этого только крепче прижался к Софи.

«Этого не должно произойти», — мысленно твердила София. Но, судя по всему, было уже поздно.

Это уже происходило, и ее вероломное тело хотело, чтобы это произошло, несмотря на все мысли о том, что это невозможно.

Он не должен этого делать. Он не хотел этого делать, его мускулистая загорелая рука сама легла Софии на одну грудь, а губы сами, независимо от него, покрывали другую быстрыми, легкими поцелуями, пока не нашли сосок, а язык сам, независимо от воли Эша стал ласкать этот восхитительный бугорок.

Софи хотела остановить, оттолкнуть Эша. Сказать ему, что этого не должно случиться. Но не могла. Страсть, подобно хорошо выдержанному вину, разлилась по ее телу, пьяня и кружа голову. Откуда оно пришло, это страстное, неутолимое желание? Ведь у нее еще не было подобного опыта, что бы там ни писали газетчики. Но сейчас ее тело полностью отдалось инстинктам и знало, что делать. Руки сами обхватили голову Эша, тело изогнулось, голова откинулась, стон вырвался из груди. Ее соски напряглись от прикосновений рук и губ Эша, тело вздрагивало от возбуждения. Эш застонал. Его рука опускалась все ниже, вот она уже скользнула под бикини и стала ласкать нежную, чувствительную плоть. Он уже был готов войти в нее, но медлил, продлевая наслаждение, лаская ее везде и получая ласки в ответ.

Вдруг раздался тихий стук в дверь. Эш успел только накинуть на Софию простыню и запахнуть на себе халат, как вошел стюард. Глаза юноши удивленно расширились, он принялся извиняться и попятился назад, сказав только, что пилот просил передать, что из-за сильного встречного ветра прибытие задержится на пятнадцать минут.

Появление стюарда подействовало на Эша как холодный душ. Он не понимал, как мог так себя вести, как мог попасться в сети, которые Софи так ловко расставила.

— Тебе лучше одеться, — резко сказал он Софии и, не глядя на нее, отошел в другой конец спальни.

Одевались они в гнетущем молчании.

Что с ней случилось? Как она могла пойти на поводу у своей похоти?

Пилот объявил, что самолет снижается. Эш не сказал Софии ни слова с тех пор, как они покинули спальню. София тоже не хотела ничего говорить. Она все еще была зла на саму себя.

— Ремень безопасности, — резко бросил Эш.

Софи никак не могла застегнуть ремень под внимательным взглядом стюарда, находящегося неподалеку. Спасибо Эшу, он не видел ее обнаженной, но этот молодой человек прекрасно понимал, что происходило перед тем, как он вошел в комнату. Это было видно по его взгляду.

Конечно, мужчины и раньше бросали на нее похотливые взгляды, но она была защищена от них тем, что знала только она — еще ни один мужчина не был с ней близок, ни с одним она не делила постель. Теперь, благодаря ее поведению, у нее не было этой внутренней психологической защиты. И теперь некому защитить ее от этого. Всю свою последующую жизнь она будет помнить, как низко она пала, как поддалась минутному желанию.

Самолет приземлился. Впереди длинный перелет в Лондон, остается только желать, что ждать в аэропорту не придется слишком долго.

Эш расстегнул ремень безопасности и встал. Автоматически то же самое сделала София.

— Мой чемодан, — начала она, когда Эш показал на дверь, которую открывал стюард.

— Оставь его, — коротко бросил Эш, жестом пропуская ее вперед. — Стюард позаботится о нем.

— Но я хочу попасть на первый рейс. Я могу… — начала София и внезапно замолчала, с ужасом уставившись на только что открывшуюся дверь. За ней виднелась группа журналистов, щелкающих фотоаппаратами. — О господи! Папарацци!

Раздраженный тем, что София остановилась в дверях, Эш подошел к ней сзади и остановился как вкопанный, увидев газетчиков.

— Полагаю, это была твоя идея: тайно сбежать, при этом дать знать об этом всему миру! — выходя из себя, крикнул он.

— Нет, это не я, — попыталась защитить себя София, но, взглянув на Эша, поняла, что он ей ни капли не верит.

Эш понял, что им не спрятаться от репортеров. Вернувшись обратно в самолет, они только подстегнут любопытство вездесущих папарацци. У них с Софи был единственный выход — смело выйти им навстречу.

— Пошли. — Он взял ее за руку.

