Прочитайте онлайн Тайна необитаемого острова | Глава II ВЫСТРЕЛ В ТУМАНЕ

Читать книгу Тайна необитаемого острова
466+1038
  • Автор:
  • Перевёл: Л. Садовская

Глава II ВЫСТРЕЛ В ТУМАНЕ

Когда на следующее утро девочки спустились вниз, в столовую, Кэрол уже уехала на работу.

— Я вот все думаю про эти огни, — сказала Холли. — Это не морзянка — мы азбуку Морзе учили, цвет там вообще не имеет значения и нет таких длинных пауз между точками или тире. Но это явно было какое-то сообщение. Вот бы узнать, о чем в нем говорилось!

— Причем последовательность огней не такая, как я видела раньше, — заметила Трейси. — Я тогда не очень хорошо разглядела, но, по-моему, огни были красные, а не зеленые. И уж конечно, это была не рыбацкая лодка. Это вообще была не лодка.

Белинда задумчиво положила в тостер еще один кусочек хлеба.

— Я одного не пойму: если мы их видим, почему больше их не видит никто? Почему весь городок не гудит от слухов, как растревоженный улей?

— Может, и гудит, только мы об этом не знаем, — сказала Холли.

— Нет, это исключено, — возразила Белинда. — Твоя тетя об этом ничего не слышала, а она как агент по продаже недвижимости наверняка внимательно относится к слухам. Они ей нужны для работы.

— Может быть, со стороны города огни не видны? — размышляла вслух Холли. — Тетин дом гораздо выше. И залив Фрэмли-Бей лежит как бы за косой по отношению к городку.

— Но я-то видела огни из окна спальни Кэрол, — возразила Трейси.

На мгновение все замолчали.

— Это верно, — медленно проговорила Холли. — Но тогда почему их не видела сама Кэрол?

Подруги переглянулись. Был только один способ это выяснить, правда, не очень корректный. Одно дело залезть в дом через открытое окно и случайно оказаться в чьей-то спальне, и совсем другое — войти в нее преднамеренно в поисках чего-либо, даже если то, что они ищут, это всего лишь вид из окна.

Холли секунду поколебалась, потом мысленно подтолкнула себя: это нужно сделать.

Спальня Кэрол, как и ее хозяйка, отличалась сдержанной элегантностью. На белом и серебристо-сером фоне выделялись лишь темно-синие вкрапления диванных подушек и абажуров. Одну из стен полностью занимал встроенный стенной шкаф, двуспальная кровать протянулась почти во всю длину второй стены, а довольно большой туалетный столик стоял наискось в одном из углов между окнами, под одним из которых располагался тот самый крошечный балкончик.

— Где ты тогда стояла? — спросила Холли у Трейси.

Та решительно прошла по комнате.

— Вот то окно, которое было приоткрыто, — показала она на окно, располагавшееся за зеркалом туалетного столика.

— Значит, ты стояла за туалетным столиком? — уточнила Холли.

Трейси кивнула.

Холли протиснулась в треугольник свободного пространства в углу и взглянула в окно.

— Трейси, ты смотри в окно с того конца, — распорядилась она. — Белинда, а ты повернись лицом ко мне и смотри в зеркало. Так, правильно, а теперь давайте кое-что проверим…

Уже через несколько минут, по крайней мере отчасти, загадка была разгадана. Холли победно улыбалась.

— Отсюда, где стою я, видно гораздо дальше. Но кому придет в голову залезать в тесный угол за туалетный столик? Нормальные люди смотрятся в. зеркало или глядят в окно с той стороны столика. Или же проходят по комнате и мельком бросают взгляд в окно. Но никогда не лезут за туалетный столик, ведь так? Могу спорить, огни видны только с этого места, где сейчас стою я, хотя даже и здесь нужно быть точно в определенный момент, чтобы их увидеть.

— Но мы все видели их вчера вечером, — заметила Трейси.

— Да, но мы были не здесь, а на целый этаж выше, — напомнила ей Белинда.

Она обернулась к Холли с довольной улыбкой.

— По той же причине мы смогли заметить огни с берега. Мы находились выше.

— Ладно, Шерлок Холмс, согласна! — улыбнулась Холли. — Давайте теперь продолжим эксперимент и посмотрим, что видно с нашего этажа.

