Прочитайте онлайн Тайна необитаемого острова | Глава XI НОВОСТИ

Читать книгу Тайна необитаемого острова
466+1031
  • Автор:
  • Перевёл: Л. Садовская

Глава XI НОВОСТИ

Холли сама не помнила, в котором часу ей наконец удалось заснуть. Но, несмотря на это, утром она поднялась раньше Трейси и успела понаблюдать за заливом в бинокль.

— Ты сегодня ранняя пташка, — удивленно сказала Трейси, натягивая свой тренировочный костюм, когда Холли вошла в ее спальню.

— В заливе снова голландская яхта — на якоре стоит. Та же, что и раньше, — сообщила Холли.

— Откуда ты знаешь, что та же? — Глаза Трейси заблестели от возбуждения.

— Я видела название — «Ван Дейк». Они что-то сбросили за борт. Что-то большое, прямоугольное, похоже на гроб. И оставили буек — пометили место. — Холли улыбнулась, чтобы ее слова не звучали так уж пугающе.

Трейси поежилась:

— Неужели и вправду гроб?

Холли вздохнула, лицо ее посерьезнело:

— Да нет, вряд ли. Это я так, страшилку пустила. Но форма в самом деле была примерно такая. И на вид эта штука был тяжелая, А теперь на, прочти подброшенное ночью письмо, Трейси прочла письмо, встревоженно хмуря брови и качая головой.

— Холли, ты твердо решила продолжать? Может, не стоит?

— Слушай, если ты сама хочешь выйти из игры — пожалуйста, это твое личное дело. Но ты меня знаешь. Раз уж я начала, то не остановлюсь, пока все не выясню.

Трейси безнадежно развела руками:

— Ну, если ты так решила…

— Слушай, можешь мне помочь кое в чем? Сегодня утром пробегись не до гавани, а для разнообразия до косы, — попросила Холли.

— Нет проблем. Хочешь, чтобы я там что-то специально повысматривала?

— Да. Обращай внимание на все. На все, что хоть как-то изменилось после того, как мы там были в прошлый раз.

И Трейси побежала своей обычной легкой трусцой. Утро выдалось ясное и свежее, для пробежки лучше не придумаешь. Несмотря на письмо с угрозой и свою тревогу из-за нависшей над ними опасности, она чувствовала себя отлично. Эти пробежки до Фрэмли по утрам — сплошное удовольствие, даже лучше, чем дома. Там приходится бежать все больше вдоль обочин дорог, а здесь по пружинистому дерну, вдыхая свежий соленый морской воздух.

Не сбавляя темпа, Трейси бежала мимо Фрэмли-Грейндж, как вдруг огромная овчарка бросилась на ворота с рычанием и лаем. От неожиданности у Трейси душа ушла в пятки.

— Привет, Принц! Ну, перестань, перестань, — проговорила она. — Показываешь, какой ты хороший сторож?

На ферме Уэтербай все шло своим обычным чередом. Слышалось мычание коров, собака деловито сновала по двору. Женщина в брюках и резиновых сапогах быстро прошла мимо ворот с ведрами в руках.

«Должно быть, миссис Уэтербай», — подумала Трейси.

Это была та же женщина, которую они недавно видели, когда она гнала своих коров. Надо, пожалуй, наладить контакт.

— Здрасьте! — проговорила Трейси, останавливаясь.

Женщина изумленно уставилась на незнакомку.

— Ты кто такая? — не слишком приветливо спросила она. — В такую рань у нас здесь чужие не ходят.

Трейси заморгала глазами. «Ничего себе, отбрила! А еще говорят, что сельские жители приветливые и дружелюбные». Она решила сделать еще один заход:

— Я живу у Кэрол Эрншау, агента по продаже недвижимости.

— У кого?

«Странная тетка, — подумала Трейси. — Не знает, как зовут ее агента».

— Ну, ладно, мне пора, — сказала она вслух. — До свидания.

Она пробежала по дороге к песчаным дюнам и через них к пляжу. Было время отлива, и хотя узкая полоска песка выше отметки высокой воды оставалась сухой и золотистой, чуть ниже, там, где море отступило, она превращалась в коричневатую бугристую грязь. Трейси продолжала бежать вдоль берега, пока не достигла спуска, ведущего к закрытой бухточке. Здесь ей пришлось резко затормозить.

Место было огорожено пластиковой, белой с красным лентой, какой полицейские огораживают место происшествия от зевак. На одной из лент висело небрежно написанное объявление: ПРОХОД КАТЕГОРИЧЕСКИ ЗАПРЕЩЕН! ОПАСНОСТЬ КАМНЕПАДА!

