Прочитайте онлайн Тайна обезьяньей головоломки | ПРОДЕЛКИ ЛАМЫ АЛПАКИ

Читать книгу Тайна обезьяньей головоломки
3016+1220
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ПРОДЕЛКИ ЛАМЫ АЛПАКИ

Джорджи подскочила и отпрянула от окна, а Мапонни расхохотался.

— Этот зверь не кусается! Это же травоядное животное, лама альпака, существо дружелюбное и смирное!

Для того чтобы девушки убедились в этом, индеец встал, подошёл к соседнему столику, на котором осталось блюдо с салатными листьями. Он взял листок салата и протянул ламе. Лама с большим удовольствием приняла угощение и стала жевать.

Теперь и Джорджи предложила ламе салат. Лама не отказалась.

— Извини, — сказала ей Джорджи, — ты, наверное, предпочла бы травку, но её в ресторане не подают!

Бесс развеселилась и, набравшись храбрости, в свою очередь протянула ламе листик салата. Та вошла во вкус и заблеяла, требуя ещё.

К столику приблизился официант с подносом. Поставив поднос на стол, он подошёл к окну и хлопнул в ладоши, приказав по-испански ламе убираться восвояси. Лама нехотя двинулась прочь, высокомерно выгибая длинную шею.

— Девочки! Там целое семейство! — воскликнула Карла.

На дороге стояла ещё одна взрослая лама и двое малышей.

— Ну не прелесть? — восхищалась Бесс. — Я их обязательно должна сфотографировать!

Мапонни стал рассказывать девушкам о том, как высоко ценится шерсть ламы альпаки.

— Шерсть обычно бывает белой, — объяснял он, — но иногда попадается серая или светло-коричневая. Шерсть отличается удивительной мягкостью, и из неё ткут дорогие ткани.

— Это из неё и делают самые дорогие шерстяные вещи? — спросила Джорджи. Мапонни покачал головой.

— Дороже всего шерсть викуньи. По виду викунья похожа на ламу альпаку, только она поменьше размером. Викунья даёт тончайшую шерсть, нежную, как шёлк. Во времена древних инков только правителям и аристократам разрешалось использовать шерсть викуньи. Говорят, Верховный Инка носил одежду из отборной шерсти викуньи, но мог лишь один раз надеть её — после этого одежда уничтожалась.

— Как же так? — возмутилась Джорджи. — И не жалко было уничтожать совсем новую вещь?

— Согласен, очень жалко, — улыбнулся индеец. — К тому же эти бесценные вещи пропали для нас. Если бы они сохранились, мы могли бы любоваться ими в музеях.

Старик рассказал девушкам и о третьем животном, шерсть которого использовалась в Перу, — о гуанако.

— Это самое крупное из трёх животных.

Мапонни говорил, что гуанако на протяжении столетий использовались в Перу и как вьючный скот.

— Гуанако даёт шерсть грубую и жирную, которая годится на толстые подстилки, на мешки, верёвки, на перемётные сумы и прочее. Конечно, в старые времена беднякам приходилось довольствоваться одеждой из шерсти гуанако.

— А из шкур, наверное, делали обувь, — догадалась Карла.

— Можешь не сомневаться, что древние инки носили обувь из мягчайшей кожи! — усмехнулась Джорджи.

Обед был закончен, дождь перестал, и Бесс заторопила всех поскорее пойти на воздух — ей очень хотелось сфотографировать семейство лам!

Щёлкнув их несколько раз, она вручила фотоаппарат Нэнси.

— Сними меня на ламе, — попросила она, — только я не хочу, чтобы кто-нибудь ударил ламу и она бы понеслась!

Нэнси взяла фотоаппарат, Бесс решительно подошла к ламе и забралась на неё.

— Я готова! — крикнула она. — Снимай! Но тут лама подогнула колени и преспокойно улеглась на дороге.

— Ну что же ты делаешь? — огорчилась Бесс. — Вставай!

Альпака и ухом не повела, и Нэнси со смехом нажала на спуск.

Мапонни тоже засмеялся и, подойдя к Бесс, объяснил:

— Это значит, мисс Марвин, что вы весите более ста фунтов, а сто фунтов и есть предельный вес, который поднимает лама. Уговорить её невозможно, слезайте!

