Прочитайте онлайн Тайна мраморного херувима | ГЛАВА VII Шаги

Читать книгу Тайна мраморного херувима
386+1059
  • Автор:
  • Перевёл: И. Гилярова

ГЛАВА VII

Шаги

На следующее утро, когда Холли раздвинула шторы, Париж предстал перед ними, как всегда, яркий и приветливый. На чистом синем небе сияло солнце.

— Какая красота! — воскликнула Трейси, широко распахивая окна. Она даже перегнулась через подоконник, чтобы лучше видеть удивительный город. — Забавно, но при свете дня все снова выглядит приятным и нормальным. Похоже, все, что случилось прошлой ночью, было просто неприятным сном — и позвонили нам действительно по ошибке. Сейчас я в этом уверена.

— Что ж, скоро мы это выясним, — сказала Белинда. — Тут я с утра пораньше сообразила вот что — как мы до сих пор до этого не додумались? Ведь все телефонные звонки в номера проходят через коммутатор, который находится возле стола регистрации, и его мог переключить на нас только ночной портье. Нам остается всего-навсего спуститься вниз и спросить у него. Пошли!

— Зачем спешить! — возразила Трейси. — Подождем немного — мне хочется подольше полюбоваться видом Парижа.

Холли схватила ее за руку.

— Если ты высунешься хоть немного больше, ты и сама превратишься в достопримечательность Парижа! Бога ради, давай умоемся и оденемся и пойдем вниз на завтрак.

— Наконец-то я слышу разумное предложение, — поддержала подругу Белинда. — Интересно, подают ли во Франции на завтрак яичницу с беконом?

Через полчаса, когда они спустились на лифте вниз, за столом регистрации сидела молодая француженка. Она ничего не знала про ночной телефонный звонок, а когда Холли спросила ее про ночного портье, она объяснила, что он уже сдал дежурство и ушел.

— А, понятно. Ну, ничего — спросим его вечером, — сказала Холли. — Спасибо за информацию.

Дежурная направила их в буфет, и хотя Белинда сначала была разочарована, не обнаружив в меню никаких жареных или вареных блюд, вскоре она повеселела, когда увидела богатый и соблазнительный шведский стол. На выбор девочкам предлагались несколько разных сортов хлеба, в том числе хрустящие круассаны и мягкие, сладкие бриоши, мисочки с фруктовым салатом и кашей, ломтики ветчины и сыра, различные сорта джема, корзинки со свежими фруктами и напитки — апельсиновый сок, чай, кофе и тягучий горячий шоколад.

Взглянув на свой тяжело нагруженный поднос, Белинда торжественно объявила:

— Кажется, сегодня я смогу продержаться до обеда! — Подруги согласились с ней.

За завтраком они попытались решить, как им лучше провести день.

— В Париже так много интересного, что даже трудно определить, с чего лучше начать, — вздохнула Холли, листая страницы путеводителя Белинды.

К путеводителю прилагалась карта, и когда Холли ее развернула, девочки увидели на реке Сене два маленьких островка — на одном из них стоял собор Парижской Богоматери — Нотр-Дам.

— Помните, как он очаровал нас вчера вечером? — сказала Холли. — Весь залитый светом — потрясающе красивый. Почему бы нам не начать осмотр города именно с него — прямо из центра Парижа?

— Как мы туда попадем? — спросила Трейси. — Смотри, ведь отсюда далеко до центра.

— Не обязательно идти пешком — мы можем поехать на метро. Возле Нотр-Дам как раз есть станция метро, прямо на острове.

Покончив с завтраком, они спросили у дежурной, где ближайшая станция метро. Девушка улыбнулась и сказала, что станция находится в конце улицы, в пяти минутах ходьбы от отеля. Обрадованные подруги нашли станцию, спустились вниз по ступенькам и там оказались перед очень большой и запутанной схемой линий метро.

— Вчера мы жаловались на сложность лондонской подземки! — воскликнула Трейси.

У девочек зарябило в глазах от множества линий и станций, но постепенно они все-таки сообразили, как им добраться от своей станции до «Сите» — ближайшей к собору Парижской Богоматери. Тогда они купили билеты и направились по лабиринту переходов, мимо блестящих стен, увешанных яркими постерами, на платформу и там встали в ожидании поезда.

Ждать им пришлось недолго; поезда ходили чаще, чем в Лондоне, и поездка оказалась короткой. На станции «Сите» они вошли в лифт, который поднял их снова на дневной свет, на просторную площадь, наполненную цветочными ларьками, в которых продавались букеты и цветы в горшках — все, что угодно, от ромашек до экзотических орхидей.

— Это Цветочный рынок, — сообщила подругам Белинда, заглянув в свой бесценный путеводитель.

— Спасибо — сама бы я никогда не догадалась! — фыркнула Трейси. — Где же собор?

