Прочитайте онлайн Тайна Софи | Глава 10

Читать книгу Тайна Софи
4816+1032
  • Автор:
  • Перевёл: Е. М. Этцель
  • Язык: ru

Глава 10

Прошел почти месяц после УЗИ, но ближе Софи с Эшем не стали. На самом деле Эш сознательно увеличил дистанцию между ними.

Софи сидела в своем садике, перебирая в уме невеселые мысли. С того дня, как они узнали о беременности Софи, Эш очень внимательно следил за ее здоровьем. Однако, стоило Софи предпринять попытки к сближению, Эш замыкался в себе.

Наиболее унизительным было то, что несмотря на все попытки Софи объяснить, что ей нужна нежность, нужен рядом близкий человек, Эш не прикасался к ней и больше не приходил к ней в спальню.

И в то время как прежняя смелая Софи хотела выяснить, что же произошло, почему она больше не является желанной, другая Софи — будущая мать — была более осторожной. Она опасалась, что разбирательство может навредить близнецам и разрушить и без того хрупкие отношения с Эшем.

Кроме того, она иногда думала, что все равно ничего не сможет изменить, раз Эш так решил, и это пугало Софи. Она боялась, что он так же будет замкнут с детьми, как замкнут с нею. Не намеренно, конечно, ведь он безумно рад им. Просто барьеры, которые он выстроил вокруг себя после смерти Насрин, стали его второй натурой.

Она опять и опять вспоминала свое детство. Детство практически без отца. Помнила, как все ее попытки сблизиться с ним оканчивались провалом. Конечно, она не хотела такой судьбы для своих детей. Но, в конце концов, у мальчиков будет она, а Эш все равно будет как минимум заботливым отцом. Сейчас, напомнила она себе, ее эмоциями управляют гормоны. Конечно, обидно, когда тобой пренебрегают, когда дети, которых ты носишь, значат для твоего мужа больше, чем ты.

Эш мерил шагами свой кабинет. Он убедил себя в том, что ему необходимо работать допоздна, что надо проверить, насколько успешно продвигаются его проекты. Некоторые из них он хотел приурочить к рождению сыновей. Но он прекрасно знал, что на самом деле работа — это предлог, чтобы занять себя, чтобы не думать постоянно о Софи.

Все это было настолько не похоже на него… Ненужно, нелогично, неприемлемо — постоянное желание быть рядом с Софи. И не просто быть рядом, он хотел… Эш силой постарался изгнать эти мысли, зажмурился, потер виски. Он все время внушал себе, что ему, с такой сильной самодисциплиной, будет совсем несложно держаться от Софи на расстоянии. Эш убеждал себя, что такое поведение необходимо для того, чтобы беременность Софи протекала безопасно. К тому же секс, который между ними был, — это секс, и ничего более. Но каждая ночь без Софи была для него мукой. Он вспоминал запах ее кожи, звук ее прерывистого, возбужденного дыхания, стоны и крик оргазма. Все это не давало ему покоя.

Сколько раз, просыпаясь ночью, надеялся услышать рядом с собой ее дыхание, ее голос, шепчущий во сне его имя. Как смогла эта женщина за несколько недель настолько овладеть его сердцем? В его жизни было немало женщин, но ни одну он не желал так страстно, как Софию, ни одна не смогла настолько завладеть его чувствами. Это предупреждение, решил Эш. Предупреждение и тест. Он должен доказать себе, что может держаться на расстоянии от Софии, от ее постели. Во-первых, этому есть разумное объяснение — Софи беременна близнецами. Во-вторых, когда после значительного перерыва он снова придет к ней, то конечно же сможет контролировать свои эмоции.

Тогда почему же прямо сейчас он подходит к ее спальне?!

Софи понимала, что это неразумно. Напрасно она пыталась убедить себя, что жизнь с Эшем будет построена на разуме и логике. В конце концов, напомнила себе Софи, все, что она сейчас делает, она делает не ради нее, а ради близнецов. Надо убедить Эша в том, что его отдаление, эмоциональная холодность через нее передаются и близнецам. Постараться объяснить, что они все чувствуют. Софи решительно подошла к кровати и накинула халат поверх тончайшей ночной рубашки. Ей надо найти Эша. Софи решительно взялась за дверную ручку.

Эш опустил руку на ручку, ведущую в спальню Софи. Он все еще пытался убедить себя в том, что не должен быть здесь. Его охватила волна ненависти и неприязни к самому себе. Он, так гордящийся тем, что может управлять своими эмоциями, оказывается, находится во власти этих эмоций. Эш попытался успокоиться, остановить бешеный стук собственного сердца. Прежде чем он нажал на ручку, дверь распахнулась и на пороге спальни появилась Софи.

