Прочитайте онлайн Тайна мраморного херувима | ГЛАВА Х Совершенно секретно

Читать книгу Тайна мраморного херувима
386+1052
  • Автор:
  • Перевёл: И. Гилярова

ГЛАВА Х

Совершенно секретно

Когда второй мужчина показался в дверях, Холли схватила со столика телефонную трубку. Тот сразу же остановился и воскликнул:

— Эй! Ты что это задумала?

— Сейчас я позвоню в полицию, — ответил Холли, изо всех сил стараясь придать уверенность своему голосу, хотя ее ноги уже предательски подкашивались.

Белинда подавала знаки Трейси, чтобы они вдвоем добрались до двери, выскользнули в коридор и позвали кого-нибудь на помощь, пока вошедшие разговаривают с их подругой, но в этот момент старший из двоих быстр подскочил к Холли. Вырвав из ее рук телефонную трубку, он спокойно положил ее на место.

Она отпрянула, решив, что он собирается ее ударить, однако он просто улыбнулся и покачал головой.

— Звонить никуда не нужно, — сказал он. — Поскольку — я как раз собирался вам представиться — мы сами из полиции. — С этими словами он вытащил из внутреннего кармана бумажник и показал ей свое служебное удостоверение с крупной фотокарточкой. — Уголовный розыск. Специальный отдел — Скотленд-ярд… Мое имя Дерек Робинсон — зовите меня Дерек, — а это мой коллега Джой Пейджит.

Джой Пейджит тоже извлек свое удостоверение и показал его девочкам.

Совершенно сбитая с толку, Холли пробормотала:

— Но ведь… но вчера утром вы представились как сотрудники транспортной безопасности. Вы арестовали в йоркском поезде какого-то беднягу — а я абсолютно уверена, что он не сделал ничего плохого, — а когда мы снова встретили вас в парижском экспрессе, вы солгали нам и заявили, что никогда не видели нас прежде… Простите, но почему я должна верить вам теперь?

— И в самом деле, почему? — Дерек улыбнулся теплой, обаятельной улыбкой. — Именно поэтому мы и пришли сейчас сюда, чтобы объяснить вам ситуацию, насколько можем, — верно, Джой? — Затем он повернулся к девочкам и добавил: — Теперь, когда мы познакомились, я полагаю, что мы можем и присесть, верно?

Инстинктивно девочки сгрудились вместе и сели на двуспальную кровать, а Дерек сел на стул возле окна.

— Прежде всего, — сказал он, — мы приносим вам наши искренние извинения. Боюсь, мы доставили вам вчера много неприятных минут — не по сь, мы доставили вам вчера много неприятных минут — не ую кровать, а Дерек сел на стул возле окна. с прежде…воей воле, просто ситуация полностью вышла из-под нашего контроля. Теперь — доказательство нашей доброй воли — начнем с возвращения твоей утраченной собственности, Холли.

Она вытаращила глаза.

— Вы сказали «утраченной собственности»? Вы имели в виду…

Он перебил ее:

— Джой, принеси ее сюда, ладно?

Джой кивнул, вышел из комнаты и немедленно вернулся с пропавшей сумкой Холли, которая стояла за дверью. Закрыв за собой дверь, он подошел к девочке и протянул ей сумку.

— Твоя, не так ли? — спросил он.

— Моя! Слава богу! Где она была? — заговорили девочки в один голос.

— Она нашлась на Северном вокзале после вашего отъезда — кто-то обнаружил ее на платформе и сдал в бюро потерянных вещей, — объяснил Дерек. — Надеюсь, в ней не было ничего ценного?

— Нет, нет, ничего абсолютно. — Холли расстегнула «молнию» и быстро пошарила в сумке. — Все цело, большое спасибо.

— По-видимому, вор не нашел там ничего интересного для себя, Холли, и просто выбросил ее, — добавил Дерек, но потом поправился: — Прошу прощения — ты не возражаешь, что я называю тебя Холли? Или я должен обращаться к тебе «мисс Адамс»?

— Нет, пожалуйста, называйте меня Холли. — Тут на ее любу появилась крошечная морщинка. — Но откуда вы знаете мое имя? И как вы узнали, где меня искать?

Дерек засмеялся:

— Это оказалось нетрудно! — И показал на привязанную к одной из ручек сумки багажную бирку, на которой были написаны ее имя и адрес отеля «Добро пожаловать».

Холли прикусила губу:

— Моя мама привязала ее, а я совсем об этом забыла — как глупо… Но с вашей стороны это очень любезно… такие хлопоты…

— Ничего страшного… Как я сказал, на наш взгляд, вы заслужили наши объяснения, верно, Джой?

