Прочитайте онлайн Тайна лесного браконьера | Часть 4

Читать книгу Тайна лесного браконьера
4416+519
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

4

Я стоял и не знал, что делать.

— Беги Ким! Они могут быть здесь в любую минуту! Конечно, я мог бы исчезнуть, как настаивала Катя.

Но с другой стороны, мог ли я бросить в беде Эрика? А потом, чего мне бояться? В конце концов, мы не имели никакого отношения к пожару. Кроме того, если я убегу, в это дело могут втянуть Очкарика. Он по наивности брякнет, что, когда пожар начался, мы были далеко от того места, в лесу. Возникнет вопрос, что мы там делали. И пошло-поехало, пока не доберутся до истории с пропавшим кладом.

— Ким, торопись! — дергала меня Катя. Как же она боится за меня!

Но я тряхнул головой и твердо сказал:

— Нет, Катя. Это не имеет смысла. Но я очень благодарен тебе, что предупредила меня. Слушай: если Эрик не сказал, что ты была с нами в лесной хижине, я тоже буду об этом молчать. Нечего втягивать тебя в это дело. Мы просто скажем, что были в лесу вместе с Очкариком. А когда в полиции его спросят об этом, он подтвердит как свидетель, и нас отпустят. Нам бояться нечего.

— Ты уверен?

— Абсолютно. Знаешь что? Быстренько беги к Очкарику и предупреди его, чтобы он ни в коему случае не называл тебя, если к нему придут из полиции и станут расспрашивать.

Катя кивнула.

— Мне все это не доставляет никакого удовольствия, — проворчала она. — По-моему, лучше было бы, если б ты скрылся.

— Но ведь тогда у полиции будет веское основание считать, что мы на самом деле совершили это преступление. Да и куда бежать…

Я оборвал фразу, потому что внизу послышались громкие голоса.

— Не понимаю, — говорил дядя повышенным тоном. — Я уверен, что он всю ночь провел дома. Спросите у него сами. Ким!

Я открыл дверь и крикнул: — Да!

— Здесь полиция и хочет с тобою поговорить. Спускайся быстренько.

— До свидания, Ким!

Катя протянула мне руку. Я взял ее, и вдруг меня охватило странное чувство. Мне было приятно осторожно сжимать маленькую и теплую ладонь. «Как трогательно она заботится обо мне, — подумал я, — как жалеет. Словно мне придется идти на эшафот».

Но я сказал Кате совсем другие слова.

— Оставайся здесь, — прошептал я, — пока меня не уведут полицейские. А тогда беги к Очкарику и предупреди его. Он уже, наверно, вернулся домой.

Мне показалось, что она вот-вот заплачет. Я поспешил закрыть за собой дверь и побежал вниз по лестнице. Внизу увидел дядю. Лицо у него было очень серьезное. Рядом с ним стоял полицейский, очень молодой, в тщательно отутюженной форме. Он, наверное, был патрульным из Хиллерёде, разъезжавшим на полицейской автомашине.

Я вежливо поздоровался.

— Господин полицейский говорит, — начал дядя, — что тебя будто бы видели прошедшей ночью поблизости от фермы, где случился пожар. Это верно?

— Да.

— Означает ли это, что ты без моего или тетиного разрешения ушел из дома и бродил неизвестно где?

— Да… я… прошу прощения…

Голос мой был еле слышен. Но я сделал усилие и поднял голову. Дядя смотрел на меня совсем не гневно. Я даже не ожидал этого.

— Что ты делал возле фермы? — спросил полицейский.

— Мы глядели на пожар.

— Кто это — «мы»?

— Эрик, Очкарик и я.

Тут вмешался дядя:

— Послушай, Ким, если вы действительно были в сарае и курили, так будет лучше, если ты честно признаешься. Полиция все равно доберется до истины.

— Я знаю. На мы не были в сарае. Мы находились в лесу…

— В лесу? Что же вы там делали? — спросил полицейский.

— У нас там хижина, — объяснил я. — Когда мы возвращались домой, то увидели, что горит большая ферма. И тогда побежали туда и стали смотреть на пожар. Мы полагаем, что сарай подожгла молния.

— Ну ладно. Но я все равно захвачу тебя с собой, чтобы оформить твои показания, — сказал страж порядка. И, обращаясь к дяде, добавил: — Если парень не имеет отношения к этому делу, господин Нёрмарк, он скоро вернется к вам. А сейчас мы поедем в участок. Там уже беседуют с твоим приятелем. Будем надеяться, что ваши слова не разойдутся.

— Я в этом уверен, — подбодрил меня дядя. — Иди, Ким, и веди себя достойно.

— До свидания, дядя! Я очень сожалею, что не испросил твоего разрешения на ночную прогулку.

— Ладно. Иди! — Он потрепал меня по плечу и подтолкнул к двери.

Путь к участку занял всего несколько минут. Служебное помещение и квартира местного полицейского Ларсена располагались на проселочной дороге за поселком. Офис был битком набит людьми. Там находились сам Ларсен, этот отвратительный тип Лаурсен, полицейский из соседнего городка, человек в штатском, которого я не знал, и Эрик, сидевший на диване.

Когда я вошел, мы незаметно кивнули друг другу. Он даже подмигнул мне. Я попытался сообразить, что это должно было значить. Вероятно, чтобы я не упоминал о Кате. Ларсен вежливо обратился ко мне и попросил рассказать по порядку, как все произошло. Когда я закончил свой рассказ, у меня сложилось впечатление, что он поверил мне. О зарытом кладе я, понятно, промолчал и был уверен, что Эрик тоже о нем не обмолвился.

Но тут вмешался Лаурсен.

