Прочитайте онлайн Тайна мраморного херувима | ГЛАВА ХII Правда

Читать книгу Тайна мраморного херувима
386+1060
  • Автор:
  • Перевёл: И. Гилярова

ГЛАВА ХII

Правда

Когда Белинда качнулась вперед, ее подруги сообразили, что происходит. Они схватили ее за руки и выдернули назад за секунду до того, как поезд поравнялся с ними и со скрежетом затормозил.

К счастью, двери открылись прямо перед ними, и они одними из первых вошли в вагон.

— У тебя все нормально? — спросила Холли, пока остальные пассажиры заполняли вагон.

— Да, кажется… только вот немного испугалась… — пролепетала Белинда. В переполненном вагоне было жарко, и у нее тут же запотели очки. Толпа так напирала, что она не могла достать носовой платок и протереть стекла. — Не беспокойтесь за меня.

— Но что все-таки произошло? — допытывалась Трейси. — Я видела, как ты споткнулась и стала падать, как раз когда появился поезд…

— Кто-то толкнул меня в спину, — сказала Белинда, оглядываясь на окружавших ее незнакомых людей. — Я не видела, кто это был.

Холли старалась говорить спокойно и рассудительно:

— На платформе все толкались, стараясь оказаться поближе к поезду, — я не думаю, что кто-нибудь нарочно пытался столкнуть тебя под колеса.

Белинда покачала головой:

— Меня толкнули нарочно, я это знаю — и даже подумала, что о меня снова добрался Гиена!

— Что ж, кто бы это ни был, но это не Гиена — я как раз перед этим оглядывалась и не видела такого пассажира — старого, лысого и с седой бородой.

Однако слова подруги не убедили Белинду.

— Он может сейчас ехать в соседнем вагоне, а потом выйдет там же, где и мы, и опять двинется за нами.

— Все-таки вряд ли, — сказала Холли. — Должно быть, кто-то из стоявших за твоей спиной просто споткнулся и случайно врезался в тебя. — Она понимала — они не должны поддаваться панике. — И вообще — просто на всякий случай, чтобы исключить всякую возможность преследования, — я предлагаю выйти на следующей станции и взять такси.

— Зачем? — возразила Трейси. — Нам еще далеко ехать, и мы по крайней мере знаем, что эти поезда ходят быстро! А вдруг мы попадем на такси в пробку? Марк сказал, что нам нужно попасть к башне до того, как откроются билетные кассы, иначе нам придется долго стоять в очереди.

— По-моему, на такси нам ехать ненамного дольше, — настаивала на своем Холли. — Зато таким образом мы убедимся, что никто не преследует. Белинда, как ты считаешь? — Заметив, что их подруга выглядит «краше только в гроб кладут», она добавила: — Как ты себя чувствуешь?

— Ничего, вот только меня немного трясет… — Она ухитрилась растянуть губы в улыбке. — Однако я не стану возражать против свежего воздуха и дневного света!

— Тогда пошли — кажется, поезд замедляет ход, — сказала Холли. — Давайте пробираться к дверям.

По чистой случайности, когда девочки поднялись наверх, они увидели прямо напротив выхода из метро стоянку такси и, направившись прямо к первой машине, попросили водителя довезти их до «лё тур Эйффель». Через несколько секунд они уже опять ехали, лавируя среди других автомобилей.

Поездка длилась недолго. Довольно скоро они пересекли один из многочисленных мостов через реку и увидели перед собой Эйфелеву башню.

— Ого — она просто гигантская! — воскликнула Трейси, прижавшись носом к стеклу и глядя на башню — стройную, изящную и невероятно высокую. — Какая она громадина!

— Да, действительно, — без всякого энтузиазма произнесла Белинда.

Насторожившись от ее тона, Холли спросила:

— Что с тобой?

— Ничего, — вяло ответила Белинда. — Все в порядке — обо мне не беспокойтесь.

Но когда такси подъехало к большой открытой площадке под башней, ее лицо все еще было бледным.

Когда они вышли, и Холли расплатилась с шофером, она обратилась к Белинде.

— Ты точно чувствуешь себя нормально? — спросила она.

— Я уже сказала — все в порядке… Просто глядеть на эту башню… — Белинда недоверчиво покачала головой. — Я знала, что она большая, но пока мы не приехали сюда, я не подозревала, что она настолько большая!

— Мы были почти так же близко от нее, когда проплывали по реке на катере, — напомнила ей Холли. — Не думаю, что она с тех пор подросла!

— Там другое дело — было темно, так что мы не могли разглядеть ее как следует… А при дневном свете она просто… умопомрачительная.

Трейси вмешалась в их разговор, меняя тему:

— Кстати, Марка-то еще нет… Он сказал, что будет стоять возле билетной кассы, но его там не видно.

— Тут две кассы, — сказала Холли.

— Но его нет ни там, ни тут, — возразила Трейси. — Я смотрела.

Башня стояла на четырех массивных опорах, и в двух из них разместились билетные кассы и лифты; возле касс уже терпеливо стояли люди в очереди за билетами.

