Прочитайте онлайн Тайна мраморного херувима | ГЛАВА XIII В западне

Читать книгу Тайна мраморного херувима
386+1058
  • Автор:
  • Перевёл: И. Гилярова

ГЛАВА XIII

В западне

— Правду? — с горечью повторила Холли. — Можешь не трудиться! По-моему, я ее уже знаю. Ты скажешь этим людям, где мы встречаемся сегодня утром; поэтому они и знали, где нас искать, так?

Марк кивнул с жалким видом.

— Они спросили меня, где мы назначили нашу встречу, а потом — когда я им сообщил, что Белинда отказалась подниматься на Эйфелеву башню, они очень обрадовались. Я не понял почему, но боюсь, что я им здорово помог.

— В чем помог? — заинтересовалась Холли. — Что они задумали? Они сказали тебе об этом?

Трейси сердито перебила ее:

— Да какая разница, чего они там задумали, — что с Белиндой? И как ты оказался замешанным в эту историю? Мы-то думали, что ты наш друг!

— Я правда ваш друг! — с жаром произнес Марк. — Я сделаю все, что угодно, чтобы вам помочь, — а с Белиндой ничего не случится, я уверен в этом.

— Хотелось бы верить, — ответила Холли. — Но ты так нам и не объяснил, почему ты помогал этим двум проходимцам…

— У меня не оставалось выбора, — тихонько пробормотал мальчик. — Понимаете, тот человек, которого вы называете Джоем — мой дядя… Помните, я вам говорил, что мой отец был англичанином, так это его брат. Перед смертью папа рассказал мне, что у Джоя в Англии были нелады с полицией — он несколько раз попадал за решетку за кражи со взломом. Когда Англия стала для него слишком опасной, он перебрался в Париж — папа поверил его уверениям о том, что он хочет начать все с начала… Но вскоре он снюхался с тем, другим типом, Дереком Робинсоном, — разумеется, это не настоящее его имя. Моя дядя только мелкая рыбешка, а этот Робинсон матерый преступник.

— Ладно — это все, что нам требовалось узнать, — резко заявила Холли и схватила его за руку. — Сейчас ты пойдешь с нами в полицию и сообщишь им все, что говорил нам.

— Нет! — Марк выдернул руку. — Я не могу этого сделать. Моя мама обожает Джоя — вероятно, он немного напоминает ей папу, и она не переживет, если узнает, что это за тип на самом деле.

— Прости, но тебе придется нам помочь, — отрезала Холли. — Если Белинда в опасности, мы должны ее найти.

— Пожалуйста, выслушайте меня. Я вам ручаюсь, что с ней ничего плохого не произойдет. Если вы обратитесь в полицию, они будут долго ее искать, а я уверен, что найду ее прямо сейчас. Если вы пойдете со мной, то я отведу вас прямо к ней.

— По-твоему, мы должны тебе верить? — гневно поинтересовалась Трейси. — Это может оказаться еще одной ловушкой. Может, ты собираешься нас похитить и потребовать выкуп…

— Нет, клянусь, ничего подобного. Понимаете, мне известно, что они затеяли, — если вы сейчас обратитесь в полицию, мы только потеряем драгоценное время. Пожалуйста, давайте, я отведу вас к Белинде.

Однако Холли не поддавалась на его уговоры:

— Почему мы должны тебе верить? Ты должен рассказать нам все, что тебе известно про их план. Иначе я пойду прямо в полицию.

Убедившись, что она не шутит, Марк немного подумал, а потом сдался.

— Хорошо, — спокойно произнес он. — Разумеется, этот план придумал Дерек и убедил Джоя ему помочь. Ему потребовался сообщник, а Джой уже долго живет в Париже и неплохо его изучил. Но мозговой центр у них Дерек. Это большая кража — настолько крупная, что, по словам Дерека, они оба станут миллионерами. Вот почему Джой велел мне им помогать; после смерти папы мы едва сводили концы с концами, а если план удастся, он обещал, что маме никогда больше не придется думать о деньгах… Вот я и позволил им втянуть меня в эту аферу.

