Прочитайте онлайн Тайна нечистой силы | ГЛАВА 11 Отчаянная спешка

Читать книгу Тайна нечистой силы
216+1175
  • Автор:
  • Перевёл: С. В. Дятлова

ГЛАВА 11

Отчаянная спешка

Когда Холли, Белинда и Трейси встали на ноги, незваный гость успел скрыться за пригорком.

— Он ждал и надеялся, что мы уйдем, — говорила Белинда, отряхиваясь. — А когда я открыла дверь, он в нее рванулся.

— Сказать кому — нибудь, где мы столкнулись со взломщиком, не поверят, — усмехнулась Трейси.

— Может, он просто прятался здесь от дождя? — предположила Холли.

Белинда дернула плечом:

— Представляю, как он затрясся, когда увидел нас.

— Ты сама — то в порядке? — спросила Холли.

— Да. Я получала и почище от своего Мелтдауна.

— Что же нам теперь делать?

— Позвонить в полицию, — без запинки ответила Трейси.

— Пилить до телефонной будки! — заныла Белинда.

Но им повезло. Вдалеке показался голубой фургончик. Он прыгал по кочкам, приближаясь к трейлеру. Вскоре девочки могли рассмотреть бородку Хопкирка, сидящего за рулем. Фургончик остановился на бетонной площадке, на которой громоздился трейлер.

— Так, так, так. Гости к нам пожаловали, — протянул Джеймс Хопкирк. Тут Холли впервые заметила, что его непомерно широкая улыбка плохо совмещалась с непомерно холодным внимательным взглядом. — И что же вы здесь делаете?

Когда он увидел открытую дверь, улыбка исчезла с его лица.

— Что здесь происходит?

— Вас ограбили, — выпалила Трейси.

— Ограбили?!

— Мы спугнули взломщика. Он сбежал.

— Куда?

— Вон туда, — показала рукой Белинда. — Он не мог захватить много. У него в руках ничего не было.

— Да тут и нечего взять, — заметил Хопкирк. — Одни картинки. Вы хорошо его рассмотрели?

Подруги покачали головами. Все произошло в мгновение ока.

Хопкирк заметно расслабился:

— Пойдемте внутрь, а то промокнем.

Внутри был настоящий разгром.

— Он у вас здесь все перевернул вверх дном, — посочувствовала хозяину Холли.

— Нет, у меня всегда так, — возразил Хопкирк. — Я живу один. И не отношусь к чистюлям.

— Жаль, что мама этого не видит, — вздохнула Белинда. — Она бы перестала грызть меня каждый день.

Все углы в трейлере были забиты всякой всячиной. Везде стояли какие — то коробки, банки с грязной водой. Всюду валялись огрызки карандашей, засохшие кисти, полувыжатые тюбики краски. И куда ни глянь — незаконченные рисунки, наброски, картинки.

— Кто — нибудь хочет кофе? — спросил хозяин.

Сама обстановка подсказала Детективному клубу, что безопаснее сказать «нет».

Хопкирк залез в какой — то угол, который с большой натяжкой можно было бы назвать кухней. Чиркнула спичка, загорелся газ, и вода полилась в чайник.

— Садитесь, если найдете куда, — прокричал Хопкирк из своего угла.

Белинда пробралась к окну, где было попросторнее. На столе лежала чертежная доска. Белинда склонилась над ней.

То, что она увидела, ошеломило ее. На великолепной мелованной бумаге красовалось родословное древо с подписями, сделанными каллиграфическим почерком. Вверху значилось: «Родословная Хейесов».

— Осторожней с этим, — громко предупредил мистер Хопкирк, выходя из «кухни». — Чтобы мне не пришлось переделывать.

Белинда показала лист подругам.

— Халтурка, — объяснил хозяин. — Я вынужден заниматься этим ради заработка.

— Но это мое! — воскликнула Белинда.

— Что значит ваше? — оторопело посмотрел он на нее.

— Моя семья. Я Белинда Хейес. Это родословная моего отца.

— Вот уж поистине мир тесен. Получается, вы знакомы с мистером Хенли Джоунсом.

