Прочитайте онлайн Тайна подвенечной вуали | ВУАЛЬ ИСЧЕЗАЕТ

Читать книгу Тайна подвенечной вуали
2316+1097
  • Автор:
  • Перевёл: Юрий Хазанов
  • Язык: ru
Поделиться

ВУАЛЬ ИСЧЕЗАЕТ

— Она исчезла. Мы не можем нигде найти ее. Мередит почти в истерике, — пробормотала Джорджи Фейн своей подруге Нэнси Дру. Джорджи была страшно взволнована, она почти прошептала эти слова, чтобы ее не смогли услышать те, кто находился сейчас в здании старинной церкви, воздух в которой был насыщен ароматом свежих цветов.

Нэнси Дру откинула назад светлые с золотистым отливом волосы и повернулась с церковной скамьи, где она сидела, к подруге, стоявшей в проходе.

— Кто исчезла? — спросила Нэнси тоже шепотом.

— Свадебная вуаль Мередит, — ответила Джорджи. — Она какая-то старинная, Мередит отказывается без нее венчаться.

— А не думаешь, что у Мередит просто расшатались нервы перед свадьбой?

— Не знаю, — сказала Джорджи, окидывая взглядом церковь. — Ой, погоди минутку! Кто-то мне машет. Может, они нашли эту вуаль.

Джорджи подобрала подол своего длинного платья цвета спелого абрикоса — она ведь выполняла роль подружки невесты — и помчалась по проходу к дверям.

Нэнси расправила свое цветастое платье и прислушалась к разговорам вокруг.

— Мередит не первая невеста, которая страшится происходящего, — заметила женщина на передней скамье. Через проход от нее мужчина говорил другому:

— Удивительно, я читал в газете, что они никак не найдут того, кто унаследовал все богатства Торндайка. Представляете? Ни много ни мало шестьдесят миллионов долларов!

В это время Бесс увидела, как Джорджи собственной персоной мчится от атггаря по проходу.

— Что там происходит? — успела спросить Бесс, когда Джорджи пробегала мимо.

Та на ходу покачала головой и быстро произнесла:

— Ничего не спрашивайте, идите за мной!

— Что ж, пошли, — сказала Нэнси, вставая и подхватывая сумку и соломенную шляпу.

Три девушки не перемолвились и словом, пока не вышли к лестнице. Оттуда Джорджи повела их дальше, вверх по ступенькам, и в то же время говорила:

— Надеюсь, у Меридит все будет хорошо. Она заслужила это. — Джорджи понизила голос. — Прошла через такое… Ее родители погибли в авиационной катастрофе, когда ей только исполнилось восемь. Вы не знали?

— Я ее понимаю, — сказала Нэнси.

— Да уж… — сочувственно вздохнула Бесс.

— Но сейчас, — продолжала Джорджи, — Меридит не находит себе места из-за этой свадебной вуали. Я сказала ей, что Нэнси занимается всякими расследованиями и, может быть, сумеет помочь. Ты не против?

Они стояли уже возле деревянной резной двери на втором этаже церковного здания. Джорджи постучала один раз и открыла дверь.

Комната была небольшая, но светлая; солнечные лучи врывались в нее через два окна. Самым крупным предметом здесь было напольное зеркало, доходящее почти до потолка.

Меридит Броуди сидела на складном металлическом стуле. У нее были длинные темные волосы и очень бледная кожа — белее, чем отделанное жемчугом свадебное платье. Казалось, она не видела вошедших.

— Мередит, — окликнула ее Джорджи, — познакомься, пожалуйста. Это моя двоюродная сестра Бесс и наша подруга Нэнси Дру.

Невеста поднялась со стула, протянула руку Бесс.

— Вот ты какая, — сказала она. — Рада наконец познакомиться. Ты еще красивей, чем мне рассказывали.

Она говорила вежливые, приятные слова, но голос был напряженным, и скрыть этого она не могла.

Затем Мередит повернулась к Нэнси.

— Спасибо, что пришла на свадьбу. Джорджи все уши прожужжала мне о том, какой ты необыкновенный детектив. Но я никогда не думала, что придется обратиться к детективу в день моей свадьбы.

— Ну, по крайней мере, жених никуда не пропал и его не надо разыскивать, — сказала Нэнси с улыбкой. — Я видела его внизу. Он выглядит потрясающе.

— Марк в самом деле исключительный парень, — согласилась Мередит, и лицо у нее чуть зарделось, но напряженность с него не сошла.

— Расскажи о твоей вуали, — попросила Нэнси. — Это очень ценная вещь?

— Нет, — ответила Мередит. — Но она принадлежала еще моей бабушке, та венчалась в ней… После гибели родителей у меня не осталось никого, кроме бабушки, она воспитывала меня… Наверное, поэтому для меня так много значит эта вещь.

