Прочитайте онлайн Тайна рубинового ожерелья | ГЛАВА XI Заброшенный дом

Читать книгу Тайна рубинового ожерелья
396+847
  • Автор:
  • Перевёл: С. И. Бестужева

ГЛАВА XI

Заброшенный дом

— Иди за мной, — процедил сквозь зубы Тони Мейер и двинулся к двери комнаты.

К великому облегчению Трейси, он вынул наконец руку из кармана, того, где находился этот его ужасный пистолет. Тони Мейер повернулся и свирепо уставился на нее:

— Мне что, тащить тебя?

Трейси покачала головой, поднялась со стула и последовала за своим похитителем. Ноги все еще болели от веревок, которыми она была связана в машине. И еще девочка чувствовала, что сейчас лучше всего молчать. Неудачная попытка связаться с кем-то по телефону вывела Тони Мейера из себя, и он, похоже, стал слишком агрессивным.

«Он пытался связаться со своим сообщником, — подумала Трейси. — С тем, другим мужчиной из машины. С англичанином».

Освободившись от пледа и оглядевшись, Трейси поняла, что ее соображения относительно дома, куда она попала, были правильными. Пройдя мимо широкой лестницы, они вышли в огромное помещение, которое, по всей видимости, когда-то было главным холлом особняка. Пол был выстелен красивыми мраморными плитами, теперь, конечно, разбитыми и заваленными всяким мусором.

Тони Мейер больно ткнул Трейси в спину.

— Вверх по лестнице! — скомандовал он.

Доски предательски заскрипели под их ногами, а в воздух поднялось густое облако пыли, видное даже в полумраке.

Только одна мысль хоть как-то успокаивала Трейси: если бы Тони Мейер хотел причинить вред, он уже давным-давно мог это сделать. Но ему нужна была информация об ожерелье, и пока он ее не получил…

Он грубо подтолкнула Трейси к следующему пролету лестницы, более узкому, чем первый. Третий пролет оказался еще уже, и Трейси поняла, что находится на самом верху дома. Дальше шла уже чердачная лестница, а на чердаке маленький коридор упирался в дверь, запертую сверху и снизу на засовы. Тони Мейер с трудом открыл проржавевший нижний засов и принялся за верхний.

— Я не знаю, где ожерелье! — неожиданно для самой себя выпалила Трейси.

Она так испугалась, что ее запрут на этом чердаке, что потеряла контроль над собой и сделала ошибку. Трейси тут же поняла это, но было уже поздно что-либо исправлять. Если бы она продолжала молчать, то Тони Мейер решил бы, что она ничего не знает о драгоценности и думает, что в коробке были только шоколадные конфеты. Теперь же он получил новую информацию…

— И что? — спросил Тони Мейер, не переставая возиться с засовами. — Так ты нашла ожерелье?

— Теперь вы его не получите, — упавшим голосом сказала Трейси. — Его передали в полицию, и там все о вас знают.

— Неужели? — саркастически осведомился Тони Мейер. — Так-таки и все, да еще обо мне? Это здорово придумано, Трейси? Никогда не знал, что английские полицейские владеют телепатией. Ты ведь сама ничего не знала до тех пор, пока я не запихнул тебя в машину. — Он, наконец, справился со второй задвижкой и рывком распахнул дверь. — Постарайся пока придумать историю поинтересней. Скоро сюда приедет один парень — так я по сравнению с ним просто ангел, уж поверь мне, Трейси. Этот парень сумеет выбить из тебя правду.

Тони Мейер толкнул Трейси в темноту и захлопнул за ней дверь. Она услышала стук задвижек и шаги, удаляющиеся вниз по лестнице.

«Отлично, Трейси, — с отвращением подумала она. — А все твой длинный язык».

Девочка подождала, пока ее глаза привыкнут к темноте, и постепенно в слабом, сером свете, сочившимся из занавешенного чем-то окна, стали проступать очертания комнаты, в которой не было абсолютно никакой мебели. Лишь в углу на полу валялся старый матрас. На высоте около полутора метров стены сходились в острый конус, а слева от Трейси находилась закрытая дверь. Когда девочка двинулась к ней, доски пола угрожающе затрещали.