— Знакомы. — Белинда смекнула, что не стоит говорить о Хенли Джоунсе: вдруг они друзья?

— Я частенько выполняю такие заказы для него. Многие интересуются своими корнями. По мне, так лучше забыть о прошлом: слишком много в нем неприглядного.

Закипел чайник. Хопкирк ушел на «кухню» и продолжал говорить оттуда:

— Положа руку на сердце, я не в восторге от этого Хенли Джоунса.

— Я тоже, — не выдержала Белинда.

— Белинда! — одернула ее Холли.

— Да нет! Пусть она говорит то, что думает. — Мистер Хопкирк вернулся с дымящимся кофейником.

И тут Белинду понесло. За несколько минут она выболтала все — вплоть до пропавшего завещания. Хопкирк даже присвистнул — недоверчиво так. Потом его вдруг осенило:

— Но вы сказали, что отец ваш видел фотокопию этого завещания.

— Да.

— Значит, оно существует.

— Если оно не поддельное, — вставила Трейси.

— Нет, — покачал головой Хопкирк. — Подделать старинный документ — почти невозможно, уж поверьте моему слову. Завещание затерялось где — то в бумагах архива.

Но Белинду было не переубедить.

— Нет, — уперлась она. — Миссис Тэйлор просмотрела каждую бумажку.

— А по — моему, прав я. Иначе зачем бы я стал вычеркивать ваше фамильное древо? Просто от нечего делать?

Холли и Трейси засмеялись. Даже Белинда улыбнулась.

Мистер Хопкирк отхлебнул кофе и уселся на табуретку.

— Ну, а теперь скажите, что вы здесь делали.

Бурная беседа о подтасовке документов вытеснила из мыслей все остальное, в том числе и цель приезда. Холли заговорила первая:

— Это по поводу Лавинии.

— Лавинии? — удивился мистер Хопкирк.

— Как, разве вы не слышали о ее мази для кожи? Кто — то подмешал в баночки с мазью отраву.

Хопкирк выслушал все внимательно и в конце сказал:

— Мне жаль, что так получилось. Но я не понимаю, чего вы ждали от меня?

— Мы подумали, вдруг вы вспомните, может, кто — нибудь подозрительный вертелся у стенда.

Ответ мистера Хопкирка был обескураживающим:

— Никому не удалось бы добраться до этих баночек, кроме меня. Думаю, что провернуть это дело мог только я.

Детективный клуб онемел и уставился на Джеймса Хопкирка. А Джеймс Хопкирк уставился на подруг.

— Но какой мотив?

Мотива явно не было.

— Баночки были запечатаны до того, как оказались на прилавке, — заметил Хопкирк. — Может быть, когда Лавиния их выгружала, она оставила свой товар без присмотра.

Холли кивнула. Вероятнее всего, так и было. Она выглянула в окно. Дождь перестал. Она поднялась.

— Пора ехать.

Белинда немедленно вскочила. Она жаждала поскорее попасть домой. Папа должен был вернуться вечером. Ей не терпелось рассказать ему обо всем. Только Трейси осталась на месте. Она листала подшивку набросков и вдруг замерла. В конце подшивки она увидела те самые символы, которые были намалеваны на стене дома Лавинии.

— Вы узнали их? — спросил мистер Хопкирк.

Трейси дала посмотреть страничку Холли и Белинде.

— Я сделал зарисовки всего того, что увидел тогда. Помните, когда вы были там.

— Понятно, — улыбнулась Трейси. — А я — то подумала…

— Что подумали? — спросил Хопкирк.

— Ничего. В самом деле пора ехать.

Когда гости уже вышли, и Холли занесла ногу над велосипедом, она вдруг спохватилась:

— А как насчет полиции?

— Полиции? — встревожился мистер Хопкирк.

— По поводу вора, которого мы застали. Вы не собираетесь заявлять?

Художник вздохнул:

— Какой прок. Он ничего не украл. Кроме того, быть может, он кончил свои дни на дне Корис — Казма.