— Ладно, но мы-то тут при чем? — спросила Холли.

— Когда вы встретили Дерека в парижском экспрессе, он понял: вы догадались, что он лжет, и у вас появились подозрения. Он испугался, что вы можете сообщить о нем в полицию. Он знал, в каком вы остановитесь отеле, и они с Джоем следили за вами весь вечер… Вот почему они знали, что вы поплывете на бато-муш.

— Так они видели нас, когда мы стояли в очереди в кассу! — воскликнула Трейси. — Так я и знала!

— После этого, когда катер вернулся к пристани, именно Дерек бросил пустую бутылку. Он наверняка понимал, что Белинда могла получить серьезную травму, но он пытался вас запугать, — объяснил Марк. — А на следующее утро они взяли меня с собой и, когда вы вышли из отеля, велели следить за вами повсюду, куда бы вы ни направились. Они сказали, что я должен это делать, поскольку если вы заметите их и узнаете, то…

— Мы сразу же обратились бы в полицию, — закончила его фразу Холли.

— Конечно, но меня вы никогда бы не вычислили… Так что у вас не возникло бы никаких подозрений… Впрочем, даже при всем при этом я старался не попадаться вам на глаза, но когда поднимался за вами на Нотр-Дам… — Марк замолчал и жалко улыбнулся. — Ну, боюсь, что вы оказались слишком умными и догадливыми!

— Значит, все, что ты нам рассказал — про Гиену и все прочее, — это вранье? — негодующе воскликнула Трейси. — Зачем ты придумал эту чушь?

— Я не все придумал. Гиена — это персонаж одного из комиксов, — кротко признался Марк.

— С чем тебя и поздравляю! — фыркнула Трейси. — Нет, постой, вот еще что я вспомнила… Когда они представились нам как сотрудники специального отдела из Скотленд-ярда, то показали нам свои служебные удостоверения, и на карточке Джоя было написано «Джой Пейджит». Как получилось, что он Пейджит, когда фамилия твоего отца Джонс?

— Его настоящее имя Джекоб Джонс, однако он ненавидит свое имя Джекоб — и все приятели называют его Джой… Удостоверения поддельные — впрочем, подделка очень качественная, мастерски сработана. После того, как они похитили из поезда мужчину и украли его паспорт, Джой отнес его к тому же умельцу, который вклеил туда фотографию Дерека. Вот почему Джой задержался и прилетел позже, самолетом.

— Зачем им понадобились служебные удостоверения Скотленд-ярда? — удивилась Холли.

— Не знаю точно — по-видимому, на тот случай, если бы кто-нибудь потребовал у них какие-нибудь документы, когда они выводили того мужчину из поезда… Ну, теперь мы можем идти?

— Я еще не договорила, — заявила Холли. — Я вот еще чего не понимаю — зачем они приехали сегодня к башне?

— Боюсь, что это моя вина, — с унылым видом признался Марк. — Понимаете, вчера вечером я пытался их убедить, чтобы они отказались от своей затеи, — я говорил, что она слишком опасная, — но, разумеется, они не захотели меня слушать. И вот тогда я и сказал им, что Белинда сфотографировала Дерека, когда он этого не видел. Это их здорово разозлило — вдруг вы обратитесь в полицию и в подтверждение своих слов покажете тот снимок, тогда, по его словам, его могут арестовать по подозрению прямо сейчас… Я и не предполагал, что он может приехать сюда и похитить ее, чтобы завладеть фотоаппаратом.

— Но ведь они могли просто выхватить у нее камеру и уехать — зачем они увезли ее с собой?

— Вероятно, они решили взять ее в заложники, для большей безопасности — ведь они не предполагали, что вы увидите эту сцену со смотровой площадки башни. Когда вы вернетесь в отель, вы, возможно, обнаружите там записку с подписью «Б.М.С.», предупреждающую вас, что Белинде не причинят зла, если вы не станете обращаться в полицию.

— Как ты думаешь, где она сейчас? — спросила Холли.

