Прочитайте онлайн Тайна «Лунного лабиринта» | ГЛАВА II Мидасуходит [2]

Читать книгу Тайна «Лунного лабиринта»
486+1317
  • Автор:
  • Перевёл: С. И. Бестужева

ГЛАВА II

— Это все неспроста! Стеффи явно что-то гложет, — в который уж раз повторила Трейси.

Ее всегда беспокоило, если события шли не так, как должны были бы идти, а со Стеффи явно происходило что-то не то. Кроме того, Трейси страдала, видя Холил такой обиженной.

На следующее утро после случая в библиотеке они с Холли шли к дому Белинды, чтобы вместе отправиться в школу. По дороге и начался этот разговор.

— Да, странно, — согласилась Холли. — Но мы ничем не можем ей помочь. Ведь это — ее личное дело, разве нет?

Холли все еще сомневалась, что плохое настроение Стеффи Смит могло представлять какой-то интерес для членов Детективного клуба. Но она до сих пор была жутко расстроена.

— Здравствуйте, мистер Хейес! — крикнула Трейси мужчине, который шел из дома в гараж. — Белинда готова?

— Шутить изволите! — отозвался тот.

Мужчина свернул газету, которую держал в руках, и сунул ее под мышку. Мистер Хейес, отец Белинды, был преуспевающим бизнесменом, всегда пунктуальным и всегда занятым. Холли невольно улыбнулась, вспомнив его безалаберную дочь и мысленно сравнив их.

— Разве Белинда бывает когда-нибудь готова вовремя? — вздохнул он. — Кстати, она сказала мне, что вы втроем планируете провести выходные у Холли. Это так?

Холли кивнула.

— У мамы с папой годовщина свадьбы. Они собираются уехать куда-нибудь на пару дней и сказали, что я могу пригласить Трейси и Белинду в гости с ночевкой.

— Хм, — проворчал мистер Хейес и с улыбкой добавил: — Но вы, наверное, знаете, во что ввязываетесь.

Холли и Трейси улыбнулись ему в ответ.

— А вот и она! — воскликнула Холли.

Белинда неторопливой походкой вышла из конюшни, где находился ее обожаемый гнедой чистокровный жеребец Мелтдаун. Ее школьную форму вдоль и поперек облепили клочья сена.

— Сколько тебя еще можно ждать? — закричала Холли.

— Всего пару минут, — невозмутимо отозвалась Белинда.

Она поцеловала отца в щеку. Холли и Трейси отправились в конюшню, где поделились с Мелтдауном частью завтрака, взятого с собой в школу. Холли нежно погладила мягкий, бархатистый нос жеребца.

Но когда они вышли на улицу, то оказалось, что Белинда все еще стоит как вкопанная на одном месте, склонив голову набок и пытаясь заглянуть в отцовскую газету. Вдруг она закричала:

— Минуточку!

И выхватила газету из рук мистера Хейеса.

— Белинда, — запротестовал тот, — я тороплюсь. У меня важная деловая встреча.

— Если ты не забыла, мы тоже торопимся в школу, — проворчала Холли.

Тем не менее она подошла поближе, чтобы посмотреть, чем вызван такой внезапный интерес Белинды. Заголовок в газете гласил: «Мидас уходит».

— Ну и в чем дело? — осведомилась Холли. — Из-за чего шум?

Но Белинда, казалось, потеряла дар речи. Она только указывала пальцем на заголовок и фотографию под ним, причем газета дрожала у нее в руках.

— Ну и что в этом удивительного? — нетерпеливо переспросила Холли.

— Белинда! — не выдержал и мистер Хейес, раскачивая на пальце ключи от машины. — Отдай мне, пожалуйста, газету!

— Нет, вы только посмотрите, — произнесла наконец Белинда, указывая на фотографию мужчины, выходящего из большого лимузина. — Разве вы не видите, кто это?

Холли внимательно всмотрелась в не слишком четкий снимок.

— Это приятель Стеффи, — сказала она удивленно.

