Прочитайте онлайн Тайна мраморного херувима | ГЛАВА VIII Квазимодо

Читать книгу Тайна мраморного херувима
386+1053
  • Автор:
  • Перевёл: И. Гилярова

ГЛАВА VIII

Квазимодо

— Пожалуйста, отпустите меня! — Он говорил по-английски, но с сильным французским акцентом, и его голос дрожал от страха. — Я не сделал ничего плохого!

Холли поняла, что он примерно ее ровесник, хотя и на полголовы ниже. У него были темные, коротко стриженные волосы, а одет он был в джинсы и ярко-красную куртку. Он глядел на девчонок сквозь очки в тяжелой оправе и совсем не походил на преступника, однако Холли не собиралась его так просто отпускать.

— Ты следил за нами, — строгим тоном заявила она. — И не пытайся отпираться — мы слышали твои шаги на лестнице.

— Ну и что тут плохого? — Мальчишка выдавил через силу слабое подобие улыбки. — А кого вы ожидали увидеть? Квазимодо?

— Квази-кого? — Трейси уставилась на него. — Ты о чем говоришь?

— Это такой горбун из романа Гюго «Собор Парижской Богоматери», — спокойно объяснила Белинда. — Мальчик пытается шутить.

— Нам сейчас не до шуток, — буркнула Холли. — Мне кажется, мы должны отвести его в полицию.

— Не надо, пожалуйста!.. — С лица мальчишки пропала улыбка. — Я должен с вами поговорить — это очень важно… Пожалуйста, выслушайте меня, а уж потом, если хотите, можете позвонить в полицию.

— Ладно, валяй — выкладывай, — разрешила Холли и мрачно добавила: — Но только предупреждаю — чтоб все честно.

К этому времени еще несколько туристов из тех, кто одолел винтовую лестницу, теперь глазели на них. Они вскарабкались сюда, чтобы полюбоваться видом города и ближе рассмотреть каменные горгульи, свысока глядевшие отсюда на улицы Парижа, — и теперь заинтересовались еще одним неожиданным зрелищем.

— Простите, я не могу говорить здесь, — сказал мальчишка и неуютно поежился. — Давайте спустимся вниз и подыщем более подходящее место!

Холли только теперь заметила, что вокруг них собралась небольшая толпа, однако она не собиралась так просто отпускать этого юного очкарика-шпиона.

— Ладно — только не думай, что мы дадим тебе улизнуть! — твердо заявила она. — Я пойду вниз первая, а ты за мной — и без фокусов. Мои подруги будут идти позади, так что ты от нас никуда не денешься.

Спускаться вниз по винтовой лестнице было намного проще, чем подниматься наверх, и очень скоро они уже стояли на площади возле собора.

Холли почти прокричала, перекрывая гул машин и голоса прохожих:

— Тут тоже невозможно говорить — нам нужно подыскать какое-нибудь более спокойной место, где нам никто не помешает.

— Не беспокойтесь, я знаю такое место, — сказал мальчишка. — Здесь, за углом, идите за мной.

— Благодарю покорно, но я лучше пойду рядом, — заявила Холли, цепко хватая его за руку.

— Как хочешь, только я и не собираюсь убегать, честное слово, — заверил ее мальчишка. — Я сам хочу с вами поговорить, вот почему я и ходил за вами.

Он провел их по тихой улице до уединенного сквера, примыкавшего к восточной стене собора. Среди деревьев виднелись цветочные клумбы и свежеподстриженные газоны; молодая женщина гуляла с коляской, в которой сидел малыш, а несколько пожилых мужчин и женщин сидели на скамьях, наслаждаясь весенним солнцем.

Мальчишка показал на две скамьи в дальнем углу сквера, стоявшие на достаточном удалении от чужих ушей.

— Тут нас никто не услышит, — сказал он девочкам.

Когда они сели, Холли сказала:

— Ладно, ну теперь-то ты расскажешь нам, в чем дело?

Белинда добавила:

— Но прежде всего представься нам, кто ты такой, будь так любезен, чтобы мы знали, с кем разговариваем.

Он поднял одну бровь.

— Вообще-то, это не так важно, но раз уж вы спросили, то я отвечу: меня зовут Марк, мне шестнадцать лет, и я живу в Париже.

— Марк? А дальше? — не унималась Белинда. — Фамилия у тебя есть?

Он пожал плечами:

— Ладно — меня зовут Марк Жан-Пьер Джонс.

— Джонс? — недоверчиво повторила Трейси. — Ой, ладно тебе врать! По-моему, это вовсе не по-французски.