«Если я здесь надолго застряла, надо хорошенько оглядеться, — подумала она, поворачивая ручку двери. — Или хотя бы найти что-то, чем можно ослабить веревки».

Она потянула на себя дверь и тут же услышала какой-то странный свист в темноте. Что-то выскочило оттуда прямо на нее и едва не ударило по голове. Спасло Трейси лишь то, что она в этот момент наклонила голову.

— Получай, ворюга! — раздался из темноты пронзительный и злой девичий голос… с американским акцентом.

— Джуди! — закричала Трейси. — Это я! Что там такое происходит?

— Кто это?

— Да Трейси!

— Трейси?!

Джуди выскочила откуда-то из темноты и схватила Трейси в охапку, заливаясь истерическим смехом.

— Спасена! Спасена! — снова закричала она. — Я-то думала, что это ворюга Мейер, и приготовила для него симпатичный сюрприз.

Трейси посмотрела наверх. Прямо у нее над головой покачивалась на веревках здоровенная доска.

— Хорошо, что ты ниже его ростом, — деловито продолжила Джуди. — А то получила бы этой штукой по зубам. А теперь давай выбираться отсюда.

Он схватила кузину за руки и обнаружила, что у той связаны запястья.

— Что это? — упавшим голосом спросила она.

— Во всяком случае, не спасение, — уныло ответила Трейси.

— Ты хочешь сказать… Нет! Они и тебя схватили? Браво, Трейси! Но ты хотя бы получила ожерелье?

— Получила, — вздохнула Трейси.

— Ты отнесла его в полицию?

Трейси прикусила губу:

— Н-ну… не совсем…

— Трейси! Не своди меня с ума! Где ожерелье?

— Мы не сразу поняли, что в коробке лежало еще что-то, кроме конфет, — сказала Трейси. — Тебе следовало написать записку.

— Я и написала! — закричала Джуди. — Я вложила записку, в которой просила тебя сохранить… Черт возьми, Трейси, ты самое глупое существо на всем свете! Ведь я же спросила по телефону о Гарри. Неужели ты не поняла, что со мной случилась беда?

— Я-то сразу поняла, — рассердилась в свою очередь и Трейси. — Но все вокруг принялись в один голос убеждать меня, что с тобой все в порядке. Откуда я могла знать?

— Мне надо было звонить не тебе, а Микки Маусу. Уж он-то точно вытащил бы меня отсюда, вместо того, чтобы попасться самому.

— Не ори на меня, Джуди! — закричала Трейси. — Наш дом обыскали, меня запихнули в машину и привезли сюда под дулом пистолета. Не по своему же желанию я тут оказалась. Он вполне мог в меня выстрелить. И вообще, будь добра, развяжи меня для начала.

Голос Джуди стал спокойнее:

— Ладно, извини. Конечно, ты не могла знать, что на уме у этого типа Мейера.

Она быстро распутала узлы, и через несколько секунд Трейси растирала онемевшие запястья. Закончив, она мрачно улыбнулась своей кузине:

— До меня только сейчас дошло. Это ожерелье из новой коллекции твоего отца, так? Мейер хочет продать новую модель коллекции «Шехерезада» конкурирующей фирме.

Джуди уставилась на нее в полном недоумении:

— Так ты не знаешь?

— Не знаю — что?

— Ожерелье, Трейси. Это не подделка, не модель из коллекции моего отца. Оно настоящее!

Трейси тяжело оперлась о притолоку, у нее внезапно закружилась голова. Она сказала чужим голосом:

— Джуди, что же все-таки происходит?

Кузины сидели рядышком на продавленном матрасе. Джуди сорвала мешковину с окна, и комната освещалась тусклым предвечерним светом.

