Прочитайте онлайн Тайна рубинового ожерелья | ГЛАВА V На волосок от опасности

Читать книгу Тайна рубинового ожерелья
396+850
  • Автор:
  • Перевёл: С. И. Бестужева

ГЛАВА V

На волосок от опасности

Холли взяла ожерелье в руки.

— Фантастика! — только и смогла она вымолвить, едва дыша от волнения. — Просто фантастика!

Она приподняла ожерелье, и драгоценные камни в филигранной серебряной оправе засверкали еще ярче. Комната Холли словно осветилась каким-то невероятной красоты сиянием. Белинда нервно облизнула губы и тряхнула головой.

— Но ведь это наверняка не настоящие драгоценные камни?! — спросила она.

Холли с трудом оторвала глаза от сверкающего украшения и взглянула на подругу:

— Возможно, это одно из изделий дяди Трейси, — с сомнением произнесла она. — Но все же…

— Но все же производит потрясающее впечатление, — подхватила Белинда. — Нипочем бы не отличила от настоящих.

— Так в том-то и дело, что такие вещи выглядят как настоящие, — уже более твердо сказала Холли. — Если бы подделка была очевидной, кто бы захотел это носить?

— А можно задать глупый вопрос? — спросила Белинда. — Как, по-твоему, что эта штука делала в коробке с шоколадными конфетами?

Холли не ответила, потому что была занята поисками хоть какой-нибудь весточки от Джуди в злополучной коробке. Записка или несколько нацарапанных слов — что угодно, лишь бы это помогло приподнять завесу тайны. Но там решительно ничего не было.

— Его туда спрятала Джуди, — наконец вымолвила Холли. — Неужели непонятно?

— Да, — мрачно отозвалась Белинда. — Но от кого нужно было прятать это ожерелье? И зачем понадобилось посылать это Трейси?

— Трейси! — воскликнула Холли. — Мы совсем забыли, что обещали позвонить ей, как только что-нибудь выясним. Бегу к телефону.

И она осторожно положила ожерелье в папиросную бумагу.

Не успела она выйти на лестницу, как столкнулась с отцом.

— Холли, — укоризненно сказал мистер Адамс, — тебе давно пора спать. Ты хоть знаешь, который теперь час?

Холли взглянула на часы. Была почти полночь.

— Я просто хотела позвонить Трейси, папа, — виновато сказала она. — Узнать, все ли у нее дома в порядке.

— Вряд ли там обрадуются таком позднему звонку, — заметил мистер Адамс. — Наверняка все уже спят. На твоем месте я бы отложил звонок до утра.

— П-пожалуй, — неуверенно согласилась Холли.

— Тогда ступай к себе в комнату и ложись спать, — добродушно ответила мистер Адамс. — Тем более что я уже везде погасил свет и запер все двери. И тебе, и твоей подруге не помешает хорошенько выспаться. Вы ведь не собираетесь сидеть всю ночь, карауля воров? У вас и без того был трудный день.

Холли кивнула, пожелала отцу спокойной ночи и вернулась к себе.

— Ничего не вышло, — сообщила она Белинде. — Папа прав, уже действительно слишком поздно. Постой, чем ты занимаешься?

Белинда стояла перед зеркалом и примеряла ожерелье. Вопрос подруги заставил ее слегка покраснеть.

— В общем-то ничего особенного, — отозвалась она смущенно. — Просто смотрю, идет ли мне эта штука.

— Трудно сказать, пока на тебе твой любимый заношенный свитер, — улыбнулась Холли. — Это нужно носить с чем-то шикарным…

— У меня есть шикарные наряды, — слегка обиделась Белинда. — Если хочешь знать, полно шикарных платьев, просто целый шкаф. Мама мне их покупает, а я примеряю, чтобы не огорчать ее, а потом убираю с глаз долой и забываю. Но они у меня есть.

