Прочитайте онлайн Тайна рыцарского меча | ГЛАВА III Леди Ярость

Читать книгу Тайна рыцарского меча
426+1279
  • Автор:
  • Перевёл: И. Гиляров

ГЛАВА III

Леди Ярость

Холли не поняла, что разбудило ее среди ночи. Открыв глаза, минуту-другую она лежала, слушая свое собственное дыхание. Очертания предметов, проступавшие сквозь сумрак, казались ей незнакомыми. И кровать какая-то странная… Наконец она все же вспомнила: ее спальня осталась далеко, в маленьком городке Виллоу-Дейл графства Йоркшир, а она лежит на кровати с балдахином, которая стоит в обшитой дубовыми панелями спальне, которая находится в роскошном дворце эпохи Тюдоров, который стоит на высоких утесах над заливом Ярости…

Если бы не полнейшая ночная тишина, Холли ни за что не расслышала бы этот отдаленный стук, раздававшийся где-то за окном. Заинтригованная, она соскользнула с постели и, шлепая босыми ногами по полу, подбежала к окну. Приподняв край тяжелой шторы, она выглянула наружу. На черном небе горели звезды, а горизонт пересекала ровная цепь непонятных огней.

«Как странно», – подумала Холли, протирая глаза. Но тут же поняла, что это огни рыболовецких судов, вышедших в море. Холли содрогнулась при мысли о том, что сейчас, когда все люди спят в теплых постелях, кто-то плывет по холодному Северному морю, и не почувствовала ни малейшей зависти к рыбакам.

Она уже намеревалась вернуться в постель, когда ее глаза отметили какое-то движение недалеко от дома. Кто-то стоял в густой тени строения, которое, по ее предположению, было часовней. Прищурившись, она вглядывалась в темноту и вскоре смогла различить контуры плеч, головы и рук. Их можно было бы принять за статую стоящую у подножия часовни, если бы не едва уловимое движение. У Холли хватило здравого смысла сообразить, что никто из обитателей дома не стал бы стоять там в такой поздний час. Может, это вор?

Не успела Холли додумать эту мысль до конца, как ее глаза зафиксировали вспышку странного цвета. На стене часовни возникла разноцветная арка – окно. Свет горел внутри часовни, освещая витражное окно. Неожиданно свет пропал, но затем появился во втором окне. Кто-то двигался по часовне с фонарем или свечой в руках.

Стоявший возле часовни человек резко тронулся с места, и вскоре Холли увидела узкую полоску желтого света: дверь отворилась. Человек проскользнул в щель, и дверь снова закрылась. Однако даже за эти считанные секунды Холли удалось разглядеть копну пепельных волос и электрический фонарик, зажатый в чьей-то маленькой ручке.

Теперь у Холли не оставалось никаких сомнений относительно персонажей развернувшейся перед ней сцены. Во-первых, в часовне находилась Люси Фэншоу. Во-вторых, не нужно быть гением, чтобы догадаться, кого она впустила в часовню. Разумеется, парня по имени Колин.

Холли смотрела, как свет переходил из одного цветного витража в другой вдоль всей часовни, а затем внезапно погас. Затаив дыхание, девушка ждала минут пять или чуть больше, не произойдет ли в часовне что-либо еще.

«Что ж, – думала она, – неудивительно, что Люси не унывала после разговора с родителями. Ее парень не уехал в Манчестер. Он здесь».

Холли вернулась в постель. Теперь ее занимала другая проблема. Стоит ли рассказать Сьюзан об увиденном? Может, ей лучше не совать свой нос в чужие дела? Она получше укуталась в одеяло.

«Утром я расскажу обо всем Трейси и Белинде, – думала она, погружаясь в сон. – И уж тогда мы найдем наилучшее решение».

Через несколько минут Холли уже крепко спала.

Ранним утром, уже умытая и причесанная, Холли направилась в комнату Трейси. Подруга, как всегда, выполняла свой утренний комплекс упражнений.

