Прочитайте онлайн Тайна нечистой силы | ГЛАВА 2 Богатство!

Читать книгу Тайна нечистой силы
216+1172
  • Автор:
  • Перевёл: С. В. Дятлова

ГЛАВА 2

Богатство!

Холли бросилась вперед и моментально оказалась у лежащего тела. Немигающие глаза женщины были открыты и устремлены прямо на нее.

У Холли перехватило дыхание.

Но вдруг глаза заморгали. Женщина приподнялась и села.

Трудно было сказать, кто из них двоих перепугался больше.

Женщина выдернула из ушей наушники от плеера и спросила:

— Вы кто?

— Холли Адамс, — с трудом приходя в себя, проговорила Холли.

— Холли Адамс… Я слышала это имя.

— Я писала вам. Хотела взять у вас интервью.

Женщина отбросила наушники и протянула руку.

— Я и есть Лавиния Джесоп.

Холли сжала ее руку и помогла ей встать.

Лавиния была высокого роста, выше Холли, держалась очень прямо. Густые седые волосы были заплетены в длинную, ниже пояса, косу. Хозяйке можно было дать лет пятьдесят, но Холли знала, что ей гораздо больше.

Лавиния вгляделась в лицо Холли.

— Что с тобой? Ты бледная как полотно.

Холли растерялась. Не могла же она объяснить хозяйке, что подумала, будто та мертва.

— Все хорошо, — пролепетала девочка. — Просто вы не слышали меня. Лежали там на полу. И… — Холли запнулась.

— И ты решила, что старушенция отбросила копыта, — захохотала Лавиния. Она обняла Холли за плечи. — Бедняжка! Представляю, как ты испугалась, когда я ожила.

— Да, немножко.

— Я знаю, — улыбнулась Лавиния, — что люди думают про меня. Будто я обладаю сверхъестественной силой. Но оживлять мертвых я, пожалуй, не могу. По крайней мере, я так думаю.

Холли тоже улыбнулась.

— Ну, так — то лучше, — подбодрила ее Лавиния. — Дай — ка я тебя чайком напою. У меня есть прекрасный сбор трав, который снимает стресс. Думаю, нам обеим это сейчас не помешает.

Лавиния повела Холли за собой на кухню, похожую на лавку древностей: огромная белая раковина с одним краном для холодной воды, допотопная, прямо — таки музейная газовая конфорка, и крошечный холодильник на кухонном шкафу.

Лавиния поставила чайник, и через пять минут они пили темно — красный чай из красных фарфоровых чашек.

— Мой собственный рецепт, — не без гордости заявила Лавиния. — Все травы вырастила сама.

— Вы много знаете о травах?

Хозяйка кивнула в сторону той стены комнаты, которая почти сплошь была занята книгами.

— У меня о них целая библиотека, — заметила она. — Ну как? Пришла в себя?

Холли кивнула.

— Извини, что я напугала тебя. Но я, когда расстроена, расслабляюсь таким образом. Я должна лечь плашмя на пол и воткнуть в уши «Грейтфул Дэд» на полную громкость.

— «Грейтфул Дэд»? — переспросила Холли, никогда не слыхавшая такого названия.

— Это старая рок — группа. Когда я слушаю их, я не слышу, как у меня клокочет все внутри.

Холли удовлетворенно улыбнулась. Лавиния и в самом деле была незаурядной натурой. Девочка вполне уверилась, что интервью будет интересным. Если, конечно, ей удастся задать нужные вопросы. Но прошел час, а она задала только два: изменился ли Виллоу — Дейл с тех пор, как хозяйка училась в школе, и какое средство она знает от бородавок.

Насчет бородавок Холли спрашивать не собиралась, но эта напасть появилась на руке ее отца. Холли подумала, что Лавиния должна знать все о целебных травах, и это подтвердилось. Хозяйка сразу дала для отца баночки с мазью. На этикетках была надпись: «Лечебные травы от Лавинии».

— Я зарабатываю этим на жизнь, — объяснила пожилая женщина.

В семь часов Холли решила, что пора уходить. Лавиния, не прерывая разговор, проводила ее до входной двери. Дождь перестал, и на чистом небе сияла полная луна.

— Я бы тоже сегодня прокатилась! — мечтательно проговорила старушка.

— На велосипеде?

— На метле!

— На метле?! — эхом откликнулась Холли.

— Разве ты не слыхала? — улыбнулась Лавиния. — Все кругом говорят, что я ведьма. Я решила, что именно поэтому ты хотела взять у меня интервью.

В ответ Холли просто покачала головой. Она уселась на велосипед и спросила:

— Можно я приеду еще?

