Прочитайте онлайн Тайна нечистой силы | ГЛАВА 4 Два гостя

Читать книгу Тайна нечистой силы
216+1169
  • Автор:
  • Перевёл: С. В. Дятлова

ГЛАВА 4

Два гостя

— Она поменяла в статье все. Даже название, которое было у меня: «Чудодейственные силы природы». — Холли была в бешенстве. — Я пожалуюсь мистеру Велфорду, когда он вернется.

— Попытайся, — сказала миссис Адамс. — Но я не думаю, что от этого будет толк.

— С газетами всегда так. Тебе придется привыкнуть, — добавил отец.

Семейство Адамс сидело за столом и обедало. По крайней мере, трое: отец, мать и младший брат Джейми. У Холли аппетит пропал.

Джейми перетаскивал вкусные кусочки из ее тарелки в свою.

— А она и в самом деле ведьма? — спросила он.

— Не болтай ерунду! Конечно, нет!

— В газете написано.

— Ты думаешь, я не знаю?! — заорала Холли. — Сама писала!

— Зачем тогда писала?

Холли готова была задушить Джейми. Он действовал ей на нервы больше, чем всегда, в таком уж она была состоянии. Но миссис Адамс остановила детей, прежде чем перебранка зашла далеко:

— Разве ссорой делу поможешь?

Джейми запихнул в рот последний кусок и пошел к двери.

— Я наверх, — буркнул он.

Холли стала собирать тарелки.

— Все не так плохо, как тебе представляется, — успокаивала ее миссис Адамс. — Статья — то осталась твоя.

— Да. Но заголовок ставит все с ног на голову. Я хотела сказать, что ее травяные лекарства настолько чудодейственны, что люди называют ее колдуньей. В шутку, конечно.

— Насчет черной магии лучше не шутить, особенно в прессе, — вставил мистер Адамс. — А их тоже можно понять: надо увеличивать тираж.

— Ты прав, — вздохнула Холли. — Но что будет с Лавинией, когда она увидит статью?

Выяснить это можно было только одним способом, поэтому на следующее утро Холли, Белинда и Трейси отправились в путь. Холли уже успела рассказать Лавинии об их детективном клубе и его успехах в разгадывании всяческих тайн.

— Мне больше нравится читать детективы, чем участвовать в них, — заметила тогда Лавиния. — Но с твоими подругами я с удовольствием познакомлюсь.

Холли решила, что настал подходящий момент: нужна моральная поддержка.

— А что, если она не пустит нас на порог? — изнемогая от усталости, выдохнула Белинда, когда она из последних сил крутила педали, одолевая подъем. День был солнечный, но злющий ветер прямо — таки сдувал подруг с велосипедов.

— Тогда мы развернемся и уедем, — спокойно произнесла Трейси. Дышала она, к зависти Белинды, так ровно, как будто дорога в гору ей была нипочем.

— Я не осудила бы ее, если б она выставила нас за дверь, — сказала Холли. — Кому понравится, когда тебя обзывают, да еще в газете.

— А в нашем роду была ведьма, — неожиданно сообщила Белинда. — Так сказано в записках прабабушки.

— Как бы мне не забыть… — Трейси внезапно притормозила у края дороги.

— С чего это ты остановилась? — удивилась Холли.

— Мне нужно сказать кое — что Белинде, а ехать так медленно, как она, я не могу. Даже в гору.

Белинда не преминула воспользоваться таким хорошим предлогом, чтобы передохнуть. Она отставила велосипед и уже сидела на пригорке, окаймляющем дорогу.

— Ну давай. Я слушаю.

— Я рассказала маме, — начала Трейси, — о том, что ты хочешь раскопать свою родословную, но не знаешь, как взяться за дело.

— Спасибочки! — фыркнула Белинда. — Теперь она будет считать меня вообще идиоткой.

— На здоровье! Но как бы то ни было, она наводила справки о своей родне, до того как поехать в Штаты. И она пообещала помочь тебе начать.

— Вот это класс!

— Еще бы! — подтвердила Трейси. — Мама сказала, что тебе одной не справиться. Без помощи мозговитого человека, такого, например, как я.

— И ты хочешь, чтобы я в это поверила?

— Как знаешь. — И Трейси, садясь на велосипед, крикнула:

— Если надумаешь, приходи к нам сегодня вечером.

Взгляд Белинды еще был обращен к Трейси, которая легко покатила в гору, но мысли ее вертелись вокруг неожиданной удачи. Она было начала жалеть, что наобещала отцу взяться за изучение фамильного древа самостоятельно. По правде, она и не знала, с какой стороны подступить. Но если ей помогут…

— Ты едешь или нет? — прервала ее раздумья Холли.

