Прочитайте онлайн Тайна сгоревшего автомобиля | ГЛАВА XII Мольба о помощи

Читать книгу Тайна сгоревшего автомобиля
316+1013
  • Автор:
  • Перевёл: Л. В. Садовская

ГЛАВА XII

Мольба о помощи

На этот раз члены Детективного клуба решили укрыться в безопасности комнаты Холли. Когда они пришли, мистер Адамс находился в своей мастерской, трудился с резцом над кофейным столиком светлого дуба.

— Идите, пообсохните, три подружки, — крикнул он им, — а то у вас вид, как у мокрых кошек!

Джейми нашел это сравнение уморительно смешным. Он принялся прыгать по кухне, издавая пронзительные кошачьи вопли.

— Исчезни, Джейми! — прикрикнула на него Холли.

Ее благодарность за спасение своей жизни успела к этому моменту существенно поизноситься.

Уединившись в комнате Холли, девочки высохли и согрелись. Они посмотрели друг на друга, помятые и растерянные.

— Здорово испугались? — спросила подруг Холли.

Они кивнули.

— Я тоже…

Казалось, говорить больше не о чем, но молчание означало бы, что Джастин Мейсон одержал над ними полную победу, окончательно парализовал их волю.

— Поставь хоть какую-нибудь музыку, — предложила Трейси. — Что-нибудь погромче и побестолковее.

Минут десять они пытались утопить свой страх в звуках гитар и барабанов.

— Папа говорит, чтобы вы сделали этот грохот потише! — постучал в дверь Джейми. — А то так он не слышит собственных мыслей.

— Это как раз то, что нам нужно, — сердито глянула на брата Холли.

Однако громкость все равно убрала. Еще через пять минут на пороге появился мистер Адамс с подносом в руках, на котором дымились чашки горячего шоколада, и стояла тарелочка с печеньем.

— Чтобы вам быстрее согреться, — добродушно проговорил он.

— Спасибо, папа, — Холли взяла у него поднос.

— Что-нибудь случилось? У вас такие унылые физиономии. Чем бы вас развеселить?

— Спасибо, у нас все в порядке, — ответила Холли, пытаясь придать голосу бодрые интонации.

Если он и дальше будет проявлять такую чуткость, она может растаять и рассказать ему обо всем. И тогда их расследование будет окончательно провалено.

— Ну ладно. Я у себя в мастерской — на случай, если понадоблюсь.

Улыбнувшись, мистер Адамс закрыл за собой дверь.

— У меня все никак дрожь не пройдет, — пожаловалась Белинда.

— Но мы должны вести себя, как обычно, — сказала Трейси. — Мы должны взять себя в руки!

Раздался телефонный звонок, и этот звук полоснул им по нервам.

— Холли, это тебя! — крикнул снизу Джейми.

— Кто это? — шепотом спросила его Холли, когда спустилась в прихожую.

— Какая-то женщина, — пожал плечами Джейми и умчался обратно в гостиную досматривать телефильм.

— Алло, — сказала в трубку Холли, недоумевая, кто бы это мог быть.

— Алло, Холли? Это Рейчел Стоун.

Холли, вдруг почувствовав слабость в коленях, опустилась на нижнюю ступеньку лестницы. Кивком головы она позвала вниз Трейси и Белинду — те стояли на верхней площадке и с тревогой следили за выражением ее лица.

— Что-нибудь случилось? — спросила она Рейчел.

В последний раз Холли видела ее стоящей на берегу «Прыжка дьявола», грозящей им звонком в полицию. И с тех пор обстоятельства, если и изменились, то не в их пользу.

Рейчел долго молчал, а когда заговорила снова, ее голос звучал непривычно: взволнованно и прерывисто.

— Я не могу сказать наверняка, но мне кажется, что происходит нечто страшное. Я не могу рассказать об этом по телефону… Я все время думаю о том, что ты сказала мне там, у реки. Здесь сейчас тоже происходят ужасные вещи. Мой… Мистер Мейсон болен. Он слег в постель в очень тяжелом состоянии. Я не знаю, что делать. Меня мучает мысль, что вскоре может случиться нечто непоправимое… — тут ее голос прервался.