— Папа знал, что кто-то уже несколько месяцев обворовывает компанию, — сказала Джуди. — Было внутреннее расследование, ну и все такое. Думали, что это кто-то из дизайнеров. Какой-нибудь жадный парень, который продает идеи конкурентам. Самое смешное, что расследованием занимался Тони Мейер — отец ему слепо доверял. Именно Тони Мейеру пришла идея позаимствовать на время тайские королевские драгоценности. И мой отец просто загорелся этой идеей. А Мейер все устроил: передачу драгоценностей компании, охрану, в общем, все. Вот так он и смог их подменить.

— Откуда ты это узнала? — спросила Трейси.

— Я знала, что Мейер везет в Англию набор копий последний моделей. Все было настолько секретно, что сами модели видели только несколько человек: те, кто их делал, мой отец и Мейер. Даже я их не видела.

— Ты шутишь? — не поверила Трейси. — Твой отец не показал тебе модели?

Джуди печально улыбнулась:

— В последнее время я не слишком ладила с родителями. Черт, ты же знаешь, как это бывает…

Она посмотрела на Трейси и осеклась, вспомнив, что родители кузины развелись.

— Извини, — сказала Джуди. — Ты этого, конечно, не знаешь.

— Представляю себе, каково это, — отозвалась Трейси. — Так что дальше?

— Мы немножко повздорили. И я не захотела ехать с ними отдыхать. Попросила, чтобы они отпустили меня в Англию, повидать тебя. А с отцом мы вообще поссорились пару недель назад и с тех пор не разговариваем. Наверное, он не показал мне новые модели, чтобы я почувствовала, как он сердится. С него станется…

— И что же случилось?

— Я знала, что копии… вернее, то, что я считала копиями, — в кейсе у Мейера. В багаж с другими вещами он его не сдавал. И вот когда Мейер отлучился в туалет, я открыла кейс. Просто, чтобы поглядеть.

— Понимаю, — сказала Трейси, не скрывая неодобрения.

— О, ради бога, не будь лицемеркой! — вспыхнула Джуди. — Я знаю, что не должна была этого делать, но не могла удержаться. А потом я жутко разозлилась на отца и хотела просто взглянуть…

— И сразу поняла, что драгоценности настоящие?

Джуди усмехнулась:

— Нет, это были копии. На всех моделях стояло клеймо с буквой «Ш» — «Шехерезада». И лишь на ожерелье такого клейма не было, и мне это показалось странным. И тогда я поцарапала одним из камней ожерелья циферблат моих часов. — Джуди понизила голос и говорила уже еле слышным шепотом: — Остались следы, Трейси. Ожерелье порезало стекло. Тут я заметила, что Мейер возвращается на свое место, и сунула все в кейс, а ожерелье положила к себе в карман. Я подумала, что смогу дождаться того момента, когда самолет приземлится, а потом обращусь в полицию.

— Но почему он украл только одно ожерелье? Он же мог похитить все украшения.

— Это было бы слишком опасно. Он-то надеялся, что когда тайской королевской семье возвратят драгоценности, то не скоро заметят, что одно ожерелье — подделка. Если вообще заметят. А это ожерелье стоит сотни тысяч долларов. Ему бы вполне хватило на безбедную жизнь, главное, чтобы скрыться с украденным.

— И Мейер заметил, что ты открывала его кейс, да?

— Он ничего не сказал, но, по-моему, заподозрил меня. Наверное, видел, как я отодвинула от себя его кейс. Тогда я купила коробку конфет, пошла в туалет и спрятала ожерелье в коробку. После этого он мог меня даже обыскивать — все равно бы ничего не нашел. В аэропорту он позволил мне отправить тебе посылку, но после этого его будто подменили. Он перестал быть тем милым парнем, которого я знала всю жизнь, и превратился в настоящего бандита. Ни на минуту не оставлял меня одну, так что я не могла ни к кому обратиться за помощью. Привез меня в гостиницу, запер и пригрозил, что так и будет держать взаперти, пока я не скажу ему, куда дела ожерелье. И мне пришлось ему сказать. Я испугалась…

— Что было потом?

— Он куда-то несколько раз звонил. В Нью-Йорк. Наверное, своему сообщнику. Объяснил, что если кто-нибудь будет справляться обо мне, то нужно отвечать: все в полном порядке.