Белинда оседлала велосипед. На сердце у нее было легко, но тело ее не полегчало. «Что за дорога, — с раздражением подумала она. — Все время в гору…»

Трейси первая высмотрела Топ — Милл — Холл. И хотя она не бывала здесь раньше, то, что она увидела, показалось ей странным.

— Смотри, — обратилась она к Холли. — Дом красят, что ли?

— Нет, не может быть! — вскрикнула Холли в отчаянии.

По всей задней стене дома кроваво — красной краской были намалеваны какие — то знаки и символы. А наверху красовалась надпись: «Ведьма, вон отсюда! Сгинь, нечистая сила!»

Приблизившись, подруги рассмотрели, что и слова, и символы выводила огромной кистью чья — то умелая рука.

— Что все это значит? — обалдела Белинда.

Голос позади них произнес:

— Это шутка такая.

Девочки оглянулись. Лавиния обращалась к ним.

— Вот теперь Детективный клуб в сборе. И загадка специально для вас.

Холли посмотрела прямо в лицо Лавинии и, не отводя глаз, вымолвила:

— Простите меня. Это я во всем виновата…

— А — а, это ты все намалевала?!

— Да нет, что вы!

— А в чем же твоя вина?

— Газета. Вы не видели ее?

— Как не видеть? Репортер показывал ее мне.

— Какой репортер?

— Тот, который приезжал сюда узнать, хочу ли я опубликовать что — нибудь в ответ.

— И что вы сказали?

— Чтоб он убирался, пока я не превратила его в лягушку. И теперь я жду, что это появится в завтрашней газете. На первой странице.

— Как вы можете относиться спокойно к такой ужасной несправедливости! — воскликнула Трейси.

— Это происходит со мной всю жизнь. Я состарилась и устала реагировать.

Лавиния положила руку на плечо Холли.

— Пойдем чайком, что ли, побалуемся. Я приготовила новое зелье. Хочется попробовать.

Новое «зелье» было зеленого цвета и здорово отдавало мятой.

— Похоже на мятное мороженое! — воскликнула Белинда.

— Мисс Джесоп, вы должны извинить эту обжору. Главное в ее жизни — мороженое, — не могла не поддеть подругу Трейси.

— О — о! Я сделала однажды мороженое из трав.

— Ух ты! — так и подскочила Белинда. — Ну и как?

— Ужасная гадость! Налить еще кому — нибудь чаю?

Холли протянула свою чашку. Глядя на Лавинию, она сказала:

— Все — таки я чувствую себя виноватой.

— Выкинь это из головы. Не могла же ты знать заранее, как они перелопатят твою статью, и как будут реагировать всякие кретины. Это я должна была бы предвидеть. Но мне казалось, что вокруг меня взрослые люди.

— С вами случалось уже такое? — спросила Трейси.

Лавиния помолчала и загадочно проговорила:

— Что было, то быльем поросло…

Внезапно зазвонил телефон. По реакции Лавинии было ясно, что она не ждала звонка.

— Извините, я подойду к телефону, — сказала она и заспешила в холл.

— Она что — то скрывает, — предположила Трейси.

— Ну и пусть. Она не обязана говорить, о чем не хочет.

Из холла было слышно, как Лавиния подняла трубку, сказал «алло», после чего наступила пауза. Затем она взорвалась: «Я попросила бы вас больше мне не звонить! Мне нечего добавить». Снова пауза. «Нет, я не хочу вас снова здесь видеть. Оставьте меня в покое. Нечего меня преследовать», — ответила кому — то хозяйка и бросила трубку.

— Ну а это как понять? — продолжала вполголоса Трейси. — Она не в духе или не в себе?

— Интересно, кто это ей звонил? — задумчиво проговорила Белинда.

— Какой — нибудь очередной папарацци, — мрачно сказала Холли и горестно вздохнула: — Если бы я могла как — нибудь искупить свою вину…

— Можешь. — Трейси щелкнула пальцами. — Помочь избавиться от надписей на доме.

— А как? — удивилась Белинда.

— Есть такая жидкость: опрыскаешь краску, и она легко сотрется. Мама купила огромную канистру для наведения чистоты у себя на работе. Ее полно осталось. Я позвоню маме, — быстро решила Трейси, — и попрошу ее привезти.

Через пару часов Детективный клуб в полном составе соскребал краску со стены Топ — Милл — Холла. Оказалось, что это не так просто, как расписывала Трейси.

— А говорила, что краска легко сотрется, — пыхтела Белинда. Пока ей удалось отскрести половинку крышечки от буквы «т», и она превратилась в букву «г».

Но Трейси ее не слушала. Она услышала, как вдалеке остановилась машина.

— Наверное, к Лавинии.

Холли посмотрела на дорогу и почти воскликнула:

— Это он!

— Кто? — Белинда чуть не свалилась с лестницы.

— Человек в бордовой машине.