– Я уже пробежалась по парку, – сообщила Трейси, лежа на спине и работая в воздухе ногами. – Просто блеск! – Она опустила ноги и прыжком вскочила с пола. Ее лицо просто сияло здоровьем. – Я подошла к самому краю утеса. При дневном свете руины башни просто роскошные. Сейчас отлив, и я могу поспорить, что мы доберемся туда еще до прилива. Что скажешь на это?

– Не сейчас, – отрезала Холли. – Пойдем будить Белинду. Мне нужно кое-что сообщить вам обеим.

Трейси постучала в дверь подруги.

– Эй, лежебока, поднимайся! – позвала она. – Я, между прочим, уже успела пробежаться по парку. Не сомневаюсь, что ты еще валяешься.

– Ох, как ты не права, – послышался сонный голос Белинда. – Я давным-давно встала, спустилась к заливу, переплыла его пару раз и уже вернулась обратно.

– Во сне! – заявила Трейси, распахивая дверь. В комнате Белинды стоял полумрак, а их подружка все еще нежилась в постели.

– Во сне? – переспросила Белинда, привстав и надевая очки. – Значит, мне приснился кошмарный сон. А что вам от меня нужно в такой ранний час? Я вам сразу заявляю, что вы никуда не вытащите меня до завтрака. И не рассчитывайте!

Холли раздвинула шторы и, повернувшись спиной к залитому ярким солнцем окну, торжественным тоном объявила:

– У меня появились новости!

Подруги присели на кровать, и Холли поведала им о событиях минувшей ночи.

– Ого! – воскликнула Трейси. – Свидание в полночной тишине. Как романтично!

– Отстань ты со своей романтикой, – отмахнулась Холли. – Люси впустила кого-то в часовню. Вероятно, того самого парня, из-за которого разгорелся весь этот сыр-бор. Меня больше всего волнует вопрос, нужно ли нам сообщить об увиденном Сьюзан и Джону.

– Хм-м, – задумчиво нахмурилась Белинда. – Тогда у Люси будут новые неприятности. Прямо и не знаю, что делать, Холли. По-моему, нам лучше сохранять нейтралитет. Если, конечно, ночные события не закончились чем-нибудь нехорошим, например, ограблением.

– Кажется, в доме все в порядке, – заметила Трейси. – Иначе я бы заметила. Ведь я уже спускалась вниз, когда выходила на улицу.

– К тому же, Люси встречалась с ним не в доме, – напомнила Белинда. – Ведь Холли сказала, что свидание происходило в часовне. А это отдельно стоящее здание.

– Так ли это? – усомнилась Холли. – Куда же они пошли, когда свет исчез?

– Быть может, они прошли в другое помещение часовни. Или просто погасили свет, чтобы не привлекать внимания, – предположила Белинда. – Слушай, Холли, у нас и так хватает занятий на эту неделю. Зачем нам совать нос в дела Люси и следить, когда они уходит и когда приходит?

– Возможно, ты права. Только мне не нравится, что Сьюзан и Джон не знают о происходящем. Как мы будем себя чувствовать, если… если эта парочка сбежала нынешней ночью?

Белинда вскочила с постели.

– Я вот что думаю, Холли, – решительно заявила она. – Если выяснится, что они сбежали, мы расскажем обо всем Сьюзан. А так, – Белинда изобразила, будто застегивает рот на «молнию», – будем помалкивать. Согласны?

На том и порешив, три подруги направились вниз на поиски чего-нибудь съестного.

В большой кухне, облицованной каменными плитками, они обнаружили Сьюзан.

– Доброе утро, – приветливо поздоровалась она. – Как спалось?

– Просто чудесно, – ответила за всех Белинда.

– Это благодаря морскому воздуху, – улыбнулась Сьюзан. – Девочки, в холодильнике полно провизии. Думаю, вы сами соорудите себе завтрак, без моего участия. А мне нужно сделать несколько звонков. Мы тоже примем участие в субботнем празднике, и я должна заказать кое-какие вещи, чтобы их успели изготовить и вовремя привезти в замок.

– А вам с Джоном что-нибудь приготовить?