— Послушайте, Рейчел, что мы можем для вас сделать? — Холли было невыносимо слышать панику и страх в голосе девушки. Ей хотелось, чтобы Рейчел снова стала энергичной, деловой, общительной и милой — чтобы она снова стала самой собой. Трейси и Белинда стояли рядом, прислушиваясь к разговору. — Хотите, мы пойдем в полицию и обо всем им расскажем? — предложила Холли.

— Нет! — в голосе отразился такой взрыв ужаса, как будто она увидела перед собой смерть. — Не делайте этого ни в коем случае. Но… не могли бы вы прийти сюда? Только, к сожалению, я не смогу вас встретить — боюсь оставить его одного.

— А как же Джастин? — нерешительно проговорила Холли.

Третья встреча с ним в Мейнор-хаусе не сулила для них ничего хорошего. Этого нужно было избежать любой ценой.

— Его сейчас нет. Он уехал на весь вечер. Послушай, я на сто процентов уверена, что он не вернется. Иначе я бы не позвала вас. Пожалуйста, приходите!

Холли вопросительно посмотрела на Белинду и Трейси.

— Сейчас, подождите минуточку, — сказала она в трубку, потом обратилась к ним: — Соглашаться?

— А если это ловушка? — засомневалась Трейси. — Почему это она вдруг изменила свое к нам отношение?

— Нет, по ее голосу не похоже, что она прикидывается, — сказала Холли. — По-моему, она на самом деле чем-то испугана. Мы не можем отказаться. Сейчас не можем. Потому что для Рейчел дело принимает плохой оборот, отчасти и по нашей вине. Ведь в том, что Джастин Мейсон обрушился сейчас на всех в Мейнор-хаусе, есть и «заслуга» Детективного клуба.

Холли убрала руку с микрофона.

— Хорошо, мы приедем к вам, — сказала она, — при условии, что Джастина действительно не будет в доме. А если он вернется, вы должны будете нас предупредить, хорошо? Потому что попасться ему на глаза еще раз будет слишком большим риском для всех…

— Да-да, конечно, я понимаю! — проговорила Рейчел с огромным облегчением. — Когда вас можно ждать?

— Примерно через полчаса.

— Хорошо. Пожалуйста, поторопитесь. Приезжайте как можно скорее!

Голос в трубке умолк. Холли, Белинда и Трейси схватили с крючков на кухне свои еще непросохшие куртки и вновь выскочили под дождь.

Поездка на велосипедах в Мейнор-хаус под проливным дождем вдоль берега вздувшейся реки, потом через центр города и снова вверх по шоссе мимо дома Белинды к мрачноватому старому дому Мейсонов была делом не из приятных.

Поросший вереском свинцово-серый склон высился над ними. С мрачной решимостью они ехали и ехали, пока впереди не показались суровые стены Мейнор-хауса. Знакомые каменные львы утратили свои четкие очертания, казалось, наполовину растворившись в тумане и дожде. Тонкие струйки стекали с железных ворот.

— Велосипеды лучше спрячем, — предложила Холли, — так, на всякий случай.

Они отвели велосипеды подальше от глаз на конюшенный двор и там прислонили к стене под навесом сарая. Их ноги с хрустом ступали по мокрому гравию. Они опасливо осмотрелись, не видно ли где черной машины Джастина.

— Если бы не эта машина! — пробормотала Белинда.

— Да, из-за нее все началось, — согласилась Холли. — Но, по крайней мере, сейчас ее здесь нет, так что нам ничто не угрожает.

Они вернулись к парадному входу и позвонили в дверь.

На звонок вышла сама Рейчел Стоун, но девочки с трудом узнали ее. Лицо осунулось, волосы растрепаны, светлые пряди прилипли к щекам.

Впустив их, она облегченно вздохнула, в ее глазах светилась благодарность.

— Слава Богу! — воскликнула она. — Я так волновалась!