— Я уверен, что мы найдем ее в квартире Джоя. Дерек остановился в маленьком отеле, так что туда они не могли ее отвезти, а у Джоя есть квартира наверху Ла Бют, и искать ее там никому не придет в голову.

— Ла Бют? Что это такое?

— Это холм — мы его видели с верхнего яруса башни — самая высокая точка города. Я уверен, что мы найдем ее там целой и невредимой.

Холли и Трейси переглянулись, и Трейси сказала:

— Так чего мы ждем? Чем раньше мы ее найдем, тем лучше.

Холли все-таки колебалась. Внутренний голос и опыт подсказывали ей, что им нужно обратиться в полицию, однако она также понимала, что им придется там долго объясняться и убеждать, что они говорят правду.

— Ладно, Марк, — сказала она наконец. — Мы поедем с тобой… Но если ты ошибся, если ее там не окажется…

— Если ее там не будет — я клянусь вам, что пойду с вами в полицию и расскажу им все… А теперь — пошли со мной.

Отойдя немного от Эйфелевой башни, Трейси спросила:

— Куда же мы все-таки направляемся? И как мы туда попадем?

— На Монмартр — я вам уже говорил, что живу там. Мы доберемся туда самым коротким путем — сейчас мы пройдем пешком на тот берег, а там сядем в автобус. Так будет быстрее всего.

Они пересекли мост напротив Эйфелевой башни, а потом дошли до площади Трокадеро. Марк сказал:

— Сейчас мы сядем в автобус тридцатого маршрута, и он привезет нас прямо на Монмартр.

Когда через несколько минут они пришли на автобусную остановку, там уже стоял их автобус, готовый к отправлению. Они успели в него вскочить.

Хотя его маршрут был довольно прямым, они проехали через полгорода. Притихшие девочки думали только о своей пропавшей подруге и почти не смотрели в окно. В одном месте автобус замедлил ход, объезжая вокруг монументального сооружения, и Марк попытался завязать разговор:

— Кстати — мы проезжаем мимо Триумфальной арки.

— Можешь не стараться — сейчас нас не интересуют достопримечательности, — проворчала Холли. — Сейчас нам важно только одно — увидеть Белинду. Надеюсь, что она цела и невредима.

— Да, конечно, извините, — пробормотал Марк, и они продолжали поездку в угрюмом молчании. Через некоторое время автобус замедлил ход. Мальчик встал и объявил: — Вот здесь мы выходим.

Когда они вышли из автобуса, Марк повел их через оживленную магистраль и свернул в узкую улочку. В дальнем конце она круто поднималась вверх, и девочки увидели белые купола церкви Сакре-Кёр, увенчивающей высокий холм.

Перед ними начиналась лестница — очень длинная и крутая, — и Холли воскликнула:

— Неужели нам придется идти на самый верх?

Заядлая спортсменка Трейси смело шагнула к ступенькам:

— Пошли — кто раньше залезет?

Однако Марк остановил ее со словами:

— Не нужно — мы гораздо быстрей поднимемся на фуникулере.

Он показал на рельсы, проложенные по склону холма.

— Это маленький поезд — он за несколько секунд доставит нас наверх.

Они вошли в вагончик, и поезд плавно заскользил на вершину. Крыши домов стремительно уплывали вниз.

Выйдя из вагончика, ребята обнаружили, что у их ног лежит весь Париж. Впрочем, сейчас им было не до его красот.

— Пойдемте, — сказал Марк. — Тут недалеко.

Он повел их по узкой улочке, мощенной булыжником, и пересек уютную, какую-то провинциальную площадь, где под тенистыми деревьями стояли столики кафе, а потом опять нырнул в узкий переулок, зажатый между старинными домами в несколько этажей.

— Вот, — сказал он, остановившись перед зеленой дверью. — Тут Джой и живет — на верхнем этаже.

— Прекрасно! А вдруг окажется, что он тоже дома? — спросила Трейси.

— Не беспокойтесь, его там не будет. Когда он дома, его машина всегда стоит здесь, возле подъезда. Я уверен, что Белинда сейчас там одна.

