Прочитайте онлайн Тайна покосившейся трубы | ПОТАЙНАЯ ДВЕРЦА

Читать книгу Тайна покосившейся трубы
3616+1158
  • Автор:
  • Перевёл: В. Воронин

ПОТАЙНАЯ ДВЕРЦА

Нэнси прошла еще несколько шагов, затем остановилась и прислушалась. Ведь если вор углубляется в лес, рассудила она, можно будет услышать звук его шагов. Но единственным звуком, долетевшим из зловеще притихшей чащи, был неожиданный крик дрозда.

«Мне следует быть осторожней, — подумала Нэнси. — Глупо пытаться выслеживать вора в одиночку. Но если я не пойду по его следу, возможно, будет утрачен важный ключ к раскрытию преступления…»

Ее размышления прервал визг тормозов и скрип шин.

У Нэнси упало сердце. В голове у нее молнией пронеслась мысль, от которой ее бросило в дрожь. А вдруг это приехал кто-то, у кого назначена здесь встреча с человеком, спрятавшимся в лесу?!

«Я могу оказаться в ловушке! — мысленно упрекнула она себя. — Надо же быть такой идиоткой, чтобы самой залезть в западню!»

Она поспешила обратно к дороге, стараясь остаться незамеченной новоприбывшим. Но, увидев подъехавший автомобиль, Нэнси вздохнула с облегчением. В нем сидели Бесс и еще одна девушка, носившая мальчишечье имя Джорджи Фейн.

— Привет! — радостно окликнула подругу Джорджи. — Что за мысль отправиться выслеживать вора без нас?

Джорджи, как и Бесс, принимала участие во многих увлекательных приключениях Нэнси. Спортивная, прямолинейная и грубоватая, она была прямой противоположностью своей двоюродной сестре Бесс, мягкой и робкой тихоне.

Не ответив своей темноволосой приятельнице, Нэнси знаком показала обеим девушкам, чтобы они быстро вылезали из машины и шли за ней.

— По-моему, я напала на след вора, укравшего вазу, — шепотом пояснила она, направляясь в глубь леса.

Бесс заперла машину и поспешила за подругами. Следы на мягкой земле были отчетливо видны, но футах в пятидесяти дальше они терялись в густом подлеске. Человек, оставивший их, как сквозь землю провалился.

— Вот те на! — разочарованно промолвила Нэнси.

— А чего ты ожидала? — усмехнулась Джорджи. — Что он станет тебя дожидаться?

— Я точно не знаю, тот ли это человек, который украл вазу, — сказала Нэнси, неохотно поворачивая обратно, — но одно я знаю наверняка. Он не очень высокого роста.

— Как ты догадалась? — спросила Бесс.

— У него маленький отпечаток ноги и короткий шаг. Кроме того, он носит ботинки с толстой подошвой, — ответила Нэнси.

— Черт возьми! — воскликнула Джорджи (это было одним из ее излюбленных выражений). — Ты меня поражаешь!

— Объясни мне про ботинки, — попросила Бесс.

— Эти следы глубже, чем обычные, а к тому же вот фабричная марка, — Нэнси показала на четкий отпечаток каблука. — Вчера я случайно прочла в газете объявление, рекламирующее этот фасон обуви с внутренним каблуком и толстой стелькой.

— Нэнси, что ты задумала? — спросила Джорджи. — Бесс рассказала мне про пропажу вазы и слоника. Ты из-за этого приехала сюда?

— Не совсем. Я ехала в Мейсонвилл искать покосившуюся трубу.

— Что, что? — изумилась Джорджи.

Нэнси рассказала девушкам все, что ей было известно про месторождение фарфоровой глины, ориентиром для розыска которого, возможно, служит покосившаяся труба в Мейсонвилле.

— А мы как раз туда едем, — обрадовалась Бесс. — В этот чудесный магазин одежды рядом с гостиницей. Что если нам потом встретиться и вместе поесть?