Действительно, это был он: высокий, светловолосый, в дорогом деловом костюме.

— Ну! — победно закричала Трейси. — Вчера, когда мы видели их в городе, разве я не говорила, что у нее нелады с парнем?

Холли прочитала вслух текст под фотографией:

«Одна из самых молодых восходящих звезд компьютерного мира, двадцатидвухлетний руководитель компании „Старвер Лимитед“ Грег Смит вчера вызвал шок в деловом мире, объявив о своей отставке. Он превратил компанию по программному обеспечению в фирму, ворочающую миллионами. Поистине все, чего бы он ни касался, обращалось в золото. Но бремя успеха оказалось для него непосильным. К сожалению, Грега вчера нигде нельзя было найти, чтобы получить его комментарий к этой сенсационной отставке».

— Я же говорю, это тот самый парень! — повторяла Трейси, слишком возбужденная своим открытием, чтобы вдаваться в детали.

— Это действительно тот самый человек, — медленно проговорила Белинда.

— Все правильно: Грег Смит, самый молодой среди миллионеров в области компьютерного обеспечения, — подтвердил мистер Хейес, забирая свою газету. — Дело в том, что он родом из этих мест. О нем писали как о самом удачливом человеке года, а теперь он ото всего отказывается. Не понимаю…

Мистер Хейес прошел в гараж, продолжая на ходу недоуменно качать головой.

— Но, послушайте… — начала было Холли.

Однако мистер Хейес уже сидел в машине и заводил мотор. Холли повернулась к своим подругам:

— Вы хоть понимаете, что он на самом деле не может быть приятелем Стеффи?

— Почему? — упрямо возразила Трейси. — Почему, интересно, он не может быть ее приятелем? Послушай, если он решил уйти из бизнеса, это вполне объясняет их вчерашнюю ссору возле машины, равно как и паршивое настроение Стеффи.

— Он не может быть парнем Стеффи, потому что его зовут Грег Смит. Смит! Это ведь и фамилия Стеффи тоже.

Белинда кивнула, а Трейси казалась совершенно ошеломленной. Тем не менее она попыталась слабо запротестовать:

— Но ведь это такая распространенная фамилия! Может быть, совпадение…

Холли покачала головой:

— Маловероятно. Но если это не ее приятель, то кто же он тогда?

Мимо подруг медленно проехал кремовый автомобиль мистера Хейеса. Отец Белинды выглянул в окно и ответил на вопрос Трейси:

— Думаю, это ее брат. Удивительно, что вы, гениальные сыщики, этого не знаете. Спроси свою мать, Белинда, уж она-то в курсе. И не опоздайте в школу.

Он приветливо помахал девочкам рукой и нажал на газ.

— Ее брат! — повторила Трейси, раскрыв рот от изумления.

— Как всегда, никто не видит того, что находится под самым носом, — простонала Холли.

Белинда широко улыбнулась:

— Ну, разумеется, это брат Стеффи! Я же говорила: у нее дома нелады.

Впервые за всю историю Детективного клуба Белинда проявила необыкновенную прыть. Она помчалась в дом, зовя на ходу свою мать. Трейси и Холли побежали следом за ней.

Миссис Хейес отказалась рассказывать хоть что-нибудь о Греге Смите, пока ее дочь полностью не приготовится к школе. Белинде пришлось подчиниться и быстро уложить в сумку уже готовый завтрак.

— Ну? — нетерпеливо спросила она, стоя на крыльце и стараясь изо всех сил выглядеть собранной и аккуратной. — Расскажи нам все о Греге Смите.

Мама Белинды сняла со свитера дочери соломинку. Собственная одежда миссис Хейес была, как всегда, безупречной, яркой и очень дорогой. Ухоженное лицо украшала искусно наложенная косметика. Глядя на дочь, чей внешний вид оставлял желать лучшего, элегантная женщина тяжело вздохнула:

— Ну, «всего» о нем я, конечно, не знаю, не обольщайтесь. Но мне известно, что он — очень богатый молодой человек. Конечно, у них свои проблемы…

— У кого, у Смитов? — спросила Белинда, подмигнув Холли.