— Слушайте, — нагло заявил он. — Сорванцы, конечно, заранее договорились, как излагать эту историю. Я видел, как они перемигнулись, когда ввели второго хулигана. Я заметил, как они бежали прочь от фермы, когда там загорелось. К тому же их не один раз видели в сарае. Я уверен, что они там курили. А сейчас стараются обдурить нас и выгородить себя.

— Вы курите? — спросил человек в штатском.

— Нет, — твердо ответил я.

— Он врет! — закричал Лаурсен. — Он нагло врет! Я своими глазами видел, как он курил на пляже. У него есть пеньковая трубка. Они ее курили с приятелем.

— Это правда, Ким? — спросил Ларсен.

— Да.

— Почему же ты тогда солгал, парень? Ваши родители разрешают вам курить?

— Немножко мы можем, — схитрил я. — Так иногда — совсем чуть-чуть.

— Будь вы моими сыновьями, я бы не разрешил вовсе. Итак, вы настаиваете на том, что не были на ферме и прибежали туда лишь после того, как загорелся сарай.

— Да, все было именно так, — подтвердили мы в один голос.

— Далее, вы настаиваете на том, что были в лесу в своей хижине вместе с другим пареньком, которого зовете Очкариком? Что? Его зовут Пелле? Пусть будет Пелле. Он проживает в коричневом бунгало в нашем поселке?

— Да.

— Ну что ж, прекрасно. Нам остается только доставить Пелле сюда и на всякий случай выслушать его показания. Впрочем, не буду скрывать, у меня такое впечатление, что вы, ребята, сказали правду. Лаурсен, вы знаете, что у парней есть в лесу хижина?

Лаурсен затряс отрицательно головой.

— Никогда там не был. А вы что, на самом деле хотите отпустить этих хулиганов?

— Сначала послушаем, что скажет их друг Очкарик, — решил Ларсен. — К тому времени будут результаты экспертизы. К концу дня причина пожара выяснится окончательно.

Одного из полицейских тут же послали за Очкариком.

Все молча ждали. Громко тикали стенные часы. Я никогда не слышал, чтобы часовой механизм работал с таким шумом. Эрик сидел, понурив голову и уставившись на носки своих башмаков, Я же раздумывал, что за это время Очкарик узнал о бродяге. Наконец, мы услышали шум подъехавшего автомобиля. В комнату вошел полицейский, один.

— Мальчика нет дома, — доложил он, — Родители не знают, где их сын. Он не пришел обедать. Поэтому я не смог его доставить.

— Положение глупое, — сердито бросил Ларсен. — Что будем делать?

— Я попросил родителей немедленно прислать парнишку сюда, как только он явится домой, — добавил полицейский.

— Хорошо. Так что: закроем пока заседание и отпустим сорванцов?

— Я считаю, что так и надо сделать, — решил полицейский в штатском. — Подождем, что скажут эксперты, и тогда решим, стоит ли нам продолжать расследование, А вы, — обратился он к нам, — проваливайте!

Мы не заставили просить себя дважды. Но не успели шагнуть за порог, как Ларсен вернул нас обратно.

— Еще один небольшой вопрос. Вы сказали, что в лесу у вас хижина? Это не вы ставите там силки и капканы?

— Капканы? — переспросил я удивленно, так как не мог сразу понять, о чем шла речь.

— Да, ловушки на всяких зверюшек.

— Ах, вот вы о чем. Нет, конечно!

— Надеюсь. Мучить животных отвратительно! Пусть только эти типы попадутся мне в руки, я им покажу! Вы, значит, не имеете с ними ничего общего?

— Нет, — ответил я.

— Нет, нет, это не мы! — поддержал меня Эрик.

— Ладно. Впрочем, я и сам думаю, что это не вы. А теперь — марш отсюда!

Мы мгновенно исчезли. После темноватого служебного помещения солнце показалось нам особенно ярким, мы даже зажмурились.

— Послушай-ка, Ким, — нетерпеливо проговорил Эрик, едва мы отошли от дома Ларсена, — что с Очкариком? По-моему, с ним что-то случилось.

— Просто не знаю, — забеспокоился и я. — Ведь он должен был давным-давно вернуться.

Остановившись, мы взглянули друг на друга: что же делать? Куда идти — направо или налево? Может быть, бродяга заметил Очкарика, напал на него и избил до потери сознания? Вот и лежит наш друг где-нибудь в лесу и ждет, помощи. Или — что еще хуже — с ним случилось какое-то несчастье. И мы не знаем, где он находится. Нам известно лишь, что он преследовал вора, когда тот направлялся в лес.

— Послушай, Ким, а не лучше ли нам разбежаться сейчас по домам? — предложил Эрик. — Ведь нас там ждут. А уж потом быстренько отправимся на поиски Очкарика.

— Пожалуй, ты прав! Давай через четверть часа встретимся в лаборатории.

— О'кей, — согласился он. — Постараюсь уйти из дома как можно скорее.

Мы уже отошли друг от друга на порядочное расстояние, как вдруг мне пришла в голову одна мысль. Крикнув Эрику, чтобы он подождал, я бросился к нему.

— Думаю, — запыхавшись, вымолвил я, — что было бы неплохо захватить с собой Шнаппа.

— Отлично, босс, — сразу же согласился Эрик. — Но зачем?

— Пес нам пригодится, — пояснил я. — Ну скажем, поможет найти следы Очкарика.

— Может быть. Думаю, однако, что Шнапп обнаружит Очкарика лишь в том случае, если тот будет находиться от него недалеко, метрах в десяти, да еще поманит пса куском колбасы. Ладно, ладно, это я пошутил. Вообще-то я скептически отношусь к его поисковым способностям, но попытаться можно. Значит, через четверть часа?

— Да, через четверть часа!