Софи и Эш замерли от неожиданности. Софи первой пришла в себя. Эш был как в тумане. Он почувствовал ее руку на своей руке, ощутил, как Софи ведет его внутрь спальни, слышал искреннюю радость в ее голосе. Ее теплый взгляд моментально разрушил ледяные барьеры, которыми он окружил себя. Он увидел нежный изгиб ее губ, мягких, теплых, ждущих его поцелуев, ее нежную светящуюся кожу, ее тело, устремившееся к нему. Тело, полное желания.

Эш постарался не думать об этом, отвести взгляд от ее лица и сразу же понял свою ошибку. Взгляд скользнул по ее телу, округлости которого лишь подчеркивались легким шелковым халатом. Он заметил, что тело Софи уже начало меняться. Груди стали больше, живот округлился. Сердце Эша забилось еще сильнее. Ему захотелось исследовать изменившееся тело Софи, каждую его округлость, каждую выемку. Взять в руки и ощутить эти полные груди, положить ладонь на живот… И может быть, он сможет почувствовать, как толкаются его сыновья? Софи не говорила, чувствует ли она их движение.

Наконец-то Эш был здесь. Он здесь, сейчас он возьмет ее за руку и отведет в кровать, где они будут вместе, как прежде. Только теперь она поняла, насколько тяжело было ей проводить все эти ночи без него. Какой же беззащитной и одинокой она была!

Может быть, все-таки есть надежда, может быть, она неправильно оценила ситуацию, решив, что, забеременев, стала нежеланной. Ведь любить его значит…

Любить его? Любить Эша? От этой неожиданной мысли сердце Софи забилось так, что казалось, выскочит из груди. Когда же в этом сердце зародилась любовь? София была не готова ответить на этот вопрос. Но одно она знала точно. Она любит Эша. Она где-то читала, что женщины устроены совсем по-другому, нежели мужчины, что во время сексуальной близости у них вырабатываются особые гормоны, которые привязывают женщину к своему партнеру. Может, это и так. Ведь она была уверена, что задушила в себе свою юношескую любовь к Эшу.

Любовь к мужу и сыновьям. Да, ей было на что надеяться, за что бороться. Однако Эш поклялся себе, что не допустит любовь в их браке, он сам не раз говорил ей об этом. И все-таки ее муж здесь. Он пришел к ней.

Здесь, в этой комнате все, что важно для него, подумал Эш. Здесь София и его будущие дети. Почему же он так долго не приходил сюда? Они одновременно приблизились друг к другу, глядя друг другу в глаза.

— Эш… — Голос Софи дрожал от еле сдерживаемых эмоций.

Эш был совсем рядом, достаточно было протянуть руку, чтобы прикоснуться к нему.

— Эш. — В этот раз она прошептала его имя.

Эш почувствовал тепло ее дыхания, увидел ее теплые мягкие губы, ждущие поцелуя.

Он желал ее, как никогда. Эш понял, что еле сдерживается. Обхватив Софию, он начал неистово целовать ее, а та в свою очередь, запустив пальцы в его волосы, так же неистово отвечала на поцелуи.

Уже не в силах остановить себя, Эш начал ласкать уже немного располневшее тело Софи. Ее бедра, груди, чуть прикрытые тонким шелком ночной рубашки, волновали его еще сильнее, чем раньше. Софи реагировала на каждое его прикосновение. Она легко постанывала, запрокинув голову. Эшу не терпелось оказаться с ней в постели. Все его тело разрывалось от желания. Он целовал и ласкал Софи так, как будто у него не было женщины несколько лет. Беременность сделала ее еще более чувственной и желанной. Беременность! Эш внезапно остановился и отстранил Софи от себя.

— Что случилось? — дрожащим голосом спросила Софи. — Что-то не так?

— Дети, — выдавил из себя Эш.

Он поспешил отвернуться от Софи, чувствуя отвращение к себе. Как он мог забыть о них, потерять контроль, поддаться влечению и тем самым подвергнуть риску своих будущих сыновей и Софию?! Эш был противен сам себе.

— Дети? — повторила Софи.

Ей было больно и обидно. То, как повел себя Эш, она расценила как предательство. Когда сразу после того, как Софи поняла, что любит Эша, он появился в ее спальне, Софи решила, что теперь все пойдет по-другому. Она надеялась, что они станут близки, и поэтому его отказ стал очень болезненным.

— Я не хочу… — начал Эш.

Но София не дала ему продолжить. Так быстро надежда и возбуждение сменились раздражением, болью и гневом. Гневом женщины, которую оттолкнул мужчина, которого она желает больше всего на свете.