В достоверности информации миссис Хейес можно было не сомневаться.

— Ну да. Его родители недавно развелись. Я довольно хорошо знаю Маргарет, его мать. Вряд ли ее брак можно было назвать счастливым. Не думаю, что роль владелицы мясной лавки ее устраивала. У меня всегда было такое впечатление, что она вышла замуж за человека, который не был ей ровней. Но вообще-то не знаю…

Миссис Хейес помолчала, а затем продолжила:

— Ну, поскольку дети стали уже взрослыми, она решилась на развод. Пол, ее муж, был просто убит этим. Продал свой магазин здесь, в Виллоу-Дейле, нашел себе работу где-то на востоке. Кажется, стал там представителем какой-то нефтяной компании. Маргарет тоже мечтала уехать из Виллоу-Дейла, но Стеффи уперлась: она хотела закончить школу именно здесь. В конце концов, они договорились: Стеффи останется со своим братом Грегом и проживет здесь до тех пор, пока не сдаст выпускные экзамены. Насколько я понимаю, все были довольны таким раскладом.

Миссис Хейес взглянула на часы, давая подругам понять, что на разговоры больше не осталось времени.

— А теперь Грег ушел, и все рухнуло, — предположила Холли. — Неудивительно, что в последнее время Стеффи ходила как в воду опущенная.

Сказав это, Холли почувствовала мгновенный и острый укол совести за то, что не попыталась понять Стеффи и отнеслась к ней совершенно бессердечно.

— Да-да, — нетерпеливо сказала миссис Хейес, — и это все, что мне известно. А у вас, между прочим, осталось всего пятнадцать минут, чтобы добраться до школы вовремя.

— Спасибо, мама, — отозвалась Белинда.

Они направились вперед по улице, а Холли и Трейси следовали за ней. Именно в таком необычном для них порядке они и подошли к дверям школы.

— Итак, тайны больше не существует, — спокойнее обычного проговорила Трейси. — Понятно, почему Стеффи так взбаламучена.

О том, что такое развод, Трейси знала не понаслышке: ее собственные родители тоже не так давно развелись.

— Пожалуй, — согласилась Белинда. — Это полностью объясняет вчерашнюю встречу Стеффи в городе. Никакой романтики, никаких подозрительных обстоятельств.

Но Холли не покидало ощущение того, что за статьей в утренней газете кроется что-то странное.

— Может быть, так, а может быть, и нет, — сказала она. — Между прочим, как вы обе относитесь к тому, чтобы помочь выпустить очередной номер журнала? Сегодня последний срок, а Стеффи одной нипочем не справиться. Кстати, если мы займемся выпуском журнала, то, возможно, выясним еще кое-что.

— Если вообще есть что выяснять, — с сомнением в голосе проворчала Белинда. — Скажи, Холли, ты когда-нибудь успокоишься?

— Нет! — решительно отрезала Холли. — А твой вопрос, если хочешь знать, я считаю комплиментом.

— А ведь Холли действительно редко ошибается, если дело касается тайн, — заметила Трейси. — Так что, думаю, нам действительно нужно помочь Стеффи управиться с журналом. Лады?

Она весело присвистнула, и подруги вошли в школьный вестибюль, который украшал величественный портрет основательницы школы — Винифред Боуин-Дэвис. Этот портрет был предметом первого исследования, предпринятого Детективным клубом, и девочки очень любили и его, и все связанные с ним тайны.

— Послушай, а ведь Стеффи сразу поймет, что твое отношение к ней изменилось, — заметила Трейси.

Холли вынуждена была с этим согласиться, но тут же добавила:

— Сейчас мы просто обязаны предложить ей свою помощь. Да и она находится в таком положении, что не сможет эту помощь не принять. Вы бы видели, что творится у нее на столе!

Белинда и Трейси кивнули.

— Увидимся на перемене!