Несмотря на этот жест, София чувствовала себя одинокой и несчастной — она не могла забыть, с каким гневом и презрением Эш только что смотрел на нее. Как только они спустились с трапа, журналисты со всех сторон атаковали их.

— Правда ли, что теперь вы вместе и что принцесса София бросила своего жениха?

— Можете ли вы дать комментарии по поводу проведенной вместе ночи?

— Король Эдуардо знает про вас?

— Вы останетесь вместе или принцесса вернется к своему жениху?

— Вам понравился полет, ваше высочество?

Последний вопрос был задан с многозначительной ухмылкой, а камера была направлена прямо на Софию, чтобы поймать выражение ее лица. Это было уже слишком. Она неосознанно повернулась к Эшу, схватилась за его руку и спрятала лицо у него на груди.

— Спасибо, дорогуша, — воскликнул фотограф. — Отличный кадр!

— Итак, я был прав. Ты все это подстроила, — с неприязнью бросил Эш приглушенным голосом. — Неужели у тебя нет ни капли собственного достоинства, ни частички стыда? Тебе уже давно наплевать на твою репутацию, но ты даже не подумала о том, в какое положение ты поставила своего отца и жениха! Что будет, когда эта свора хищников выложит свои фотографии в Интернете? Или тебе все равно?

— Я этого не делала! — София все еще пыталась защититься, но оправдание выглядело жалким. Ее сотрясала дрожь от боли, которую причиняла неприязнь Эша, от страха перед неожиданным появлением прессы. Конечно, она привыкла к тому, что ее осаждают репортеры, она даже привыкла к тому, что они постоянно лезли в ее личную жизнь, задавая вопросы о мужчинах, с которыми она встречалась. Но тогда она была защищена собственным знанием того, что все, что пишут о ней в прессе, — выдумки. Сейчас же дело обстояло совсем по-другому. Ее заметили с Эшем в интимной обстановке.

«Почему это произошло со мной? Я не хочу, чтобы мой отец узнал, что я здесь. Я не хочу, чтобы он узнал что-либо обо мне до того, как я доберусь до Лондона», — пронеслось у нее в голове.

— Кроме тебя, это больше некому было организовать, — начал Эш. Тут краем глаза он увидел, как стюард украдкой подошел к одному из журналистов, и тот передал ему пухлый конверт. Теперь все выглядело несколько по-другому. Может, София действительно ни при чем? Но сейчас не время разговоров со стюардом, это только вызовет еще больший интерес прессы. — Сюда, — тихо сказал Эш, все еще держа Софию за руку. Проталкиваясь сквозь толпу журналистов, он, наконец, увидел ожидающий его лимузин.

— Это еще зачем? — воскликнула София. — Мне нужно в аэропорт, мне нужно в Лондон!

— А мне надо успеть в офис на очень важную встречу, — ответил Эш. — И именно туда мы сейчас и отправимся. Хотя, если ты хочешь, я могу оставить тебя здесь на растерзание этим хищникам. — Он взглядом указал на журналистов. — Мы займемся твоим вылетом в Лондон чуть позже.

Одна только мысль о том, что она может остаться здесь одна в обществе вечно жадных до сплетен папарацци, привела Софию в ужас. Она покорно села в лимузин, больше не протестуя.

Вскоре машина уже ехала по городским улицам. До этого дня София никогда не бывала ни в Мумбаи, ни в Индии вообще, хотя всегда хотела посетить эту страну. И не только потому, что здесь жил Эш. Индия завораживала Софи, представлялась сказочной страной. Словно забыв о происшедшем, она с восторгом смотрела на виды, пробегающие за окном машины. София не могла удержаться и, повернувшись к Эшу, прошептала:

— Все такое яркое, полное жизни. Все, что я видела до этого, кажется мне теперь бледным и скучным.

Машина остановилась на светофоре. Словно из-под земли, возник мальчик с ведром воды и стал протирать лобовое стекло машины, несмотря на все протесты водителя.

Нежная улыбка осветила лицо Софии. Мальчик, худенький и гибкий, широко улыбнулся ей в ответ. Его карие глаза засверкали, когда он заметил, что Софи наблюдает за ним, и он быстро перебежал к окну с ее стороны.

Наблюдая, как София роется в сумочке в поисках мелочи, Эш почувствовал, как смягчается его сердце.

Насрин не выносила бедняков и не скрывала своего презрения к ним.