Подруги поднялись в комнату Белинды и встали у окна. Отсюда им был виден большой дом, окруженный деревьями. Из его трубы вилась тонкая струйка дыма. За этими хоромами, на мысу, выдававшемся в море, приткнулся домик поменьше, с дворовыми постройками.

— Наверное, это и есть коса Фрэм-Байт, — предположила Холли. — Большой дом — Фрэмли-Грейндж, а маленький — ферма Уэтербай. Огни определенно светили оттуда, и мы должны выяснить, зачем и почему. Тогда чего же мы ждем? Вперед!

Белинда поморщилась:

— А я думала, мы пойдем на пляж. Может, отложим до завтра? Что, убежит от нас эта коса? Тащиться в такую даль…

Но Холли ни за что не собиралась оставлять тайну нераскрытой, хотя бы и на один день.

— Сколько бы мы ни откладывали, ближе коса не станет, — заявила она. — Почему бы не сходить сегодня? Пойдемте!

И она первой начала спускаться по лестнице. Белинда на ходу продолжала недовольно ворчать:

— Ради этой поездки мама заставила меня купить новый купальник. Она ж меня поедом есть будет, если я его даже не обновлю.

— Удивительно, как это она не заставила тебя полностью сменить гардероб, — поддразнила подругу Трейси. — Спорим, пыталась, а?

Белинда сконфуженно улыбнулась. Как ни старалась ее мама приучить дочь хоть немного следить за своей внешностью, ничего у нее не получилось. И хотя денег в семье Белинды было, что называется, куры не клюют, сама она всегда носила одни и те же потертые джинсы и выцветший зеленый свитер.

— А на пляж сходим завтра, — подытожила Холли.

Девочки приготовили себе бутерброды с сыром, взяли из холодильника несколько банок кока-колы.

— Там, на этой косе, наверняка ни одной хоть самой задрипанной лавчонки, — заметила Холли. — На вид глухомань та еще.

— А где мы сядем на автобус? — поинтересовалась Белинда.

— На автобус? До косы? Шутить изволите? Может, тебе еще личный вертолет подать? — засмеялась Холли.

Белинда недовольно уставилась на подруг сквозь очки.

— Уж не хотите ли вы сказать, что нам придется пилить на своих двоих туда, а потом еще и обратно?

— Ничего, тебе это только на пользу, — сказала Трейси. — Жирок подрастрясешь. Ты только посмотри на себя — это же кошмар!

— Это не жир! — возмутилась Белинда. — Просто я в кости широкая.

Трейси ехидно улыбнулась:

— Ты разве не слышала, как твоя лошадь кряхтит и стонет, когда ты на нее садишься?

Белинда вспыхнула. Она и в самом деле любила вкусно поесть и не собиралась в угоду кому-то расставаться с этой привычкой. Но любые намеки на то, что она недостаточно хорошо обращается со своей лошадью, просто бесили ее. Мелтдаун занимал в ее жизни совершенно особое место, и ни за что на свете она не сделала бы ничего ему во вред.

— Не такая уж я тяжелая, — начала она оправдываться. — Мелтдаун смог бы легко выдержать двух таких, как я. Да вы просто заводите меня! — вдруг поняла она и улыбнулась. — И почему я всегда на это попадаюсь?

Дом Кэрол стоял на вершине холма. Он как бы увенчивал неширокое, обрамленное деревьями шоссе под названием Тамбл-авеню, круто поднимавшееся вверх по склону. По обе его стороны располагалось по десятку особняков со своими участками. Одни представляли собой одноэтажные, расползшиеся вширь строения типа американских ранчо со своими внутренними двориками и плавательными бассейнами. Другие были повыше, двух-, трехэтажные, но их окна выходили не на косу, а в другую сторону. И получалось так, что из всех относительно высоких домов только дом Кэрол был обращен окнами к заливу.

«Неудивительно, что раньше никто не замечал эти огни», — подумала Холли. Дом Кэрол был самой высокой точкой на холме. За ним шоссе, извиваясь, сбегало вниз.

— Пошли, — бодрым голосом позвала девочка подруг, хотя сама далеко не была уверена в том, что таким путем они смогут добраться до косы, и вполне допускала, что сначала следовало бы вернуться во Фрэмли.

К тому времени, когда девочки дошли до открытой смотровой площадки, или, как ее здесь красиво называли, эспланады, им уже стало казаться, что они спускаются с этого холма целую вечность.

