Прочитайте онлайн Тайна необитаемого острова | Глава IV ОСТРОВ-УБИЙЦА

Читать книгу Тайна необитаемого острова
466+1039
  • Автор:
  • Перевёл: Л. Садовская

Глава IV ОСТРОВ-УБИЙЦА

Солнечные лучи пронзали насквозь занавески, рисуя на стенах желтые полосы. Холли почуяла запах тостов и свежесваренного кофе.

— Завтрак готов! — донесся снизу бодрый голос Кэрол.

Холли сбросила с себя пуховое одеяло и схватила купальный халат.

— Эй вы, лежебоки, подъем! — крикнула она подругам, — Денек классный, и у нас еще куча дел.

Она поспешила на кухню. Через несколько минут за ней спустилась Белинда.

— А где Трейси?

Кэрол подняла голову от письма, которое в этот момент читала.

— Этот пострел везде поспел — не вам чета. Она встала еще час назад и отправилась на пробежку по берегу.

Минут через пять Трейси вернулась — короткие золотистые волосы взъерошены ветром, щеки разрумянились.

— Погодка — отпад! — запыхавшись, проговорила она. — Я уже пробежалась до Фрэмли и обратно и теперь умираю с голода.

— Сядь, подкрепись, — пододвинула ей Кэрол кувшин с апельсиновым соком и пакет хлопьев, потом положила еще два кусочка хлеба в тостер.

Трейси наложила себе полную тарелку хлопьев и залпом выпила стакан сока.

— Угадайте, что я видела, — сказала она, когда Кэрол вышла из кухни.

— Что?

— Белый «Лендровер» с помятым передним крылом на стороне водителя.

— Не может быть! — ахнула Холли и чуть было не плеснула молока в джем. — Ты заметила номер?

Трейси покачала головой:

— Не тот ракурс. Я была внизу на пляже, а он ехал по проезжей части на эспланаде. Я даже не смогла как следует разглядеть водителя. Заметила только, что у него темные волосы.

Лицо Холли озарила догадка:

— Как у Йэна Клафа. И у Томаса.

— И еще у половины населения Фрэмли, надо полагать, — вмиг остудила ее пыл Белинда.

Вернулась Кэрол, уже одетая в строгий костюм, элегантная и деловая.

— Я хочу по дороге на работу отвезти машину в мастерскую. Не исключено, что ее там продержат пару дней. Так что, если хотите иметь на эти несколько дней какие-то средства передвижения, советую вам взять напрокат велосипеды. Во Фрэмли есть пункт проката — это около гавани. И еще, Холли…

Холли вопросительно посмотрела на тетю.

— Пусть это будет спокойный день, без всяких инцидентов, ладно? Без стрельбы, без всяких конфликтов с Министерством обороны и с братьями Клаф. В общем, все как у людей. Обещаешь?

— Честное-пречестное! Мы все равно собирались во Фрэмли. Подумали: исследуем город, посмотрим на гавань. Может, искупаемся. А насчет велосипедов — это ценная мысль. Мы так и сделаем.

— Вот и отлично. Тогда до вечера.

И девочки отправились пешком во Фрэмли.

Несмотря на резкий ветер с моря, солнце довольно сильно припекало спины. Поэтому, когда по дороге им встретилось кафе с окнами на гавань, Белинда тут же предложила зайти и взять по мороженому, чтобы охладиться.

Сидя у окна, они могли отлично видеть все, что происходит в море и на берегу. Холли заметила стоящую у пристани изящную белую яхту. На ее палубе загорала девочка примерно их возраста или чуть старше. Потом из каюты вышел мальчик и что-то сказал ей. Девочка натянула футболку и шорты, и они оба сошли на берег.

Трейси проводила их глазами:

— А здорово было бы в такую погоду поплавать на яхте!

— Ну уж нет, лично я предпочитаю отдыхать на суше, — заявила Белинда. — Отец все время пытается втравить меня во все эти морские дела. У нас даже какое-то время была собственная яхта, но я сразу поняла — это не мое. Вот ездить на Мелтдауне — другое дело, это пожалуйста.