— Вот, возьми. — Порывшись в карманах, он протянул ей немного мелочи — ведь у Софии не могло быть индийских денег.

Тем временем машина начала двигаться.

— О, Эш, пусть водитель притормозит, я хочу дать мальчику денег, — попросила Софи, улыбнувшись Эшу так же тепло и нежно, как только что улыбалась мальчику.

Эш выполнил ее просьбу. Любому мужчине было бы нелегко устоять перед такой улыбкой. Понимала ли это София?

Они были уже в центре города и выехали на набережную. София с удивлением заметила, что дома на ней построены с явным влиянием стиля ардеко — шикарного стиля с обилием узоров, этнических орнаментов на фасадах. Эти дома казались сказочными дворцами. Но прежде чем она успела попросить водителя ехать чуть помедленнее, машина свернула на другую улицу, и София увидела целый квартал дорогих современных коттеджей. Ее совсем не удивило, когда машина подъехала к дому, который выглядел самым дорогим из окружавших его зданий.

— Мой чемодан, — напомнила София, не обращая внимания на руку, которую протянул Эш, чтобы помочь ей выйти из машины. Она была не в состоянии прикоснуться к нему.

— Водитель занесет его в дом, — ответил Эш. Он посмотрел на часы. Несмотря на все события, он не забыл о намеченной встрече. У него не займет много времени поиск подходящего рейса для Софии. Конечно, он мог оставить ее в аэропорту, но не сделал этого. Не позволяло чувство ответственности, которое в нем воспитывали с раннего детства. Как магараджа, он должен испытывать это чувство по отношению к подданным.

Когда у него будут дети, в особенности сын, наследник, он обязательно проследит, чтобы ребенок понял, что наряду с привилегиями и достатком, которые он унаследует, он унаследует и множество обязанностей. Конечно, это будет происходить постепенно, чтобы груз ответственности не был непосилен. Ребенок должен оставаться ребенком. И между ним и родителями должны быть любовь и уважение. Будучи сиротой, Эш остро чувствовал недостаток этой любви, но, с другой стороны, он прекрасно понимал, что наличие родителей эту любовь не гарантирует. София была этому прямым доказательством.

София. Он опять испытал сочувствие к ней. Пол в холле был мраморным, и шаги Эша отдавались гулким эхом. Внезапно Эш остановился и повернулся, чтобы взглянуть на Софию.

Она все еще стояла у двери. Ее темные волосы рассыпались по плечам, на лице не было ни капли косметики, губы слегка приоткрыты, а темные глаза сияли и с любопытством изучали убранство холла.

Эша снова охватило дикое, необузданное желание. Это привело его в бешенство. Он резко повернулся и бросил через плечо:

— Лифт здесь.

Софи с неохотой пошла за ним. Все-таки лучше бы он оставил ее в аэропорту, тогда она бы уже, возможно, летела в Лондон. Лифт, как и все здание в целом, был современным, из стали и стекла, и София не удивилась, когда, выйдя из лифта, увидела огромное помещение, одна стена которого была целиком из стекла, а за этой стеной виднелся огромный балкон. Сочетание холодного белого, стального серого и угольно-черного цветов в отделке тоже не удивило Софию. Во всем декоре было что-то очень мужественное. Это помещение было отражением Эша. При этих мыслях София почувствовала томление внизу живота.

— Садись, я распоряжусь насчет завтрака.

— Я не хочу есть, — сказала София. — Я хочу в Лондон. Я не просила привозить меня сюда…

Ее слова прервал звук сообщения, пришедшего на ее мобильный телефон. София похолодела. Это из дома. Им все известно.

Эш вышел, София оказалась одна в огромной комнате. Она достала телефон. Сообщение было от Шарлотты.

«София, о чем ты думала?! Тебя застали в постели с Эшем, об этом гудит весь Интернет. Здесь полно журналистов, они осаждают отца, расспрашивая его о твоем приключении в воздухе. Он, конечно, не дает никаких комментариев. Он в бешенстве. Он унижен и оскорблен. Надеюсь, что то, что ты сделала, стоит этого. В моем случае это было не так».

Дрожащими руками София стерла сообщение.