— Буду очень рада. Ко мне мало кто заглядывает. А из тех, кто бывает… Глаза бы мои на них не глядели.

Холли вспомнилась бордовая машина. Лавиния ни словом не обмолвилась о ней. Но сейчас было уже поздно затевать разговор. Может быть, через какое — то время эту тайну придется разгадывать. Ну что ж, будет работа для Детективного клуба.

Белинда закрыла дверь конюшни и поплелась домой. Паршивый был день. На соревнованиях она пришла третьей, сломала дверцу в стойле, чем жутко разозлила своего отца, а сама промокла до нитки, хоть выжимай.

Все, о чем она мечтала сейчас, были ванна и вдоволь мороженого, которым бы она наслаждалась, сидя в горячей воде. Но уж меньше всего она мечтала услышать раздраженные слова матери:

— Белинда, когда ты наведешь порядок у себя в комнате?!

— Но я же только что вошла.

— Я просила тебя об этом вчера. Но ты палец о палец не ударила.

— Завтра днем я уберусь.

— Завтра будет поздно. Ты говорила, что завтра утром придут Трейси и Холли. Не хочешь же ты краснеть перед ними. И не только это. А вдруг случится пожар!

— Пожар?

— Да. И пожарные придет тебя спасать. Что они подумают? Что мы живем в свинарнике.

Миссис Хейес не переставала удивлять Белинду. Только ей могла прийти в голову такая чепуха. Она жила в постоянном страхе уронить себя в глазах общества.

— Об этом не волнуйся, — успокоила маму Белинда. — Я лучше сгорю в огне, чем позволю кому — нибудь увидеть беспорядок.

— Просто приберись, — вставил свое слово отец. — И не спорь с матерью. — Он просматривал дневную почту, и выражение его лица заставило Белинду прекратить пререкания и отправиться к себе наверх. Но не дошла она и до середины лестницы, как услышала восклицание отца:

— Ну и ну! Белинде письмо!

Он рассматривал послание так, как будто не мог поверить своим глазам. И его дочь быстро поняла почему.

— Письмо от судебного исполнителя, — объявил отец.

Миссис Хейес стала бледнее полотна и упавшим голосом спросила:

— Во что ты вляпалась?

Белинда стала отчаянно перебирать в памяти все, что могло обернуться против нее. Ничего не приходило на ум.

— Почему вы все время подозреваете, что я сделала что — то не то? — возмутилась она.

— Потому что ты все время делаешь что — нибудь не то, — ответил мистер Хейес и вскрыл конверт.

— Эй! Письмо — то мне!

— Тебе еще нет восемнадцати, — сказал отец. — И перед судом за тебя отвечаю я.

Белинда вздохнула, поняв, что спорить бессмысленно. Кроме того, хотелось побыстрей узнать, о чем письмо.

Несколько секунд мистер Хейес молчал. Потом поднял ошеломленный взгляд.

— Умерла тетушка Мод, — сообщил он.

— Царствие небесное! — вздохнула миссис Хейес, не проявив заметного огорчения. — Вообще — то ей было далеко за восемьдесят. И с годами у нее появились странности.

— Положим, странности у нее были всегда, — заметил мистер Хейес.

— А кто такая тетушка Мод? — спросила Белинда.

— Родная сестра моей бабушки, — ответил отец.

— Почему я не знаю ее?

— Она была довольно эксцентрична, — сказала миссис Хейес.

— Своенравная, — добавил мистер Хейес.

— Твой отец, ее внучатый племянник, мало общался с ней. Хотя однажды повел тебя в ее дом. Ты была еще совсем крошкой.

— Я не помню, — призналась Белинда.

— Зато я хорошо помню, как ты опрокинула вазочку с горчицей мне на голову.

Белинда прыснула. По тому, как отца передернуло, было видно, что он не забыл «приятного» ощущения.

— А я сгорала от стыда, — заохала миссис Хейес. — Все переживала, что тетушка Мод подумает о моей дочке.

— Она — таки подумала о ней. Белинда единственная, кто упомянут в ее завещании. Все оставлено ей.

Новоявленная наследница, все еще насквозь мокрая, так и плюхнулась на ступеньки, не дойдя до своей комнаты. Она станет богачкой! Может быть, не такой, как ее родители, но все — таки по — настоящему богатой. И все это благодаря баночке горчицы и двоюродной прабабушке, которую она даже не помнит. Только бы дождаться минуты, когда можно будет сообщить новость подругам по Детективному клубу.

— Что именно она тебе оставила? — допытывалась Трейси на следующее утро.

— Все, — усмехнулась в ответ Белинда.

— Что значит все?

