Прочитайте онлайн Тайна сгоревшего автомобиля | ГЛАВА XI Страх

Читать книгу Тайна сгоревшего автомобиля
316+1003
  • Автор:
  • Перевёл: Л. В. Садовская

ГЛАВА XI

Страх

— Белинда! — послышался в трубке строгий голос миссис Хейес.

Это был особый, «телефонный» голос, обычно приберегаемый ею для назойливых торговых агентов и служащих газового департамента.

Члены Детективного клуба нашли себе убежище в конюшне у Мелтдауна. Сейчас, после неудач вчерашнего вечера, они обсуждали свой следующий шаг. Однако, сколько они не перечитывали свои записи в заветной красной книжечке, сколько ни перебирали улики, ничего реально возможного и действенного на ум не приходило.

— Белинда, — к нам явился какой-то страшно невоспитанный молодой человек, — продолжала миссис Хейес. — Я понятия не имею, кто он такой, но он заявляет, что ему необходимо тебя видеть.

— Мама, спроси, как его зовут, — попросила Белинда.

Она была в плохом настроении. Детективный клуб по-настоящему прочно увяз с этим расследованием. А после того, как Рейчел наотрез отказалась помогать им, успех дела стал казаться чем-то совершенно безнадежным.

— Он говорит, что его зовут Саймон Кларк, — миссис Хейес произнесла это с такой интонацией, будто это имя было странным и неприятным, как какое-нибудь отвратительное существо, только что вылезшее из норы. Миссис Хейес умела выразить свое неодобрение. — И он отказывается уходить!

— Подожди, я сейчас, — обреченно проговорила Белинда. — Пожалуй, надо идти, — сказала она остальным.

— Ах! Это он, Саймон! — притворно вздохнула Трейси. — Бедный влюбленный не может прожить без нее и часа!

— Перестань! — отмахнулась от нее Белинда уже у выхода.

— Такая пламенная страсть! — театральным жестом Холли прижала ладони к сердцу, охотно присоединяясь к подкалываниям Трейси.

Белинда нервно поморщилась. Она очень болезненно реагировала на любые замечания по этому поводу. Бросив на них негодующий взгляд, она захлопнула дверь. Трейси и Холли переглянулись, иронически хмыкнули и приготовились ждать. Однако громкие голоса, раздававшиеся снаружи, заставили их выйти из конюшни и приблизиться к дому.

— Это все из-за ваших дурацких выдумок! — разорялся Саймон.

Белинда в растерянности пятилась назад, отступая по газону к дому.

— Ты, со своими безмозглыми подружками! Разыгрываете из себя знаменитых сыщиков, шерлоков холмсов… Ведь я вас предупреждал!

— Тише! — миссис Хейес стояла у двери в белом шелковом пеньюаре, оглядываясь по сторонам — не слышат ли соседи.

— О Господи, что еще случилось? — спросила Холли, подбегая к Белинде.

Трейси не отставала от нее.

— Я тебе объясню, что случилось! — не унимался Саймон. Его загорелое лицо было красным от волнения и гнева. — Джастин выгнал мою мать с работы, вот что случилось!

Белинда стояла рядом, бледная и молчаливая, вздрагивая от каждого слова, как от удара. Трейси и Холли опешили.

— Идите посмотрите сами! Давайте идите, если мне не верите! — Саймон схватил Белинду за руку. — Она потеряла работу, жилье — все!

— Но почему? Что произошло? — наконец обрела дар речи Холли. Она попыталась встать между Белиндой и Саймоном.

— Он сказал, что она для этой работы не годится! — резко ответил Саймон. — Мама, конечно, в долгу не осталась, нашла, что ему на это ответить. Потому что со своей работой справляется отлично, хотя и платят ей ерунду, кошкины слезы. В конце концов она ему бросила: «Подавись ты этой работой!» — и пошла наверх, вещи собирать. А потом еще Джастин подошел ко мне и пригрозил, что может сделать все, что ему вздумается, и никто ему не помешает, и чтобы я об этом не забывал.

— В смысле? — мысли Холли опять лихорадочно работали, оправившись после потрясения от вида бледной и растерянной Белинды.

