Прочитайте онлайн Тайна «Сиреневой гостиницы» | НЕТ ВЫХОДА!

Читать книгу Тайна «Сиреневой гостиницы»
3316+384
  • Автор:
  • Перевёл: Мириам Салганик
  • Язык: ru
Поделиться

НЕТ ВЫХОДА!

Когда Карсон Дру говорил о том, что дочь его в опасности, дочь думала то же самое. Она ничком лежала на полу каюты и тщетно пыталась ослабить веревку, стягивающую ее руки.

Она огляделась. В тесной каюте поместились две койки, стол и стул. Нэнси подумала: «Отсюда не убежать, даже если удалось бы развязать руки!»

Узница подползла к иллюминатору и выглянула в него. По реке шла волна, и катер не на шутку раскачивало.

Открылась и закрылась дверь, Нэнси обдало холодным воздухом. Джин Холмс вошла в каюту и с нескрываемым злорадством посмотрела на Нэнси.

— Удобно ли вы устроились? Ах, я совсем забыла, у нашей ловкой шпионки завязан рот!

Экс-официантка сорвала повязку с пересохшего рта Нэнси. Нэнси провела языком по растрескавшимся губам, и Джин Холмс насмешливо проговорила:

— Вам хотелось бы выпить воды, не правда ли? Ничего, дочка Карсона Дру может и помучиться от жажды. Благодаря ему я очень долго была лишена радостей жизни!

— При чем тут мой отец? — начала было Нэнси и замолчала, вспомнив поведение официантки, когда Карсон Дру заглянул в окно столовой в «Сиреневой гостинице». Нэнси вспомнила и слова старого мистера Мэрриуэзера. — Кажется, я поняла, — сказала Нэнси, — это мой отец доказал, что вы подделали банковский чек, Гэй Моро!

Гэй на секунду потеряла самообладание, но быстро опомнилась:

— Значит, ты дозналась, кто я такая! Ничего, ты этим ровно ничего не добьешься!

Нэнси похолодела от зловещего тона, которым были произнесены эти слова, но постаралась не подать виду. По крайней мере, она может выиграть время!

— Ты выдала себя за меня в универсальном магазине, — заявила юная сыщица, — и ты изобразила Джин Холмс и Мэри Мейсон в «Сиреневой гостинице»!

— Можешь звать меня Гэй! — фыркнула та. — Я ведь провела тебя, разве нет? Я была отличной актрисой, пока меня не упрятали в тюрьму! Твой отец представлял на суде интересы одного из тех, чью подпись на чеке я подделала. В день приговора я сказала твоему отцу, что буду мстить!

Нэнси кивнула:

— И решила, что лучшая месть — выдать себя за его дочь! Ты проникла в наш дом, выкрала мою кредитную карточку и фотографию в серебряной рамке, чтобы получше скопировать мою внешность. Заодно ты прихватила и мое платье в цветочек!

— Все верно, — заносчиво вскинула голову Гэй. — Норковый мех, вечерние туалеты и модные часики пригодятся мне в моей новой жизни!

— И бриллианты Эмили тоже пригодятся? — подтолкнула ее Нэнси к дальнейшим признаниям.

Гзй победно ухмыльнулась:

— Естественно! Настоящие бриллианты у меня, а стекляшки — у Эмили Уиллоуби. Неплохо? Бриллианты здесь, в этой вот каюте. Представь себе, за какую сумму мы продадим их!

Гэй уже не могла остановиться и рассказывала все подряд: как после тюремного заключения никто не брал ее на работу в театре, как она подделала рекомендации на имя Мэри Мейсон и устроилась к миссис Стонуэлл…

— Но тут, — продолжала Гэй Моро, — муж моей сестры Бад, Джил Гэри, Фрэнк и их дружки придумали потрясающую вещь — купить субмарину и использовать ее на реке, чтобы никто не мог отыскать наше укрытие. Вот зачем мы с Джилом нанялись на работу в «Сиреневую гостиницу». Впрочем, это уже не имеет значения. В гостинице я услышала, как миссис Уиллоуби рассказывает этой Мод про вручение бриллиантов, и я решила прямо там же и утащить их. Джил вовремя погасил свет!