Трейси удивилась. Раньше здесь не было никакого объявления. И камни вроде не падали. Что бы это значило? Она присела на обломок скалы, глядя на гирлянды красно-белых лент. Постепенно картина начала вырисовываться.

Мартин Хар в разговоре упомянул, что Томас Клаф начинает что-то подозревать и что им придется перевезти груз этой ночью. То есть прошлой ночью. Однако Йэн и Томас в это время вместе ужинали в ресторане. Может быть, специально для того, чтобы Томас не помешал им перевозить груз? Если так, то Испанец, наверное, пришел в ресторан, чтобы дать знать Йэну, что операция завершена. Да, так оно и есть. И нетрудно догадаться, куда перевезли этот груз. Конечно, в бухточку. Вот почему сейчас ее так огородили — чтобы те, кому не положено, не совали сюда свой нос.

«Вот Холли с Белиндой удивятся, когда я им расскажу», — подумала Трейси, довольно улыбаясь. Но уже через несколько минут от радости не осталось и следа. «Уж если кому загорится туда прийти, разрезать ленту легче легкого, — рассуждала она. — И что будет, если перейти запретную черту и спуститься в туннель? Вдруг они оставили там кого-то на всякий случай — на тот случай, если мы туда опять заявимся…»

От этой мысли мороз прошел по коже. Тем не менее желание выяснить, правильна ли ее догадка, победило страх.

Но сделать это Трейси не успела, потому что к ней подошел… Йэн Клаф! Огромная овчарка бежала рядом.

Пес зашелся истошным лаем.

— Принц, сидеть! — прикрикнул на него Клаф-младший.

Пес послушно сел. Йэн переключил свое внимание на Трейси.

— Ты что, читать не умеешь? — грубо спросил он.

Стараясь не выдать свой страх, Трейси посмотрела ему прямо в глаза.

— Раньше здесь этого не было. Мы там, внизу, были несколько дней назад. Там никаким камнепадом и не пахло.

— Ты думаешь, скалы, прежде чем обрушиться, факс тебе пришлют? — с издевкой спросил Йэн.

В этом он был прав.

— Я же не захожу за ленту, — упрямо проговорила девочка. — Здесь не говорится, что нельзя сидеть с этой стороны.

— Я тебе это говорю, ясно? Здесь сидеть нельзя. Так что давай пошевеливайся, а то Принц тебе понятнее объяснит.

Это явно не было пустой угрозой, и Трейси почувствовала, как у нее противно засосало под ложечкой. Она, конечно, бегает быстро, но все же не быстрее овчарки. Лучше уносить ноги подобру-поздорову, пока еще не поздно.

— Ладно, ухожу, — сказала она, стараясь не терять лицо. — Может, теперь вы уберете собаку?

— Принц, стоять!

Трейси вскочила на ноги и быстро прошмыгнула мимо пса обратно к дороге. Потом припустила бегом и уже не останавливалась, пока не свернула на подъездную дорожку в саду Кэрол.

«Вот Холли и Белинда удивятся, когда я им расскажу», — подумала она.

Но Холли и Белинде самим не терпелось кое-что рассказать.

— Отгадай, что мы видели? — с порога бросила Холли. — От острова отошла моторка, доплыла до буйка и забрала груз, который оставила голландская яхта.

Трейси разочарованно пожала плечами:

— Ну, спасибо, подружки. Погнали меня аж до самой косы, а теперь так разважничались от собственной новости, что даже не хотите услышать моей.

— Извини, — спохватилась Холли. — Я не знала, что у тебя тоже новость. Завтрак уже почти готов — горячие круассаны. Предлагаю обменяться новостями за едой.

— Отлично. Я умираю с голода. А как себя чувствует Кэрол?

— Неважно — вся в синяках и царапинах. Но настроение нормальное. Даже решила ехать на работу.

Подкрепившись, Трейси еще раз мысленно проверила свои догадки и рассказала подругам, что она видела и что по этому поводу думает. Не без гордости она изложила свою версию появления братьев Клаф и Испанца в китайском ресторане.

— Так что, я думаю, они уже переправили груз в закрытую бухточку, — закончила она.

— Здорово, — восхитилась Холли, поспешно записывая услышанное в дневник Детективного клуба. — А что мы видели, я тебе уже рассказала. Белинда считает, что яхта привозит контрабанду или что-то в этом роде, потом они выбрасывают груз в море и место помечают буйком. Наверное, они так делают, когда не могут разгрузиться на острове — слишком низкий уровень воды.

— А потом в удобный момент моторка перевозит его на берег, — добавила Белинда.

Холли закончила свои записи, закрыла книжку и, удовлетворенно вздохнув, положила ручку между страниц.