— Подниматься назад будет еще хуже, — мрачно пророчествовала Белинда. — И к тому же, по-моему, сейчас дождь пойдет.

— Какой дождь? Вот еще выдумала! — засмеялась Холли. — А если ты свалишься, мы пошлем за тобой сенбернара с пакетом чипсов и мороженым, привязанным к ошейнику. Это тебя быстро поставит на ноги и приведет домой.

Мороженое было общей страстью подруг и одновременно постоянной темой для шуток: мол, за порцию пломбира ты душу дьяволу продашь.

Белинда улыбнулась.

— Ладно, уговорили, — добродушно сказала она. — Пошли.

Достигнув залива, дорога свернула от моря в глубь берега, дома стали встречаться все реже и реже. Густой туман с моря окутал путешественниц пеленой мельчайших капель. Вокруг не было видно ни души. Мрачный безлюдный пейзаж навевал мысли о конце света.

— Жутковато, — передернула плечами Белинда. — Здесь всегда так?

— Откуда мне знать? — уклончиво ответила Холли, В глубине души она уже жалела о своей затее. — Я была во Фрэмли только один раз.

Дорога, казалось, осталась позади, и теперь подруги пробирались меж кустов вереска. Короткая, жесткая трава хрустела у них под ногами. Мир словно утратил все свои краски. Кусты, трава, небо — все стало свинцово-серым. Даже редко проблескивающее солнце напоминало серебряный шар, спрятанный за несколькими слоями серой марли.

Лишь шуршание кроссовок по траве да отдаленный гул морского прибоя нарушали зловещую тишину. Стало по-настоящему страшно. Противные мурашки забегали по спине Холли.

— Что-то вроде этого я видела в одном фильме про мисс Марпл, — мрачно проговорила Белинда. — Не помню, как он назывался, но там тоже был туман, и одна девушка упала со скалы и разбилась насмерть. В конце выяснилось, что она застраховала свою жизнь на какую-то бешеную сумму и ее жених нарочно столкнул ее, чтобы получить страховку.

— Ты всегда расскажешь что-нибудь веселенькое и, главное, вовремя, — через силу улыбнулась Холли. — Но здесь нет никаких скал, а также никаких страховок, женихов и бешеных денег. Вот разве только туман. Я уже вся вымокла до нитки, хоть выжми.

— Я тоже, — заныла Белинда. — Говорила я вам, будет дождь. Надо было хоть куртки с собой взять.

Они продолжали неуверенно продвигаться вперед. Туман, зловеще клубясь вокруг них, становился все гуще и гуще. Через несколько минут уже в паре шагов перед собой ничего нельзя было рассмотреть.

— Надеюсь, мы хотя бы не ходим кругами, — сказала Холли.

Вдруг Трёйси, испуганно вскрикнув, схватила ее за руку. Посмотрев вниз, Холли поняла, что она стоит на краю крутого скалистого обрыва.

— Кажется, кто-то говорил, что никаких скал тут нет, — уже придя в себя, подпустила шпильку Трёйси.

Холли посмотрела вниз на тускло поблескивающее неспокойное море и пенящиеся волны у подножия скал. У нее перехватило дыхание. Еще шаг — и она полетела бы с обрыва.

— Хоть бы какой-нибудь столб с надписью поставили, что ли.

— А вот он, — показала Белинда на доску, прибитую к торчащему из земли в нескольких метрах от них шесту.

Они подошли ближе и прочитали:

ОПАСНАЯ ЗОНА — ПРОХОД ЗАПРЕЩЕН.

СОБСТВЕННОСТЬ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ.

Обойдя шест, Трейси подобралась к самому краю обрыва.

— Не надо! — в ужасе закричала Холли.

— Я только посмотрю.

Трейси заглянула за край скалы.

— Там внизу валяются куски колючей проволоки и бетонные столбы. И еще куча камней. Наверное, здесь недавно был обвал.

— Придется возвращаться. — Холли повернулась на сто восемьдесят градусов.

Легко сказать — возвращаться! А идти-то куда? Все вокруг казалось совершенно одинаковым.

— Пойдем в противоположную от берега сторону, — решила Холли. — Если мы все время будем слышать шум прибоя у себя за спиной, сильно не заплутаем. Я думаю, туман скоро рассеется. А может быть, мы наткнемся на чей-нибудь дом.