— Сразу за углом, — ответила Белинда. — Во всяком случае, так мне кажется…

Однако на поиски собора им пришлось потратить немало времени, и они несколько раз возвращались на исходное место.

— Ты уверена, что правильно держишь свою схему? — спросила Трейси.

Белинда с негодованием отвергла такое предположение.

— Конечно, уверена. Вот только я не совсем понимаю, где тут запад, а где восток.

После этого Белинда и Трейси затеяли беззлобную перепалку. Холли молча шла за ними.

Солнце ярко светило, утро выдалось великолепное, однако у нее ползли по спине мурашки от неприятного ощущения. С тех пор, как они вышли из метро, ей стало казаться, что за ними кто-то наблюдает. Ее кожу покалывало — она была уверена, что ее спину буравит пара острых глаз, и что за ними кто-то постоянно идет.

Время от времени она останавливалась и бросала осторожный взгляд назад, но вокруг них бурлили людские толпы, и разглядеть среди них отдельного человека было невозможно.

Заметив, что она часто оглядывается, Белинда сказала:

— Я уверена, что сейчас мы идем в нужную сторону, можешь не беспокоиться.

— Да нет, дело не в этом, просто… — Холли закусила губу. — Я понимаю, это звучит глупо, однако меня преследует какое-то странное ощущение — словно кто-то идет за нами…

Трейси ахнула:

— А я уж подумала, что у меня начались глюки. Со мной творится то же самое.

— Что ж, приятно слышать, что я не одна такая! — сказала Холли. — Я оглядываюсь, чтобы посмотреть, не замечу ли я какое-нибудь знакомое лицо, но не вижу, чтобы нами кто-нибудь интересовался… Белинда, может, ты что-нибудь заметила?

— Вообще-то, нет — я глаз не отрывала от карты. По-моему, ты просто до сих пор нервничаешь после ночного телефонного звонка. — Белинда повернулась и стала долго и жестко смотреть на людей, пересекающих площадь в разных направлениях. — Если тебя беспокоят те два незнакомца из поезда, то я не вижу никого, кто хотя бы отдаленно их напоминал.

— Я тоже не вижу знакомых лиц — возможно, ты права, и это просто фокусы нашей фантазии… В конце концов, кому нужно тратить на нас время и следить за нами?

— Но ведь кому-то понадобилось звонить нам среди ночи? — возразила Трейси.

— Забудем про это, — с тяжким вздохом ответила Холли. — Мы не позволим какому-то нелепому звонку испортить наши парижские каникулы. Давайте лучше поскорей отыщем Нотр-Дам.

Они завернули за угол и остановились как вкопанные. Собор возвышался над ними и выглядел при свете солнца, купаясь в его янтарном сиянии, так же великолепно, как и накануне вечером.

— Вот, получайте! Я ведь говорила, что найду его, а? — с торжеством заявила Белинда.

— Фантастика! — воскликнула Трейси. — Такой огромный — и такой прекрасный. Он выглядит так, словно простоял здесь много сотен лет.

— Так оно и есть. — Белинда порылась в своем путеводителе и прочитала вслух: — «Первый камень заложен в 1163 году, завершено же строительство было лишь через сто семьдесят лет». — Она провела пальцем, отыскивая различные детали. — «Один из шедевров готической архитектуры… летающие контрфорсы… гигантский трансепт (поперечный неф)… башни-близнецы… высота сто двадцать футов…»

После этого она сунула путеводитель в сумку и вытащила фотоаппарат:

— Я должна непременно сделать этот снимок! Вы встаньте вон там, и тогда собор получится на заднем плане.

Построив кадр так, как ей хотелось, Белинда нажала на кнопку и произнесла:

— Порядок — вот еще один снимок для нашего дорожного альбома.

— Эй, глядите!.. — Трейси задрала голову. — Кажется, там, наверху, ходят люди. Как вы думаете, не подняться ли нам туда тоже?

— В моем путеводителе сказано, что посетителям позволено подниматься на собор, — ответила Белинда. — Только это, наверное, тяжело — ведь там едва ли имеется лифт.

Они пересекли обширную площадь и вошли под арку большого западного портала. Оказавшись внутри, подруги понизили голос; хотя там было великое множество других посетителей, которые разглядывали собор и любовались уходящими ввысь каменными колоннами и причудливыми витражами, все испытывали благоговение и восторг перед этим великолепием.

И все-таки даже здесь, в тишине и покое этого великого храма, Холли поймала себя на том, что она только что оглянулась через плечо, и поняла, что Трейси сделала то же самое.

— Ты и здесь это чувствуешь? — спросила она, и Трейси кивнула.

Они обе повернулись к Белинде, но не успели они произнести и слова, как она пробормотала:

— Это вы виноваты — втемяшили эту мысль мне в голову… Теперь я только и жду, что меня кто-нибудь в любую минуту ударит по плечу!

