Прочитайте онлайн Тайна пустующей дачи | Часть 6

Читать книгу Тайна пустующей дачи
3216+645
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

6

Здесь Эрика сменил Ким. Вот что он рассказал:

Когда я пришел в себя, я обнаружил, что лежу на спине в большой старомодной ванне со связанными руками и ногами. Брюки на коленях намокли, поскольку душ подтекал. В затылке чувствовалась тупая боль. Тот, кто нанес удар, бил, видимо, не очень сильно, но сознание-то я потерял. Как долго я здесь лежал? По ощущению, времени должно было пройти не слишком много. В какую же историю я влип?

Перевернувшись, я подергал веревки. После некоторых усилий мне удалось немного приподняться и занять более удобное положение. Теперь я мог осмотреться.

Стены ванной комнаты были по старинке обшиты деревом. Сама ванна и умывальник наверняка изготовлены в конце прошлого века. Не считая табурета и пары шлепанцев, в комнате ничего не было.

Мне сразу стало ясно, что бежать отсюда просто невозможно. Во-первых, я был связан по рукам и ногам и, насколько заметил, развязать узлы вряд ли удастся. Но даже если бы мне и посчастливилось, в комнате было лишь одно небольшое оконце высоко под потолком, пролезть через которое невозможно. А дверь заперли снаружи. К тому же она была очень массивной. Да и около нее, вероятно, находилась охрана.

Мысли каруселью закрутились в моей голове. Что здесь происходило? Что делали эти люди в доме? Почему они не открыли ставни? Почему не затопили камин? Кто этот маленький мальчик? Почему меня оглушили, связали и бросили в ванну?

Словом, было над чем подумать. Но тут я услышал приближающиеся шаги. Кто-то остановился около двери ванной комнаты. Вероятно, один из этих мужчин рассматривал меня сквозь замочную скважину. Затем послышался звук отпираемого замка, и дверь открылась.

Я невольно вздрогнул. В дверях стоял человек с черным плавком на лице. Глаза были скрыты солнцезащитными очками. На нем был светлый габардиновый плащ и темные перчатки. В руке он держал резиновую дубинку.

Вплоть до этого момента я не связывал мужчин, находившихся в доме, с ограблением поезда. Но передо мной стоял явно один из почтовых грабителей, внешность которого точно соответствовала описанию, переданному по радио: «Лицо закрыто черным платком, светлый габардиновый плащ, на руках темные кожаные перчатки…»

Сердце мое бешено забилось. Конечно, я испугался: ведь передо мной стоял самый настоящий бандит, а в руке у него была дубинка.

Но вот он вошел в комнату и закрыл за собой дверь.

— Ага, стало быть, ты оклемался?

Он был пьян. Это было заметно по его голосу К тому же, когда он нагнулся ко мне, до меня донесся резкий спиртной перегар.

— Это вы оглушили меня? — спросил я.

— Да, — ответил он, — Пришлось стукнуть тебя как следует, черт побери! Чтобы ты не путался у нас под ногами и не испортил все дело!

— Так это вы сегодня утром ограбили поезд? Вы и те двое?

Он громко рассмеялся и хвастливо заявил:

— Точно! И, видишь ли, именно поэтому тебе придется полежать здесь спокойненько и отдохнуть от забот и хлопот, пока мы не смоемся. Так что устраивайся поудобнее. Выходить отсюда тебе пока нельзя.

— Мои родители будут беспокоиться, если я не приду к обеду, — солгал я.

Он опять рассмеялся.

— Что ты говоришь?! Какая жалость! А ведь ты, дорогой друг, забыл, видимо, что говорил нашему товарищу сегодня утром? Что ты не живешь здесь с родителями, а приехал на пару дней со своими школьными друзьями!

— Это правильно. И они станут меня искать. Он равнодушно махнул рукой.

— Ну и пусть ищут.

— Они не успокоятся, пока не найдут этот дом, — продолжил я, пожалев тут же о сказанном.

Вероятно, мне следовало бы вести себя так, будто моим друзьям точно известно, где я нахожусь. Ведь он не может знать, рассказал ли я им, где находится этот дом, когда возвратился, или нет. Но было уже поздно. Конечно же, они будут искать меня, вне всякого сомнения. Но ведь я сказал им лишь, что это был большой бревенчатый дом, каких в этой местности предостаточно. Разве им посчастливится найти старый велосипед отца Эрика, который я оставил в траве неподалеку отсюда. На это я возлагал свою последнюю надежду.

Видимо, мужчина мог читать чужие мысли, так как сказал:

— Если ты подумал о своем велосипеде, то ты — на ложном пути. Мы поставили его в гараж.

Я совсем приуныл. Как же они смогут теперь найти меня? Конечно, я мог бы кричать, но дом стоял в стороне от дороги, так что меня навряд ли услышат.

А кроме того, нельзя было забывать и о дубинке. Иметь еще одну шишку на голове мне не хотелось бы.

— Кто этот маленький мальчик? — спросил я, чтобы сменить тему разговора.

Мужчина уселся на табурете.

— Ну это-то тебя совсем не касается.

— И все же кто он такой?

— Новый член нашей банды, — ответил грабитель и ухмыльнулся. — Что тебя еще интересует?

— Вы его похитили?

— Точно, — ответил тот.

— А для чего?