— Нам ли не знать, — улыбнулась Холли.

В это время в кафе вошли те двое с яхты.

Парень был старше, чем показался издалека, — лет семнадцати, а может, и восемнадцати. Высокий, длинноногий, с атлетическим торсом, он отлично смотрелся рядом со своей изящной спутницей.

— Тиффани, ты что будешь? — спросил он ее.

Девочка была пониже ростом, но Холли сразу догадалась, что они брат и сестра. У обоих одни и те же карие глаза, крупные губы и одинаковые непринужденные манеры. Девочка заглянула в лежащее на стойке меню.

— «Скалистый ужас» — интересно, надо попробовать.

— Ну ты и обжора! Я себе возьму кофе. Девочка небрежной походкой прошла мимо Холли и ее подруг к соседнему столику.

— Привет, — мельком взглянув, бросила она им.

Через несколько минут к ней подошел и парень с чашкой кофе в одной руке и высоким стаканом, заполненным доверху мороженым с шоколадным сиропом, в другой. Когда он увидел трех девочек за соседним столиком, его глаза повеселели. Он поприветствовал их гораздо теплее, чем его сестра.

— Не возражаете, если мы к вам подсядем? — спросил он.

Девочки не возражали.

Новые посетители представились как Пол и Тиффани Мидлтон.

— Это ты утром бегала вдоль берега? — обратился Пол к Трейси.

Она кивнула.

— Я так и подумал. Здесь почему-то мало кто бегает по утрам.

— Что вы делаете во Фрэмли? — спросила Холли.

— Родители подыскивают место для постройки гостиницы, — ответил Пол. — Мы уже думали, что нашли подходящее, но агент по продаже недвижимости сказал, что место ненадежное — есть опасность заражения сибирской язвой. Будто бы споры попадают туда с острова. — Он кивнул в сторону косы.

У Холли холодок пробежал по спине.

— Ты говоришь о ферме Уэтербай?

— Может быть, — беззаботно пожал плечами Пол. — Я никогда не запоминаю названия. Мы увидели описание участка в городском агентстве по продаже. Там, конечно, нужно много чего сделать, но места предостаточно, да и цена подходящая. Родители так и загорелись, уж совсем было решили покупать, но тут этот парень стал стращать этой самой сибирской язвой. Будто бы несколько собак заболели после того, как побывали на косе, и еще овца сдохла таинственным образом дней пять назад.

— Никогда раньше не слышала о сибирской язве, — хмыкнула Тиффани. — Но звучит устрашающе. Мистер Хар сказал, что этот остров, наверное, навсегда останется смертельно опасным. Был бы он хотя бы подальше от берега…

— Что касается овцы, она и впрямь погибла при довольно странных обстоятельствах, но только сибирская язва тут ни при чем, — сердито проговорила Холли. — Она свалилась со скалы, потому что ночью кто-то открыл ворота фермы.

— Но это только со слов миссис Уэтербай, — предостерегающе посмотрела на подругу Трейси. — Может, она и вправду малость не в себе, как про нее говорят.

— Остров не может быть настолько опасным, — настаивала Холли. — Кто-то ведь там все-таки есть, иначе откуда берутся все эти огни? Тогда с какой целью агент по продаже нарочно отпугивает от фермы людей? Он что, разве не хочет ее продать?

Пока ответа на эти вопросы не было, но Холли твердо для себя решила, что так или иначе она докопается до истины.

Оживленная беседа продолжалась, однако близилось время обеда и медлить больше было нельзя.

— Извините, нам пора, — сказала Холли. — Кстати, вы здесь нигде не видели склада металлолома?

Пол недоуменно уставился на нее:

— Металлолома? На что он вам сдался? Никакого приемлемого объяснения, зачем им вдруг понадобился металлолом, Холли в голову не пришло, а рассказывать Полу об их Детективном клубе она, естественно, не собиралась.

