Прочитайте онлайн Тайна ночных вспышек | Часть 3

Читать книгу Тайна ночных вспышек
4616+339
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

3

Мы — Эрик, Очкарик и я — встретились с Катей у садовой калитки ее дома. Она была с велосипедом. Когда отправились на вокзал, за нами увязался Шнапп. Вновь оказавшись на лоне природы после долгих недель пребывания в городе, верный пес Эрика был вне себя от радости. Мы его хорошо понимали, так как и сами чувствовали нечто подобное.

Вечерний поезд уже отправился дальше. Получив из багажного отделения велосипеды, мы рискнули поехать на них по песчаной дороге в поселок.

По пути Эрик сказал:

— Как жаль, что мы не можем пользоваться гаражом Очкарика. Теперь у нас нет постоянного пункта сбора.

— А наша хижина? — напомнила Катя. — Я была там на прошлой неделе, она все еще стоит и не развалилась. В стенах, правда, есть дыры, но все можно быстро отремонтировать.

— А не холодно ли там? — спросил я.

— Так мы можем ведь развести костер, — весело ответил Очкарик.

Идея эта нам всем очень понравилась. И мы решили расстаться на некоторое время, чтобы запастись дома кое-какими продуктами, чаем, табаком, трубками, спичками и одеялами.

Я попросил у дяди разрешения взять его лодочный фонарь, а тетя выдала нам целую кучу всяких вкусностей из своих припасов. Все это мы водрузили на багажники велосипедов и отправились в путь.

К нашему постоянному месту встречи мы приехали первыми, но вскоре появились Эрик со Шнаппом, а чуть позже и Катя. К этому времени стало уже совсем темно. Фары на велосипеде у Эрика не было, поэтому он ехал в середине нашей кавалькады. Добравшись до перекрестка, мы свернули к лесу и через некоторое время оказались около хижины.

Здесь все было так же, как летом. В последний раз мы заделали отверстие в крыше куском парусины. Теперь же мы его убрали, чтобы дым от костра уходил верх. Все работали с большим рвением и прилежанием, кроме Шнаппа, который путался у нас в ногах и лаял без умолку.

Повесив посреди хижины фонарь, мы бросили под отверстием охапку хвороста, затем засыпали земляной пол сухой травой, расстелили одеяла, и стали распаковывать наши съестные припасы.

Наконец, порядок был наведен. Эрик принес воды из ближайшего ручейка. Старый котел, который мы раздобыли еще летом, вскоре запел веселую песенку. И мы расселись вокруг костра, ожидая, когда закипит вода.

— А теперь расскажи нам, Катя, что же ты обнаружила, — произнес я.

— Возможно, вы скажете, что тут нет ничего необычного… — начала она.

— Конечно, так именно мы и скажем! — воскликнул Эрик. — Давай, давай, не тяни, рассказывай!

— Связано это с одним домом, — продолжала Катя.

— И что это за дом? — перебил ее Очкарик.

— Да вы его хорошо знаете. Это тот, что стоит на откосе, около пляжа. К нему снизу ведет довольно длинная деревянная лестница.

— Там голубые ставни, так ведь? — уточнил Эрик. — Его на лето сдавали в аренду какой-то шведской семье.

Катя утвердительно кивнула.

— Да, это он.

— Примерно в том направлении, — определил Эрик, махнув рукой направо. — Если пойти отсюда по лесу, то выйдешь на просеку, а потом на дорогу, вдоль которой разбросано несколько летних домиков. Крайний и есть дом с голубыми ставнями.

— Правильно, — ответила Катя. — Отсюда действительно можно к нему выйти. Вокруг дома большой сад, но он уже давно запущен и, как мне кажется, одичал. Шведы летом там тоже ничем не занимались.

— Подожди-ка, — сказал Очкарик. — Внизу, около лестницы, находится спуск к прогулочным лодкам, не так ли?

— Да. А ты, Ким, знаешь, о чем идет речь?

— Конечно. Я лишь ожидаю, когда мы узнаем, что, собственно, в этом доме таинственного.

— Теперь как раз переходим к этому моменту, — засмеялась Катя. — Однако минуточку. Вода закипела, и мне нужно заварить чай…

Наша подруга занялась чаем, а мы сидели молча, ожидая, когда она закончит приготовления и продолжит свой рассказ. При этом делали вид, что дым от костра нам нисколько не мешает.

Собственно, метод этот применялся еще североамериканскими индейцами: костер посередине и дыра в верхней части хижины или вигвама для выхода дыма. Может, дым от датских костров отличается чем-то от индейских. Этого я не знаю. Но дым нашего костра «никак не хотел уходить наверх в отверстие. Глаза слезились, и нас одолевал кашель. Но мы не проронили ни слова недовольства. Раз индейцы стойко переносили такое неудобство, то могли потерпеть и мы.