— Он сказал, что будет здесь в половине десятого, а сейчас уже без четверти, — продолжала Трейси. — Что же могло случиться? Может, он уже был здесь и, увидев, что нас нет, ушел домой?

— Вероятно, он тоже опаздывает, — предположила Холли. — Давайте подождем его еще пять минут — и если он не появится, придется пойти на башню без него… Ты согласна, Белинда?

— Делайте, что хотите, — буркнула Белинда. — Но только если вы рассчитываете меня убедить, то совершенно напрасно. Вам не удастся меня уговорить — я не хочу подниматься даже на первый уровень!

— Ты ведь ухитрилась залезть даже на башню Нотр-Дам без особого труда, — напомнила Холли. — А тут и лифты есть — вон они ходят там вверх и вниз.

— Мне наплевать на лифты — да, я одолела подъем на собор, но удовольствия от этого не получила. Когда появился Марк, и мы набросились на него с вопросами, то мне уже было некогда думать о чем-то другом. — Белинда покачала головой. — Но тут все немножко иначе. Вчера вечером я заглянула в путеводитель — башни собора высотой всего лишь двести с чем-то футов — а Эйфелева башня в четыре раза выше!

— Тебе будет скучно тут сидеть одной, — предупредила ее Трейси.

— Нет, не будет. Я буду читать путеводитель — да и поснимаю немного. — Белинда вытащила камеру из сумки и посмотрела в видеоискатель. — Мне хочется сфотографировать вас обеих и Марка тоже на фоне башни, но только вы не входите в кадр.

— Но ведь Марка с нами нет, — заметила Трейси.

— Как это нет! — Холли увидела в это время темноволосого мальчишку в красной куртке, который мчался к ним по траве. — Вот и он.

Запыхавшийся, раскрасневшийся Марк подбежал и начал извиняться.

— Ради бога, извините, но в последний момент моя мама вспомнила про магазин, и мне пришлось туда бежать… Простите, что заставил вас ждать.

— Ничего, мы и сами недавно приехали, — ответила Холли. — Ну что, встанем в очередь?

— Как же Белинда? — Повернувшись к ней, мальчик с надеждой улыбнулся. — Может, ты все-таки передумала?

— Ну уж нет! — твердо заявила Белинда. — Извини, но от одной мысли об этом у меня кружится голова. Вы втроем ступайте, а я останусь здесь и подожду вас.

— Мы не можем оставить тебя здесь одну… — начал Марк.

— Что я, маленькая? Сяду на траву и почитаю в путеводителе… Если вы разглядите меня сверху, помашите мне рукой.

— Трава сырая — ночью, должно быть, прошел дождик, — ты простудишься… — Тут Марка осенило: — Подожди-ка — я оставлю тебе свою куртку, сядешь на нее, она непромокаемая.

Бледность сошла с лица Белинды; теперь девочка наоборот раскраснелась, как маков цвет.

— Да не надо, зачем, — запротестовала она. — Спасибо, конечно, но я найду где-нибудь здесь скамейку…

Но Марк, не слушая ее, расстелил на траве свою куртку, и в конце концов Белинда приняла его галантный жест и села на нее. Она помахала на прощанье своим друзьям, и те направились к билетной кассе. После недолгого ожидания они вошли в лифт, поднимающий экскурсантов на первый уровень.

Холли попыталась объяснить Марку, почему Белинда так себя ведет.

— Ей снова не повезло, когда мы ехали сюда, в метро была такая толпа, что ее едва не столкнули с платформы, прямо под колеса поезда — случайно, разумеется…

— А может, и не случайно, — вмешалась Трейси. — Помнишь, что они говорили вчера вечером…

— Чепуха! — поспешно остановила ее Холли, вспомнив, что им нельзя никому рассказывать о своем разговоре с двумя сотрудниками Скотленд-ярда. — Я не сомневаюсь, что это была чистая случайность! Не надо давать волю фантазии.

— Какая жалость. — Марк встревожился. — Не удивительно, что она так расстроилась… В часы пик люди превращаются в стадо носорогов — честное слово.

Он замолчал, потому что лифт остановился на первом уровне башни. Они побродили по площадке и сели на другой лифт, который поднял их на второй уровень, с которого открывалась великолепная панорама Парижа. После этого они приступили к завершающему этапу — поехали на лифте еще выше и оказались в маленькой смотровой галерее на самой верхушке знаменитого сооружения.

Оттуда открывался такой вид, что у ребят захватило дыхание; им показалось, будто они летят над городом в самолете на немыслимой высоте.

— Видите тот холм на севере? — Марк показал на скопление белых куполов. — Это церковь Сакре-Кёр на Монмартре, очень близко от моего дома. Я надеюсь, что вы до отъезда побываете у меня в гостях и познакомитесь с моей маман.

— Очень любезно с твоей стороны, — ответила Холли, — но боюсь, что у нас не будет на это времени. Мы ведь приехали сюда только на пару дней.

Затем они прошли вдоль галереи и остановились на ее южной стороне.