— Хочу подыскать себе подержанный велосипед, — придумала она на ходу.

В конце концов, это было даже в некотором смысле правдой.

Когда девочки встали, намереваясь заплатить по счету, Холли обратила внимание на мужчину за соседним столиком. Он тоже поднялся и пошел за ними к стойке, оставив недоеденный бутерброд и недопитую чашку кофе.

Они были уже почти на повороте шоссе, когда мужчина догнал их. Он был смуглым, невысоким, широкоплечим, в темно-синем свитере и грубых черных штанах. Акцент выдавал в нем испанца — впрочем, говорил по-английски он вполне сносно.

— Я слышал, о чем вы говорить. Вам нужна склад металлоломом? — спросил он. — Я там иногда немного работать. Идите за мной.

— Э-э… нет, спасибо, — замялась Холли. — Нам бы не хотелось отвлекать вас от ваших дел.

— Мне нетрудно. Пойдемте.

Смущенно переглянувшись, девочки свернули за ним в переулок.

Ворота свалки были закрыты, а вывеска на них гласила:

БРАТЬЯ КЛАФ. КУПЛЯ-ПРОДАЖА МЕТАЛЛОЛОМА. ВХОД ВОСПРЕЩЕН.

— Спасибо, — сказала Холли. — Вы случайно не знаете, когда ее опять откроют?

— Скоро, — неопределенно махнул рукой мужчина. — Адиос! — бросил он и поспешил прочь.

— Странный какой-то, — заметила Трейси. — «Скоро» — это когда?

Белинда нахмурилась:

— Интересно, как они думают привлекать клиентов, если на воротах написано «вход воспрещен»?

— Когда ворота открыты, этой доски не видно, — усмехнулась Холли.

Тяжелые створки ворот были заперты на солидный висячий замок, сплошной забор из рифленого железа закрывал склад от любопытных глаз. Однако в левой створке имелась маленькая дверца — как раз подходящего размера, чтобы протиснуться внутрь.

Холли повернула круглую ручку двери. Не заперто.

— Что ж, тогда пройдем здесь, — сказала она. — Нам этого вполне хватит.

Белинда медлила.

— Ты думаешь, можно?

— Думаю, что нельзя. Но мы все равно это сделаем.

Холли толкнула дверь, и та со скрипом отворилась.

Девочки по очереди нырнули в нее и остановились, ошарашенные громоздящимися штабелями старого ржавеющего железа, образующего массивы с подобием коридоров между ними. Трейси удивленно присвистнула.

Холли огляделась.

— Итак, мы вошли, — констатировала она. — По крайней мере, первый шаг сделан.

— Но что же мы здесь все-таки ищем? — спросила Трейси. — Уж, наверное, не подержанный велосипед?

— Белый «Лендровер», который ты видела сегодня утром, — это раз, — стала загибать пальцы Холли. — Пикап с прожектором на крыше — это два. И подсказку, чтобы разгадать, почему кто-то сигналит огнями с острова и на остров, — это три…

— Какую еще подсказку? — нахмурилась Белинда.

— Пока не знаю. Но мы поймем, когда ее увидим. Трейси, ты идешь по среднему проходу. Ты, Белинда, по левому, а я беру на себя правый. В конце склада встретимся.

— А если вдруг кто-нибудь появится? — спросила Белинда.

— Скажем, что ищем подержанный велосипед, — пожала плечами Трейси.

— Исчерпывающее объяснение! — фыркнула Холли.

Хотя был полдень и солнце сияло вовсю, с моря дул свежий ветер. Девчонкам стало боязно бродить по узким проходам между грудами металлолома. Казалось, каждая ржавая железяка живет своей жизнью, скрипит себе и постанывает на ветру.

Холли заметила перекатывающийся волнами брезент, которым был прикрыт какой-то большой предмет. Из-под края тяжелой ткани выглядывала автомобильная покрышка. Что там — машина? Сердце девочки забилось часто-часто. Она отдернула край зеленого брезента.