Мередит запустила пальцы в свои густые волосы, начала мерить шагами комнату.

— Я должна обязательно найти ее, эту вуаль, — заговорила она снова. — Все, кто там внизу, конечно, волнуются, не могут понять, в чем дело, из-за чего задержка… Ведь не могло же ее сдуть ветром в окно, когда я отвернулась?

— Ветер тут ни при чем, — сказала Нэнси, окидывая глазами комнату. — От окна до того маленького комода слишком далеко.

— Откуда ты знаешь, что вуаль лежала на комоде? — с удивлением спросила Мередит.

— А где же еще? В комнате нет другого подходящего места. Кроме того, там лежат твои гребенки. Наверняка ты положила ее рядом с ними.

— Ну, теперь я вижу, Джорджи ничего не выдумала: ты самый настоящий детектив!

— Кто-нибудь знает, как тебе дорога эта вуаль? — спросила Нэнси, отметая все шутки и сравнения по поводу своих детективных способностей. — Кто-нибудь, кто хотел бы доставить тебе неприятности, зло подшутить над тобой?

Мередит покачала головой.

_ Если по-честному, не думаю, что у меня есть хоть один враг на свете… Вообще как-то странно: только что вуаль была здесь — и вот ее нет. Ничего не понятно.

_ Что ты делала перед тем, как заметила ее исчезновение? — спросила Нэнси. — Можешь вспомнить?

— Ну… К этому времени все, кто должен был принимать участие в свадебном обряде, кроме Джорджи, уже сошли вниз. Я, по-моему, как раз стояла возле зеркала и застегивала платье, когда в дверь постучали… — Мередит на минуту призадумалась. — Да, я была у зеркала. Дверь открылась, на пороге стояла незнакомая женщина. У нее были очень рыжие волосы и много косметики на лице. И она улыбалась так, будто увидела лучшую невесту в мире. Она представилась как миссис Петри, жена священника. Сказала, что преподобный Петри должен меня увидеть, прямо сейчас. И я пошла с ней.

— Куда? — спросила Нэнси, которая слушала очень внимательно.

— Пошли покажу.

Мередит быстро вышла из комнаты в полутемный низкий коридор. Джорджи, Бесс и Нэнси последовали за ней, их высокие каблуки звонко стучали по каменному полу.

В конце коридора Мередит остановилась перед солидной деревянной дверью.

— Та женщина сказала, что ее муж ждет меня в канцелярии, — снова заговорила Мередит, — и я… Зайди туда ты, Нэнси. Стучать не обязательно.

Нэнси взялась за массивную медную ручку и открыла дверь. Комната освещалась тусклой лампочкой, и прошло некоторое время, пока глаза Нэнси привыкли к полутьме. Тогда она увидела, что в комнате находились щетки, швабры, ведра и тряпки — больше ничего.

— Ух ты! — сказала Бесс. — У священника могла быть контора и получше, чем эта.

— Глупая, это же просто кладовка, — сказала Джорджи. — Не видишь?

Бесс смущенно хмыкнула.

— Что сказала тебе миссис Петри, когда ты открыла Дверь? — спросила Нэнси у Мередит.

— Когда я повернулась, ее уже не было, — ответила та. Нэнси обратилась к Бесс:

— Пойди, пожалуйста, разыщи миссис Петри, хорошо? А ты, Джорджи, передай священнику, что Мередит необходимо еще минут десять до начала свадебного обряда. Не меньше…

Джорджи и Бесс поспешили исполнить поручение Нэнси, оставив ее наедине с расстроенной невестой.

— Не огорчайся, — сказала ей Нэнси. — Нечего унывать! С вуалью или без нее ты все равно выглядишь прекрасно.

— Тебе, наверное, не совсем понятно, — пробормотала Мередит, — но я обязательно должна ее найти. Непременно… — Она огляделась вокруг. — Возможно, я обронила ее еще при входе в церковь. Но до этого она была на мне, я хорошо помню.

— Все было не совсем так, — мягко сказала Нэнси. — Ты не теряла вуаль. Ее у тебя украли. Мередит издала глубокий вздох.

— Я тоже почему-то так думала, только не хотела говорить… Но как? И зачем? Неужели жена священника воровка? Какая-то чепуха получается.

— Сейчас посмотрим, — сказала Нэнси. — Давай попробуем восстановить все, как было. Я повернусь к двери чулана и открою ее, а ты уходи по коридору в сторону комнаты, где переодевалась. Начали?

Нэнси открыла дверь и снова какое-то время смотрела на щетки и ведра, слыша за спиной удаляющиеся шаги Мередит.