— Точно. — Джой подошел поближе к маленькой группе и пристроился на краешке односпальной кровати. Он криво усмехнулся. — Так или иначе, вчера с вами произошел неприятный инцидент — вот мы и решили устроить компенсацию, да, Дерек?

— Надо же, — вмешалась Белинда. — Сегодня днем еще один человек сказал нам почти то же самое.

Мужчины переглянулись, и улыбка на лице Дерека пропала:

— Вот как? Кто же это был? — спросил он.

— Так, один мальчик, с которым мы познакомились днем, — объяснила Трейси. — Когда мы сказали ему, что нам кажется, будто за нами следят, он ответил, что это может быть связано с некой тайной организацией — как она там называется?

— «Борцы за мировую свободу», — напомнила ей Белинда. — Он сказал нам, что они намереваются свергнуть все правительства и взять под контроль… Я понимаю, это звучит неубедительно, но Марк сказал, что прочел об этом в каком-то журнале.

— О господи… — Дерек вздохнул. — Похоже, что ему попался один из этих завиральных журналов! На вашем месте я бы не стал принимать такую чушь за чистую монету. Меня больше заботит то, что вы сказали перед этим — что-то про то, что за вами следили… Может, расскажете нам точно, что с вами произошло?

Подруги попытались объяснить, насколько могли: бродя по Парижу, они чувствовали, что за ними кто-то следит, — а Холли также рассказала про загадочный телефонный звонок среди ночи. Сообщив об этом, она в глубине души боялась, что детективы в штатском отмахнутся и скажут, что у девочек слишком разыгралось воображение, но, к своему удивлению, обнаружила, что оба серьезно забеспокоились.

— Ладно, это меняет дело. — Дерек повернулся к своему напарнику. — Пожалуй, придется рассказать им нашу версию случившегося.

Джой вытаращил глаза:

— Мы не можем этого делать — ведь, как-никак, мы рискуем, верно?

— По-моему, у нас нет выбора, — спокойно сказал Дерек. — Эти юные леди должны осознать серьезность ситуации — и будет правильным их предостеречь.

— Предостеречь нас?.. — удивилась Холли. — О чем вы хотите нас предостеречь?

— Боюсь, что наши слова прозвучат довольно тревожно, — продолжал Дерек. — Но прежде чем двигаться дальше, я должен объяснить: все, что я теперь скажу, — это строго секретная информация. При другом раскладе об этом не узнал бы никто, кроме людей, активно участвующих в операции, но теперь вы тоже оказываетесь в сфере действия Положения о служебных тайнах. Это закон, запрещающий разглашать информацию, которую я вам сейчас сообщу… Вам это ясно?

Ничего не понимаю, девочки беспомощно переглянулись.

— Не совсем, — вынуждена была признаться Холли. — Вы имеете в виду, что мы не имеем права никому об этом рассказывать? Даже нашим родителям?

— Боюсь, что так. Таков закон — и вы подвергнетесь преследованию, если его нарушите.

— Ну а как же… Допустим, что-то случится, и мы будем вынуждены позвонить в полицию? — спросила Белинда. — Вероятно, тогда будет можно? Ведь полиция — это тоже представители закона?

— Нет — в нашем конкретном случае вы совершите преступление, если расскажете вообще кому бы то ни было — в том числе и регулярным полицейским силам, — твердо заявил Дерек. — Я думаю, вы поймете почему, когда услышите эту информацию.

Он немного помолчал, затем продолжил.

— Через несколько дней в Париже состоится совещание глав европейских государств. Такие детали, как точное время и место проведения, — это государственная тайна. Я не могу вам сказать причину этого, но поверьте мне, что это действительно нечто очень важное. — Тут он добавил с тенью улыбки: — Забавно, но этот ваш приятель с его теорией об анархистах не так далек от истины. Мы располагаем информацией, что небольшая группа политических террористов готовит покушение на о перь вы тоже оказываетесь в сфедного или нескольких из этих лидеров… Теперь вы понимаете, насколько серьезно все обстоит?

— Вы здесь именно поэтому? — уточнила Холли.

— Не только мы, — поправил он ее. — Интерпол вызвал специалистов из всех стран Европы, он пытается в последнюю минуту справиться с кризисом. Эти террористы раскинули свои сети по всему миру, и мы пытаемся справиться с ними, прежде чем кто-то будет убит.

— Ого… — присвистнула Трейси. — Так вы говорите, что об этом больше никто не знает? Только Интерпол — и мы?

— Боюсь, что так. Это строго секретная информация, и мы обязаны ее охранять. Меньше всего мне хотелось посвящать в нее вас троих, но вы, кажется, сами влезли в эту заваруху, нравится нас это или нет.