Холли махнула рукой, положила ожерелье на столик у зеркала, и обе девочки принялись готовиться ко сну. А потом, уже лежа в кровати, любовались тем, как в свете ночника мягко мерцают камни в ожерелье.

— Помнишь, Трейси рассказывала нам о новой коллекции бижутерии, которую готовил ее дядя, — нарушила молчание Холли. — Той, которая делалась на основе тайских королевских драгоценностей. Может быть, это одна из коллекционных вещей? Впрочем, такое ожерелье вполне было бы уместно и при королевском дворе…

— Неужели? — сонно отозвалась Белинда.

— Интересно, а сколько вообще может стоить такая бижутерия?

— Понятия не имею. Но если бы эта штука была настоящей — то целое состояние.

Белинда вдруг хихикнула:

— Представляю себе лицо моей матушки, если бы я нацепила это ожерелье на один из ее благотворительных вечеров!

— Лучше не надо, — ответила Холли. — Если ожерелье действительно одна из моделей коллекции «Шехерезада», то его пока нельзя демонстрировать кому бы то ни было. Помнишь, что говорила нам Трейси? Все новые модели ее дяди пока держатся в секрете, чтобы конкурирующие фирмы не украли идею и не изготовили подобные вещи сами.

Белинда села в кровати.

— Ты думаешь, дело в этом? — возбужденно спросила она. — Это действительно одна из тех новых моделей, которую никто не должен видеть? Тогда понятно, почему Джуди прислала ее Трейси в коробке конфет. Да, это действительно все объясняет…

— Что объясняет? — недоуменно спросила Холли. — Я ничего не понимаю.

— Но это же совершенно ясно! Представь себе: Джуди и этот… как его зовут? Ну, этого мужчину, который с ней?

— Тони Мейер.

— Да, да, именно. Так вот, Джуди и Тони Мейер прилетают в Лондон. Мы знаем, что у Мейера там дела. Если они связаны с новой коллекцией, то есть с переговорами об ее продаже, то он должен был везти с собой образцы коллекции «Шехерезада». Правильно?

— Пока правильно, — согласилась Холли.

— Отлично, тогда идем дальше, — сказала Белинда, глаза у которой заблестели от возбуждения. — А что, если существует шпион… ну, не шпион, а кто-то вроде него из конкурирующей фирмы? Допустим, он летел с Джуди и Тони Мейером в одном самолете, оказался в Лондоне вместе с ними и поджидал лишь удобного случая, чтобы украсть новую модель…

— А Джуди и Тони Мейер поняли, что происходит, — подхватила Холли. — Но у них не было времени поместить ожерелье в какое-нибудь безопасное место.

— Вот именно! — чуть ли не закричала Белинда, подпрыгивая в кровати от волнения. — У них хватило времени лишь на то, чтобы упаковать ожерелье в коробку с конфетами и отправить ее Трейси до того, как их схватили конкуренты. И теперь их будут держать в заложниках, пока не выяснят, куда подевался образец…

— Стоп! — сказала Холли. — Не сходится. Что тогда означает тот телефонный звонок?

— Это было подстроено, — твердо сказала Белинда. — Трейси именно это подозревала с самого начала. Их уже держали в заложниках, когда разрешили позвонить. Для отвода глаз, понимаешь. Джуди, конечно же, сказала, что ее здесь ждут, поэтому они заставили ее позвонить, чтобы мы не бросились разыскивать…

Холли в ужасе уставилась на подругу:

— Но ведь тогда получается, что именно они перевернули вверх дном дом Трейси… Да, это похоже на правду. Они искали посылку.

— А ее там не оказалось, — подхватила Белинда. — Потому что Трейси, ни о чем не догадываясь, принесла ее сюда… Да! Все сходится.

— Конечно, — подтвердила Холли. — Вспомни, Трейси говорила нам, что у ее дяди проблемы с конкурентами. Что в этом бизнесе крадут модели. Должно быть, это тот самый случай… А ожерелье у нас.