— Итак, тайна раскрыта, — констатировала она. — Все, что нам нужно теперь, это доказательства. Тогда мы сможем пойти в полицию.

— Погоди минутку, — сказала Трейси. — Есть небольшое препятствие — миссис Уэтербай.

Холли непонимающе уставилась на подругу:

— С какой стати миссис Уэтербай может быть препятствием? Мы ее даже не видели. Какое она ко всему этому имеет отношение?

Трейси рассказала о женщине, встреченной ею на ферме.

— Это ведь ее мы видели тогда — помните, она гнала коров. Когда я сказала, что живу в доме Кэрол Эрншау, она даже не поняла, о ком идет речь. Я тогда решила: может, у нее не все дома. Но потом подумала вот о чем: как же Йэн Клаф узнал, что я там? Наверное, кто-то предупредил его? — Она помолчала. — Может, этот «кто-то» и есть миссис Уэтербай?

Холли опять открыла красную записную книжечку.

«Миссис Уэтербай» — вывела она и поставила большой вопросительный знак.

Как раз в этот момент зазвонил телефон. Негромкая, но настойчивая трель прервала разговор.

Девочки замерли.

Телефон продолжал звонить.

— Не подходи, — опасливо покосилась Трейси на открытую дверь в прихожую.

Телефон не унимался.

— Но это может быть Кэрол… — нерешительно проговорила Холли.

Телефон надрывался вовсю.

— Я подойду, — наконец решила Белинда и пошла в прихожую к телефону.

Сняв трубку, она заговорила баритоном, да к тому же с каким-то диким акцентом:

— Алле, дом Кэрол Эрншау.

— Холли, это ты? — раздался в трубке изумленный голос Кэрол. — Ты что, охрипла?

Перейдя на свой обычный тембр, Белинда смущенно объяснила, что она пыталась говорить как дворецкий.

Кэрол закатилась от смеха:

— А я уж думала, что ты вусмерть простыла. Где там моя обожаемая племянница?

— Сейчас позову.

Когда Холли подошла к телефону, Кэрол сообщила, что задержится допоздна, ей нужно повидаться с клиентом в Бирмингеме.

— Может статься, я вернусь только после полуночи, — сказала она.

— Не волнуйся, все будет нормально, — заверила ее Холли. — Как твое колено? Все еще не гнется?

— Сейчас уже лучше.

— Ты смотри, Поосторожнее. — И тут Холли осенило: — Сегодня Трейси во время утренней пробежки оказалась около фермы Уэтербай и встретила там женщину, но только ей кажется, это была не владелица фермы. Как выглядит эта миссис Уэтербай?

— Думаю, все-таки это была она. Насколько мне известно, у нее есть только один работник, который приходит каждый день. Ферма небольшая, и многое она делает сама.

— Но как все же она выглядит? — настаивала Холли, готовясь записать словесный портрет на листке бумаги.

— На вид лет шестьдесят. Худая. Лицо обветренное. Волосы седые. И совершенно удивительные глаза — такой синевы я еще в жизни ни у кого не видела. Что еще… Невысокая, но при этом весьма решительна. Ну, что, она?

— Да, наверное… Мы хотели наведаться к ней. Как ты думаешь, она согласится показать нам ферму? Я раньше никогда на ферме не бывала.

— Прекрасная идея. Хоть на время забудете про ваши страсти-мордасти. Скажи ей, что ты моя племянница. Но не слишком наседайте. А теперь мне пора, у меня впереди масса дел. Прежде чем ложиться спать, проверьте, хорошо ли заперли все двери и окна.

Кэрол повесила трубку, а Холли вернулась на кухню.

— Сколько, по-твоему, лет той женщине? — спросила она у Трейси. — Какая она из себя?

— Лет пятьдесят с небольшим. Маленькая, тощая.

— А на шестьдесят она не тянет? Трейси поджала губы:

— Может быть, но вряд ли.

— Какого цвета волосы? Трейси на мгновение задумалась.

— Трудно сказать. Они у нее были под мужской кепкой. Темноватые, кажется.

— Глаза?

— Два, — засмеялась Трейси. Холли тоже засмеялась:

— Кончай придуриваться. Какого цвета?

— Не заметила. Я с ней всего лишь перекинулась парой слов.

— М-м… — Холли просмотрела оба. своих списка, положив их рядом. — Возможно, это она. Но стопроцентной уверенности нет. Во-первых, эта моложе. Во-вторых, волосы другого цвета. Глаза… это мы пока не знаем. По-моему, нам пора навестить ферму Уэтербай. С Кэрол я уже договорилась, она не против.