Белинда вздохнула. Иногда Трейси казалась ей слишком приставучей. Наверное, это у нее было от Штатов, где она жила несколько лет до того, как ее мать развелась с отцом и вернулась с ней в Виллоу — Дейл.

— Ну! Так что же все — таки?

— Я точно не знаю. Папа ушел к поверенному и скоро вернется.

Детективный клуб в полном составе собрался у Белинды и отмечал получение наследства морем различного мороженого. Счастливица не поскупилась — чего жмотничать, если покойная прабабка тебя озолотила! Белинда мигом пустила по ветру все свои карманные деньги и купила огромный бочонок своего любимого лакомства.

— Ты не боишься сама превратиться в бочонок, если будешь так лопать? — съехидничала Трейси, когда увидела покупку. Правда, сама она не остановилась перед соблазном и потянулась за своей порцией. А Белинда откинулась на спинку кровати и слизывала остатки со своего блюдца.

— Вчера я съездила в Топ — Милл — Холл, — сообщила Холли.

Белинда с трудом оторвалась от мороженого.

— Что это такое?

— Дом, где живет Лавиния Джесоп.

— Лавиния Джесоп?!

— Да. Бывшая ученица нашей школы. У которой мне не велено было брать интервью. И знаете, почему? Люди думают, что она колдунья. Ее называют ведьмой.

— Ведьма? Колдунья? — насторожились подруги.

— Она что, действительно ведьма? — спросила Белинда.

— Чушь собачья! — отрезала Трейси. — Никаких ведьм нет.

— Она не говорила, что она ведьма, — объяснила Холли. — Она сказала, что ее считают ведьмой.

— Нет дыма без огня. Так говорит моя мама.

Холли и Трейси выразительно подняли глаза на Белинду. Все знали, что мать ее не славилась разумными речами.

— Конечно, она не всегда бывает права, — потупилась Белинда.

Холли рассказала подругам все о поездке к Лавинии. Даже о мази от бородавок для отца.

— Удивительное дело: папа помазал руку перед сном, а утром — бородавок как не бывало.

— Значит, она точно ведьма, — утвердилась в своем мнении Белинда.

— При чем тут колдовство! — возмутилась Трейси. — Это же целебные травы. Мама лечится только ими.

— Но было бы интересней, если б она оказалась колдуньей, — мечтательно улыбалась Белинда.

— Ее история и без того будет интересной. Я думаю, подойдет для «Виллоу — Дейл экспресс».

— Если она согласится, — вставила Трейси. — Не всякий захочет светиться в местной газете. Кто — то написал в ней о маминой группе здоровья, так две недели у нас дома не было покоя от звонков.

— Мне нужно будет спросить ее об этом, — согласилась Холли. — Не думаю, что она будет против. Она сказала, чтоб я приезжала к ней, когда захочу.

— Посматривай по сторонам, нет ли там черных кошек и ползучих гадов, — проворчала Белинда. — Они всегда окружают ведьм.

Холли уже открыла рот, чтобы ответить, как вдруг в комнату вошел отец Белинды с большущим картонным ящиком. Не говоря ни слова, он бросил его на кровать.

Все замолчали. Наконец Белинда спросила:

— Что это?

Лицо мистера Хейеса озарилось странной улыбкой.

— Это оно.

— Что — оно?

— Наследство. То, что завещала тебе тетушка Мод.

— И это все?

— Да. Я все проверил. По бумагам. — Мистер Хейес развернулся и пошел к двери. — Радуйся своему наследству. — И с кисловатой улыбкой он удалился.

Белинде было не до смеха. Она смотрела на коробку так, как будто все еще надеялась, что эта картонка вот — вот превратится во что — нибудь еще.

— Может быть, это ошибка, — наконец промолвила она.

Белинда приподняла коробку. Это был обыкновенный упаковочный ящик из супермаркета. Судя по этикетке, в нем до того хранился кошачий корм. Двадцать четыре баночки.

— У тебя и кошки — то нет. А сама ты любишь совсем другое, — поддела подругу Трейси.

Белинда окинула ее ледяным взглядом. Ей точно было не до шуток. Минуту назад она наслаждалась положением наследницы крупного состояния, а теперь стала обладательницей всего лишь какого — то картонного ящика.

— Этого не может быть! Папа говорил, что она богатая.

— А почему ты думаешь, что нет? — спросила Трейси.

Белинда показала на коробку.

— Это богатство?

— Ты же не знаешь, что внутри, — заметила Холли. — Там могут оказаться крупные купюры, чековые книжки или акции. Или шкатулка с бриллиантами.

Белинда просияла. Она схватила с ночного столика кусачки для ногтей.

— Так что же мы болтаем! Посмотрим, что там внутри.