— Номер телефона для экстренной связи, — кивнула Трейси. — Я звонила по этому номеру, и какой-то мужчина сказал мне, что все нормально, и мне совершенно не о чем беспокоиться.

— А потом он позвонил кому-то в Англии. Меня запер в ванной, так что я ничего не слышала. У него, наверное, все было заранее спланировано, а я ему помешала. Вот после того звонка он и заставил меня связаться с тобой. Вытащил пистолет и пригрозил, что если я буду фокусничать… А потом притащил меня сюда и запер. В общем, я надеялась, что ты все поймешь, заявишь в полицию, и меня выручат.

Трейси вдруг оживилась.

— Ничего еще не потеряно, — сказала она. — Ожерелье у моих подруг, Белинды и Холли. Как только они поймут, что со мной не все в порядке, то тут же заявят в полицию. Не беспокойся, Холли и Белинда нас освободят. — И Трейси ласково обняла кузину.

— Ну да, — мрачно сказала Джуди, — как ты освободила меня. Но я не собираюсь сидеть и ждать освобождения. Я хочу выбраться отсюда.

— Дверь заперта, — отозвалась Трейси. — И мы слишком высоко, чтобы можно было вылезти через окно… Мы даже знака никому подать не можем, — уныло добавила она. — Жилья нет на мили вокруг.

— У меня есть идея! — объявила Джуди. — Пошли со мной.

Она потащила Трейси в соседнюю комнату и показала на квадратную дверцу в потолке.

— Должна же она куда-нибудь вести, — сказала Джуди. — Сама я туда не заберусь, но если ты мне поможешь…

Трейси оценивающе посмотрела на люк и улыбнулась:

— Это в любом случае лучше, чем сидеть тут и ждать неизвестно чего.

Трейси подсадила Джуди, которая ловко забралась ей на плечи и начала приподнимать крышку люка.

— Получилось! — закричала Джуди.

Она подтянулась на руках и через секунду уже была по ту сторону люка, а потом за руки втащила туда Трейси. Наверху было темно, но пол оказался достаточно прочным и даже не очень скрипел, когда девочки отползали по нему в сторону. Трейси закашлялась от пыли и тут же ощутила, как на лицо ей опустилось что-то вроде паутины. Она ахнула:

— Джуди!

— Я здесь. Ползи за мной.

— Я тебя не вижу.

— Схватись за мою ногу. Кажется, я вижу впереди свет.

Девочки добрались до низкой кирпичной перегородки и перелезли через нее.

— Эй! — радостно воскликнула Джуди. — Ты только посмотри сюда!

В нескольких метрах от них в полу зияло отверстие, из которого пробивался тусклый свет. Должно быть, крышка люка сорвалась, и комната внизу просматривалась совершенно свободно. Там никого не было.

— Вот отсюда мы и выйдем! — уверенно сказала Джуди. — Это уже совершенно другая часть дома.

Они спрыгнули вниз, и Джуди подбежала к двери:

— Давай сюда! Быстро!

— Потише ты, — прошипела Трейси. — Не забывай, что у Мейера пистолет, а мы не знаем, где сейчас этот тип.

Джуди остановилась и виновато посмотрела на Трейси.

— Я совсем забыла про этого парня, — прошептала она. — Но я с ним еще поквитаюсь, ты увидишь.

За дверью оказалась узкая лестница, уходившая вниз в полумрак. Кузины начали спускаться, вздрагивая каждый раз, когда под их ногами скрипели старые доски.

— Как ты думаешь, когда Мейер обнаружит наше исчезновение? — шепотом поинтересовалась Трейси.

— Понятия не имею, — отозвалась Джуди. — Еду он мне приносил сегодня дважды: утром и вечером.

Они прокрались через холл и выглянули в широкое окно, выходящее на подъездную дорожку. Увидели зеленую машину Мейера и петляющую между деревьев дорогу, которая далеко на горизонте пересекалась с широким шоссе.

— Мейер кого-то ждет, — сказала Трейси. — Пытался связаться с ним по телефону. Возможно, Мейер не появится, пока не приедет тот, другой. Ты знаешь, кто это?