— Моя мама француженка, а отец был англичанин, поэтому я с детства знаю оба языка.

Холли перебила его:

— Ты сказал, что твой отец был англичанин?

— Да, — ответил мальчишка, потом, после недолгих колебаний, добавил: — Он умер два года назад.

— Извини, — сказала Холли.

— Не нужно извинений. Я уже привык к этому.

Через минуту Холли заявила:

— Но все равно я все-таки не понимаю — зачем ты ходил за нами все утро?

— Это получилось случайно; я ехал с вами в одном поезде метро и сразу вас узнал и решил, что должен с вами поговорить. Я шел за вами всю дорогу до собора, пытаясь набраться для этого смелости.

Заинтригованная Белинда уставилась на него.

— Так ты говоришь, что узнал нас? Но ты не мог нас узнать — ты нас не видел до этого, мы только вчера приехали в Париж.

— Вот как? Но я вас все-таки видел — вчера вечером, на борту бато-муш.

Холли вытаращила на него глаза.

— Ты хочешь сказать, что тоже был на судне?

— Нет-нет, не на нем. Когда судно вернулось к пристани, я как раз шел через мост… Вот тогда-то я и увидел этого дядьку. — Лицо Марка сделалось очень серьезным. — Я думаю, что он сумасшедший, честно вам признаюсь.

— Постой-ка — так ты говоришь, что видел человека, который бросил ту пустую бутылку — ту самую, которая едва не убила меня? — грозно спросила Белинда.

— Ладно тебе! Я не думаю, что он пытался тебя убить, — это просто случайное совпадение, — напомнила ей Трейси.

Марк покачал головой.

— Я абсолютно уверен, что это не совпадение. Он глядел вниз на судно и целился той бутылкой очень долго и тщательно… Только чудом тебе не размозжило голову.

— Постой-ка минуту… — Холли пыталась справиться с лихорадочно роящимися мыслями. — Ты уверен, что там был только один человек?

Марк нахмурился.

— Только один? Да, я совершенно уверен. Как я и сказал, он держал в руке бутылку и заглядывал через парапет — а когда увидел вас, то…

Холли перебила его:

— Ты точно уверен, что с ним больше никого не было?

— Нет, больше никого — во всяком случае, я никого не видел… Почему ты спрашиваешь?

— Просто до этого мы видели двух человек — сначала в поезде в Англии, а потом вчера вечером, пока мы стояли на пристани в очереди в кассу… Мы решили, что это они нас преследуют.

— Два человека? — Марк нахмурился. — Как они выглядят?

Девочки переглянулись, и Холли вздохнула.

— Их трудно описать — они выглядят совсем обычно. Дай-ка подумать… оба средних лет… один выше другого и довольно худощавый… волосы темные, с проседью… лицо довольно приятное, но взгляд бывает такой жестокий… Другой низкий и коренастый, с небритым подбородком… Рослый производил впечатление старшего среди них, он все время командовал.

Трейси добавила:

— Белинда ухитрилась сфотографировать высокого, когда мы ехали в поезде, — жалко, что мы не можем показать тебе фото.

— Это был первый снимок на пленке, — объяснила Белинда, — поэтому он все еще находится в фотоаппарате. Я проявлю его, только когда вернусь в Англию.

Марк опять пожал плечами:

— Не думаю, что это поможет. Ни один из описанных вами мужчин не походит на того, которого я видел на мосту.

— Как странно, — сказала Холли. — Кому еще понадобилось это делать?

— Что я тебе говорила? — вмешалась Трейси. — Значит, это просто случай.

Марк покачал головой:

— Мне жаль, но, по-моему, это совсем не случайность. Но тот человек был намного старше — по крайней мере, лет шестидесяти, — почти совсем лысый, но с седой бородой. И когда он перегнулся через парапет, он показался мне каким-то сутулым… даже вроде как горбатым…

Белинда улыбнулась:

— Ты уверен, что это был не Квазимодо?

— Поверь мне, это не смешно, — спокойно возразил Марк. — В нем было что-то такое, от чего меня бросило с дрожь… Он захохотал после того, как швырнул ту бутылку.

Солнце все еще светило, но девочки ощутили в воздухе внезапный холодок.

— Простите, я не хотел вас пугать, — продолжал Марк, — но я должен был сообщить вам об этом. Вот почему я шел сегодня за вами — я обязан был вас предупредить… Вчера вечером я был уверен, что это маньяк. Вот почему я прошу вас соблюдать осторожность… По-моему, вам угрожает опасность.