Если не считать дыма, в хижине было довольно уютно. Стало совсем тепло. В отблесках пламени все выглядело несколько таинственно и даже торжественно. Фонарь мы потушили, так что внутренность нашего убогого сооружения освещалась лишь костром. Катя вытащила из своей поклажи печенье и половину песочного торта. Затем последовали нож, чайные ложки, сахар и чашки. Она разлила чай, разрезала на четыре части торт и села рядом со мной к костру.

Чай сильно отдавал дымом. Но никто из нас не обращал на это внимания. Напротив, все утверждали, что чай просто великолепен. Так мы сидели, наслаждаясь тишиной, теплом и Катиным угощением. Ведь это была совсем иная жизнь, чем занятия в школе!

Шнапп лежал рядом, поглядывая на нас укоризненно. Но он ведь ничего не знал об индейцах!

Когда мы расправились с тортом и Катя налила нам еще по чашечке чая, Эрик, Очкарик и я закурили трубки, уселись поудобнее и приготовились слушать продолжение Катиного рассказа.

Онлайн библиотека litra.info

— Так вот, — сказала она, — на прошлой неделе случилось нечто необычное. Я ходила в соседний поселок в кино. А поскольку велосипед был не в порядке, то шла туда и возвращалась домой пешком. На обратном пути мне почему-то захотелось пройтись по пляжу. Было около десяти часов вечера, и кругом царила густая темнота.

— И тут ты прошла мимо дома с голубыми ставнями?

— Да, — ответила она, — и вдруг заметила наверху свет.

— Свет?!

— Да, хотя, собственно, это было необычное освещение. Я хочу сказать, что электрический свет-то не включался вовсе. Был виден лишь слабый мигающий лучик, как будто кто-то ходил по дому, подсвечивая себе карманным фонариком. Остановившись, я внимательно присмотрелась.

— Минуточку, — прервал я ее. — Ты увидела свет внутри дома. Разве ставни на окнах не были закрыты?

— Нет, насколько я помню, нет. Это-то и удивительно. Правда, в тот вечер я об этом не подумала. Я долго стояла на берегу, посматривая наверх, в сторону дома. Сначала я было подумала, что в доме горит камин, так как свет-то был мерцающий. Но потом все же пришла к выводу, что это — карманный фонарик.

Катя на минутку замолчала, и Эрик сказал:

— Можно прямо с ума сойти. Звучит интригующе. А что ты сделала потом?

— Я осторожно прокралась наверх по лестнице. Когда оказалась в саду, спряталась в кустах и стала наблюдать за домом. Через несколько минут свет погас. Я продолжала наблюдение в расчете, что услышу оттуда какие-нибудь звуки. Но все было тихо. Тогда я подползла поближе к дому и стала ждать.

— Чего же? — спросил удивленно Эрик.

— Что они, то есть те, кто находится в доме, выйдут. Потому что подумала: а вдруг это воры? Прождала не меньше четверти часа, но в доме по-прежнему было темно и никто из него не вышел.

— А что потом?

— Потом я пошла домой. Я не решилась оставаться там дольше, а то отец стал бы беспокоиться из-за моего долгого отсутствия.

Покуривая трубки, мы пытались осмыслить сказанное Катей. Она была права: случай выглядел довольно таинственным. Ведь если это был обычный вор-домушник, то для чего он остался в доме, выключив фонарик? Нормальный вор постарался бы исчезнуть оттуда поскорее.

— Я знаю: то, что я рассказала, звучит не слишком-то многообещающе, — произнесла Катя после некоторого молчания.

— Нет, это довольно интересно, — возразил я. — И ты проявила большое мужество, прокравшись в сад.

— Ты так думаешь? — радостно воскликнула она. Сидя рядом со мной, она размешивала сахар в своей чашке. В этот момент Катя выглядела довольно горделиво. — А ведь тут необычного не столь уж и много.

— Ты сказала, что прождала не менее четверти часа после того, как погас свет?

— Может быть, и все двадцать минут. Но уж четверть часа, это точно.

— Не возникла ли у тебя мысль, что тот, кто находился в доме, собственно, там живет? Что он лишь поднялся на минутку из постели, не включая электрический свет?

— Да, об этом я тоже подумала, — ответила она. — Но почему он все-таки не включил свет?

— Возможно, был испорчен выключатель или же неисправна электропроводка.

— Этого я не знаю.

— Не исключена и вероятность автоматического отключения электротока. А если в доме имеются керосиновые лампы, то в них могло не оказаться горючего.

— А не мог ли это быть просто бродяга, который забрался туда, чтобы поспать? — высказал свое мнение Очкарик.

— Нет, в гараже стояла автомашина, — возразила Катя.