— «Ягуар», — отметила Белинда.

— Это та, которая почти наехала на меня в тот раз.

Солнце отражалось в ветровом стекле, и невозможно было определить, кто сидит за рулем.

— Откуда ты знаешь, что это та самая машина? — спросила Трейси.

За Холли ответила Белинда:

— Сколько, ты думаешь, в городе таких крутых тачек? Раз, два и обчелся. Это же элементарно.

— Пойду посмотрю. — Холли зашагала к машине.

Легко было заподозрить, что владелец «крутой тачки» услышал ее слова. «Ягуар» зарычал, сделал резкий поворот и исчез за горой.

— Кто — нибудь разглядел водителя? — спросила Холли.

Трейси покачала головой:

— Мельком. Но мне показалось, что с ним был кто — то еще.

— Может, он тебя увидел и не хотел столкнуться с тобой, — сказала Белинда. — Давайте работать. Иначе мы тут за неделю не управимся.

Все члены Детективного клуба неистово принялись за дело. Через полчаса Лавиния принесла поднос с бутербродами и питьем. Пока все трое заглатывали еду, Лавиния рассматривала стену.

Когда она стала собирать тарелки и чашки, Трейси вдруг спросила:

— У вас нет знакомых с бордовым «Ягуаром»?

— С бордовым «Ягуаром»? — переспросила Лавиния, уставившись на Трейси.

— Да. Он только что подъезжал. И еще в тот день, когда Холли была у вас в первый раз.

— Вероятно, кто — то сбился с дороги. Здесь это часто случается. — И она заспешила в дом.

— Дважды сбиться с дороги? — недоверчиво хмыкнула Трейси. — Прямо топографический кретинизм.

— И что из этого? Он ведь уехал, — не поняла Белинда.

— Но зачем — то приезжал, — продолжала размышлять Холли. — Во всяком случае, не за тем, чтоб помочь нам отдирать краску, — проворчала Белинда.

Детективный клуб вернулся к своей работе. Но мысли Холли были далеко. Она все время думала о загадочной машине. Ясно, что это не простое совпадение. У человека должна быть причина дважды за столь короткий срок приезжать в такую даль. Размышления были прерваны, когда Трейси постучала пальцем по ее спине.

— Еще один гость.

Навстречу им шел мужчина, одетый в ярко — желтую куртку, спортивные шаровары и оранжевые кроссовки. За спиной у него висел малиновый рюкзак.

— Откуда он взялся? — спросила Холли у Трейси.

— Понятия не имею. Может, со стороны дороги. А может, от пустыря.

Еще издалека незнакомец крикнул:

— Что здесь происходит?

— Дикари! — ответила Трейси, когда он подошел поближе. — Малюют на стенах.

Незнакомец посмотрел на символы и надписи на стене.

— Что — то связанное с нечистой силой?

— С глупостью человеческой, — парировала Холли.

— Да, таков уж род людской, — согласился мужчина. Он был в годах, лет шестидесяти, но для своего возраста выглядел довольно подтянутым. На его дружелюбном обветренном лице с короткой седой бородой блестели живые голубовато — серые глаза.

— Я увидел статью в газете и подумал, что снова могут быть неприятности, — объяснил он.

— Снова? — переспросила Трейси. — А какие были неприятности?

— Человеческая глупость, — загадочно улыбнулся мужчина. — Кстати, меня зовут Джеймс Хопкирк.

— Вы друзья с мисс Джесоп?

— Правильнее было бы сказать — знакомые. Мы встречаемся два — три раза в год. На ярмарках кустарей.

— На ярмарках?

— Я пишу картины и стараюсь их продать. А Лавиния продает свои травы и настои.

— Вы пришли повидаться с ней?

— Нет. Я был неподалеку, делал наброски. Увидел вас и решил полюбопытствовать.

Мужчина собрался уходить, но остановился.

— Передайте Лавинии, что я сожалею и сочувствую. Надеюсь, что в остальном все благополучно. — Он шагнул обратно к подругам. — Дело в том, — мужчина понизил голос, — что эти края вообще не для одинокой женщины. Слишком далеко от людей, от дороги. Я бы на ее месте переехал в город. Правда, — он натянуто хохотнул, — у нее есть вы. Все — таки можете помочь.

Мистер Хопкирк подмигнул и прошествовал к дороге. Он постоял с полчаса, делая наброски. Потом приветливо помахал и зашагал по направлению к Виллоу — Дейлу.

До самого вечера Детективный клуб занимался смыванием краски со стены.

— Как это великодушно с вашей стороны, — говорила Лавиния, когда девочки садились на велосипеды. — Пообещайте мне прийти на чай, чтоб я могла вас угостить чем — нибудь вкусным.

— Обязательно! Вам от нас не отвертеться, — сказала Холли.