— Отлично, — ответила Нэнси. — Встретимся в час у гостиницы.

Бесс и Джорджи быстро влезли в машину и поехали следом за Нэнси. На окраине Мейсонвилла Нэнси притормозила и на прощание помахала подружкам рукой, а сама отправилась на поиски покосившейся трубы.

Она принялась медленно колесить по городу, объезжая его постепенно сужающимися кругами и напряженно высматривая своими зоркими глазами трубу, которая бы покосилась набок, согнулась, искривилась или как-нибудь еще отклонилась от вертикальной оси. Через полчаса ей стало казаться, что никогда в жизни не видела она такого множества дымовых труб.

И вдруг она ее увидела. Трубу, которая явно наклонилась на несколько градусов!

— Повезло! — с восторгом сказала она себе.

Труба эта была на втором от угла доме в однообразном ряду старомодных жилых домов из красного кирпича. От своих соседей он отличался только покосившейся трубой. Окна примыкавшего к нему углового дома были забиты досками.

Нэнси остановила автомобиль у края тротуара перед домом с покосившейся трубой. Поднявшись по скрипучим ступенькам крыльца, она прочла в ближайшем окне объявление: «Сдаются комнаты». Нэнси нажала на кнопку звонка.

Минуту спустя дверь приоткрыла пожилая седал женщина, вытиравшая руки о фартук. Она поправила очки на носу и вопросительно посмотрела на Нэнси. Юная сыщица улыбнулась и, чуточку стесняясь, проговорила:

— Я понимаю, это звучит немного глупо, но я искала покосившуюся трубу, и ваша — первая, которую я нашла. Мне сказали, что такая труба, возможно, как-то связана с фарфоровой глиной.

— С фарфоровой глиной? — медленно переспросила женщина. — Что вы имеете в виду? — Лицо ее выражало недоумение.

— Пожалуй, мне следует представиться, — сказала Нэнси. — Меня зовут Нэнси Дру…

— Нэнси Дру? — удивленно перебила женщина. — Из Ривер-Хайтса? — Нэнси кивнула. — Ваша домоправительница — миссис Груин?

Теперь пришла очередь Нэнси удивляться.

— Да. А вы знаете Ханну?

— Еще бы! — посмеиваясь, сказала пожилая дама. — Я помогала матери Ханны ухаживать за ней, когда она была маленькой. — Она шире открыла дверь и отступила назад. — Заходите и присаживайтесь. Меня зовут миссис Уэнделл.

— О, Ханна рассказывала мне о вас, — улыбнулась Нэнси. — Я давно хотела с вами познакомиться.

Нэнси прошла в аккуратно прибранную старомодную гостиную и села. Миссис Уэнделл, сняв на ходу фартук, уселась в кресло-качалку.

— Как поживает Ханна? Я давно ее не видела.

— О, превосходно, — вежливо ответила Нэнси и снова завела разговор о фарфоровой глине.

Миссис Уэнделл задумалась на мгновение и затем сказала:

— Я уже несколько лет живу в этом доме, Нэнси, и никогда не видела месторождения фарфоровой глины где бы то ни было в здешних краях и ничего об этом не слышала. Хотя постойте-ка, — добавила она, покачиваясь в кресле, — у меня есть кое-что, что, может быть, вам поможет. На чердаке у меня стоит старый сундук — он принадлежал еще мистеру Питерсену, который продал мне этот дом. Теперь его уже нет в живых. В сундуке лежат кое-какие старые бумаги и географические карты. Я давно собиралась просмотреть их, да все руки не доходят. Старею, наверное. Любопытство притупилось. Нэнси рассмеялась.

— Сдается мне, — продолжала миссис Уэнделл, — что если наша покосившаяся труба имеет какое-то отношение к фарфоровой глине, которую вы ищете, об этом, возможно, упоминается в тех бумагах.

Нэнси слушала со все возрастающим интересом.