Девочка поежилась от холода. Промокшая футболка прилипла к телу, и Холли впервые позавидовала Белинде с ее вечной хламидой: какое-никакое, а тепло.

Но не успели подруги сделать и полсотни шагов, как уперлись в другой столб с предупреждающей надписью и колючей проволокой за ней. Текст был такой же, только на этот раз столб стоял на ровном месте, заросшем ежевикой и невысокими деревьями.

Холли облегченно вздохнула:

— Пойдем вдоль изгороди. Должна же она куда-то нас вывести.

— Ты думаешь? — саркастически вопросила Белинда. — А если она нас выведет на какой-нибудь полигон или стрельбище? Там, к твоему сведению, написано «Министерство обороны».

Словно в подтверждение раздался ружейный выстрел, и пуля просвистела, казалось, совсем рядом. Вся троица инстинктивно бросилась на землю. Сердца девчонок бешено колотились. Фу-у, вроде пронесло. Боясь шелохнуться, они пролежали еще несколько долгих минут.

— Это где-то близко, — наконец выдавила из себя Холли. — Кажется, ты была права насчет стрельбища.

— Нет, исключено, — возразила Трейси. — На стрельбище мы бы услышали град выстрелов, а не один.

— Тогда что же это? — Холли с опаской поднялась на ноги, готовая в любую секунду снова плюхнуться на землю. — Ты что, думаешь, кто-то стрелял в нас?

— Ты сама сказала, что пуля прошла где-то близко. С какой стати человеку, находящемуся внутри запретной зоны, стрелять из нее наружу? Это же опасно! Мимо может проходить кто угодно. По-моему, кто-то хотел нас спугнуть.

— Но он же не мог даже разглядеть нас в таком тумане, — сказала Белинда, стряхивая травинки и грязь с джинсов. — Наверное, просто какая-то ошибка.

Позволив подруге убедить себя, Холли уверенно заявила:

— Ладно, пошли дальше, не можем же мы сидеть здесь вечно. По крайней мере, если мы будем держаться изгороди, то не свалимся с обрыва.

— Правильно, — с усмешкой поддержала ее Трейси. — Лучше быть застреленной, чем утопленной.

Используя изгородь как путеводную нить, девочки брели по мокрой траве, как им показалось, целую вечность. Наконец они вышли на широкую проселочную дорогу, огороженную с двух сторон каменными стенами. Холли почувствовала, что у нее поднимается настроение. Хотя дорога выглядела не очень наезженной и местами утопала в грязи, но это был хоть какой-то признак цивилизации.

— Интересно, куда это мы забрели? — сказала она.

— Уж точно не в рай, — засмеялась Трейси.

— Нет, серьезно. Я понятия не имею, в каком направлении мы идем последние полчаса.

— Я тоже, ну и что с того? Куда-нибудь да выйдем. Или к кому-нибудь — даже если это тот человек с ружьем.

Действительно, через несколько минут впереди показались неуклюжие очертания высоких чугунных ворот.

— Вот видите, — обрадовалась Трейси. — Я же говорила, что куда-нибудь выйдем.

Ворота оказались запертыми на висячий замок, но когда девочки подошли к ним вплотную, то смогли разглядеть, что за ними начиналась покрытая гравием подъездная аллея. Она извивалась среди деревьев, ветви которых смыкались вверху, образуя зеленый туннель. В придорожной канаве валялась почти невидимая в сорняках деревянная доска.

Холли наклонилась и счистила рукой грязь, чтобы можно было прочесть надпись. В ту же секунду из-под доски расползлись десятки мокриц и попрятались в зарослях ежевики.

— Ай! — взвизгнула девочка и почувствовала, как у нее от омерзения волосы шевельнулись на затылке. — Фу, гадость какая!

Золотая краска букв на доске поблекла, сама она треснула посередине и местами покрошилась. Но название читалось совершенно четко.

— Угадайте, как называется этот дом? — спросила Холли и посмотрела на подруг. — Он называется…

Но договорить ей не пришлось. Из темных зарослей внезапно возникла огромная овчарка. С яростным лаем она стала кидаться на ворота, отчего замок загрохотал по железным прутьям. А сзади вырисовывалась темная фигура человека с ружьем в руке.