Она глубоко вздохнула и с беспокойством посмотрела на Белинду.

— Хорошо еще, что никто об этом не знает, — добавила она. — Но что нам-то теперь делать?

— Спрятать его, — невозмутимо ответила Белинда. — А с утра вместе с Трейси пойти в полицию и все там рассказать…

В этот момент в дверь постучали, и подруги просто подпрыгнули в кровати от неожиданности.

— Вы все еще не спите, болтушки? — раздался голос миссис Адамс. — К вашему сведению, уже давно за полночь.

— Все в порядке, — отозвалась Холли, — мы уже гасим свет и засыпаем.

Они тихо лежали в темноте и слушали, как удаляются шаги миссис Адамс.

— Но где же нам его спрятать? — прошептала Холли. — Если эти люди уже в Виллоу-Дейле, они в два счета узнают, что мы с Трейси — подруги. Тогда им останется только сложить два и два…

— Есть идея, — прошептала в ответ Белинда. — У моего отца в кабинете — встроенный в стену сейф. Завтра мы положим туда ожерелье, и там оно будет в полной безопасности до тех пор, пока мы не обратимся в полицию.

— Отлично! — обрадовалась Холли. — Значит, завтра с утра мы первым делом прячем ожерелье. Не желаю, чтобы эта вещь пробыла в нашем доме хоть одну лишнюю минуту…

После того как Трейси простилась с подругами и пожелала им спокойной ночи, она увидела в дверях кухни свою мать. Миссис Фостер выглядела необыкновенно усталой.

— Пойдем спать, мама, — мягко сказала Трейси. — Вряд ли мы сегодня в состоянии сделать еще что-нибудь полезное.

Она слабо улыбнулась матери и добавила:

— У меня лично уже нет сил. Да и ты выглядишь совершенно измученной.

— Не знаю, смогу ли я заснуть, дорогая, — покачала головой миссис Фостер. — Я так взвинчена, что, кажется, не сомкну глаз ни на секунду.

— Знаю, — отозвалась Трейси. — Нам обеим нужно выпить по стакану теплого молока. Это поможет заснуть.

И она ласково взяла мать за руку, увлекая ее за собой на кухню.

— Ты просто посиди тут, — сказала она. — А я все приготовлю сама.

Миссис Фостер удалось почти полностью привести кухню в порядок, благо злоумышленники основные усилия направили на гостиную и комнату Трейси.

— Ты хорошая девочка, — вздохнула миссис Фостер.

— А кто в этом сомневался? — улыбнулась Трейси ей в ответ. — Но и ты хорошая мама.

Трейси открыла холодильник.

— Чудесно, — с досадой сказала она. — То есть просто великолепно. У нас кончилось молоко. Лучше не бывает.

— Пустяки, — сказала миссис Фостер, — главное, у тебя возникла хорошая идея.

— Я, кажется, знаю, что делать, — отозвалась Трейси. — Подожди меня здесь. Я вернусь ровно через пять минут.

— Куда ты собралась, господи?

— В магазин на углу, — деловито сказала Трейси, натягивая куртку. — Он всегда открыт. Я только сбегаю туда за молоком и тут же вернусь.

Миссис Фостер слишком устала, чтобы спорить с дочерью, поэтому она ограничилась всего двумя словами:

— Будь осторожна.

— Я мигом, — еще раз пообещала Трейси.

Уличные фонари отбрасывали на мокрую мостовую круги света. До углового магазина было рукой подать, но Трейси вдруг показалось, что под деревьями сгустились какие-то странные тени. Даже знакомые кусты в палисаднике приняли угрожающую форму, а запертые двери соседних домов показались просто зловещими.

«Просто расшалились нервы», — сказала сама себе Трейси, но это не помогло. Вокруг было слишком тихо, воздух был слишком холодным. Она дрожала в теплой куртке не от холода, а от страха. Когда Трейси бежала обратно из магазина с пакетом молока в руках, она все время мыслями возвращалась к таинственным грабителям, а потому не заметила автомобиля, который с выключенными фарами очень медленно ехал по улице. Трейси увидела машину, только когда она вдруг резко прибавила скорость, свернула с проезжей части и въехала на тротуар чуть ли не в нескольких сантиметрах от девочки.