На кухне в апартаментах Эша был включен телевизор. Показывал местный англоязычный канал. Увидев свое лицо на экране, Эш отвернулся. Голос журналиста сообщил, что после того, как журналисты застали Софию и Эша выходящими из его самолета, вышло заявление, озвученное официальным представителем королевского дома Сантина. В нем говорилось, что, к сожалению, когда было объявлено о помолвке, король еще не знал о внезапной страсти, разгоревшейся между его дочерью и магараджей. Поэтому он приносит свои извинения испанскому принцу. В то же время король с радостью сообщает о помолвке своей дочери с магараджей.

Резко повернувшись, Эш вышел из кухни и вернулся в гостиную, где включил большую плазменную панель.

— Я нашла место в самолете, но он вылетает только вечером, — сказала Софи. Она бы предпочла более ранний рейс, ей совсем не хотелось злоупотреблять гостеприимством Эша.

— Лучше посмотри вот это, — резко бросил ей Эш, проигнорировав ее слова о вечернем рейсе. По телевизору передавали прогноз погоды.

— Что… — начала София, но Эш раздраженно тряхнул головой и коротко сказал:

— Подожди.

София стояла перед экраном телевизора, не смея даже шелохнуться. Ей показалось, что прошла целая вечность, прежде чем она услышала:

— А теперь грустные новости для девушек на выданье в Мумбаи. Сегодня король острова Сантина объявил о помолвке его младшей дочери принцессы Софии и магараджи Наилпура.

София слушала и не верила своим ушам. Ее постепенно охватывал ужас. Когда новости закончились, она повернулась к Эшу:

— Ты должен поговорить с ним, объяснить…

— Конечно, я поговорю с ним, и чем скорее, тем лучше. Но, похоже, у него не было другого выхода, — холодно ответил Эш. — За всю эту ситуацию несет ответственность только один человек, София. И этот человек — ты. Ты пробралась на мой самолет.

Ей нечего было возразить на эти слова, как бы ей ни хотелось оправдать себя. Было видно, что Эш с трудом сдерживает раздражение и гнев. Впервые София поняла, что этот человек может быть более грозным, чем ее отец. Это был уже не Эш — друг старшего брата, а Эш — магараджа, лидер и правитель страны.

Эш достал свой смартфон. Скорость, с которой король Эдуардо ответил на звонок, показывала, что звонка ждали.

— Эш. — Голос короля звучал сурово и жестко.

На какое-то мгновение Эшу показалось, что поскольку король назвал его по имени, то есть возможность уладить ситуацию, извинившись и все объяснив.

— Ваше величество, произошло недоразумение.

— Недоразумение? — Голос короля стал более гневным. — Полагаю, никакого недоразумения нет. Ты публично опозорил семью Сантина и жениха Софии.

— Ваше величество, я понимаю, как вы расстроены, но могу вас уверить в том, что не произошло ничего, из-за чего вы или жених Софии могли бы беспокоиться. — Эш говорил твердо и уверенно.

София стояла рядом с побелевшим от страха лицом.

Взглянув на Софию и увидев, что она близка к обмороку, Эш добавил более мягким, примирительным тоном:

— Дело в том, что София была шокирована вашим объявлением о ее помолвке испанским принцем. Это было для нее полной неожиданностью. В панике она решила лететь в Лондон, но регулярные рейсы были отменены, и она, без моего ведома, пробралась на мой самолет в надежде вылететь в Лондон из Мумбаи. Я понимаю, что это — необдуманный и импульсивный поступок, но София не хотела никого ставить в неловкое положение.

— Это вы все придумали в кровати, на борту твоего самолета? Вы что, держите меня за дурака? Хочет София замуж или нет, у нее нет выбора. И это только ее вина. Она и так не сходила с полос желтой прессы, каждую неделю ее имя связывали с новым мужчиной, а теперь еще и это!

Король говорил так громко и грозно, что София слышала каждое его слово. Щеки ее пылали, внутри все переворачивалось от чувства бессилия и несправедливости. Она понимала, что не сможет себя ни оправдать, ни защитить. Отец все равно бы ее не понял, как не понимал никогда.

— Итак, есть только один выход из этой ситуации, — заявил король Эдуардо. — Ты женишься на Софии, и чем скорее, тем лучше. Если ты этого не сделаешь, она не будет больше считаться членом нашей семьи. Если ты не женишься на ней, я отрекусь от нее и лишу наследства. Она и так принесла нашей семье достаточно неприятностей. Единственный способ загладить вину и положить конец этим ужасным сплетням — это выйти за тебя замуж.

В трубке послышался щелчок. Король закончил разговор.