— Он говорит, что теперь сам себе хозяин, может нанимать и выгонять с работы кого угодно и так далее. И старик, мол, ему не указ, он и не пикнет. У Джастина, видно, есть чем его припереть. У него на всех что-нибудь есть! Вот так с ухмылкой мне и сказал: «Я только что выгнал с работы твою мамашу, так что пойдите поищите себе пару старых картонных коробок, чтобы было где жить!» Я сначала было на него набросился, но он сказал, что я сам во всем виноват, потому что спутался с вашей троицей! — Саймон замолчал, провел пятерней по волосам. На лбу у него виднелся синяк, как выяснилось, от кулака Джастина.

Девочки ахнули.

— Паршиво! — пробормотала Трейси.

— Он еще мне сказал: «Передай своим подружкам, пусть это дело бросят, а не то!..»

Саймон взглянул на Белинду. Только сейчас заметив, что все еще держит ее за руку, он отпустил ее.

— Как он узнал, что мы бываем вместе?

— Он все знает. Нас видели вместе на крикетном матче. Кажется, дружки Джастина играют за другую команду. Город маленький, все на виду — ничего не скроешь, — пожал плечами Саймон.

— Ну и что с того? С какой стати он должен выгонять с работы твою маму! — возмутилась Белинда. — Это несправедливо!

— По-твоему, может, и несправедливо. Но вполне в его духе. Ему нужно показать вам, что он не шутит и способен на все.

— Тс-с, — прошипела Холли. — Миссис Хейес.

Грациозно ступая по газону в своих бархатных домашних туфельках, к ним направлялась мама Белинды.

— Белинда!

— Все в порядке, мама! — безуспешно попыталась Белинда предотвратить ее вмешательство.

— Нет, я вижу, что далеко не все в порядке. Что подумают соседи по поводу этого шума?

— Они ничего не подумают, потому что ничего не услышат — они же в миле отсюда! И потом, понимаешь, Саймон очень расстроен, у них большие неприятности. Его мама только что потеряла работу.

— Но какое отношение все это может иметь к вам? — миссис Хейес с любопытством оглядела их всех, стоящих тесной группой, потом вздохнула: — Очередная маленькая тайна, понимаю. Послушай, дорогая, мне надо поторопиться, иначе я опоздаю на занятия теннисом. Я должна еще переодеться, — она бросила последний быстрый взгляд на Саймона, осталась, видимо, удовлетворена, потом чмокнула Белинду в щеку и легкой походкой поспешила обратно в дом.

— Извини, — пробормотала Белинда, осознавая всю никчемность и беспомощность слов. — Я и подумать не могла, что такое может случиться. Это же чудовищная несправедливость!

— Я ведь предупреждал, пытался вас вразумить! — Саймон уже перестал кричать, но ему все еще хотелось кого-то обвинять. — Когда имеешь дело с Джастином, нужно быть готовым ко всему. Он способен на любые пакости — самые подлые, самые грязные. Можете не сомневаться, он так и сделает.

— А Рейчел, что она сказала? — с надеждой спросила Холли. — Неужели она позволит Джастину распоряжаться в доме и выгнать с работы твою маму?

— А что она могла сделать? Он сразу пошел прямо к мистеру Мейсону, рассказал ему о том, что сделал. Показал несколько каких-то счетов или квитанций, которые, по его словам, моя мама будто бы подделала. Старик ему поверил. Мама сейчас вся в слезах. А Рейчел осталась там, в кабинете!

— Но, значит, вы теперь оба как бы бездомные! — всплеснула руками Трейси.

Твердый взгляд Холли говорил о том, что она уже приняла решение.

— Мы и раньше знали, что он пытается меня убрать, — четко проговорила она. — Теперь он принялся за следующую жертву. Мы должны действовать, и немедленно. Пошли! — повернувшись, она зашагала к воротам.

— Куда? — догнала ее Трейси.

Белинда и Саймон двинулись за ними.

— В Мейнор-хаус, куда же еще?

— Зачем? — спросил Саймон.

— Протестовать, возмущаться, — Холли быстро шла вверх по шоссе мимо роскошных особняков. — Мы должны открыть мистеру Мейсону глаза.

— Он вас не станет слушать, — возразил Саймон. — Ты сделаешь только еще хуже.

— Хуже уже некуда, — виновато сказала Белинда. — Ты и твоя мама остались без крыши над головой. И все по нашей вине!

Они вместе прошли меж каменных львов вверх по вымощенной плитами дорожке.

— Тогда сначала сюда! — Саймон повел их мимо террасы, вдоль боковой стены дома на немощеный двор, где его мама укладывала ящики и коробки с домашним скарбом в старенькую оранжевую «Фиесту».

Она едва взглянула на них, не прерывая своего занятия.