— Вон то здание под нами — это Эколь милитэр — Военная академия, — объяснил Марк, — а вон та длинная зеленая полоска служила прежде для парадов. Теперь это городской парк, куда приходят люди, чтобы посидеть на солнышке среди зелени.

— Как наша Белинда, — заметила Холли. — Интересно, разглядим мы ее отсюда или нет?

Они взглянули вниз; под деревьями гуляли крошечные люди или сидели на траве — по мостовым скользили игрушечные машины.

— Ой, — воскликнула Трейси, — вот она, сидит на твоей красной куртке и читает книгу… — Внезапно Трейси встревожилась: — Ой, как странно…

— Что странно? — спросил Марк.

— Только что на дороге остановился автомобиль, совсем близко к ней — глядите, вон тот, большой и черный… Оттуда выходят два человека…

Пока они смотрели, эти люди направились к Белинде. Трейси сказала:

— Они похожи на Дерека и Джоя… Должно быть, они проезжали мимо, увидели ее и остановились, чтобы поговорить.

— Дерек и Джой? — повторил Марк. — Кто это такие?

— Э-э-э… ну… просто наши знакомые, которых мы встретили. — Холли метнула на Трейси предостерегающий взгляд, напоминая ей, что им нельзя выдавать государственную тайну. — Знакомые — из Англии. Сейчас они ведут себя как-то странно! — Трейси нахмурилась. — Погодите-ка… Что такое?

Казалось, Белинда спорила с приехавшими мужчинами. Маленькие, величиной с муравьев фигурки резко шевелились. Неожиданно мужчины схватили Белинду под руки и потащили к машине. Ребятам оставалось лишь беспомощно наблюдать с огромной высоты, как они быстро сели вслед за ней в лимузин, захлопнули дверцы — и уехали.

— Надо что-то делать! — в отчаянии вскрикнула Холли. — Как нам поскорей спуститься вниз?

— Это будет непросто. — Марк прикусил нижнюю губу. — Придется ждать лифта… Кто те люди? Что происходит?

— Мы потом тебе расскажем, — ответила Холли, борясь с желанием все ему рассказать, но не решаясь это сделать. — Все довольно запутано.

Марк оказался прав; им пришлось долго ждать лифт, а потом и два других — на втором и первом уровнях. Когда они наконец выбежали из башни и помчались по лужайкам, туда, где сидела Белинда, они увидели только красную куртку Марка да валявшийся на траве путеводитель по Парижу, оброненный их подругой.

— Пожалуйста, скажите мне, что все-таки случилось? — настаивал Марк.

Девочки переглянулись, и Трейси решилась:

— Пожалуй, мы можем все ему рассказать — теперь ясно, что вчера вечером эти типы нам опять наврали. Мы были правы насчет них с самого начала — они мошенники и лжецы… На этот раз мы в самом деле должны заявить о них в полицию.

Они рассказали Марку все, что знали, а когда закончили, Холли сказала:

— Надо срочно идти в полицию, но беда в том, что мы сами не сумеем им ничего объяснить. Ты пойдешь с нами? Поможешь?

К ее огорчению, Марк только растерянно пожал плечами:

— Конечно, я бы рад вам помочь, но что это даст? У вас нет никаких доказательств — как я смогу заставить их поверить в то, что вы скажете?

Трейси удивленно вытаращила на него глаза:

— Но ведь мы не можем сидеть сложа руки и ничего не предпринимать! Они похитили Белинду — и мы должны ее найти…

Марк выглядел смущенным; когда он отвернулся от них, засовывая руки в рукава куртки, Холли смотрела на него и старалась разобраться в роящихся в ее голове мыслях.

Ее беспокоило не только исчезновение Белинды, хотя этого хватило бы с лихвой. Там было что-то еще, чего она никак не могла понять — какой-то кусочек мозаики, никак не желавший занять свое место в картине событий…

Но потом все встало на свои места, и картина сложилась.

— Я вот о чем думаю, — медленно произнесла Холли. — Эта мысль долго не давала мне покоя… Я уверена, что эти типы специально приехали сюда, они искали нас. Не думаю, что это чистая случайность, и не думаю, что они следовали за нами от отеля, — иначе мы бы оторвались от них давным-давно… Нет, я уверена, что они знали точно, где нас искать сегодня утром. Но возникает вопрос — каким образом? Откуда? Ведь вчера мы не назвали им никакого конкретного места.

— Точно, вчера вечером мы просто сказали им, что договорились о встрече с нашим новым знакомым, верно? — поддержала ее Трейси. Тут на ее лицо набежала тень. — Ну да, я понимаю, что ты имеешь в виду…

— Вот именно. Мы не говорили им, где мы встречаемся. — Холли повернулась к Марку. — Больше никто про это не знал… Никто, кроме тебя.

Когда девочки произнесли эти слова, его ноги, казалось, подкосились под ним; он сел на траву и закрыл лицо руками. Дрожащим голосом он залепетал:

— Простите, я лгал вам… честное слово, мне очень жаль — я должен был сказать вам всю правду.