— Вот тебе что, оказывается, захотелось узнать, — издевательски произнес он.

— Это для вас добром не кончится, — предостерег я его и попытался встать, опираясь о край ванны. Дело в том, что я постоянно скользил по ее гладкой стенке.

Бандит поднялся. Я подумал, что он ударит меня дубинкой. Однако он положил ее на табуретку, подхватил меня под мышки и вытащил из ванны.

— Собственно, нет никакой необходимости, чтобы ты лежал в ванне, — произнес он с пьяным добродушием. — Отсюда сбежать тебе все равно не удастся!

— Это я знаю, — согласился я. — А почему вы меня вообще-то связали по рукам и ногам?

— Подожди-ка! — Он пошарил под полою плаща в кармане брюк и вытащил перочинный нож. Затем нагнулся и перерезал шнур, опутывающий мои ноги.

— Спасибо! — сказал я в надежде, что он освободит и руки. Но он этого не сделал, а лишь посадил меня на край ванны.

— А теперь расскажи, — предложил он, — чего это тебе вдруг взбрело в голову опять забраться в дом?

Подумав немного, я решил, что могу сказать ему правду.

— Потому что понял: в утренней истории было что-то не так.

— И что же ты подумал?

— Ничего определенного. Что тот человек, скорее всего, мог оказаться вором. Ведь дом-то не его, не так ли?

— Нет. Мы его лишь одолжили на время.

— Без ведома владельца?

— Естественно. Ты что же, принимаешь нас за идиотов? Думаешь, что мы позвонили ему по телефону и вежливо попросили разрешения? Ха-ха, ты, стало быть, так себе это представляешь?!

Грабитель сидел на табуретке, поигрывая дубинкой, но теперь я уже больше не боялся, что он ударит меня.

— А почтовые мешки у вас здесь? — спросил я.

— Ты чертовски много хочешь знать! Я пришел сюда, чтобы порасспросить тебя, а не для того, чтобы ты подвергал меня допросу.

— Стало быть, они все же в доме! — настаивал я на своем.

— Точно, — ответил он, ухмыляясь.

— Вам ни за что не удастся вывезти мешки отсюда, — заявил я.

— Ха-ха! Не удастся. Ты так думаешь? Что за чепуха!

— Полиция перекрыла все дороги, — сообщил я ему. — Она подвергает досмотру все автомашины.

Он ухмыльнулся.

— Ты знаешь это наверняка?

— Так сообщили по радио.

— Это я тоже слышал, черт побери.

— Они останавливают все автомобили, все без исключения, — повторил я.

— Так уж и все, — возразил он и опять ухмыльнулся. Я ломал голову, пытаясь понять, что он хотел этим сказать. В его словах звучала уверенность: деньги вывезти отсюда им удастся.

— Когда вы меня освободите?

— Много будешь знать, скоро состаришься! Ха-ха!

— Что вы намерены делать?

— А мы тебя и освобождать не будем, просто оставим здесь. Если твои товарищи действительно столь настырны, как ты утверждаешь, то они найдут тебя, вероятно, уже после обеда.

— А зачем вы закрыли свое лицо платком?

— Ха-ха, попробуй отгадать сам, но не более чем с трех попыток. Если вопросы не будут слишком глупыми…

Он встал с табурета и подошел к двери.

— Почему вы не открыли дверь дома сегодня утром с помощью отмычки? — задал я быстро свой первый вопрос. — Ведь все было бы гораздо проще и безопаснее. И где находились в это время вы и ваш напарник?

Бандит опять засмеялся.

— Если из тебя в будущем не получится прокурор, то тогда не знаю, кем ты еще сможешь стать. Дело с замком было, пожалуй, единственное, что мы не смогли предвидеть. Все остальное было спланировано великолепно. Ведь только сегодня утром мы обнаружили, что замок-то с секретом. Отмычкой открыть его не удалось, а времени у нас просто не было. Когда же мы заметили, что окно наверху не закрыто, то… Впрочем, остальное ты знаешь сам.

— Да, понятно, но где же были вы и ваш товарищ, когда я лез в окно?

— Мы с мешками сидели в кустах.

— А что будет, если я все расскажу полиции? — спросил я.

— Можешь поступать, как тебе угодно. Вреда нам ты уже не нанесешь. К тому времени след наш уже простынет. А теперь веди себя спокойно, ты понял, черт побери! Если ты вздумаешь орать, то я вернусь, и тогда ты получишь то, что заслужишь!

При этом он слегка хлопнул дубинкой себя по ноге, ухмыльнулся, вышел и запер за собой дверь. Вскоре я услышал, как он уже разговаривал со своими сообщниками в холле.

Что же имел в виду бандит с дубинкой? Почему он был так убежден, что шайке удастся успешно проскользнуть через полицейские кордоны? Как следует понимать его слова, что полиция останавливает далеко не все автомашины?

Думая об этом, я чувствовал себя глупым и беспомощным. Путы все сильнее врезались в запястья. Что же делать? Как сорвать планы бандитов? Ведь, благодаря случайности, я оказался в центре событий самой сенсационной уголовной истории последних лет. Но руки мои были в буквально смысле этого слова связаны.

А что Эрик, Очкарик и Катя? Начали ли они уже искать меня? Или еще теряют время? Ведь дорога каждая секунда!