Бесс улыбнулась в ответ, но сколько она весит — обсуждать не пожелала, а сменила тему. — Я готова фотографировать развалины, — объявила она.

Нэнси тоже хотелось поскорей увидеть археологическую достопримечательность, но не ради того, чтобы сфотографировать развалины, а чтобы поискать в них разгадку головоломки.

Мапонни повёл девушек к кассе, где все купили билеты и начали восхождение.

Слева от них отвесно поднимался горный склон, глазу открывалось удивительное зрелище — террасы, вырубленные в горе, ширина которых колебалась от пятнадцати до тридцати футов. К террасам вели многочисленные лестницы, тоже вырубленные из камня, а от них к разрушенным жилищам разбегались дорожки. Мапонни сказал, что некогда жилища — высотой до десяти футов — были накрыты соломенными крышами. Он продолжил свои объяснения:

— По мнению археологов, простолюдины жили по одну сторону города, а аристократия — по другую. Археологи пришли к этому выводу потому, что разница в качестве зданий просто бросается в глаза. Вершину горы венчало прекрасное здание, которое служило чем-то наподобие монастыря — там жили избранные Девы Солнца. Девы посвящали себя Богу, как наши нынешние монахини, и проводили свои дни за молитвами и за прялками.

Бесс посмотрела вправо, где под обрывом текла река.

— С этой тропинки так легко сорваться в реку! — вздрогнула она.

— Не надо смотреть вниз, — посоветовала ей Джорджи.

Девушки шли за старым индейцем, который вёл их по лабиринту узких древних улочек. Нэнси все старалась представить себе, как они выглядели, когда город процветал и благоденствовал.

Она переступила порог одного дома — он был значительно больше всех других, виденных ими, и состоял из нескольких соединённых между собой комнат. Нэнси решила, что в старину дом принадлежал какому-то важному лицу.

Когда она вышла на улочку, её подруги уже скрылись из виду. Подумав, что они спустились по крутым ступенькам, Нэнси двинулась вниз. Однако внизу их не было, и девушка прошла к самому краю обрыва, чтобы взглянуть на поросшую лесом долину.

Она любовалась красотой долины и горами по другую сторону, когда услышала за спиной тупой звук. Она оглянулась — и с ужасом увидела огромный пук соломы, стремительно накатывавшийся на неё. Пук соломы может увлечь её в пропасть! В последнюю минуту Нэнси успела чудом увернуться.

— Боже! — вскрикнула она.

Солома свалилась вниз.

Пока Нэнси стояла на месте, стараясь унять дрожь, она услышала мужской голос — на крыше реставрируемого дома стоял индеец с соломой в руках. Он указал на ступени.

— Сеньор! — крикнул он.

Нэнси посмотрела в направлении, которое он указывал, но никого не увидела. Что же произошло? Кто-то случайно уронил пук соломы или нарочно сбросил его?

Но индеец продолжал взволнованно показывать в сторону ступеней и звать:

— Сеньор! Сеньор!

У Нэнси не оставалось сомнений в том, что индеец заметил человека, сбросившего на неё солому. Подбежав к нему, она спросила:

— Кто это был? Как он выглядел?

Индеец беспомощно вскинул руки и замотал головой, показывая, что не понимает по-английски.

— Эспаньол? — спросила Нэнси, надеясь, что сумеет сложить несколько фраз по-испански.

Но индеец снова замотал головой — он, должно быть, говорил только на кечуа. Значит, нужно будет отыскать Мапонни, привести его сюда и просить, чтобы он поговорил с индейцем.

«Возможно, Мапонни удастся узнать, как выглядел этот самый сеньор!»

Нэнси пришлось долго искать своих друзей. Увидев её, Бесс так и повисла на шее подруги.

— Нэнси! Мы искали тебя повсюду! Мы хотели догнать этого негодяя Луиса Льосу!

— То есть?

— Мы видели его среди развалин! — сказала Карла.

После рассказа Нэнси о том, что с ней приключилось, подруги поняли, что именно Льоса был тем сеньором, который пытался сбросить её в пропасть.

— Раз он здесь, мы его должны поймать! — решительно заявила Джорджи. — Вперёд! Мы разделимся и выследим его!