Когда Джил сказал Гэй по телефону, что в гостиницу приехала Нэнси, та разработала новый план.

— Мне нужно было запутать вас всех, поэтому я и отправилась в агентство по найму предлагать свои услуги в качестве официантки для «Сиреневой гостиницы». Как же мне повезло! Я столкнулась там с Мод и получила работу, не регистрируясь в агентстве!

— Вот почему ты явилась на собеседование раньше назначенного времени! — воскликнула Нэнси. — Чтобы потом вернуться и спрятаться в тайнике!

— Да! А как ты догадалась, что бриллианты украла я?

Нэнси рассказала и про сиреневые лепестки, и про другие следы, включая письмо, которое и привело ее к Мэрриуэзерам.

— Лилли! — пренебрежительно фыркнула Гэй. — Она тебе рассказала, что я подделала и ее подпись на чеке?

— Не может быть! — ахнула Нэнси.

— Лилли в последнюю минуту раздумала подавать на меня в суд, она всегда жалела меня, и ее отец тоже. Мне нравился этот старик. Это я стащила у мистера Дэли его голубую трубку и отправила отцу Лилли. Но Лилли пользуется таким успехом в театре! Я ненавидела Лилли, хотя никогда не давала ей это понять!

Нэнси смотрела на бывшую актрису со все возрастающим изумлением. Как можно так жить!

А Гэй продолжала болтать. Теперь она рассказывала, что записку для Лилли она оставила на яблоне в расчете на Фрэнка, который должен был доставить ее по назначению.

— Но Фрэнк не явился — там все время что-то вынюхивал этот Джон Мак-Брайд, который даже нашел наш домик в лесу. Правда, он не нашел то, что там спрятано! Я сама забрала записку, когда полицейский отвернулся.

— Чтобы отвести от себя подозрение, ты решила бросить тень на Мод Поттер! — сказала Нэнси.

— А почему бы и нет? Ты вполне могла поверить, что это она подбросила бриллиантик в твой кошелек. Сделала это, конечно, я с помощью одной знакомой, которая в нужный момент толкнула тебя на улице. И конечно же, я была той таинственной женщиной, которую увидела Хелен в сирени. Джил стукнул ее по голове: струсил в последнюю минуту — а вдруг она не поверит, что перед ней привидение!

— И конечно же, — сухо сказала Нэнси, — мы с тобой столкнулись нос к носу в тех же сиреневых кустах!

Гэй поразилась:

— Так это была ты? — Она расхохоталась. — У тебя тоже неплохо получается!

Гэй рассказала, что в ту ночь, когда она встретилась с Нэнси, она в спешке забыла надеть черный парик.

Веревка все больнее впивалась в тело Нэнси, но, скрывая боль, она задала Гэй новый вопрос;

— Это ты написала печатными буквами записку о «голубых трубках» и оставила ее у садовников?

— Я! Записка предназначалась Джилу и означала, что ночью к причалу подойдет субмарина. А ваза с цветами, которую я, под видом официантки Джин, поставила на окно в столовой, предупреждала — остерегайтесь слежки.

Гэй призналась, что после ухода Мэри Мейсон из «Сиреневой гостиницы» шайка установила на телефоне подслушивающее устройство.

Но тут распахнулась дверь и в каюту вошел мужчина, которого Нэнси раньше не видела: рослый, смуглый, с резкими чертами лица.

— Ты слишком много болтаешь, Гэй! — буркнул он.

Гэй сказала, что это Саймон, ее нареченный.

Не обращая ни малейшего внимания на Нэнси, Саймон сказал Гэй:

— На реке сильный туман, да и волна большая. Фрэнк и Джил следят, чтоб не нарваться на патруль, а Бад за штурвалом.

Саймон снова ушел на палубу, а Гэй достала огромную коробку с гримировальными принадлежностями и горделиво сказала Нэнси:

— Смотри!

Актриса стащила с головы каштановый парик, заменив его на рыжевато-золотистый, наклеила искусственные ресницы, нарумянилась и ярко накрасила губы.

— Познакомьтесь, Мэри! — И она дурашливо раскланялась.

Нэнси ничего не сказала по поводу ее преображения, но задала вопрос:

— Кто бросил камень в мою машину? Кто-то из вас?