– Спасибо, я уже поела, – отказалась Сьюзан. – А Джон уже, вероятно, подъезжает к Бирмингему. Он вернется теперь только вечером в пятницу. Я уже упрекнула его в шутку, что он нарочно придумал себе срочное дело, чтобы устраниться от приготовлений к празднику и взвалить все на мои плечи. Хотя, конечно же, я прекрасно знаю, что у него и самом деле неотложные дела, – добавила она со вздохом. – И все же, пока наши дела идут нормально, тьфу-тьфу, не сглазить. – Она постучала по столу. – А вы не скучайте, хорошо? Я бы могла попросить Люси, чтобы она показала вам окрестности, да боюсь, что после вчерашнего мы с ней опять поссоримся.

– Она показалась нам вчера немного расстроенной, – заметила Трейси.

– У нас сейчас сложные взаимоотношения, – снова вздохнула Сьюзан. – Люси совсем недавно познакомилась с этим мальчиком и теперь хочет бросить учебу, чтобы быть с ним. А ведь ей предлагают место в университете Эксетера. Джон, конечно, рубит с плеча. А я пыталась с ней говорить, убеждала, что три года – срок небольшой. Но Люси, уж если вобьет что-нибудь в голову, становится упрямой, как ослица. – Сьюзан устало улыбнулась. – До начала учебы – два месяца. Остается лишь надеяться, что к этому времени она образумится. Колин сейчас уехал к матери. Может, хоть после этого моя взбалмошная дочь немного остынет, и к ней вернется здравый смысл.

Холли почувствовала укол совести. Если ее догадки верны, и парень, которого пустили ночью в часовню, был Колин, то маловероятно, что Люси успокоится.

Белинда приготовила всем яичницу и жареный хлеб. Позавтракав и вымыв за собой посуду, девочки отправились на свою первую экскурсию. Уайлд-хауз и прилегающая к нему территория располагались на высоком холме, господствовавшем над окрестностями. Дом окружали зеленые лужайки и аккуратные клумбы, кое-где виднелись грядки с овощами, разбитые в форме геометрических фигур, а на склонах холма росли высокие деревья и густой подлесок. С северной и восточной стороны холм круто обрывался вниз. Там над морем поднимались высокие скалы.

– Бежим! – крикнула Трейси, пересекая лужайку. – Кто последний добежит до утеса, тот мокрая курица!

– Постой, – остановила ее Холли. – Я хочу сначала зайти в часовню.

Готическое здание часовни было сложено из серого камня. Его увенчивала зеленая свинцовая крыша, водостоки были украшены маленькими скульптурами, вырезанными из камня. Витражи в узких арочных окнах изображали различные библейские сцены. Холли подошла к тяжелой деревянной двери, схватилась за круглую железную петлю, служившую ручкой, и дернула за нее. Дверь не поддалась, видимо, она была заперта.

– Без ключа вы туда не попадете, – послышался за их спиной мужской голос.

Подруги обернулись. По дорожке, ведущей от дома к часовне, шел мужчина: высокий, средних лет, с обветренным лицом и шапкой седых волос. На нем была ветровка, забрызганная краской.

– Вероятно, вы те самые девочки, о которых говорила Сьюзан? – с приветливой улыбкой произнес он. – Меня зовут Том Кетчпол. Кстати, она дома?

– Сьюзан сказала, что ей нужно сделать несколько звонков, – ответила за всех Белинда.

– Ладно, – махнул рукой Том. – Пожалуй, я немного подожду. У меня все равно нет ничего срочного. Просто хотел обсудить с ней вопрос о субботнем фейерверке да еще узнать, сколько ей нужно древесины для каркасов.

– Сожалею, – пожала плечами Белинда. – Но ничем не могу вам помочь.

– А вы хотели взглянуть на часовню? – поинтересовался Том. – Я могу вам помочь. – Он извлек из кармана длинный черный ключ и усмехнулся. – Вероятно, вас удивляет, откуда у чумазого работяги ключ от личной часовни семейства Фэншоу? – спросил он, вставляя ключ в замочную скважину.

– Нет, что вы, мы ничего такого не думали, – стала оправдываться Холли с некоторым смущением.

Старинная дверь медленно отворилась, но не успели девочки пошевелиться, как воздух наполнился громким писком. Том шагнул через порог и набрал несколько цифр на маленькой панели, висевшей на стене у входа. Писк прекратился.