— Ты не хочешь меня, потому что я беременна, это ты хочешь сказать? А как же наше взаимное сексуальное влечение, о котором ты говорил, когда убеждал меня выйти за тебя замуж? Или его больше нет, поскольку цель выполнена — я жду наследников?! Или из-за беременности я стала непривлекательной?! Но в любом случае, придя сюда сегодня и… и… сделав то, что ты сделал, а потом оттолкнув меня, ты поступил… нечестно и… жестоко! Такого я от тебя не ожидала! — Ее голос зазвенел от набежавших слез. Софи готова была расплакаться, но старалась сдержаться.

Эш стоял не двигаясь, отвернувшись от Софи. Она поняла, что Эш ее игнорирует, что он закрылся. Потому что она ему не нужна? Потому что ей нет места в его жизни?

— Ты вообще когда-нибудь меня хотел, Эш? Или просто притворялся, потому что тебе был нужен наследник?

— Нет, — смог выдавить из себя Эш. Он с трудом заставил себя повернуться и взглянуть на Софию. — Конечно, я хотел тебя.

Он и сейчас ее хотел. Ему захотелось показать, насколько сильно она желанна, но он должен думать о ней и о близнецах. На нем лежит ответственность за всех троих. Он — будущий отец, а не просто мужчина, находящийся во власти желаний.

— Но ты не был со мной уже несколько недель, и вот сейчас…

— Я думаю о тебе и о близнецах. Я не хочу… — Ему было сложно признаться, насколько ему близка Софи и еще не родившиеся сыновья. Но он заставил себя продолжить. — Я не хочу рисковать ими и… и тобой. Ты такая маленькая и хрупкая и носишь в себе близнецов. А если что-нибудь пойдет не так? Я себе этого не прощу. Хватит с меня смерти Насрин!

Комок подступил к горлу Софи. Она поняла, что Эш искренен. Против этих слов она ничего не могла сказать. Но почему он раньше ей не говорил об этом?

— Эш, женщина устроена так, чтобы вынашивать детей. И конечно, ты знаешь, что беременным можно заниматься сексом.

— Я не хочу подвергать тебя риску.

Теперь все его страхи были понятны. Но почему же он не объяснил ей все это раньше? Он не мог, поняла Софи. Эш старается избегать эмоций. Тепло, которое она ощутила, когда Эш объяснял ей свое поведение, сменилось ознобом. Прежние опасения вернулись к ней. Как же Эш будет вести себя с сыновьями? Так же отстраненно, холодно? Держать их на расстоянии? И почему? Только потому, что он дал себе клятву не поддаваться эмоциям?

Эш заметил перемену в Софи. Увидел, как она вдруг погрустнела и сникла.

— Что случилось? — почти испуганно спросил он.

— Я знаю, что близнецы уже много значат для тебя, Эш. Но боюсь, они этого никогда не узнают, если ты им этого не скажешь и не покажешь. Я боюсь, что ты отдалишься от них так же, как отдалился от меня. Я знаю, как это больно — иметь отца, которому до тебя нет никакого дела. Дети ведь не поймут, что ты любишь их, но не можешь или не хочешь этого показать, что считаешь проявление эмоций слабостью. Я хочу, чтобы наши сыновья знали настоящего Эша, Эша, которого знала я, когда была девчонкой, — доброго, понимающего, всегда готового выслушать. Эша, которого я так любила. Понимаешь, я хочу, чтобы ты стал таким отцом для наших детей, но я боюсь, что они никогда не увидят тебя таким, каким я знала тебя. Ты слишком замкнулся, я знаю, ты отстранишься от них, и они никогда не поймут, что ты их любишь!

Слова Софи прозвучали как гром среди ясного неба. Эш никогда не задумывался над этим. Ее слова срывали все замки и засовы, на которые была закрыта его душа. Он понял, что боится быть тем прежним Эшем, о котором говорила Софи. Эшем, который не боится открыться и показать свою любовь к детям. Мужем, который… который не боится показать свои чувства к жене?!

— София! — Его голос предательски задрожал. — Я обещаю, что буду для наших детей тем отцом, каким ты хочешь меня видеть. Я постараюсь быть тем Эшем, которого ты помнишь. Наши дети никогда не усомнятся в моей любви к ним.

— Эш, спасибо…

— А что касается того, что я не хочу тебя…

Эш крадучись, как барс, подошел к Софи и начал целовать ее медленно, нежно, легко привлекая ее к себе так, чтобы она почувствовала, насколько сильно он желает свою юную жену. У Софи закружилась голова, она не могла не ответить на его ласки.