— А не подумает эта тетка, что я слегка того, если я заявлюсь к ней опять, второй раз за день, — засомневалась Трейси.

— А мы поступим умнее, — таинственно проговорила Холли. — Ты с нами не пойдешь. Для тебя у меня есть другая работка.

— Все равно Кэрол сегодня вернется поздно, — говорила Холли, когда втроем они ехали на велосипедах к косе. — Это развязывает нам руки — мы можем заняться тем, что нам нужно. У тебя, Трейси, есть фотоаппарат. В нем новая пленка — тридцать шесть кадров. И я еще поставила новые батарейки для вспышки. Снимай все, что, по твоему мнению, может быть полезным для полиции. Но что бы ты ни делала, все время следи, чтобы тебя не заметили. Договорились?

Трейси явно засомневалась:

— Ты уверена, что они будут перевозить груз сегодня вечером?

— Абсолютно. В графике, который я видела в той лачуге на острове, сегодняшний день был отмечен как последний день с высоким приливом в этом месяце. Они сделают это сегодня, иначе зачем было его помечать? Если нам повезет, мы застукаем всю банду разом.

— Жалко, что со мной нет Мелтдауна, — вздохнула Белинда. — Живая лошадка — это вам не железная. Я бы только свистнула, и Мелтдаун нашел бы меня где угодно.

— Боюсь, твой дом далековат даже для такого скакуна — до вечера добежать не успеет, — поддразнила ее Трейси. — Так что придется тебе довольствоваться железной лошадкой.

Когда они доехали до Фрэмли-Грейндж, Холли сказала:

— Трейси, здесь ты от нас откалываешься. Смотри, хорошенько запрячь велик, но только не забудь потом, куда его сунешь!

— Ладно. До встречи.

Холли и Белинда поехали дальше. Когда они приблизились к ферме, к запаху моря начали примешиваться ароматы свежего сена, молока — в общем, запахло деревней. Холли надеялась, что им здесь устроят настоящую экскурсию.

«Нам обязательно нужно выяснить, кто эта вторая женщина, — думала она, понимая, однако, что нельзя делать поспешных выводов. Ведь ее появлению на ферме можно найти вполне обычное объяснение, например, миссис Уэтербай надоело жить в одиночестве — что в этом такого?

— Говорить будешь, ты, — сказала она Белинде. — Если мне не придется ломать голову над тем, что сказать, я смогу спокойно все осмотреть, поискать зацепки и проследить за ее реакцией.

Прятать велосипеды не имело смысла. Все должно было выглядеть так, будто они обычные горожане, желающие взглянуть на ферму. Поэтому, прислонив велосипеды к стене дома, девочки подошли к передней двери.

Открывшая им женщина выглядела как типичная фермерша — невысокая, сухопарая, но в то же время крепкая и жилистая, как верно подметили Трейси и Кэрол. И глаза у нее действительно синие. Наверное, это она и есть, решила Холли. Хотя о ее глазах вряд ли можно сказать, что синее не бывает. По мнению Холли, они были несколько поблекшие.

— Здравствуйте, — вежливо приветствовала хозяйку Белинда. — Могу я видеть миссис Уэтербай?

Женщина сухо кивнула:

— Да, что вам нужно?

— Хотели посмотреть ферму. Мы от агента по продаже недвижимости.

Холли от неожиданности даже ахнула. Так действовать они не договаривались. Она попыталась привлечь к себе внимание Белинды, но та уже не могла остановиться.

— Мы не отнимем у вас много времени. Женщина как будто растерялась:

— Что-то уж больно вы молоденькие… Хотя, говорите, от агента по продаже? Ну, если так…

Тогда входите.

Девочки шагнули через порог, и хозяйка закрыла за ними дверь. Гостьи оказались в старомодно обставленной гостиной. В камине пылал огонь, а на каминной доске стояло множество фотографий в рамках. Выше висело большое зеркало, местами покрытое пятнами, но в великолепной резной золоченой раме. Стол, стулья, диван — все было старым, но сделанным с любовью и старанием, и в целом комната дышала теплом и уютом.

— Сейчас схожу за Фрэнком, — бросила женщина.

Фрэнк? Это имя показалось подругам знакомым.

— Кто такой Фрэнк? — шепотом спросила Холли Белинду, когда хозяйка вышла из комнаты. — И почему ты сказала, что мы от агента по продаже? Почему не от Кэрол? Белинда закусила губу:

— Я подумала, что мы сумеем больше узнать, если не станем выкладывать, что связаны с Кэрол.

Когда дверь кухни резко распахнулась, Холли сразу вспомнила, где раньше слышала это имя — Фрэнк. Половину лица стоявшего перед ними мужчины пересекал уродливый шрам.