Трейси внезапно сказала:

— Вот и отлично, есть хороший повод забраться на одну из башен. Могу поспорить, что никто не захочет лезть туда за нами следом!

Белинда запротестовала:

— Мне? Лезть туда? Да вы что, шутите? Вы ведь знаете, что я всегда боялась высоты. Да ни за какие коврижки!

— Ладно, пошли — залезешь как-нибудь, — настаивала Холли. — В конце концов, тебе совсем не обязательно глядеть вниз, когда ты окажешься наверху.

— Даже и не предлагайте! — Белинда передернула плечами от ужаса. — Вы можете подняться туда, если хотите, а я подожду вас здесь, внизу.

— А если этот жуткий парень, который нас преследует, увидит, что ты тут одна? — не без лукавинки спросила Трейси. — Даже если ты закричишь — как вчера вечером, — нам придется очень долго бежать вниз тебе на помощь!

— Неправда, вчера я не кричала, — с достоинством возразила Белинда. — Возможно, я ахнула, или воскликнула «Ой!», или что-то в этом роде, потому что все случилось так неожиданно — любой бы на моем месте вскрикнул, — но я точно не кричала.

— Пусть так, но в таком случае это получилось самое громкое «Ой!», какое я слышала в своей жизни, — усмехнулась Трейси. — Ну смотри, я пошла наверх. Холли, может, тебе удастся ее уговорить?

— По-моему, Белинда, ты должна пойти вместе с нами, — сказала Холли. — Я уверена, что ничего с тобой не случится.

Она потратила много сил, чтобы убедить подругу, но потом, когда они нашли вход на лестницу, Белинда увидела табличку: «Подъем рекомендуется только тренированным и здоровым людям» — и опять остановилась:

— Вот видите! Я никуда не пойду! Вам ведь известно, что в школе у меня самая плохая оценка по физкультуре! Ноль с минусом!

Холли напомнила ей, что со здоровьем у нее все в порядке, и наконец — с большой неохотой — Белинда согласилась на это испытание. Девочки купили билеты. Белинда настояла, что Трейси должна идти впереди, а Холли позади нее на случай, если она вдруг поскользнется, — и после этого подруги начали подниматься по винтовой лестнице.

Через некоторое время Холли легонько подтолкнула Белинду в бок и сказала:

— Вот видишь? Ты очень хорошо идешь — продолжай в том же духе!

— Нам еще пилить и пилить, — ответила слегка запыхавшаяся толстушка. — Я прочла в путеводителе, что тут триста восемьдесят семь ступеней — до верха!

Трейси, опередившая подруг на несколько шагов, повернулась и сказала:

— Вы не можете немного прибавить шагу? Иначе мы будем ползти наверх весь день!

— Медленно и неуклонно, вот как нужно подниматься на большую высоту, — твердо заявила Холли. Потом, пожалев Белинду, добавила: — И я считаю, что нам не мешает время от времени делать остановки, чтобы восстановить дыхание.

Немного позже, во время передышки, Холли понизила голос и шепотом сказала:

— Знаете что? Кажется, за нами по-прежнему кто-то идет. Я слышала шаги — кто-то поднимается следом.

— Конечно, ты могла услышать шаги! — с насмешкой возразила Трейси. — Люди все время ходят здесь вверх и вниз. И почему ты говоришь шепотом?

— Потому что я слышу характерные шаги — недалеко от нас, — и я заметила, что каждый раз, когда мы делаем привал, они останавливаются, а когда идем дальше, они тоже идут.

Трейси покачала головой:

— Тебе померещилось — лично я ничего не слышу.

— Естественно! Я ведь говорю, они останавливаются тогда же, когда и мы. Могу поспорить — когда мы двинемся наверх, то зашагают и они.

Чтобы проверить утверждение Холли, подруги снова зашагали по ступенькам. И точно, все они услышали звук шагов, эхом разносившийся по винтовой лестнице, — и когда через некоторое время остановились, шаги мгновенно затихли.

— Ну, теперь ты мне веришь? — спросила Холли.

— К сожалению, ты оказалась права, — понизив голос, согласилась Трейси. — Но мы скоро это выясним, потому что я чувствую легкий сквознячок — по-видимому, мы уже близко от верхней площадки… Пошли!

Одним рывком девочки одолели оставшиеся ступеньки, мысленно готовясь к встрече с загадочным преследователем.

Наконец, они вышли через дверь на открытую площадку наверху башни. Холли приложила палец к губам и сделала знаки подругам, чтобы они встали возле двери за ее спиной.

Стараясь не шелохнуться, затаив дыхание, они ждали неизвестного противника, слушая звук приближающихся шагов.

Когда он вышел на площадку, девочки окружили его, и Трейси торжествующе воскликнула:

— Ага! Попался!

И тут же они заморгали от удивления — их пленником оказался мальчишка в больших круглых очках. Он ужасно перепугался.