Они вошли внутрь.

— Джастин не вернулся? — решила удостовериться Трейси.

— Нет. И лучше бы он никогда не возвращался!

Высокая дверь с шумом закрылась. Они оказались в полутемном холле.

— Пойдемте сюда, — повела их Рейчел в кабинет.

— Что же все-таки случилось? — спросила Трейси, самая нетерпеливая из трех.

Она все еще опасалась ловушки, и тень Джастина мерещилась ей за каждым углом.

Рейчел покачала головой.

— Пожалуйста, говорите вполголоса, — попросила она. — Мистер Мейсон заснул, но малейший шум может его разбудить.

— Что с ним случилось? — забеспокоилась Холли. — Скажите нам скорее, в чем дело? Почему вы попросили нас приехать сюда?

— Я и сама точно не знаю, в чем дело, — начала Рейчел. — Он не хочет мне говорить. Его только что пришлось уложить в кровать. Ничего не ест. Крошки в рот не брал с тех пор, как вернулся в воскресенье вечером.

— Вы не вызывали врача?

— Он мне не позволяет, отказался категорически, — Рейчел обернулась к Холли. — Что ты ему тогда сказала? Я думаю, может быть, дело в этом?

— Послушайте! — шагнула вперед Трейси, готовая защищать подругу, но Холли потянула ее назад.

— Все в порядке, — она посмотрела Рейчел прямо в глаза. — Я сказала ему правду. Сказала, что его сын пытается меня убить…

Рейчел без сил опустилась в большое кожаное кресло мистера Мейсона и привалилась к письменному столу.

— А он что ответил?

— Он пригрозил мне полицией, — усмехнулась Холли. — Удивительное дело, все здесь почему-то пугают меня тем, что вызовут полицию!

— Извини, тогда я была на права, — взглянула на нее Рейчел. — Что сделал мистер Мейсон?

— Он ничего не успел сделать, в ту же секунду из дома вышел Джастин и сказал, что его просят к телефону.

— С этого самого момента он отказался с кем-либо говорить — не произнес ни слова!

Рейчел встала и посмотрела в окно, на мокрый газон.

— Но это еще не все, — она обернулась к девочкам. — Я понимаю, это может показаться невероятным, но, я думаю… тут есть еще что-то. Хоть у меня и нет доказательств, и звучит это почти безумно. Потому что Джастин все-таки его сын! — потеряв самообладание, она упала в кресло и уронила голову на стол.

— Что звучит почти безумно? — мягко спросила Холли.

Она была готова поверить во все, что скажет Рейчел, каким бы невероятным это не показалось.

— Мне кажется, Джастин хочет убить своего отца! Он пытается отравить его. Не знаю, чем и каким образом, но уверена, что это так!

Трейси ахнула и повернулась к Белинде.

— Ш-ш-ш! — приложила палец к губам Белинда.

Холли сосредоточенно обдумывала услышанное.

— Когда впервые у вас появились эти подозрения? — она старалась говорить спокойно, ничем не выдавая своего волнения, хотя от одной мысли об этом у нее перехватывало дыхание.

— С неделю назад, может быть, дней десять — я точно не помню. Но, во всяком случае, уже после того, как Джастин разбил машину, и все в доме пошло кувырком. Все эти ссоры из-за денег! Мистер Мейсон попытался приструнить Джастина… Да, с того момента все и началось. Сначала он потерял аппетит, начал отказываться от еды. Я думаю, тогда он уже почувствовал, что болен, но никому об этом не говорил. Нужно очень хорошо его знать, чтобы заметить, что с ним что-то не так!

Рейчел закрыла лицо ладонями и заплакала, потом постаралась взять себя в руки.

— Во всяком случае, я поняла, что он болен. Потом он улетел на несколько дней в Лондон, а Джастин в это время утрясал вопрос с этой дурацкой страховкой и получал новую машину. Я думала, к приезду мистера Мейсона обстановка разрядится, но этого не произошло. Джастин раздражался все больше и больше — возможно, из-за того, что вы трое все время докучали ему. И бедная миссис Кларк вылетела с работы… И мистеру Мейсону, судя по всему, не стало лучше… Куда там лучше — ему стало даже хуже! Он в таком плохом состоянии, что я просто боюсь за него и не знаю, что делать!