— Я не могу рисковать тобой и детьми, понимаешь? — В шепоте Эша слышалось желание.

— Ты не навредишь нам, — прерывающимся голосом ответила Софи. — Мы можем любить друг друга осторожно, нежно, но… любить!

Дрожь, пробежавшая по телу Эша, была красноречивее слов. Он легко подхватил ее на руки и отнес в постель. Нежно, словно боясь причинить вред, он раздел ее и прикоснулся к ее обнаженному телу.

Неужели она могла подумать, что изменения, которые произошли с ее телом, могут оттолкнуть его? Если это так, то он сейчас покажет, насколько Софи была не права. Эш начал медленно и нежно целовать ее, исследуя своими губами ее сладкие, полные желания губы. В этот поцелуй Эш вложил все свое желание, всю благодарность за те маленькие жизни, которые были сейчас рядом с ними. И Софи ответила яростно, страстно. Ее руки обхватили тело Эша. Он слышал, как бьется сердце его жены…

Софи задохнулась от нежности и желания, когда Эш положил руку на ее округлившийся живот. В этом жесте была особая теплота, это был контакт ее, Эша, и их еще не рожденных детей.

Однако Софи была нужна не только теплота. Ей было нужно нечто большее. Ее тело жаждало любви, жаждало любимого мужчину. Эш, конечно, почувствовал это и постарался показать ей другую сторону любви — не яростную и страстную, а нежную и теплую. Он целовал ее живот так нежно, как может его целовать мужчина знающий, что там, под этой нежной кожей любимой женщины, находятся их дети. Любимой? Эш вздрогнул. В это же время он почувствовал, что Софи плачет. Он испугался, что причинил ей боль, что что-то сделал не так.

— Софи, милая, что такое?

— Эш… мне кажется… — Она не могла продолжать, ей было страшно, она боялась отпугнуть Эша, но остановиться она тоже не могла. — Я снова в тебя влюбилась, нет, я люблю тебя! Я знаю, что ты не любишь меня, что тебе не нужна моя любовь. Я просто хочу тебе это сказать и никогда больше не буду тебе досаждать такими признаниями!

Эти минуты навсегда запечатлелись в памяти Эша. Он почти физически почувствовал, как рушатся последние барьеры, выстроенные им. Он увидел, как на влажное от слез лицо Софи капают его собственные слезы. Он, который не проронил ни одной слезинки ни из-за боли, ни из-за горя, плакал, потому что причинил Софии боль. Боль не физическую, душевную. Эш вдруг ясно осознал, что любит Софию, тем сильнее его ужаснули муки, которые он причинил своей любимой.

— Мне нужна твоя любовь, Софи, — прошептал Эш. — Мне она очень, очень нужна! Мне кажется, именно ее я ждал всю свою жизнь… Я понял это уже давно, но не мог до конца себе в этом признаться. Теперь я понял, что просто боялся. Боялся признаться себе, как много ты для меня значишь, боялся признать свою привязанность к тебе. Сначала мне казалось, что легче притвориться, что ничего не происходит. Легче придумать для нас определенные правила поведения, разумные и логичные, чем сблизиться друг с другом. Я понимал, что происходит со мной, но старался не замечать, даже боролся с чувствами, которые овладевали мной! Отталкивая тебя, я таким образом наказывал себя за одни только мысли о чувствах к тебе.

— Это действительно так? — с дрожью в голосе спросила София. — Ты действительно любишь меня?

Видеть его храбрую, смелую Софию столь уязвимой, уязвимой из-за его трусости, было невыносимо тяжело.

— Да, это действительно так. Я хочу провести всю мою жизнь, доказывая, как ты дорога для меня. Но, Софи, мне нужна твоя помощь. Я наделал столько ошибок, что многое в моей жизни пошло не так. Я хочу, чтобы ты научила меня любви. Любви к тебе, любви к нашим детям. Вы заслуживаете любви, а я обещаю быть хорошим учеником.

— Конечно, любимый, я буду с тобой каждый день, я постараюсь научить тебя любви. — София обхватила ладонями его лицо и нежно поцеловала.

На своих губах она почувствовала соленые слезы любимого мужчины, и последние сомнения исчезли.

Внезапно она ощутила легкое шевеление внутри и от неожиданности вскрикнула. Потом взяла ладонь Эша и приложила к своему животу:

— Это наши сыновья! Они почувствовали нас, поняли, что мы любим друг друга!

Эш поцеловал то место на животе своей любимой, куда она приложила его руку. Под кожей любимой он ощутил легкий толчок. Затем Эш взял в свои ладони лицо Софи и поцеловал ее нежным долгим поцелуем. София поняла, что ее муж будет действительно старательным учеником.