Прочитайте онлайн Тайна обезьяньей головоломки | ЖУЛИК

Читать книгу Тайна обезьяньей головоломки
3016+1218
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ЖУЛИК

— В чём дело? — всполошилась Джорджи.

— Тарелка! Она пропала!

Карла побледнела. Она что-то сказала по-испански, потом перевела на английский:

— Что нам делать? Мы никогда не разгадаем эту тайну! Я уверена, что обезьяна — как это сказать — ну, приносит беду!

Она бросилась на кровать и зарыдала. Бесс обняла её и стала успокаивать.

— Не надо, Карла, — говорила Бесс, — нам всем очень жалко тарелку, но можешь не сомневаться — Нэнси найдёт её!

— Конечно же, я постараюсь, — ответила Нэнси. — Прежде всего я пойду вниз и сообщу менеджеру о краже.

Портье провёл Нэнси в кабинет менеджера, где в ту минуту находился приятной наружности сеньор по имени Диас. Нэнси быстро изложила ему суть дела.

— Крайне сожалею, — сказал сеньор Диас, — тарелка, видимо, представляет большую редкость. Но странно, что вор взял именно её. Зачем она ему понадобилась?

— Не знаю, — призналась Нэнси, — дело в том, что это семейная реликвия семьи Понте, тарелка передавалась из поколения в поколение, и я даже представить себе не могу, что теперь будет.

— Мисс Понте приехала с вами, не так ли? — спросил сеньор Диас. — Она уже знает о пропаже?

Нэнси кивнула:

— Она плачет.

Сеньор Диас постучал карандашом по столу.

— Давайте по порядку. Ясно одно — кто-то завладел ключом и проник в ваш номер. Это могла быть горничная, мог быть носильщик. Тем не менее, мисс Дру, я должен заверить вас в абсолютной честности прислуги отеля.

На это Нэнси сказала, что вообще сомневается, чтобы прислугу заинтересовала деревянная тарелка. Она, скорее, была похищена посторонним при помощи подделанного ключа.

— Такого человека будет нелегко найти, — заметил сеньор Диас, выходя вместе с Нэнси в холл. — Разумеется, я немедленно займусь этим делом, но… Скажите, а у вас нет никаких предположений в отношении личности преступника?

Юная сыщица рассказала о попытке похищения тарелки в её родном городе Ривер-Хайтсе, о человеке, который назвался торговцем из Нью-Йорка.

Нэнси упомянула и о Луисе Льосе, приказчике из сувенирного магазина, который пытался зарисовать тарелку, но был остановлен.

Краешком глаза Нэнси видела неподалёку женщину — ей показалось, что та внимательно прислушивается к каждому слову. И действительно, она, неожиданно решившись, приблизилась к юной сыщице и спросила:

— На тарелке изображена мартышка?

— Да, обезьяна, — подтвердила изумлённая Нэнси.

— Меня зовут миссис Смит, — представилась незнакомка. — Я только что ходила по лавкам в отеле, и мне кажется, что на стене одной из них вывешена именно такая штука, какую вы сейчас описывали! Тарелка с обезьяной!

Нэнси усомнилась, что в лавке вывесили именно тарелку Карлы, но тем не менее, поблагодарив миссис Смит, побежала к указанной лавке. Сеньор Диас последовал за ней.

Они распахнули дверь — и Нэнси так и замерла на пороге: на стене действительно красовалась фамильная ценность семейства Понте!

Нэнси сказала об этом сеньору Диасу и принялась расспрашивать владелицу заведения, некую сеньору Виолетту, как могла попасть к ней эта вещь.

— Она оказалась у меня довольно необычным образом, — объяснила сеньора Виолетта. — Тарелку принёс на продажу буквально полчаса назад постоялец отеля сеньор Мануэль Санчес.

— Почему вдруг он принёс тарелку к вам? — спросила сбитая с толку Нэнси.

— Так на продажу! — ответила сеньора Виолетта. — Сеньор Санчес мне сказал, что привёз тарелку в отель, поскольку у него был заказ от коллекционера. От какого-то американца, который находился здесь. Но выяснилось, что к тому времени, как прибыл сеньор Санчес, американец успел уехать.

Нэнси, поражённая хитросплетением выдумок, попросила владелицу лавки продолжить её рассказ.

Женщина с улыбкой продолжила.

— Но могу ли я сначала узнать у сеньориты, почему её так интересует эта история? — спросила она.

— Потому что эта вещь украдена у моей подруги, — прямо ответила Нэнси.

Сеньора Виолетта переменилась в лице.

— Боже мой! — ахнула она. — Я, кажется, попала в неприятную историю!

— Вот и расскажите нам все с самого начала, — потребовал сеньор Диас.

На лице сеньоры Виолетты появилось выражение испуга, но она заговорила спокойным голосом:

— Сеньор Санчес мне сказал, что не видит смысла тащить обратно этот антиквариат и что, если я готова купить тарелку, он охотно продаст её мне.

— И вы согласились? — спросила Нэнси.

— Не совсем так, — ответила сеньора Виолетта. — Сеньор Санчес ещё был в лавке, когда вошла покупательница. Одна дама, страстная собирательница антиквариата, которая знает в нём толк. Она сразу оценила тарелку и схватилась за неё. Узнав, что вещь продаётся, она спросила, сколько сеньор Санчес хочет за неё. Когда он назвал цену — сто пятьдесят долларов, она не стала торговаться, а заплатила ему наличными. Мне он заплатил десять долларов за комиссию.

