Прочитайте онлайн Тайна пустующей дачи | Часть 7

Читать книгу Тайна пустующей дачи
3216+612
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

7

Рассказ вновь продолжил Эрик:

Когда мы просидели в доме минут пятнадцать, Очкарик предложил пойти к лавочнику и поторопить нашего друга. Надев куртки, мы собирались уже выходить на улицу, как вдруг услышали чьи-то шаги у садовой калитки.

— А вот и он! — облегченно воскликнула Катя. Стекла были все еще запотевшими, так что сквозь них по-прежнему ничего нельзя было разглядеть. Но оказалось, что это был не Ким, а Эвелин.

— Добрый день! — выпалила она и спросила: — Есть ли новости?

— Есть, и даже много, — ответил я. — Пошли с нами, по дороге расскажем тебе обо всем.

— А куда вы собрались идти?

— К лавочнику, чтобы забрать оттуда Кима. Он помогает перетаскивать ящики. Но дело что-то слишком затянулось. Вероятно, они просто сидят сейчас и болтают о чем-нибудь. А нам надо срочно с ним переговорить.

По пути в лавку мы рассказали ей о происшедшем: утреннее приключение Кима, визит к нам фрекен Ларсен, исчезновение маленького сына секретаря боливийского посольства, странное поведение его жены.

Когда я закончил свой рассказ, Эвелин заметила:

— Ты считаешь, эти события взаимосвязаны?! На мой же взгляд, это просто невозможно.

— Почему бы и нет, — возразил Очкарик. — Меня нисколько не удивит, если все это связано с нападением на почтовый вагон поезда. Ты, видимо, слышала об этом по радио?

— Конечно, — ответила Эвелин. — Но я не вижу никакой взаимосвязи между всеми этими событиями…

— Мы этого тоже не видим, — сказал я. — Во всяком случае, пока.

Лавочник был очень удивлен, когда мы сказали, что хотели бы видеть Кима.

— Кима?! Так он ведь ушел давно. Здесь он пробыл совсем недолго. Я вручил ему для вас всех две консервные банки с ананасами. Он собирался сразу же ехать домой.

— Тогда Ким, по всей вероятности, передумал, — молвил Очкарик.

— Странно, — удивился лавочник. — Ну да вы его найдете.

— Может быть, он пошел на мол, — размышлял вслух Очкарик, когда мы, попрощавшись с лавочником, отправились назад.

Придя в гавань, мы там, однако, Кима не обнаружили.

— А что, если он поехал к той даче? — предположила Катя.

— Вполне возможно, — поддержал ее Очкарик. — К сожалению, мы не знаем, где она находится.

— Ким показывал в ту сторону, когда говорил мне о ней, — вспомнила Катя и махнула рукой на запад.

— В той округе таких бревенчатых домов не менее четырех-пяти, — добавил я.

Катя сказала:

— Мы можем все же попытаться.

— О'кей, тогда вперед, — согласился Очкарик. Поселок был наводнен полицейскими. Мы увидели две патрульные машины и несколько групп полицейских, контролировавших гавань, а на дорогах — посты дорожной полиции, которые следили за проходившим транспортом. На нас они не обратили никакого внимания. Вероятно, посчитали нас еще слишком маленькими для ограбления поезда.

По пути нам встретилась фрекен Ларсен.

Она спросила нас:

— Вы что же, только сейчас отправляетесь на поиски пропавшего малыша?

— Его мать сказала, что он уже нашелся, — ответил я, промолчав, однако, что, похоже, она солгала. — А сейчас мы разыскиваем Кима.

— Кима? — строго переспросила сестра Ларсена.

— Да, но у нас нет ни малейшего представления, где он сейчас находится.

— Не позволяйте себе, однако, никаких глупостей!

— Мы их, фрекен Ларсен, никогда и не допускаем, — успокоил я ее. — А ваш брат все еще не вернулся с рыбалки?

— Пока нет, но я думаю, он скоро возвратится из-за этой истории, — произнесла она, глубоко вздохнув и показав рукой на полицейских.

— Из-за нападения на почтовый вагон? — уточнила Катя.

— Да. Хотя у брата сегодня и свободный день, но в подобных случаях мобилизуются все сотрудники.

Мы попрощались с фрекен Ларсен, пошли дальше и минут через пять дошли до первого из бревенчатых домов. По заведенному обычаю, все дачи имели собственное название. Эта называлась «Лесной покой». Ставни окон были закрыты, а сам дом выглядел заброшенным. Прямо по мокрой траве мы подошли к окнам и попытались заглянуть внутрь. Но в ставнях не оказалось ни одной щелочки.