— Никогда его не видела, — отозвалась Джуди. — Знаю только, что он англичанин. Я слышала, как они разговаривали. И знаю, что он боится…

— Боится?

— Вот именно. Они разговаривали на лестнице возле той комнаты, куда меня заперли. Англичанин пытался убедить Мейера бросить все это дело и бежать. И он страшно злился на Мейера из-за похищения.

— А что же Тони?

— Он ответил: «У меня есть пистолет, и я сумею им воспользоваться, если понадобится». На этом разговор закончился.

— Вот поэтому мне и не хочется бежать по дороге, которая просматривается из окон дома, — заметила Трейси. — Мы не знаем, где сейчас Мейер, а если он нас заметит, нам грозят, мягко говоря, неприятности.

— Что делать? — спросила Джуди. — Другого выхода я не вижу.

— Нужно подождать темноты. Тогда мы убежим незамеченные, — отозвалась Трейси.

— Отличная идея, Трейси, — улыбнулась Джуди. — Даже если он увидит, что нас уже нет там, наверху, он не догадается, что мы еще в доме. Давай найдем какое-нибудь укромное место, где можно будет спокойно подождать.

Они тихо проскользнули по коридору в ближайшую пустую комнату. Девочкам пришлось сидеть там в полной тишине. Они боялись разговаривать: вдруг Тони Мейер со своим пистолетом рыщет где-нибудь неподалеку. Боялись распрямить затекшие ноги: вдруг их выдаст скрип гнилых половиц. А темнота наступала так медленно, что ожидание казалось бесконечным.

Трейси чуть слышным шепотом рассказывала Джуди о том, что Детективный клуб в любых ситуациях оказывался победителем. Это не было хвастовством: просто так всегда складывались обстоятельства. И потом Трейси так хотелось подбодрить Джуди!

Когда в тишине раздался звук приближающейся машины, девочки переглянулись. Машина остановилась, раздался звук хлопнувшей дверцы.

— Это, наверное, тот, другой, — прошептала Трейси.

— Наверное, — так же шепотом отозвалась Джуди. — Смотри, уже совсем стемнело. Попробуем удрать?

— Попробуем, — так же шепотом отозвалась Трейси. — Поищем черный ход, ладно?

Было очень страшно пробираться ощупью по темному дому, но кузины совсем перепугались, когда услышали звук сирены перед домом.

— Что это? — дрожащим голосом спросила Джуди. — Полиция?

— Нет, — прошептала Трейси, — это не похоже на полицейскую сирену. Это сработало противоугонное устройство какого-то автомобиля.

— Ты уверена? — усомнилась Джуди.

Трейси кивнула.

— Можно пойти и посмотреть, — сказала она.

Они двинулись было к парадному выходу из дома, но тут раздался громкий хлопок, похожий на выстрел.

— Что это было? — прошептала Джуди.

— Мейер стрелял в кого-то? — с ужасом спросила Трейси.

Звук сирены внезапно прекратился. Кузины переглянулись.

— Очень странно, — проронила Джуди.

Девочки подкрались к ближайшему окну. Теперь на дорожке перед домом было уже два автомобиля, но никакого объяснения происхождения странных звуков не было видно.

— Давай-ка выбираться отсюда, пока нас не застукали, — сказала Трейси.

В верхнем холле Трейси вдруг остановились и знаком приказала Джуди сделать то же самое. В тишине слышалось какое-то странное шипение.

— Это фонарь-«молния», — прошептала Джуди. — Мейер включает его по ночам. Тут нет электричества.

— Отлично, — бросила Трейси. — Мы будем знать, где он находится.

Они потихоньку подошли к полуоткрытой двери в соседнее помещение, откуда просачивался слабый свет. Он шел из большой щели в полу комнаты, к которой, затаив дыхание, подкралась Трейси.

В комнате внизу на столе стоял фонарь, а рядом с пистолетом в руках стоял Тони Мейер. Трейси встала на четвереньки и заглянула в щель. Она едва удержалась, чтобы не ахнуть вслух от ужаса: пистолет был направлен на Белинду и Холли!