Обратный путь был легким, все время с горы. Холли поехала сразу домой, а Белинда — к Трейси, узнать, чем ее мама сможет помочь с родословным древом.

Миссис Фостер достала папку и усадила Белинду за стол в кухне.

— Скажи, что ты уже знаешь.

— Ни — че — го.

— Прекрасно, — улыбнулась мама Трейси. — Тогда получается, что я знаю больше, чем ты.

Она раскрыла папку и вынула несколько листков бумаги.

— Нужно начать со свидетельств.

— Каких свидетельств? — удивилась Белинда, поскольку единственными свидетельствами, которые она держала в руках, были дипломы конных соревнований.

— Свидетельств о рождении, смерти, браке. Начни с отца. Это даст тебе имена его родителей. Потом обратись к их свидетельству о браке, и из него ты узнаешь даты их рождения. И тогда ты сможешь получить их свидетельства о рождении. И так дальше. С большинством семей таким путем можно легко добраться до девятнадцатого века.

— Кажется, нетрудно.

— Нетрудно, но дорого, — сказала миссис Фостер.

— Дорого?

— Свидетельства придется покупать. Чем дальше от нас по времени, тем дороже. До сотни фунтов.

— Откуда я возьму такие деньги! — возопила Белинда.

— Ты можешь отказаться от мороженого на месяц. Или продать Мелтдауна. Или попросить у отца.

Белинда немного подумала и заключила:

— Попрошу у папы. В конце концов, это его родня. Он должен радоваться, что я взвалю на себя этот воз.

Белинда старалась поверить в то, что говорит, но в глубине души она чувствовала, что получить деньги от отца совсем нелегко. Нужно будет выбрать подходящий момент.

Подходящий момент явился раньше, чем она ожидала. В тот же вечер за столом мистер Хейес долго рассказывал о какой — то удачной сделке, настолько выгодной, что ему захотелось вспрыснуть ее бутылкой шампанского.

«Куй железо, пока горячо», — решила Белинда, заварила папин любимый кофе и понесла ему прямо в кабинет.

К ее великому удивлению, отец был не один. Рядом с ним сидел какой — то пожилой мужчина: опрятно одетый, в сером костюме с бабочкой.

Многие могли бы назвать его внешность интересной, но только не Белинда. Ей показалось, что к лицу его словно примерзла снисходительная улыбочка. И с первых же его слов стало ясно, что впечатление не было обманчивым.

— А вот и ваше юное поколение! — обратился он к мистеру Хейесу. — Последняя, так сказать, ветвь на родословном древе, которое, несомненно, выявит благородные корни.

— Да, это моя дочь Белинда. А это мистер Чарльз Хенли Джоунс. Он специалист в области генеалогии.

— Генеалогии? — переспросила Белинда.

— Моя область — исследование родословных.

— Да, — подтвердил мистер Хейес. — Я решил нанять специалиста, чтобы выяснить все о наших предках. Ну как?

— Ты не можешь так поступить! — Белинда была вне себя.

— Позвольте спросить вас: почему? — Мистер Хенли Джоунс попытался изобразить улыбку.

— Потому что я начала это делать.

— Ты? Там мы с тобой, выходит, коллеги…

— Будьте снисходительны к моей дочери, — попытался сгладить неловкость мистер Хейес. — Ей внушили, будто она сама сможет справиться, вот у нее и закружилась головка.

— Смогу, — подтвердила Белинда. — Каждый сможет.

К ее изумлению, мистер Хенли Джоунс согласился.

— Она права. Очень многие берутся за это сами. Я это потому знаю, что зарабатываю кучу денег, исправляя их ошибки. — Он стал собирать со стола свои бумаги. — Разумеется, если вы хотите, чтобы Белинда сделала первые шаги, — прекрасно. Просто позвоните мне, когда у нее все пойдет кувырком.

Мистер Хейес вскочил с места.

— Ну что вы! Не обращайте на нее внимания. Поймите, она загорелась этим.

Мистер Хенли Джоунс защелкнул свой кейс.

— Честно говоря, я сейчас завален заказами.

— Я расплачусь с вами так, что мой заказ будет выгодным для вас. — Отец Белинда знал, что деньги — лучший довод.

И мистер Хенли Джоунс тоже знал это. Он остановился.

— Я удвою ваш гонорар. И заплачу отдельно за быстроту и глубину исследования. — С этими словами мистер Хейес вручил мистеру Хенли Джоунсу листок бумаги и добавил: — Вот, взгляните.

Специалист по родословным бросил взгляд на листок, сложил его и сунул в карман.

— Завтра утром я еду в Лондон, — сказал он. — За дело я примусь немедленно. — Он снова открыл свой кейс и вынул записную книжку. — Для начала мне нужны место и дата вашего рождения…

Белинда не выдержала и бросилась вон из комнаты.