— Ну-ка, Саймон, помоги мне с этой громадиной!

Поднатужившись, она с его помощью втолкнула большой ящик на заднее сиденье.

— Вот так, отлично!

Миссис Кларк с шумом захлопнула дверь и выпрямилась.

— Мне… Нам всем очень жаль… — начала было Холли.

— Ну и напрасно. А мне — так нисколечки, — сказала миссис Кларк небрежно, будто речь шла о каком-то пустяке. Подняв голову, она окинула взглядом окна дома. — Дайте, я только секунду попрощаюсь со всеми этими комнатами, которые я с такой любовью убирала! Что ж, нет худа без добра, как в таких случаях говорят.

Повернувшись, она с улыбкой посмотрела на девочек.

— Мы никогда не думали, что такое может случиться, — пробормотала Холли, озадаченная ее реакцией.

Саймон шумно сопел у них за спиной.

— Должна вам сказать, — обратилась к ним миссис Кларк, — вы оказали мне сейчас большую услугу. Вы и представить себе не можете, как мне хотелось избавиться от этой работы, да только никак не могла решиться заявить о своем уходе — духу не хватало. К тому же — Рейчел, жалко мне было с ней расставаться, привязалась я к ней. Да и к старику я, понятно, относилась с душой. Но этот Джастин! — ее лицо сморщилось в гримасе отвращения.

— Но Саймон, когда пришел, сказал нам, что вы очень расстроились, — удивленно проговорила Белинда. — И мы поэтому решили пойти сюда и попробовать уговорить мистера Мейсона, чтобы он вернул вас на работу!

Миссис Кларк громко рассмеялась.

— Что ж, это, конечно, хорошо и даже очень мило с вашей стороны. Я уверена, что вы хотели, как лучше, — она улыбнулась им. — Может, я и вправду сначала расстроилась. Но я не умею долго унывать, верно, Саймон? Нет, я вам точно говорю — я даже рада, что со всем этим покончено.

Она достала из кармана ключи от своей машины.

— На недельку-другую нас приютит моя сестра — пока я не найду себе новое место. В Виллоу-Дейле, слава Богу, хватает больших домов, отелей и частных гостиниц. Я без работы не останусь!

Облегченно вздохнув, девочки смотрели, как она садится в машину. Миссис Кларк объяснила Саймону, как ему добраться до дома его тети.

— И еще раз спасибо! — крикнула она девочкам, прежде чем демонстративно выехать через главный вход.

— Бывает же такое невезенье! И как раз в тот момент, когда мы здесь, — сказала Белинда, указывая кивком в сторону террасы.

По ней, направляясь к ним, шел мистер Мейсон.

— О-ох! — вырвалось у Холли.

Но потом она подумала: «В конце концов, какая разница? Мы здесь, и у нас есть что ему сказать!»

— Тем лучше. Доведем дело до конца: поставим все точки над «и» — раз и навсегда, — проговорила она, чувствуя себя пигмеем с отравленным копьем перед мощью бронированного танка.

Мистер Мейсон шел прямо к ним. Он мельком взглянул на девочек, узнал их, но не поздоровался и остановился лицом к лицу перед Саймоном.

— Тебе дается полчаса на сборы — и убирайся, чтобы я больше тебя здесь не видел. Ты меня понял?

Теперь было понятно, как Мейсон-старший стал газетным миллионером. Он никогда не отменял свои решения и никогда не волновался по поводу переживаний других людей.

Саймон покраснел, собираясь ответить.

— Он не виноват! — неожиданно вступилась за него Белинда. — Так же как и миссис Кларк! Они не сделали ничего плохого!

Мистер Мейсон даже не взглянул на нее. Он никогда не слышал того, чего не хотел слышать.

— А вот ваш сын Джастин — виноват! — выпалила Трейси.

Этого мистер Мейсон уже не смог пропустить мимо ушей. Он даже чуть-чуть пошатнулся, но тут же овладел собой. И его голос прозвучал еще более официально, еще более резко:

— У меня нет времени на то, чтобы выслушивать здесь всякую чушь. Я требую, чтобы вы все немедленно оставили пределы моей собственности. В противном случае я вызову полицию!

— Послушайте! — Холли видела, как исчезает последняя подвернувшаяся им возможность, какой, наверное, у них больше никогда не будет. Темные грозовые облака сгущались над их головами.

Однако какая-то отчаянная настойчивость в ее голосе привлекла внимание старика.