Действительно, они могли бы помочь занести весь материал в компьютер и подготовить его к распечатке. Если, конечно, Стеффи позволит им принять такое участие в создании ее драгоценного журнала.

Холли была сама тактичность, когда на перемене три подруги подошли к столу редактора в библиотеке.

— Привет, — небрежно бросила она, — может, нужно чем-нибудь помочь? Что-то довести до ума, подчистить концы…

Стеффи тоже разговаривала по-другому, куда доброжелательнее, чем накануне.

— У меня с утра было два свободных часа, — ответила она, — так что все наладится, я думаю. Кстати, я нашла твой материал о детективах. По-моему, неплохо.

Последняя фраза прозвучала как-то робко, но все равно Холли почувствовала, что покраснела от удивления, смешанного с удовольствием. Впервые Стеффи хорошо отозвалась о ее работе.

Белинда и Трейси обменялись понимающими улыбками. Стеффи показала им, как пользоваться «электронным редактором», предельно упрощающим работу с текстом.

— Тут еще несколько маленьких заметок, которые надо бы ввести в компьютер, — сказала она Холли. — Если, конечно, у тебя есть на это время. Вот — заметка географического факультета о процессе образования горных пород в Хай Алмсклиффе.

И она протянула Холли листок с текстом. Та не верила своим глазам: перед ней была совершенно другая Стеффи. Тихая, спокойная, говорившая почти извиняющимся тоном. Холли улыбнулась и села за клавиатуру компьютера.

— Как здорово, наверное, подняться на одну из этих горных вершин, брать образцы породы, исследовать ее и все такое, — улыбнулась она и начала быстро печатать.

Белинда застонала сквозь зубы:

— По мне, так умный в гору не пойдет!

Хай Алмсклифф представлял собой массивный полукруг черных, обнаженных горных пород высотой метров в пятнадцать, расположенный рядом с пустынной, заболоченной местностью.

Некоторое время все молча занимались своим делом. Стеффи вносила последние правки в свою передовицу, Холли печатала, Белинда и Трейси работали с «электронным редактором».

— Какая тема номера на этой неделе? — непринужденно поинтересовалась Трейси.

В своей колонке главного редактора Стеффи могла затрагивать любые вопросы, начиная от школьных правил и заканчивая оформлением классов.

— Количество домашних заданий, которые мы выполняем, — отозвалась Стеффи.

Она все еще сохраняла сдержанность, несмотря на дружеский тон Трейси.

— Дело очень серьезное. На этот счет у многих есть собственное мнение. А теперь, если вы не возражаете, хорошо бы поработать в тишине.

Холли предостерегающе взглянула на Трейси. Стеффи была спокойна, но могла взорваться в любой момент — тут сомневаться не приходилось. Так же, как и в том, что ей этого явно не хотелось.

Когда прозвенел звонок на урок, Стеффи с облегчением вздохнула:

— Думаю, благодаря вашей помощи, мы все успеем сделать.

Холли тоже вздохнула и с улыбкой поднялась со своего места перед клавиатурой.

— Мы вернемся на следующей перемене, — пообещала она.

В этот момент библиотекарша, миссис Додсон, позвала Стеффи к телефону.

Но на следующей перемене все снова полетело кувырком. Стеффи была мрачнее тучи, а на ее столе вновь воцарился ужасающий беспорядок. Трейси и Белинда изо всех сил старались стушеваться, в то время как Холли молча взяла передовицу, написанную Стеффи, и стала вводить ее в компьютер. Никто не вымолвил ни слова, слышалось только быстрое щелканье клавиш.

Тишину внезапно нарушила сама Стеффи.

— В конце концов, это их совершенно не касается! — гневно выпалила она, вот-вот готовая просто-напросто расплакаться. — Я не допущу, чтобы репортеры доставали меня еще и в школе! Они суют свой длинный нос в личную жизнь. Это несправедливо, черт побери!

Холли сочувственно кивнула, хотя не вполне представляла себе, о чем, собственно, идет речь.