— Мне бы хотелось взглянуть на них, — сказала она миссис Уэнделл.

— Хорошо, — согласилась та. — Я принесу ключи.

Она сходила за ключами на кухню, и они медленно поднялись по узкой крутой лестнице на третий этаж. Миссис Уэнделл тихонько постучала в дверь комнаты.

— Я уверена, что мистера Маннинга нет дома. Мистер Маннинг снимает у меня эту комнату, — пояснила она. — Он почти никогда не бывает здесь днем.

Ответа на стук не последовало, и она вставила ключ в замок. Как раз в этот момент зазвонил дверной звонок.

— Похоже, каждый раз, когда я поднимаюсь наверх, в дверь кто-нибудь звонит, — вздохнула миссис Уэнделл. — Заходите в комнату. Сундук стоит в чулане.

Нэнси вошла в небольшую комнату с одним-единственным окном. Ее простая обстановка состояла из железной кровати, комода и пары стульев с прямыми спинками. Дверь чулана находилась за умывальником, стоявшим на деревянном столике под зеркалом. Нэнси подошла к двери и открыла ее.

— Ох! — У нее перехватило дыхание.

Через проем на месте одной из панелей задней стены чулана входил человек!

С быстротой молнии он отпрянул назад. Панель задвинулась, закрывая проем, и со щелчком встала на место.

— Миссис Уэнделл! Идите сюда! — во весь голос крикнула Нэнси.

Она быстро сдвинула в сторону пару костюмов, висевших на вешалке, и попыталась открыть потайную дверь. Панель не поддавалась. Нэнси осмотрела узкие щели в задней стене чулана, обозначавшие контуры потайной дверцы. В полутемном чулане они легко могли остаться незамеченными. Затем она повернулась к перепуганной хозяйке дома, прибежавшей на ее зов.

— Только что через потайную дверь в задней стене этого чулана выскользнул человек! — выпалила Нэнси.

— Боже праведный! — изумленно воскликнула миссис Уэнделл. Ее начала бить нервная дрожь. — Никогда ничего подобного не слыхивала!

Нэнси бросилась к окну и, высунувшись, посмотрела, не выходит ли кто-нибудь из соседнего пустующего дома. Никого не заметив, она сбежала вниз и выглянула на улицу. Незваный гость не появлялся.

— Наверное, он прячется за панелью. — Нэнси поделилась этими соображениями с миссис Уэнделл. — Может, взломаем ее?

— Если вы считаете нужным… — неуверенно протянула пожилая женщина. — В подвале есть топор.

Нэнси разыскала топор и вернулась на чердак.

— Отойдите в сторонку, миссис Уэнделл, — предупредила она, занося над головой топор.

Несколько раз девушка сплеча рубанула по панели с секретом. Панель дрогнула. Еще удар — и часть стены упала назад, в пустое пространство.

Нэнси шагнула в узкий проход. Секунду поколебавшись, миссис Уэнделл последовала за ней. Они очутились в чердачной комнате углового дома. Комната была пуста. Человек, ушедший через потайную дверь, исчез.

Нэнси подошла к двери. Она была заперта, но заперта изнутри: в замочной скважине торчал ключ. Значит, вор ушел не через дверь.

Она заглянула в чулан — тут миссис Уэнделл прямо обмерла от страха, — но никто не скрывался в его пустом, затянутом паутиной пространстве.

Озадаченно соображая, куда же мог подеваться тот человек, Нэнси заметила, что единственное, очень грязное, окно в комнате полуоткрыто. Распахнув его настежь, она выглянула наружу — и как раз вовремя, чтобы увидеть на краю высокого забора, окружающего задний двор, руку человека, только что перемахнувшего через забор, но еще не спрыгнувшего вниз; рука тотчас же исчезла.

Гнаться за ним, как поняла Нэнси, было бессмысленно. Слишком уж он ее опередил.

— Надо бы позвонить в полицию, — посоветовала она.