Задняя дверца машины с треском распахнулась, и чья-то рука цепко схватила Трейси за локоть. Она почувствовала, как острые пальцы впились в ее тело и изо всей силы потянули внутрь машины. Ноги Трейси заскользили по мокрому тротуару, она почувствовала, что теряет равновесие и вот-вот упадет прямо в черное нутро машины. Лица человека, схватившего его, она в темноте не видела, но рука явно принадлежала мужчине. Страх придал Трейси новые силы, она извернулась и почти высвободилась, когда с сиденья водителя раздался грубый мужской голос, который зло с сильным американским акцентом сказал:

— Держи ее крепче, ты, идиот!

— Заткнись! — ответил ему не менее сердитый голос человека с заднего сиденья, который явно был англичанином. — Лучше помоги мне, я не могу ее удержать.

Сильная, но худая рука, покрытая вздутыми венами, скользила по гладкой ткани куртки Трейси.

Из темного салона машины высунулась вторая рука. Трейси вдруг отчетливо поняла, что не сможет убежать, если в дело ввяжется и водитель машины. У нее оставался один-единственный шанс.

Трейси из всей силы ударила ногой в остроносом ботинке по державшей ее руке. Раздался сдавленный крик, и пальцы неизвестного на мгновение разжались.

Трейси только это и требовалось. Она рванулась с места: до ее дома было совсем близко. Но внезапно это расстояние показалось ей огромным, и она, словно по наитию, нырнула в узкий переулок, куда не смогла бы свернуть машина. Им придется догонять ее пешком, а для этого потребуется дополнительное время. Трейси собралась уже перелезть через низкую каменную ограду сада, когда услышала, как машина сворачивает в переулок. Сердце в ее груди сделало резкий скачок, но… звук мотора внезапно затих.

Было похоже на то, что машина все-таки застряла. Трейси сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, пытаясь прийти в себя, и прислушалась, готовясь в любой момент перемахнуть через ограду и продолжить эту своеобразную игру в прятки. Нет, ни звука. Они что, уехали? Или один из них прячется в конце переулка, чтобы захватить ее врасплох? Трейси с осторожностью кошки начала красться вдоль стены к своему дому. О боже, в тени кто-то притаился! Нет, это всего лишь розовый куст отбрасывает такую причудливую, пугающую тень. Еще раз облегченно вздохнув, Трейси взбежала на крыльцо своего дома и бросила взгляд на улицу. Уехали! Кто бы они ни были, что бы они ни замышляли, они уехали! Трейси вошла в дом и заперла за собой дверь.

— Мама? — позвала она.

Ответа не последовало. Девочку вновь охватила паника, и она вбежала на кухню. Ее мама сидела за столом, уронив голову на скрещенные руки. Боже! Миссис Фостер просто не выдержала напряжения и заснула. Трейси испытала невероятное чувство облегчения и тут же обнаружила, что каким-то чудо исхитрилась не потерять пакет молока. Она по-прежнему держала его в руке.

Трейси осторожно прикоснулась к плечу миссис Фостер:

— Мама!

Миссис Фостер проснулась и протерла глаза:

— А, Трейси! Похоже, мне не нужно никакого молока. Я просто падаю от усталости, — вяло сказала она.

Трейси сочувственно посмотрела на мать. Она вовсе не собиралась рассказывать ей о недавнем происшествии прямо сейчас. Это вполне терпит до утра, благо времени до него осталось не так уж и много.

Миссис Фостер поднялась на ноги.

— Я только проверю, все ли закрыто, — сказала она.

— Нет, — твердо ответила Трейси. — Иди спать. Я сама проверю замки.