– Сигнализация, – пояснил он. – Пойдемте, теперь все в порядке. Джон велел мне установить систему на случай, если Леди Ярость вызовет у кого-нибудь нездоровый интерес.

– А-а, – догадалась Белинда. – Вы из охранной фирмы, верно?

– Не совсем так, – возразил Том. – Я мастер на все руки, вот кто я такой. И делаю для Фэншоу много самой разной работы. Иногда плотничаю. В другой раз ремонтирую что-либо в доме. Установил сигнализацию, как видите, а еще… – Тут он выдержал театральную паузу, пока девочки входили в прохладное помещение маленькой часовни, и торжественно объявил: – Я сделал вот это!

Он указал на большой деревянный крест, установленный в дальнем конце часовни над простым каменным алтарем. Позади алтаря висел блеклый от старости гобелен с изображением сцены, в которой Иисус благословляет большую группу детей. Перед алтарем находился ряд узких скамеек.

– Ого! – воскликнула Холли, проходя мимо скамеек, чтобы поближе разглядеть крест. – Просто потрясающе!

Двухметровый крест крепился на основании, выполненном из черного металла. Но сам крест был сделан из двух кусков дерева, а его лучи состояли из искусно соединенных между собой планок. Холли сразу же обратила на это внимание.

– Мой папа – плотник, – пояснила она, оглядываясь на Тома. – Так подобрать дерево действительно очень трудно, правда?

На лице Тома появилось скромное выражение.

– Мне понадобилось некоторое время, чтобы освоить технику, – признался он. – И мне хочется, чтобы у моего сына хватило терпения, и он тоже смог научиться этому ремеслу.

Белинде внезапно стало холодно в каменных стенах. Она оторвала взгляд от алтаря, и тут ее глаза расширились от удивления.

– Что это? Неужели могила мистера Брэндона? – У противоположной стены часовни она заметила плиту из белого камня, на которой возлежали вырезанные из камня фигуры закованного в латы рыцаря и спящей женщины.

– Верно, – подтвердил Том. – Это сэр Брэндон и леди Элеонор.

Все четверо подошли поближе к надгробию. Лежащие скульптурные изображения поразили девочек мастерством исполнения и подробностью деталей. Голову сэра Брэндона венчал круглый шлем. Худое лица, запавшие глаза, гордо поднятые усы и окладистая борода. На теле – кольчуга и нагрудник; руки подняты к груди; каменные пальцы держали рукоятку сияющего меча. Не каменного, а настоящего, металлического, с рукояткой, украшенной множеством драгоценных камней. Острие меча достигало ступней надгробия.

– Вот это и есть Леди Ярость! Тот самый меч! – торжественно произнес Том. – Вот почему часовня оснащена сигнализацией. Эти камушки потянут на несколько тысяч фунтов стерлингов, скажу я вам.

Холли не могла оторвать глаз от роскошного меча. От рубина, украшавшего рукоятку, до острия меч был всего лишь на несколько сантиметров короче, чем она сама, от макушки до пяток. К тому же, орнамент не ограничивался рукояткой: искусная резьба покрывала даже стальное лезвие.

Рядом с сэром Брэндоном лежала леди Элеонор: длинное платье, на голове – остроконечный головной убор, на плечах – волна волос, вырезанных из камня с изумительным мастерством. Ее руки тоже лежали на груди, сложенные словно в молитве.

– Надеюсь, ваша сигнализация сработает, – произнесла Трейси, не в силах оторвать глаз от меча. – Могу поклясться, найдется немало желающих добраться до ЭТОГО сокровища!

– Не волнуйся, – заметил Том. – Никто не войдет в эту дверь, не отключив сигнализацию. А ее код знают лишь три человека на свете. Я, Сьюзан и Джон.

«Как ты ошибаешься, дядя! – промелькнуло в голове у Холли. – Я могу назвать по крайней мере еще одного человека, знающего код».

– Как я полагаю, сигнализация включается каждую ночь? – поинтересовалась она у Тома.