— Боже мой! — вздохнула миссис Уэнделл. — Вот уж никогда не думала, что мне придется иметь дело с полицией.

— Интересно, как же он спустился вниз? — размышляла Нэнси.

Еще немного высунувшись из окна, она нашла очевидный ответ на свой вопрос. В каком-нибудь футе от окна проходила водосточная труба, оплетенная толстой виноградной лозой. Спуститься на землю, цепляясь за эту лозу, было совсем нетрудно.

Миссис Уэнделл громко чихнула. Эхо от ее чиха прокатилось по всему затхлому чердаку.

— Фу, какая пыль! — сказала она. — Нэнси, как вы думаете, что все это значит?

— Не нравится мне это…

Обведя взглядом комнату, Нэнси увидела на полу несколько свертков. Они были обернуты газетами и перевязаны бечевкой. Девушка наклонилась над одним из них и тщательно его осмотрела. Газета была на китайском языке!

Быстро развязав бечевку, Нэнси развернула сверток. В нем оказалась прекрасная китайская фарфоровая ваза с изображением цветущего лотоса!

Она развязала второй узел, потом третий. В них тоже были изящные восточные вазы.

Миссис Уэнделл изумленно уставилась на эти чудесные изделия.

— Господи Боже! — воскликнула она. — Вазы-то откуда взялись?

У Нэнси была одна догадка на этот счет, но она решила пока не говорить о своих подозрениях.

— Не беспокойтесь, — сказала Нэнси. — Все будет в порядке.

Миссис Уэнделл спустилась вниз. Подождав минуту-другую, пока уйдет один из ее жильцов, она позвонила в полицейское управление.

Тем временем Нэнси развернула оставшиеся свертки. В каждом было по красивой восточной вазе. Она надеялась найти среди этих вещей вазу эпохи Мин и нефритового слоника, принадлежащих мистеру Суну, но, к ее разочарованию, их тут не оказалось.

Девушку заинтриговали китайские газеты. Тщательно расправив одну из них, она оторвала клочок и сунула к себе в сумочку.

Прибыли двое мейсонвиллских полицейских, и миссис Уэнделл тотчас же поведала им, каким умелым детективом выказала себя Нэнси. Нэнси улыбнулась и объяснила, что произошло.

— Как выглядел тот малый? — спросил один из полицейских, Маккан.

Нэнси ответила, что, к сожалению, недостаточно хорошо разглядела человека, забравшегося в дом, чтобы опознать его: он входил через потайную дверь, низко опустив голову.

— Похоже, вы обнаружили кое-что существенное, мисс Дру, — заметил полицейский Маккан, поднимая с пола вазу с цветками лотоса. — Эта вещь соответствует описанию вазы, похищенной на прошлой неделе из мейсонвиллского музея. Что вам известно, мэм, о всех этих вазах? — спросил он, поворачиваясь к хозяйке.

Миссис Уэнделл очень разволновалась, но Нэнси, стараясь ободрить, обняла ее за плечи, и пожилая женщина, запинаясь, сказала:

— Мне ничего о них не известно.

— Кто живет в этой комнате? — спросил полицейский, возвращаясь через проем в комнату на чердаке.

Миссис Уэнделл рассказала, что полгода назад сдала комнату некоему Джону Маннингу. Он просил его не беспокоить, так как, по его словам, он писал книгу и не хотел, чтобы его отвлекали от напряженной работы. Эта потайная дверь, сказала она, приводит ее в полное недоумение. Она уверена, что до того, как Маннинг снял комнату, ничего подобного тут не было.

— Наверное, Маннинг установил ее, когда ни вас, ни других жильцов не было дома, — предположил полицейский Маккан. — Каков — он из себя?

— Ну, роста он среднего, — задумчиво произнесла хозяйка, — черноволосый, довольно смуглый… Говорит культурно, вежливо, не как громила-взломщик. Сдается мне, он много путешествовал.