Миссис Фостер только кивнула и побрела наверх.

Трейси тщательно проверила все окна и двери. Окна были заперты на верхние и нижние шпингалеты. Двери закрыты на замки и засовы. Абсолютно все было в порядке, и не следовало опасаться неожиданного визита какого-нибудь незваного гостя. Или гостей.

Через несколько минут Трейси уже лежала в своей постели и раздумывала о тех людях в машине. Несомненно, их было двое: водитель и тот, кто пытался схватить Трейси и затащить ее в салон машины. Она закрыла глаза и попыталась вызвать в памяти картину недавнего события. Да, двое мужчин. Американец за рулем и англичанин на заднем сиденье.

Чего же они хотели? Затащить ее в машину и… Что? Похитить? Бессмысленно: у миссис Фостер не было ни денег, ни особых ценностей, о чем все прекрасно знали. Или все-таки что-то было? Посылка! Посылка от Джуди! Голова Трейси закружилась от внезапного озарения. Ну, разумеется! Ведь ее подруги уже догадались, что разгром в доме Трейси как-то связан с этой самой коробкой конфет, посланной Джуди. Да, все совпадает. Теперь становится понятной эта попытка похищения на улице. Они так заинтересованы в этой посылке, что даже пошли на такой огромный риск…

И тут Трейси стало плохо при мысли о том, что же эти негодяи могли сделать с Джуди. А в том, что ее кузина находится в их руках, Трейси не сомневалась. Иначе откуда бы они могли узнать о посылке, адресованной ей, Трейси?

— Я была права, — пробормотала Трейси. — Я с самого начала чувствовала, что здесь дело нечисто. А мне никто не верил.

Она резко села в кровати. Ну уж теперь-то, черт побери, всем придется ей поверить! В том числе и дяде Джейсону. И тут Трейси скривилась от досады: дядя Джейсон и тетя Мерилин как раз сейчас отдыхают где-то в горах и связаться с ними невозможно.

Хотя… Почему невозможно? Ведь у нее есть номер телефона, который ей дал Тони Мейер! Если она передаст в Нью-Йорк дяде Джейсону сообщение о том, что Джуди грозит опасность, он наверняка примет меры. Трейси зажгла лампу возле кровати и посмотрела на часы. Какая разница во времени между Нью-Йорком и Англией? Четыре часа? Нет, пять часов. Значит, если здесь половина первого ночи, то в Нью-Йорке — половина седьмого вечера. Она никого не побеспокоит!

Неизвестно, правда, рабочий это телефон или домашний, но ведь кто-то должен находиться по этому номеру большую часть суток. Иначе нет смысла давать его для звонков в экстренных случаях.

Спустившись вниз на цыпочках, чтобы не разбудить маму, Трейси проскользнула в маленькую комнату в задней части дома, которая служила миссис Фостер кабинетом. Шторы в этой комнате не были задернуты, и слабый свет фонарей с улицы позволял различить цифры на телефонном диске. Трейси осторожно сняла трубку и набрала номер.

Она прислушивалась к далеким гудкам на линии и лихорадочно соображала. Если это рабочий телефон, то ей скорее всего придется иметь дело с автоответчиком. Какое же сообщение оставить? Что-нибудь вроде: «Это Трейси Фостер из Англии. Пожалуйста, срочно позвоните».

Трейси испытала невероятное облегчение, когда гудки на том конце провода прекратились, и мужской голос произнес:

— У телефона.

— Мне нужно поговорить с Джейсоном Стерном, — быстро сказала Трейси. — Пожалуйста, это очень срочно.

— К сожалению, мистер Стерн сейчас в отпуске. Будьте добры сказать, кто его спрашивает.

— Меня зовут Трейси Фостер. Я звоню из Англии. Я племянница мистер Стерна.

— Вот как? — равнодушно отозвался голос. — Пожалуйста, оставьте ваше сообщение, а я постараюсь передать его мистеру Стерну.