— Это по поводу решения твоего брата оставить компанию? — осторожно спросила она, стараясь не спугнуть Стеффи своим любопытством и в то же время не показаться безучастной к ее проблемам.

Стеффи кивнула, и тут ее будто прорвало:

— Вот именно! То, что решает Грег, это его личное дело. Все очень просто. Он абсолютно не создан для этой сумасшедшей погони за деньгами. Он хочет мира и покоя, поэтому нашел себе местечко в глуши. Хочет отдохнуть там какое-то время. Что в этом плохого?

— Ничего, — согласилась Холли.

Трейси, которая напряженно прислушивалась к разговору, вдруг спросила:

— Ты хочешь сказать, что он исчез? Поэтому ты упомянула о «местечке в глуши»? Правда?

Стеффи заколебалась на секунду, но потом кивнула:

— Да. И что из этого?

Она с вызовом посмотрела на Трейси, которую Белинда незаметно толкнула локтем в бок.

— Знаешь, репортеры действительно могут достать человека, который жаждет уединения, — сочувственно вздохнула Белинда, стремясь выудить из Стеффи побольше сведений.

— Да. Вчера днем Грег сделал официальное заявление, надеясь, что его оставят наконец в покое, после того как оно появится в газетах, — с отвращением процедила Стеффи. — Как же! Они вцепились в эту тему, как пиявки, и теперь звонят мне, чтобы я сказала им, где теперь Грег.

Она сгребла в одну кучу бумаги и дискеты на столе и с каким-то отчаянием произнесла:

— Но дело в том, что даже я не знаю, где он теперь находится.

Холли, Трейси и Белинда обменялись многозначительными взглядами. Трудно было поверить в то, что Грег Смит мог исчезнуть, не сказав своей сестренке, куда он направляется.

— Да-да, он мне ничего не сказал, — продолжила Стеффи, — но только по одной-единственной причине. Он знал, что все будут приставать ко мне с вопросами. Грег сказал мне: «Лучше, если и ты пока ничего не будешь обо мне знать. Ведь что значит стать отшельником? Это значит, что никто не должен знать, где тебя можно найти».

Стеффи повысила голос и обратилась уже непосредственно к Холли:

— Ты же не можешь стать отшельником, если всем будет известен твой адрес, правда?

— Конечно, не могу, — осторожно согласилась Холли, понимая, что за словами Стеффи кроется нечто очень важное. — Значит, вчера днем ты видела его в последний раз?

Стеффи бросила на нее враждебный взгляд.

— В городе? Да. После этого он сделал это свое заявление для прессы.

Она замолчала. Казалось, что больше из нее невозможно вытянуть ни слова.

— Мы случайно оказались там, возле стоянки машин, и видели вас, — объяснила Холли. — Мы думали, что вы повздорили…

Холли говорила очень мягко: с одной стороны, ей не хотелось бесцеремонно влезать в чужие проблемы, но еще меньше ей хотелось оставлять Стеффи наедине с ними. Но та внезапно перестала откровенничать.

— Ничего мы не повздорили. Просто прощались. Грег хотел все объяснить мне лично.

Холли переглянулась с подругами, вспоминая вчерашнюю сцену: бурная жестикуляция с обеих сторон, разъяренная Стеффи… О, нет, это не было обычным прощанием!

— Послушай, Холли, — сухо и сдержанно сказала Стеффи. — Мне вовсе не хочется, чтобы ты судачила о моем брате направо и налево, понятно?

Она отошла взглянуть на принтер и бросила через плечо:

— К тому же сейчас мне бы хотелось побыть одной, если вы не возражаете. Теперь я и сама справлюсь.

Холли глубоко вздохнула:

— Как скажешь.

Она сделала знак Трейси и Белинде, они направились к выходу, но у самой двери Холли остановилась и сказала почти умоляющим тоном:

— Послушай, Стеффи, мы знаем, что ты жутко беспокоишься. Мы понимаем.

Она хотела дать ей понять, что Детективный клуб готов прийти на помощь, но Стеффи только упрямо тряхнула головой:

— Беспокоюсь? О чем? Грег ушел, и дело с концом.