Сеньор Диас поинтересовался, почему покупательница не взяла тарелку.

— Она куда-то шла, и ей не хотелось носить с собой покупку. Мы договорились, что она её заберёт на другой день, — ответила сеньора Виолетта.

Нэнси попросила сеньору Виолетту описать внешность этого Мануэля Санчеса, и та сказала, что он рыжеволос, мелкие черты лица, а одет был в спортивный пиджак в чёрно-белую клетку.

Нэнси осенило — ведь тот, что разговаривал с мальчишкой рядом с бычьей повозкой, как раз и был одет в такого цвета спортивный пиджак. Цвет волос Нэнси не могла различить, поскольку на нём была шляпа, надвинутая низко на лоб. Возможно, именно он отпряг быка и заплатил мальчишке, чтобы тот хлестнул его, если Нэнси или кто-то из её подруг согласится прокатиться!

«Если бы одна из нас сильно напугалась, а чего доброго, и ушиблась бы, мы бы, конечно, застряли на некоторое время вне отеля, а тем временем Санчес проник бы в мой номер. Он воспользовался бы поддельным ключом, нашёл бы тарелку и спокойно унёс бы её!»

Нэнси пришло в голову и другое — Санчес наверняка либо тщательно срисовал кроссворд, либо сфотографировал тарелку. Когда же в отеле поднялся шум из-за пропажи, он счёл за благо поскорей отделаться от краденой вещи.

«Неплохо придумано — сдать тарелку в антикварный магазинчик! — подумала Нэнси. — Представляю, как он будет изумлён, когда менеджер начнёт его допрашивать!»

— В каком номере живёт сеньор Санчес? — спросила она Диаса. — Вы ведь сразу задержите его, верно?

Сеньор Диас закивал головой и пошёл к портье справляться о номере, в котором живёт Санчес, а сеньора Виолетта завернула тарелку и вручила её Нэнси.

— Представляю, как обрадуется ваша подруга, когда узнает, что нашлась фамильная реликвия, — сказала она. — И я очень рассчитываю, что полиция вернёт моей покупательнице эти сто пятьдесят долларов.

— Я тоже надеюсь, — ответила Нэнси и поспешила проститься.

К конторке портье она подошла как раз, когда сеньор Диас закончил перелистывать списки постояльцев. Он повернулся к Нэнси с озабоченным видом.

— У нас не значится сеньор Мануэль Санчес, — сообщил он.

Нэнси забеспокоилась. Вор улизнул, без сомнения, получив всю необходимую информацию, так что он может решить загадку раньше, чем это сделает она!

Молодая сыщица взяла себя в руки и была уже спокойна к тому времени, когда, поднявшись по лестнице, подошла к двери своего номера.

— У меня добрые вести! — воскликнула она, вручая тарелку заплаканной Карле.

— Нэнси! Где ты её обнаружила?

Нэнси быстро пересказала всё, что происходило, и не скрывала своей тревоги по поводу того, что Мануэль Санчес явно сумел получить всю необходимую ему информацию.

— Этот человек наверняка является сообщником Луиса Льосы и Гарри Уоллеса, — закончила она.

На что Джорджи решительно заявила:

— Мы должны их разбить на их же собственном поле!

Перед самым ужином появились двое полицейских, которые опросили Карлу и её подруг, а также владелицу лавки. Они уже успели известить о случившемся и ту женщину, которая купила тарелку, и рассказали девушкам, что та в полной ярости и требует от отеля возмещения своих ста пятидесяти долларов.

— Разумеется, эта сторона дела вас не касается, — отметили полицейские. — Что же до Мануэля Санчеса, то о его задержании мы вас сразу известим. Не можете ли вы сообщить нам сведения, полезные для того, чтобы разыскать этого человека?

Нэнси сказала, что ей кажется, будто существует связь между Мануэлем Санчесом и Луисом Льосой. Она также сказала, что подозревает, что их интерес к тарелке мог послужить причиной связи с Гарри Уоллесом из Нью-Йорка. Полицейские поблагодарили девушку и ушли.

Ни в тот вечер, ни наутро от полиции не поступило никаких известий, и Карла приуныла.

— Этот мерзавец Санчес наверняка уже в тысяче миль отсюда, — жаловалась она.

— Вот и хорошо! — ответила Бесс, желая ободрить подругу. — Зачем он нам нужен! Пусть оставит нас в покое — и все!

Остальные согласились с ней.

Нэнси решила захватить тарелку с собой, чтобы показать её директору заповедника и узнать, не может ли он чем-то помочь.

К десяти утра четвёрка уже была на борту катера. Там была каюта человек на двадцать пассажиров и открытая корма. В рулевую рубку можно было попасть только через пассажирскую каюту, поднявшись на пару ступенек. День выдался облачный и ветреный, но не пасмурный.

Пассажиры пребывали в отличном настроении, девушки скоро свели знакомство с очень милой парой из Англии. Муж был таким же заядлым фотографом, как Бесс, и они наперегонки снимали снежные вершины по берегам озера.

Однако через полчаса мотор катера зачихал, а потом и совсем заглох. Рулевой долго возился с ним, но в конце концов вышел к пассажирам.

— Нет горючего, — объявил он.

— То есть как это нет горючего? — возмутились американцы.

— Что же теперь делать? — спросила Карла. Рулевой широко ухмыльнулся и что-то проговорил по-испански. Карла перевела:

— Он спрашивает: кто-нибудь может сплавать на берег за помощью?