— Корис — Казма? — переспросила Холли.

— Вы не слышали о нем? Это огромная котловина, милях в двух отсюда. Вон там, — и мистер Хопкирк показал рукой в ту сторону, куда умчался незадачливый грабитель. — Глубина страшная. Говорят, в этой расщелине вообще нет дна. Края крутые. Он будет не первый, кто провалился туда. А бывало, так сводили счеты с жизнью.

Холли всю передернуло. Ее ужаснула мысль о таком конце, пусть даже и для грабителя.

— Гиблое место, — заключил Хопкирк. — Особенно в туман.

Детективный клуб удалялся, равномерно крутя педали. Мистер Хопкирк крикнул подругам вслед:

— Заезжайте в любое время!

Но воспользоваться приглашением, чтобы снова вернуться в эти мрачные края, как — то не хотелось…

Холли, Трейси и Белинда ехали обратно на предельной скорости. Уже темнело, а каждой из них предстояло еще многое успеть. Трейси собиралась в бассейн, Белинда жаждала открыть отцу правду о Чарльзе Хенли Джоунсе, а Холли решила рассказать мистеру Гибинсу о том, что случилось с Лавинией.

Было почти шесть часов, когда она приехала в контору адвоката. Миссис Пиблз как раз собиралась уходить.

— У мистера Гибинса встреча с клиентом, — сказала она. — Вы можете подождать его здесь, если хотите. Они ненадолго.

Холли осталась ждать. До нее доносились голоса, но о чем говорят, разобрать было невозможно.

В десять минут седьмого дверная ручка опустилась, и дверь приоткрылась на пару сантиметров.

— Ты не можешь уйти так! — услышала Холли голос Гибинса.

— Нам не о чем больше говорить, — зарычал другой голос. — Тебе хорошо заплатили. Делай, что обещал. Иначе бед не оберешься.

Дверь распахнулась, и из кабинета выкатился приземистый плотный мужчина в синем пальто. Он не обратил ни малейшего внимания на Холли и проскочил через приемную к выходу. Вслед за ним выскочил Гибинс:

— Послушай… — начал он, но, увидев Холли, осекся.

Холли встала. Она пожалела, что была невольной свидетельницей бурной сцены.

— Холли Адамс? — удивился Гибинс. — Что вы здесь делаете?

— Миссис Пиблз сказала, что я могу подождать. Надеюсь, я не очень помешала.

Последовала короткая пауза.

— Конечно, нет. — Гибинс был слегка смущен. Он кивнул в сторону двери.

— Разводы, распри… Люди переживают, нервничают, а виноваты во всем юристы.

— Тяжело, — поддакнула Холли.

— Что верно, то верно. А чем вам могу служить?

— Я пришла узнать по поводу Лавинии, в курсе ли вы.

— Прочитал в газете. Жуткое дело!

— Но она не виновата. Яд впрыснули в несколько баночек.

— Кто — то, видимо, имеет на нее зуб, — вздохнул Гибинс. — Жаль, что я ничем не могу помочь ей.

В кабинете зазвонил телефон.

— Извините, — бросил адвокат Холли и взял трубку. — Гибинс слушает. Дули! В чем дело? — растерянно проговорил Гибинс и долго слушал собеседника. — Тогда нам нужно изменить планы. Но ему это не понравится.

Гибинс бросил трубку и стал натягивать пальто, с трудом попадая в рукава.

— Вы идите, — буркнул он. — У клиента неприятности, надо немедленно разобраться.

Холли двинулась к двери.

— Может, вы все — таки подумаете, как помочь Лавинии? — спросила она.

— У меня сейчас нет времени обсуждать это.

Гибинс почти что вытолкал Холли на улицу, а сам понесся как угорелый к своей машине. «Ягуар» стоял капотом к тупику. Гибинс развернул его на дорогу одним сверхъестественным движением, дал задний ход, врезался в дерево на краю тротуара и, даже не повернувшись в ту сторону, рванул вперед.

«Сразу видно, что он боится опоздать, — подумала Холли. — Но куда? Вот вопрос».