С шуршанием и громким писком крысиное семейство в панике бросилось врассыпную. Холли взвизгнула, выпустила из рук брезент, но от этого сдвинулась куча металла и пачка стальных рессорных пластин грохнулась на землю у самых ее ног. Холли ахнула. Будь она самую малость поближе, это ржавое железо свалилось бы ей на голову и от нее бы осталось мокрое место.

Тут она услышала сзади топот и, обернувшись, увидела мчащуюся к ней на всех парах Трейси. За ней поспешала Белинда с вытаращенными от страха глазами за стеклами очков.

— Что случилось? Что ты там увидела? Постепенно Холли успокоилась.

— Все в порядке, — сказала она. — Извините, что напугала вас. Крыс я увидела, только и всего.

Белинда брезгливо поежилась:

— Только и всего?

— Холли, если ты рассчитываешь на повторный показ острого момента, — раздельно проговорила Трейси, — должна предупредить, на такой же успех у зрителей больше не рассчитывай. Я так неслась, что, наверное, побила свой личный рекорд. Давай договоримся — больше без таких фокусов, ладно?

— Ладно.

Хотя Трейси только шутила, Холли понимала, что действительно надо быть осторожнее. И то — стой она хоть на вот столечко ближе… А из-за чего? Выходит, из-за кучи старых покрышек! Ну не обидно?!

Белинда и Трейси разошлись по своим коридорам, а Холли продолжила исследовать свой, но уже с гораздо большей осторожностью пробираясь среди металлических обломков.

В дальнем конце склада девочки снова встретились. Не было нужды спрашивать друг друга, что им удалось обнаружить. Все и так было понятно по их кислым физиономиям.

— И что теперь? — спросила Трейси со вздохом.

— Пойдемте скорее за велосипедами, — взмолилась Белинда. — Здесь так противно.

— Сейчас, потерпи минутку, — сказала Холли. — Вон там я вижу передвижной вагончик. Если это их офис, может быть, мы обнаружим там что-нибудь для нас важное, какую-нибудь подсказку. Пошли.

Вагончик тоже не был заперт.

— А братья-то порядочные разгильдяи, — заметила Холли. — Недаром им подростки докучали. Обычно офис принято запирать, не так ли?

— Вы как хотите, а я заходить туда не собираюсь, — наотрез отказалась Белинда. — Лучше я здесь покараулю.

Трейси рассмеялась:

— Да ты и слона не заметишь, хоть бы он на тебя и мчался с топотом. Лучше мы обе останемся здесь, а Холли пусть произведет небольшую разведку. Ты смотри в эту сторону, а я в ту.

Трейси с Белиндой расположились по обе стороны вагончика, а Холли вошла внутрь.

Помещение напоминало кабинет Томаса Клафа в его доме с той лишь разницей, что здесь царила еще большая мерзость запустения. Стены были увешаны картами, объявлениями и записками, большинство из которых покрылись пылью, пожелтели и свернулись в трубочки от времени. Внимание Холли сразу же привлекла одна из карт.

Это был крупномасштабный план побережья от Фрэмли до косы, там же был изображен и остров во всех подробностях. Рядом висела пожелтевшая ксерокопия газетной вырезки. Холли подошла поближе прочитала следующее:

«Остров сибирской язвы», как его обычно называют, представляет собой обнажение скальных пород высотой местами до трёхсот футов. Он расположен неподалеку от косы Фрэм-Байт.

Длина острова — полторы мили, ширина — одна миля. В лучшие времена остров давал приют одиннадцати семьям, но сегодня его населяют лишь колонии морских птиц, которые гнездятся на его скалистых берегах. Их крики — единственные звуки, нарушающие тишину этого печального, заброшенного места.