— Как же мы туда войдем? — спросила Холли. — У тебя есть ключ?

— Нет, но консьержка меня знает, — ответил Марк. Он позвонил в дверь, и они стали ждать. — Консьержка — это вроде как домоправительница, она живет на первом этаже и присматривает за всем зданием.

Марк обратился к ней по-французски и медленно и внятно объяснил, что ему и его подругам нужно подняться в квартиру его дяди. Она улыбнулась и кивнула, протягивая ключ; Марк поблагодарил ее, и они пешком поднялись на верхний этаж.

На верхней площадке оказалась только одна дверь. Марк отпер ее, и девочки вошли следом за ним внутрь.

Квартира Джоя была переделана из чердака и состояла из двух комнат со скошенным потолком, расположенных прямо под крышей. Гостиная служила одновременно кухней, с маленькой плитой, притулившейся рядом с мойкой. Впрочем, девочки едва обратили на это внимание. Холли и Трейси бросились прямо в дальний конец комнаты, где на кресле с прямой спинкой сидела Белинда со связанными за спиной руками. Увидев подруг, она радостно воскликнула:

— Слава богу, я боялась, что вы никогда меня не найдете… — Тут она увидела Марка и удивленно вытаращила глаза: — О! Марк? Я и не ожидала. Что ты тут делаешь?

— Потом объясню, — ответила Холли, принимаясь за веревки, которыми были связаны запястья подруги. — Какие узлы! Марк, ты умеешь их развязывать?

— Не возись — тут есть нож, — сказал он и снял висящий над плитой кухонный нож. — Не беспокойся, Белинда, я постараюсь тебя не поцарапать.

Он осторожно перерезал веревки, и руки Белинды наконец-то освободились.

Встав с кресла, она со вздохом облегчения повела плечами и тут же поморщилась от боли, когда в ее онемевших запястьях восстановилось кровообращение.

— О-ох! Все тело затекло… Сколько я тут просидела? Я не могла взглянуть на часы, так как руки были связаны за спиной… Но мне показалось, что прошла целая вечность!

— Ну, теперь ты в безопасности, — сказала Трейси. — И все благодаря Марку — мы никогда бы не нашли тебя без его помощи.

— Спасибо тебе огромное, — улыбнулась Белинда и тут же нахмурилась. — Но… откуда ты узнал, что я здесь?

— Это длинная история, — ответила Холли. — Мы тебе потом расскажем, а сейчас нам нужно поскорей уйти отсюда.

— Да, пойдемте… — поддержала ее Трейси.

— Вы никуда отсюда не выйдете, — произнес чей-то голос.

Ребята резко обернулись. Джой стоял в дверях с искаженным от гнева лицом и глядел на них. Марк, все еще державший в руке нож, угрожающе поднял его, когда мужчина двинулся к девочкам.

— Не подходи к ним… — заявил он не слишком уверенным голосом.

Не успел он опомниться, как Джой выхватил у него нож и зарычал:

— Не суй нос не в свое дело, сопляк!

Охваченный внезапным приливом злобы, он стукнул Марка в лицо кулаком и сшиб его с ног. Мальчик упал и ударился головой о голые доски пола. Очки слетели с носа и запрыгали в угол комнаты.

— Я случайно забыл кое-что и вернулся домой — оказывается, вовремя, — продолжал Джой. — Чтобы прекратить твои дурацкие фокусы. — Не отрывая глаз от подростков и все еще сжимая нож, он быстро подошел к шкафу, достал из него маленькую красную книжечку и сунул ее в карман. Затем он впервые улыбнулся и заявил: — Ладно, я забрал то, за чем пришел, и теперь ухожу… Я не говорю «оревуар», потому что боюсь, что вы меня больше не увидите, никто из вас.

С этими словами он вышел из комнаты и захлопнул за собой дверь. Марк оставил ключ в двери, и ребята услышали, как он повернулся в замке; потом послышался звук торопливых шагов, сбегающих по ступенькам, хлопнула входная дверь внизу, и от этого, казалось, содрогнулся весь старый дом.

И они поняли, что попали в западню.