— Это касается его дочери. Она должна была приехать к нам, но с ней что-то случилось…

Трейси торопливо рассказала всю историю, включая разгром своего дома и неизвестных в машине.

— Я уверена, что Джуди грозит большая опасность. Передайте дяде, что я намерена обратиться в полицию.

— Уверен, что вам не следует этого делать без ведома дяди, — сказал спокойный голос. — Подождите, пока он свяжется с вами, и уже тогда предпринимайте что-нибудь подобное. Иначе вы рискуете оказаться в дурацком положении. Вдруг мисс Стерн просто на пару дней решила задержаться в Лондоне.

Трейси в полном недоумении уставилась на телефон. Слушал ли вообще ее собеседник? Понял ли то, что она ему рассказала?

— Я знаю, что дело нечисто, — наконец сказала она.

— А я так не думаю, — отозвался голос. — Видите ли, не прошло еще и двух часов, как я сам разговаривал по телефону с мистером Мейером. И он сказал мне, что они осматривают достопримечательности.

— Вы говорили с ним? — ахнула Трейси. — Значит, вы знаете, где они?

— Разумеется. Вам не о чем беспокоиться, они остановились в гостинице.

— Но в какой?

— Извините, этого он мне не сказал. Послушайте, мисс Фостер, я постараюсь связаться с мистером Стерном, а вам лучше всего подождать, пока он сам вам не позвонит.

Что-то было не так. Этот разговор с Нью-Йорком никак не увязывался со всеми недавними событиями.

— Хорошо, — как можно спокойнее сказала Трейси, — благодарю вас. Но есть еще кое-что, в чем вы могли бы мне помочь. Джуди сказала мне по телефону, что ее пес Гарри заболел. Не могли бы вы сказать мне, как он сейчас? Ему лучше?

— Гарри? Ах да, Гарри! Да, он уже прекрасно себя чувствует. Никаких проблем.

Трейси молча положила трубку и уставилась на листочек бумаги, где был записан номер телефона. Номер, по которому следовало звонить в экстренных случаях. Номер, который дал ей человек, назвавшийся Тони Мейером. И это оказалось очередной фальшивкой. У Джуди не было пса по кличке Гарри. Все было подстроено, чтобы одурачить ее, Трейси. Джуди действительно грозила опасность. И эту опасность она привезла с собой из Америки. Что же теперь делать?

«Думай, Трейси, думай», — приказала она самой себе. И в этот момент ей в глаза ударил луч света, который проник в комнату с улицы. Она пригляделась: источник света медленно перемещался вдоль задней части дома. Фонарь? Слабый огонек померцал и погас, но почти тут же зажегся снова.

В другую ночь Трейси предположила бы, что это сосед ищет свою пропавшую кошку. Но в другую ночь она сама давным-давно бы спала, а не разгуливала по дому, пережив два крайне неприятных события: погром и попытку похищения. Да и соседи не стали бы искать каких-то кошек без малого в час ночи. Трейси почувствовала, что по ее телу побежали противные холодные мурашки, и все вокруг показалось ей зловещим. Она метнулась к окну и спряталась за тяжелой бархатной шторой. Как раз вовремя: свет фонарика прошелся по комнате, потом опять исчез. Затаив дыхание, Трейси осторожно выглянула из-за шторы, чтобы понять, куда девался источник света.

И она его обнаружила! Чей-то силуэт появился на газоне недалеко от стены. Глаза Трейси уже привыкли к темноте, и она увидела, что неизвестный смотрит наверх.

Туда, где находилось окно ее спальни!

Трейси необыкновенно отчетливо видела теперь темную стену, кусочек газона и скат крыши, которая в этой части дома была ниже, чем в остальных. Она видела водосточную трубу на углу этого ската. Через несколько секунд неизвестный, попробовав прочность трубы, по-видимому, решил не рисковать, подтащил к углу пластиковый бак для мусора и начал взбираться на крышу, куда выходило окно ее спальни…