— Но как может Джастин пытаться отравить его? — спросила Белинда. — Какие у него есть для этого возможности?

Борясь со слезами, Рейчел постаралась продолжить рассказ.

— Он принимает таблетки — от сердца. Доктор сказал, что, хотя это не очень серьезно, но нужно следить и принимать лекарства, чтобы не стало хуже. Я уже давно об этом думала. Я вчера всю ночь не спала, все думала. И мне вдруг вспомнилось, как Джастин последнее время всегда напоминает отцу принять эти таблетки.

— Но что в этом необычного? — спросила Холли.

На секунду лицо Рейчел стало почти спокойным.

— Джастин никогда не отличался вниманием к отцу и заботой о его здоровье.

— Это в его духе, — согласилась Белинда.

— Поэтому его поведение сейчас мне показалось подозрительным. Эта мысль не давала мне покоя, — в ее голосе вновь послышались нотки смятения. — И я вспомнила, что в последний раз он сам ходил в аптеку за выписанными лекарствами. Я думаю, можно предположить, что Джастин как-то подделал рецепт: изменил дозировку или сделал еще что-то в этом роде.

Но уже через мгновение, как будто эта версия показалась ей слишком немыслимой, она покачала головой и невесело рассмеялась.

— Возможно, я ошибаюсь. Наверное, я стала слишком подозрительной!

Девочки внимательно слушали. С вершины поросшего вереском холма спускался туман, окутывая дом и приглушая звуки падающего дождя. А внутри дома царящий в нем ужас принимал новые очертания.

— Поэтому вы попросили нас прийти? — спросила Холли.

Рейчел кивнула. Она пригладила волосы, одернула длинный свитер, разгладила брюки.

— Мне хотелось об этом кому-то рассказать. Но теперь я вижу, насколько все это нелепо и смехотворно. Я сама довела себя до такого состояния, вот и все! — и она принялась оправдываться и извиняться за свои страхи и подозрения. — Я просто очень волновалась за него!

— Возможно, это вовсе не так уж нелепо, — нахмурилась Холли. — Учитывая все, что мы знаем о Джастине, — добавила она.

Лицо Рейчел исказила болезненная гримаса. Ее тонкие брови сошлись на переносице, она тяжело вздохнула.

— Я считаю, Рейчел, вы правильно поступили, рассказав нам, — одобрила ее действия Белинда.

Члены Детективного клуба погрузились в глубокие размышления. Обстоятельства осложнились — ставки теперь выше, больше жизней подвергаются смертельной опасности. И с каждым днем эта опасность удваивается и утраивается.

— Рейчел, не могли бы вы проводить меня к мистеру Мейсону, я должна с ним поговорить, — наконец сказала Холли. — Нужно попытаться убедить его, что его жизнь в опасности. Мы должны заставить его выслушать нас.

Реакция Рейчел была такой, будто Холли попросила вонзить нож в ее заболевшего шефа. Она вся передернулась, сжалась.

— Нет, я не могу! Я должна беречь его, защищать. Я всегда защищала его от Джастина.

— Неужели вы не понимаете, что, защищая его от правды, вы только действуете ему во вред? Может быть, даже убиваете его?

Рейчел боролась сама с собой.

— Ну, хорошо, я согласна — разрешаю сделать одну попытку, — медленно проговорила она. — Но только одной Холли.

Жестом велев остальным ждать здесь, она повела ее через сумрачный холл в спальню мистера Мейсона.

Это была комната, обставленная мужской рукой и начисто лишенная женского стремления к теплу и уюту. Старомодная кровать с балдахином на четырех столбиках, но без драпировок, смягчающих ее края. Множество книг на полках, но никаких украшений или цветов. Стены выкрашены темной краской, на них вместо картин старые карты и газетные листы в рамках.