— Мне следовало бы просто повернуться и уйти, не слушая этой ерунды! — сказал он, но какую-то долю секунды еще колебался. И она оказалась решающей.

— Ваш сын опасен! — проговорила Холли. — Он пытается меня убить!

Эти слова мистер Мейсон услышал, не мог не услышать. Он замер, как пригвожденный к месту.

Девочки не собирались сдаваться. И на их глазах старик начал словно уменьшаться ростом, терять силу и власть. Что-то медленно угасало внутри него. Казалось, еще несколько мгновений, и он скажет: «Да, я знаю, все, что вы говорите, — правда!» Но наваждение рассеялось. Крупные капли дождя испещрили темными крапинами светло-серые камни. На террасе появился сам Джастин. Он прошагал к ним, разделив группу на две части.

— Отец, — проговорил он ровным бесцветным голосом, — тебя к телефону, там, в кабинете.

И тем самым он отобрал у девочек последнюю надежду что-то объяснить мистеру Мейсону.

— Это Пол Диксон из Шеффилда. Что-то насчет первой страницы сегодняшнего вечернего выпуска.

Мистер Мейсон бросил еще один быстрый взгляд на Холли и, покачав головой, поспешил в дом к телефону.

Темные капли падали на ослепительно белую рубашку Джастина Мейсона. Он не замечал дождя. Его цепкий взгляд скользил по их лицам.

— Когда-нибудь до вас дойдет, что вы зашли слишком далеко? Вы хватаетесь за то, что вам не по зубам. Когда-нибудь вы поймете, что правда никому не нужна? Никто не хочет знать правду, — он ухмыльнулся, — в особенности если она оказывается неудобно!

Он был жесток и нетороплив. Он заставил их почувствовать себя маленькими и глупыми детьми, которые слишком поздно засиделись на взрослой вечеринке.

Саймон выругался, повернулся на каблуках и пошел прочь. Девочки по-прежнему стояли, не двигаясь.

— К тому же, — чеканя слова, продолжал Джастин, — вы должны научиться ценить свою собственную безопасность. Как вы понимаете, ваше везение не может длиться вечно.

Холли вспомнила горячее дыхание огромного самосвала, брызги льда из-под серебряных лезвий. Но теперь перед ней был другой, более спокойный Джастин, более решительный, чем раньше, и тем самым более опасный.

— Безопасность целиком зависит от твоих связей, от людей, которых ты знаешь, — объяснил он. — Что касается меня, я знаю всех сильных и влиятельных людей и за свое положение могу не опасаться. Я также знаю всех мошенников, шулеров и угонщиков автомобилей, всех бандитов. А вы — кого вы знаете?

«Зачем он говорит им это, к чему эти запугивания, — думала Холли. — Зачем он все так разжевывает и выставляет напоказ свои связи?»

— И мне известно все о каждой из вас! — он пристально посмотрел по очереди каждой из трех в лицо.

И они поняли, нутром почувствовали, что он не лжет, ему действительно известно все.

— Я также знаю все о ваших родителях — как они добывают свои денежки, кто дает им работу, — покачав головой, он остановил свой взгляд на Холли. — Твой отец делает прекрасную мебель. Я ее видел. И даже купил себе столик. Он стоит в моей комнате — прелестная вещица.

Холли вспомнился запах клея в мастерской отца, когда он с любовью трудился над своими шедеврами. Сколько часов кропотливого труда потрачено на обтесывание, выстругивание, резьбу, шлифовку… Ей показалось ужасно обидным, что все это досталось такому человеку, как Джастин.

— У него золотые руки, у твоего отца.

Гнев Холли сменился внезапным испугом. В злом, бесцветном голосе Джастина содержался намек, угроза! Картина несчастья, сломанных костей, отрезанных пальцев мелькнула перед ее внутренним взором. Он не шутит. Его жестокость и низость не знают границ. И эти его дружки сделают по его указке все, лишь бы им заплатили. Угроза была слишком серьезной, чтобы продолжать борьбу.

Холли видела, что Трейси и Белинда тоже поняли, что он имеет в виду. В детском саду мамы Трейси маленькие дети, а отец Белинды часто летает на частном самолете. Все они крайне уязвимы.

Он тоже понял, как сильно напугал их на этот раз. Наконец-то до них кое-что дошло.

Дождь хлынул потоком. Тяжелые капли отскакивали от камней. Вода промочила их волосы и холодными струйками стекала за воротник.

Джастин резко повернулся и зашагал обратно в дом.