— Каким образом? Мы никуда не влезали, — запротестовала Холли. — Все это не имеет к нам никакого отношения!

— Боюсь, что имеет — теперь, — ответил Дерек. — Вы оказались в ней с того момента, когда мы встретили вас в йоркском поезде; тот мужчина, которого мы арестовали, был «наемным стволом» — профессиональным киллером… Да, согласен, он выглядел достаточно безобидно, однако его разыскивала полиция по меньшей мере четырех европейских стран. Мы не могли арестовать его по подозрению — в этом случае хороший юрист стер бы нас в порошок — улик-то никаких. Вот почему нам пришлось подбросить ему «краденый» кошелек. Судить его по такому обвинению не будут, но мы по крайней мере устроили, чтобы его подержали за решеткой несколько дней. Тогда он не сможет приехать в Париж и применить здесь свое умение.

— Беда в том, что вы, девчонки, слишком вострые! — Теперь пришла очередь Джоя, и он одарил их еще одной кривой улыбкой. — Вы почувствовали запах жареного — и когда снова встретили Дерека на борту парижского экспресса, то у вас зашевелились подозрения… Что могло оказаться очень опасным — и для вас, и для нас.

— Да, кстати — я как раз хотела вас спросить… — Белинда повернулась к Джою. — Как получилось, что вы ехали оба на первом поезде, а на экспрессе вас не оказалось? Мы это знаем, потому что обыскали весь поезд с начала до конца!

— Когда мы приехали в Лондон, Джой должен был зайти в Министерство иностранных дел и получить кое-какую конфиденциальную информацию, — объяснил Дерек. — Так что я поехал в Париж сразу, а он сел в Хитроу на первый же самолет, и мы встретились здесь вчера во второй половине дня. Впрочем, это уже неважно — мы лишь пытаемся довести до вашего сознания, что люди, участвующие в этом заговоре, не очень приятные, даже очень неприятные личности. У них повсюду шпионы, и они не остановятся ни перед чем. Судя по тому, что вы нам рассказали, я очень боюсь, что они видели, как вы разговариваете с нами, сначала в Англии, потом во Франции, и теперь они подозревают, что вы тоже участвуете в этом деле. Больше всего меня беспокоит, что они могут вас похитить, а потом использовать для шантажа либо, если у них не будет другого выхода… — Повисла выразительная пауза. — Ну, скажем так — они могут совершить что-то более кардинальное.

— Вы имеете в виду, как вчера вечером, на катере — когда старик пытался разбить Белинде голову пустой бутылкой? — воскликнула Трейси.

Дерек вскинул брови:

— Какой старик? О чем ты говоришь?

— Простите, мы должны были вам рассказать. — Холли поведала в двух словах о происшествии на бато-муш, а Трейси добавила:

— Странным было то, что перед тем, как мы поднялись на катер, когда еще стояли в очереди в кассу, мы видели вас обоих. Вы шли по набережной. Мы решили, что вы могла нас увидеть.

— Мы точно вас не видели, — сказал Дерек. — Жаль — иначе мы могли бы вам помочь… Похоже, вы лишь чудом не пострадали.

— Еще бы! — пробормотал Джой. — По-моему, вам здорово повезло, что вы уцелели. Не думаю, что вам удалось разглядеть того типа на мосту. Вы могли бы его узнать, если бы увидели?

— Боюсь, что нет, — вздохнула Белинда. — Но Марк видел — это наш новый друг, о котором мы вам рассказывали. И он описал его нам — сейчас я вспомню его точные слова.

Она напрягла мозг, пытаясь повторить слово в слово описание, данное Марком.

Когда она договорила, Джой покосился на Дерека:

— Сдается мне, что это наш старый приятель Хохочущая Гиена, — предположил он.

— Кто?.. — Холли вытаращила глаза. — Вы шутите?

— Хотел бы… Но Гиена шутить не любит, поверьте мне. Пускай он и старик, да еще со съехавшей крышей, но он способен убить вас в одну секунду — и тут же от души захохочет… Если вы оказались в списке Гиены, вам грозит настоящая беда — верно, Дерек?

— Боюсь, что так. — Дерек встал и принялся расхаживать взад и вперед по комнате, глубоко задумавшись. Наконец он повернулся и с очень серьезным видом обратился к девочкам: — Вам, конечно, не понравятся мои слова, но я должен их произнести… После всего, что вы нам рассказали — ради вашей собственной безопасности, — я считаю, что вы должны немедленно ехать домой. Мы узнаем время отправления ближайшего лондонского экспресса и проводим вас до вокзала. Я не успокоюсь, пока не буду знать, что вы вернулись в Англию целые и невредимые.