— А где следующий дом? — спросила Эвелин.

— Недалеко отсюда, — ответила Катя.

Она знала эту местность лучше, чем Ким, Очкарик и я, так как жила здесь постоянно. Поэтому девочка повела нас за собой, и действительно, через несколько минут мы оказались перед домом, почти точной копией первого. Ставни здесь были голубого цвета. Они тоже оказались плотно закрытыми, да и сам дом производил такое же нежилое впечатление. Правда, около него лежали две консервные банки, на которые мы не обратили никакого внимания. Дом этот назывался «Вид на море» и содержался в безукоризненном порядке. Из окон второго этажа действительно было видно море.

Я обошел вокруг дачи, и Эвелин спросила:

— Что ты ищешь, Эрик?

— Велосипед своего отца, — объяснил я. — Если мы найдем его, то найдем и Кима. А теперь пошли к следующему дому.

Третий дом находился на значительном расстоянии от других.

Снова начался дождь. Очкарик, Катя и я предусмотрительно надели резиновые сапоги, а ноги Эвелин скоро промокли.

— Для меня это не имеет значения, — возразила она на наши сетования. — Я нахожу все ужасно интересным.

— В том числе и мокрые ноги? — подтрунил на ней Очкарик.

— Да нет. Я имею в виду, что участвую в раскрытии крупного уголовного преступления. Об этом я мечтала с тех пор, как прочитала первую книгу Кима.

— Полной уверенности, что речь идет о новом деле, у нас нет, — несколько охладила ее пыл Катя. — Вполне возможно, что он кого-то встретил и забыл о времени.

Следующая дача тоже оказалась закрытой и, по всей видимости, необитаемой. Но ее проектировка несколько отличалась от других: на втором этаже окон вообще не было. А мы знали из рассказа Кима, что он забирался в окно второго этажа. Следовательно, это был не тот дом, который мы искали.

Промокшие насквозь, упавшие духом, мы направились к следующему дому, расположенному по другую сторону дороги. Он назывался «Домик у леса» и был похож на первые два. Но и здесь тоже не было видно ни души. Ставни окон — на сей раз зеленого цвета — были плотно закрыты, дым из трубы не поднимался. На всякий случай и тут мы стали искать велосипед моего отца.

— Теперь остается всего лишь один дом, — сказала Катя, когда мы пересекали дорогу.

До последнего дома мы дошли примерно минут через десять. Назывался он «У берез», ставни красного цвета были закрыты. Однако в нем были люди. Из трубы валил дым, а из дома слышались голоса. Судя по всему, там собралась веселая компания.

— По-видимому, здесь! — воскликнула Катя. — Давайте постучим!

— Согласен, — ответил Очкарик.

— Подождите минутку, — вмешался я. — А что мы скажем, ерш нам откроют?

Но Очкарик уже постучал.

Дверь открыл полный мужчина лет пятидесяти, с красным лицом. Был он, судя по его виду, в хорошем настроении.

— О, да тут вас целый полк, — сказал он шутливо. — Что вам надо?

— Мы ищем нашего друга, — объяснил я. — Его зовут Ким.

Из дверей показались две маленькие девочки, закричавшие, перебивая друг друга:

— Папочка, что случилось?

— Молодые люди разыскивают своего друга, которого зовут Кимом, — объяснил он девочкам, которые ухватили его за колени. Затем, обращаясь к нам, спросил: — А почему вы думаете, что ваш друг должен быть здесь?

— Хм, — откашлялся я. — Видите ли, один из его знакомых живет в бревенчатом доме. Вот мы и подумали, что он зашел туда в гости. Но мы не знаем, где точно находится этот дом. И решили — не этот ли.

— Ага, — ответил мужчина и кивнул. — Но его здесь нет. Мне ужасно жаль, но помочь вам ничем не могу.

Мы извинились и удрученно отправились назад. Что же теперь делать? После некоторых размышлений пришли к выводу: здесь что-то не так.

Катя внезапно повернулась и побежала к дому, в дверях которого все еще стоял тот мужчина.

— Извините, пожалуйста! — воскликнула она. — Вы случайно не просили сегодня утром одного мальчика помочь вам попасть в дом?

Он удивленно посмотрел на нее.

— Сегодня утром? Да нет, мы здесь уже со вчерашнего вечера.

Назад мы возвращались той же дорогой, что и пришли.

— А вы уверены, что таких дач в этом районе больше нет? — спросила Эвелин.

— На этой стороне поселка нет, — ответила Катя. Домой мы шли молча и в подавленном настроении.