– Весь день и всю ночь, пока Леди хранится здесь, – заявил Том. – Музей передал нам меч только на таких условиях.

– И прошлой ночью она тоже включалась? – спросила Белинда.

– Совершенно верно, – кивнул Том.

Подруги переглянулись. Если Том не ошибся, значит, Люси отключила сигнализацию, чтобы впустить внутрь своего приятеля. А это уже решительно все меняло и требовало нового подхода к проблеме.

– Вы уже слышали историю про Леди Ярость? – осведомился Том.

– Мы знаем, как сэр Брэндон отогнал от замка армию Кромвеля, – ответила Белинда. – Сьюзан вчера рассказала нам про это.

– Я не это имел в виду, – возразил Том. – Я говорю об истории самого меча.

– О! – воскликнула Трейси. – Так вы знает, почему он так странно называется?

– Когда вы услышите легенду, то поймете, что ничего странного тут нет, – заверил их Том. Повернувшись к девочкам, он начал свой рассказ, перейдя почти на шепот: – Этот меч сэр Брэндон нашел еще мальчиком. Ему было тогда десять лет. Как-то раз он играл возле реки, а его родители чем-то занимались дома. Вдруг их сын прибежал к порогу, волоча за собой огромный меч. – Том повернул голову и бросил взгляд на меч, лежащий на надгробии. – Вот этот самый меч!

– Где же он нашел его? – полюбопытствовала Холли.

– Вот тут начинается самая странная часть истории, – загадочно ответил Том. – Поскольку молодой Брэндон Уайлд рассказал, что меч ему передала леди в зеленом платье, с золотыми волосами. Якобы она поднялась из вод реки, которая, как вам уже, вероятно, известно, называется Ярость. Она вышла на берег и вложила в руки мальчику рукоять меча. «Береги этот меч, – велела она, – и он спасет тебя в годину великих лишений. А если кто-нибудь возьмет его из твоих рук против твоей воли, я верну его тебе». И затем, по словам мальчика, дева скользнула под воду и исчезла. – Том так громко захохотал, что девочки вздрогнули. – Теперь вы понимаете, почему он так высоко ценится? Не всякому достается оружие из рук речной нимфы.

– Но ведь не мог же меч на самом деле быть из реки? – воскликнула Трейси. – По-моему, это просто сказка!

– Кто его знает? – ухмыльнулся Том. – Одно я вам могу сказать наверняка. За последние три сотни лет этот меч все звали не иначе как Леди Ярость. – Он подмигнул Трейси. – Должно быть, у людей имелась причина так его называть, а?

Когда они вышли на улицу, под теплые солнечные лучи, Том нажал несколько кнопок на панели сигнализации. Снова раздался громкий писк, прекратившийся лишь тогда, когда дверь была закрыта и заперта на ключ.

– Вот так, – заявил он, убирая ключ в карман. – Все надежно и безопасно. А теперь пойду-ка я к Сьюзан, может, она уже поговорила по телефону.

Махнув девочкам на прощание рукой, он направился к дому.

– Вот это да! – изумилась Трейси. – Это место буквально кишит легендами и сказками. Не удивлюсь, если у них объявится еще и какое-нибудь привидение.

– А что, почему бы и нет, – поддержала ее Белинда. – Может, Холли видела ночью парочку таких вот призраков?

– Нет, – решительно заявила Холли. – Вы когда-нибудь слышали, чтобы привидения разгуливали с фонариками? Это точно были Люси и ее парень.

– А это означает, что она знает код, – добавила Белинда. – Интересно, знают ли об этом Сьюзан и Джон?

Холли кивнула.

– Я подумала о том же самом, – печально призналась она. – По-моему, пора поговорить с Люси Фэншоу. Пока она там встречается в часовне со своим парнем, туда может пробраться вор и украсть меч.

– А если она пошлет нас подальше? – возразила Трейси.

– Тогда пускай не рассчитывает, что мы будем хранить ее тайну, – ответила Холли. – Пошли ее искать!

– Ох, девочки, – Белинда покачала головой и, тяжело вздохнув, поплелась вслед за Холли и Трейси. – Судя по ее вчерашнему поведению, нам сейчас придется несладко.