— Стой! — закричала она потом, и Мередит остановилась. Нэнси повернулась к ней.

— Значит, так, — сказала она. — Ты увидела, что вошла не туда, и обернулась, как я сейчас, чтобы сказать об этом миссис Петри. Но ее уже нигде не было. Так ведь?

— Да, — ответила Мередит, — в коридоре было пусто.

— Но сама ты успела сейчас пройти только половину пути до комнаты, где стояла перед зеркалом. Верно? И что из этого следует? — Нэнси подошла ближе к Мередит. — Следует то, что эта женщина не могла зайти туда и взять вуаль.

Мередит с облегчением вздохнула и прислонилась к стенке.

— Очень рада, что снимается подозрение с миссис Петри, — сказала она. — Было бы не слишком приятно, поблагодарив священника за прекрасную свадебную церемонию, добавить, что его жена — воровка.

Девушки рассмеялись и продолжили путь в гардеробную.

— Нет, миссис Петри ничего не украла, — произнесла Нэнси, когда они вошли в комнату, — она только вызвала тебя отсюда, чтобы кто-то другой смог это сделать.

Лицо Мередит снова осунулось и побледнело еще больше.

— Я этого боялась! — воскликнула она. — Значит, все правда. Предсказание сбывается, и все мое замужество пойдет прахом! О Боже мой!

Она почти упала на складной стул и, как ни старалась сдержаться, разразилась слезами.

Нэнси достала из сумки бумажные салфетки, протянула Мередит.

— Невесте не следует плакать в такой день, — сказала Нэнси. — Оставь и мне одну салфетку, чтобы я могла утереть слезы умиления во время церемонии. А сама, пожалуйста, не плачь. Ну вот, хорошо, теперь расскажи все по порядку, если сможешь.

Мередит почти совсем успокоилась, вытерла остатки слез И с благодарностью взглянула на Нэнси.

— Какой ты хороший друг, — сказала она. — Джорджи была права, когда рассказывала о тебе. Сейчас я… — Она высморкалась, без особого успеха попыталась улыбнуться и затем начала говорить: — Так вот насчет предсказания… Примерно год назад у меня было какое-то плохое состояние. Подавленное настроение, понимаешь? Ничто не радовало и так далее, ну я и решила сходить к астрологу. Ее звали Хельга Тарбек. Она наговорила кучу вещей обо мне и, знаешь, почти все ее предсказания начали сбываться. Например, она сказала, что я встречу мужчину с темными злыми глазами, но не должна бояться его, потому что он станет моим мужем.

— Я заметила, — прервала ее Нэнси, — у Марка действительно темные глаза, но насчет злости…

— Дело было так, — продолжала Мередит. — Дня через два после моего визита к Хельге Тарбек, я на автостоянке, когда сдавала назад, врезалась в зеленую спортивную машину. Из нее выскочил водитель и начал кричать на меня. Это был Марк. Но тут мы поглядели друг на друга… и, веришь или нет, это была настоящая любовь с первого взгляда. Самая настоящая… А машину я ему только чуть-чуть поцарапала. Это случилось уже год назад.

— И ты снова пошла к Хельге Тарбек? — спросила Нэнси.

— Я была у нее всего три или четыре раза. Каждый раз она предсказывала мне что-нибудь хорошее, и каждый раз это сбывалось. Но в последний раз она предупредила, что у нее для меня плохие новости: что-то пропадет или будет украдено у меня в день свадьбы и, если я не верну себе эту вещь, моей семейной жизни грозят неудачи и беды. Я запомнила ее фразу: «Твое замужество закроется облаком беды». Так она прямо и сказала.

Прежде чем Нэнси успела что-либо ответить, в комнату вошли Бесс и Джорджи. Первой заговорила Бесс.

— Нигде не нашли миссис Петри, — сказала она. — Но Джорджи поговорила с самим преподобным Петри, и послушайте, что он сказал.

— Что же? — в один голос спросили Нэнси и Мередит. Джорджи ответила не сразу, она кусала губу.

— Он сказал, что никогда не был женат, это просто какая-то странная шутка…

В этот момент с улицы послышался громкий автомобильный сигнал. Он три раза проиграл мелодию свадебного гимна «Вот идет невеста». Но громкий крик заглушил музыкальный сигнал.

— Мередит! Мередит Броуди! — кричал молодой мужской голос во всю силу легких.

Мередит вскочила со стула, подбежала к окну, выглянула из него.

— Ох, нет! — вырвалось у нее почти как стон, и она отбежала к противоположной стене. — Я чувствовала, он все испортит!

— Мередит! — снова раздался тот же голос. — Ты слышишь меня, дорогая? Я же говорил, что вернусь, и вот я здесь!..