Она демонстративно повернулась к трем подругам спиной и занялась принтером, явно игнорируя сочувствие Холли.

— Ну и ну! — присвистнула в коридоре Трейси, увертываясь от стаек учеников, сновавших во все стороны. — Не думаю, что на этом все кончилось.

Белинда шла, как всегда, неторопливо, не замечая окружающей суеты.

— Ей-богу, я очень стараюсь пожалеть эту бедолагу, — сказала она. — Изо всех сил стараюсь. Но это совсем не просто.

Она немного помолчала, а затем продолжила свою мысль:

— Думаю, чертовски неприятно оставаться ночью в совершенно пустом доме одной. Да и в школе, если уж на то пошло, она не пользуется бешеной популярностью.

Они задержались в вестибюле, прежде чем разойтись на занятия по классам. С портрета на них глядело доброе лицо Винифред Боуин-Дэвис.

— Что-то определенно не так, — задумчиво проговорила Холли.

Школа вокруг них жила своей обычной насыщенной жизнью: ученики торопились в классы, учителя следили за порядком в коридорах, промелькнул посыльный с какой-то огромной коробкой. Но мысли Холли были заняты исключительно исчезновением Грега Смита.

— Миллионеры просто так не уходят, — сказала она. — Это совершенно бессмысленно.

Трейси хихикнула:

— Белинда, ты слышишь, как заводится прославленный мозг Холли Адамс! Лучше поберегись!

Белинда не поддержала шутки подруги.

— Ну и что ты думаешь обо всем этом, Холли? Какие мысли появились в твоей светлой голове на сей раз? — спросила она.

— Не знаю, но меня совершенно не удивляет, что газетчики так вцепились в Стеффи, — отозвалась Холли.

Трейси согласно кивнула.

— Думаешь, она все врет? — поинтересовалась она.

— А может быть, искренне огорчена? — предположила Белинда. — Если бы мой брат вот так взял да исчез, я бы жутко расстроилась. Конечно, если бы у меня был брат.

Холли вымученно усмехнулась.

— Что до меня, — сказала она, — если бы мой драгоценный братец ушел и исчез, уж я бы точно отпраздновала это событие на всю катушку!

Джейми Адамс, как и все младшие братья, был совершенно невыносим.

Холли пожала плечами, улыбнулась и вернулась к основному предмету разговора:

— Честно говоря, я не вполне понимаю, что происходит. Но в одном я уверена…

Она сделала длинную паузу. Подруги с нетерпением смотрели на нее, ожидая завершения фразы.

— В конечном счете, здесь определенно есть материал для нашего расследования.

— Правильно! — с энтузиазмом подхватила Трейси. — Когда начнем?

— О, господи, опять все сначала! — глубоко вздохнула Белинда. — А я-то надеялась на спокойную жизнь. Прогулки верхом, телевизор, вкусная еда…

Холли улыбнулась:

— Белинда Хейес, меня тебе провести не удастся! Тебе так же, как и нам, хочется заняться разгадкой новой тайны.

Она взволнованно посмотрела на обеих подруг:

— Итак, у кого-нибудь есть версии, с чем нам предстоит иметь дело на сей раз?

— Похищение? — испуганным голосом пробормотала Трейси, которую тут же охватили самые мрачные предчувствия. — Убийство? Думаю, всегда найдется кто-то, желающий тебя убить, если ты — самый молодой миллионер в мире бизнеса. Столько завистников…

— Подождите, — перебила ее Белинда. — Сначала надо все проверить.

В этот момент прозвенел звонок, призывающий на урок.

— Согласна, — быстро сказала Холли. — Это может быть и похищение, и убийство, и шантаж — что угодно. Но за всем этим кроется что-то еще, куда более важное, чем кажется с первого взгляда.

Она подумала о сообщении в утренней газете и о том, как яростно Стеффи защищала право брата исчезнуть без следа.

— Встретимся после уроков у выхода, — подвела итог Холли. — Это действительно дело для Детективного клуба!