Лампы горели неярко. Подойдя к окну, Рейчел задернула занавески, и комната, лишенная унылого света уходящего дня, стала еще более мрачной, тени еще более густыми. Холли пришлось напряженно вглядываться, прежде чем она смогла различить на необъятной кровати очертания человеческой фигуры. Мистер Мейсон лежал на спине, укрытый чем-то белым.

— Он спит, — прошептала Рейчел. — Лучше не будем его будить, — она тихо отступила к двери.

Но в этот момент глаза старика приоткрылись. Они были больше похожи на дыры, прожженные в пергаменте. Лицо его оставалось неподвижным, в то время как глаза следовали за Рейчел.

— Кто здесь?

— Это всего лишь я, — Рейчел постаралась улыбнуться спокойно и ласково. — Как вы себя чувствуете? — она положила ладонь на изрезанное морщинами желтоватое лицо. — После сна не стало лучше?

Мистер Мейсон с видимым усилием кивнул.

— Не надо волноваться, поднимать шум — в этом нет необходимости. Тебе известно, я не хочу никакого шума, — он постарался смягчить сказанное слабой улыбкой. — Ты же знаешь, прежде я ни разу в жизни и дня не болел, — он вздохнул. — Не принесешь ли стакан воды, будь добра.

Пока Рейчел отлучилась, чтобы принести свежей прохладной воды, Холли приблизилась к кровати. Тут она увидела, насколько плох мистер Мейсон, и уже почти отказалась от своей мысли, поняв, что было бы жестоко волновать его в таком состоянии. Но было уже слишком поздно — темные горячечные глаза узнали ее.

— Рейчел! — его голос утратил силу, но интонация оставалась по-прежнему властной.

— Я здесь, я уже пришла, — она поспешила к нему, пытаясь улыбаться, чтобы успокоить его.

— Выведи ее отсюда! — он тщетно старался приподнять голову, но был для этого слишком слаб. — Что она здесь делает? Пусть уходит!

— Нет, — проявила Холли твердость. — Мистер Мейсон, вы должны выслушать меня сейчас. Вы не поверили мне раньше, но вы должны поверить мне сейчас!

Он закрыл глаза и отвернулся.

— Это необходимо, мистер Мейсон. И крайне важно. Опять дело касается Джастина. Мне позвонила Рейчел. Она подозревает, что теперь он пытается повредить вашему здоровью.

С усилием повернувшись, старик взглянул на Холли умоляющими глазами.

— Я был несправедлив к нему, — произнес он, пытаясь найти оправдание своему сыну. — Был невнимателен к нему… Проводил слишком много времени в разъездах, даже когда он был совсем маленьким… Даже после того, как умерла его мать. Это моя вина!

— Нет! — возразила Холли. — Он уже не ребенок. Он взрослый человек. И он пытается убить вас, он угрожает остальным! Вы не должны допустить этого!

Но тяжесть двадцатилетней вины давила на старика.

— Мне не следовало лишать его денежного пособия.

— Он бессовестно использует вас, мистер Мейсон! — отчаяние охватило Холли.

— Он мой сын.

— Он пытается отравить вас! — выложила Холли последний довод.

Она увидела перед собой могущественного человека, враз лишившегося всего своего могущества, удачливого бизнесмена, чье благополучие вмиг обратилось в труху. Что он будет делать теперь — после того, как узнал правду?

Глаза Эдварда Мейсона вспыхнули, в горле заклокотало. Из его рта с хрипом вырвался нечленораздельный поток возмущенных слов.

Руки Рейчел взлетели к лицу, она спиной попятилась к двери.

— Мистер Мейсон, выслушайте меня! — шагнула к нему Холли.

Гнев придал ему сил, он сел в кровати, ловя ртом воздух.

— Нет, это была моя идея! — Холли попыталась помешать ему встать с постели. — Пожалуйста, мистер Мейсон, успокойтесь!

Но и сейчас гневные слова слетали с его губ. Холли выскочила из комнаты.