— Гм, — полицейский погрузился в раздумье, словно мысленно перебирая картотеку фотоснимков преступников.

— Да, и еще у него пронзительные черные глаза, — быстро добавила миссис Уэнделл.

Нэнси тотчас же вспомнила пронзительные черные глаза странного незнакомца, с которым они с Бесс повстречались накануне вечером. Она обвела взглядом пол комнаты и чулана.

— Миссис Уэнделл, — спросила она, — вы не замечали ничего необычного в ботинках мистера Маннинга? Не казались ли вам слишком толстыми их подошвы?

— Вроде бы нет, — ответила та несколько удивленно.

Нэнси рассказала полицейскому о необычных следах, обнаруженных ею возле Охотничьего моста. Он согласился, что следы, вполне возможно, оставил вор и что этим вором, опять же не исключено, является человек, известный как Джон Маннинг.

Пока они разговаривали втроем, другой полицейский обшаривал чердаки обоих домов в надежде найти что-нибудь еще. Так ничего и не обнаружив, он отобрал несколько личных вещей Маннинга на предмет снятия с них отпечатков пальцев для сравнения с отпечатками пальцев на вазах. Наконец полицейские собрали фарфор и направились к лестнице.

— Если когда-нибудь захотите поступить на службу в полицию Мейсонвилла, только скажите! — улыбнулся Нэнси один из них.

— По правде сказать, я напала на след совершенно случайно, — скромно призналась Нэнси. — Я пришла сюда, разыскивая покосившуюся трубу, а нашла полный чердак краденого.

Полицейские недоверчиво переглянулись.

— Покосившуюся трубу? — переспросил Маккан. — И это вывело вас на грабителя?

— По-моему, это то, что называют женской интуицией, — вскинув голову, промолвил второй полицейский. — Мне бы хоть немного такого везения!

Когда оба полицейских в сопровождении миссис Уэнделл спустились вниз, Нэнси обвела взглядом комнату Маннинга. Она представляла собой неприглядное зрелище: ящики комода были выдвинуты, матрас перевернут, ковер скатан, содержимое сундука разбросано по полу, с картин содраны картонные задники. Костюмы Маннинга тоже подверглись осмотру: у них вывернули карманы и прощупали подкладку.

«А не могли ли полицейские что-нибудь упустить?» — раздумывала Нэнси, внимательно оглядывая комнату. Спору нет, найдено много краденых вещей, но ведь не обнаружено ни единого предмета, который мог бы дать ключ к установлению личности вора…

— Пол! — вдруг вполголоса воскликнула Нэнси. — Полицейские не обследовали половицы!

Встав на колени, юная сыщица принялась внимательно рассматривать неровно обструганные доски. Может, под какой-нибудь половицей Маннинг устроил тайник? Но все доски были накрепко прибиты крупными гвоздями с широкими шляпками, какими пользовались плотники лет шестьдесят назад.

— Ничего нет, — вздохнула Нэнси, вставая.

«Штора!» — мелькнуло у нее в голове. Ей вдруг ясно представилось, как она дернет за шнурок — и тут же из скатанной в тугой рулон шторы посыпятся письма и другие бумаги. Нэнси подошла к окну и потянула за веревочку: штора наполовину опустилась, но, к сожалению, оттуда ничего не упало.

Однако кое-что Нэнси все-таки обнаружила. На фоне освещенного яркими солнечными лучами полотнища обозначились какие-то смутно различимые прямоугольники. С забившимся от возбуждения сердцем Нэнси сняла штору с медных креплений и положила ее на кровать.

«Вот это находка!» — подумала она, радуясь и удивляясь.

К наружной стороне шторы были прикреплены клейкой лентой четыре страницы, вырванные из какого-то журнала по искусству. На них были цветные фотографии редких старинных китайских ваз. А чуть выше к шторе были приклеены два листа желтой бумаги с перечнем музеев и частных домов, где находятся эти вазы!