Во время Второй мировой войны здесь проводилась серия секретных экспериментов, направленных на создание бактериологического оружия. В конечном счете оно было создано и даже испытано на овцах, находившихся на острове. Речь шла о сибирской язве. Нам неизвестно, было ли это оружие действительно применено против врагов в ходе военных действий. Информация об этом строго засекречена, однако и сейчас никому не разрешается жить или хотя бы высаживаться на острове.

Сибирская язва — это смертельно опасное инфекционное заболевание. Обычно она поражает овец и крупный рогатый скот, но в равной степени опасна и для человека. При заражении через мясо больных животных или воздушным путем уже через несколько часов возникают симптомы болезни, которая в девяноста процентах случаев кончается смертью.

В ближайшее время проводить дезинфекцию на «Острове сибирской язвы» не предполагается. Возможно, он никогда не будет возвращен к жизни».

К статье прилагалась фотография острова, и прямо на ней, нацарапанная карандашом, стояла дата почти пятнадцатилетней давности. Холли задумчиво смотрела на газетные строки.

«В ближайшее время проводить дезинфекцию не предполагается». Но ближайшее время — это сколько? Ведь кто-то там сейчас есть. И кто бы это ни был, он, видимо, считает, что опасность ему не грозит.

Если когда-то там жили одиннадцать семей, значит, где-то на острове должны были сохраниться дома или, по крайней мере, то, что от них осталось. Может, этот таинственный «кто-то» живет в одном из этих домов?

Холли переключила свое внимание на карту. Там, в долине, были ясно показаны дорога, пристань и небольшой поселок из нескольких домиков. Холли посмотрела на план берега. Не удивительно, что никто во Фрэмли не заметил огней. Под этим углом зрения они полностью перекрыты и не видны.

— Что-нибудь нашла? — нетерпеливо окликнула подругу Трейси.

— Да, и очень много.

Выйдя из вагончика и закрыв за собой дверь, Холли рассказала девочкам о карте и о статье с фотографией:

— Там говорится, что дезинфекцию «Острова сибирской язвы» в ближайшее время проводить не будут. Но не говорится точно, в течение какого времени. А написана статья давным-давно. Может быть, дезинфекцию уже провели. Ведь кто-то там сейчас есть, это ясно. И для него единственный способ сообщения с берегом — сигнальные огни, Трейси с сомнением посмотрела на подругу.

— А почему не по телефону?

— Пошевели мозгами, — сказала Белинда. — Кто будет прокладывать телефонную линию на остров, где официально никто не живет?

— Ну, тогда мобильный телефон.

— Ничего не выйдет, — убежденно заявила Белинда. — Сигнал будет слишком слабым.

— Ладно, с этим более или менее разобрались, но что им могло понадобиться на этом острове? Для чего его можно использовать? — продолжала Холли.

— Может, они террористы? — вытаращила глаза Трейси. — Может, там еще сохранились эти микробные бомбы, и они планируют перевезти их в Лондон и взорвать здание парламента.

— Бомбой такого рода парламент не взорвешь, — усмехнулась Белинда. — Ими вообще здания не взрывают. Это же биологическое оружие. От него заражаются люди и животные. Заражаются и заболевают так сильно, что умирают.

Глаза Холли вдруг вспыхнули.

— Наркотики! — воскликнула она. — Может, они торгуют наркотиками?

Трейси скептически поморщилась:

— Тогда зачем сначала их забрасывать на остров? Почему бы не привезти их прямиком на берег?

— В этом ты, пожалуй, права, — согласилась Холли. — Ладно, давайте пойдем за велосипедами, а обсуждение продолжим по дороге домой.

Все еще перебирая варианты, подруги двинулись по среднему проходу к воротам склада. Сначала они не обратили внимания на тихое урчание двигателя, пока он вдруг не превратился в оглушительный низкий рык.

Девочки опешили. Казалось, ноги их приросли к земле.

— Что за… — Холли осеклась.

Огромный желтый кран с грохотом надвигался на них по проходу, неся в когтях поднятой стрелы старый покореженный автомобиль.

— Берегись! — успела крикнуть Трейси, когда стрела угрожающе качнулась.