— Это было предупреждение, — ответила Гэй, — но ты не пожелала с ним считаться!

Гэй стерла с лица грим Мэри Мейсон.

— А сейчас, — театрально объявила она, — перед нами появится Нэнси Дру.

Узница следила глазами за тем, как ловко Гэй уложила волосы в ее собственную прическу, как карандаш для бровей и косметика изменили ее лицо, сделав его действительно поразительно похожим на лицо Нэнси.

— Кстати, — сказала Гэй, — благодарю за розовое платье! Жаль только, что не состоялось свидание с этим красавчиком Джоном Мак-Брайдом!

— Кто разговаривал с Энн от имени Джона?

— Бад. Он прекрасный актер, — хвастливо заявила Гэй. — А копье в тебя метнул один из наших ребят по сигналу Фрэнка.

— Кому пришла в голову мысль подложить в коттедж бомбу с часовым механизмом?

— Мне, — призналась Гэй. — Хотя подложил ее Джил.

Гэй сделала еще одно признание: Б ад и Саймон находились в субмарине, отрабатывая частичное всплытие, и случайно перевернули каноэ, на котором плыли Нэнси и Хелен.

— Это на самом деле было случайностью! — добавила Гэй.

Нэнси очень хотелось узнать побольше о назначении субмарины и об идее Бада, но актриса болтала о других вещах.

Гэй сказала, что все это были их дела: включение музыки в комнате отдыха, кража сиреневого куста и даже яма в саду, где Хенк повредил себе ногу. И фальшивое землетрясение устроили тоже они — втащили в подвал сильный виброаппарат, а потом сразу унесли, чтобы ничего нельзя было понять.

Гэй объяснила, что делалось все это для того, чтобы заставить Дика и Эмили отказаться от гостиницы, а также чтобы помешать Нэнси и другим догадаться о деятельности шайки, пока она не завершит намеченное и не унесет ноги.

— Ты многое разузнала! — сказала она Нэнси. — Нам приходилось спешить, но никакими уловками мы не могли выставить тебя вон из «Сиреневой гостиницы»!

Новая догадка заставила Нэнси задать еще один вопрос:

— Намеченное вами как-то связано с пропавшими садовыми инструментами? Гэй заколебалась:

— Это уж ты сама выясняй! Катер резко и круто накренило, и Гэй схватилась за живот.

— Мне плохо, — прошептала она, — я не переношу качку!

Лицо ее позеленело, и она рухнула на койку.

Нэнси обежала взглядом каюту, стараясь сообразить, где могут быть спрятаны бриллианты. Барометр на стене! Вот идеальное место, где можно устроить тайничок!

Дверь каюты открылась, впуская Джила.

— Что с тобой, Гэй? — грубовато спросил он. — Кончай валяться. Мы идем к берегу. Надо переждать бурю.

— Оставь меня в покое! — огрызнулась Гэй. — Мне очень плохо!

Грохот и треск ломающейся древесины заглушили конец ее фразы. Нэнси отбросило в угол, Гэй и Джил оказались на полу. С палубы доносились крики, потом раздалась команда:

— Стоп машина! Бад! Полный назад! Джил первым поднялся на ноги и выскочил из каюты. Через миг он вернулся вместе с Саймоном. Саймон задыхался.

— Мы напоролись на бревно! — еле выговорил он. — Идем ко дну! В машинном отделении пожар!

— И на реке появился катер, возможно, это патруль! — добавил Джил. — Фрэнк и другие уже смылись! Быстро в субмарину!

— Вставай, Гэй! — приказал Саймон.

Гэй, бледная как смерть, явно была не в силах двинуться с места. Саймон рывком поставил ее на ноги.

— Бриллианты, — простонала она. — Мы не можем бросить бриллианты!

— Мы не можем попадаться с краденым! — рявкнул Саймон. — Позже поднимем бриллианты со дна! — Он вспомнил о существовании Нэнси. — Надо развязать ее!

Гэй остановила его.

— Не будь дураком! — прошипела она. — Прощай, Нэнси Дру!

Все трое покинули каюту. Нэнси, связанная по >укам и по ногам, была брошена в каюте тонущего судна.