Прочитайте онлайн Тайна курорта «Солэр» | ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В «СОЛЭР»

Читать книгу Тайна курорта «Солэр»
3316+617
  • Автор:
  • Перевёл: В. Воронин
  • Язык: ru
Поделиться

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В «СОЛЭР»

— Ух ты! Как красиво! — восторженно вскрикнула Бесс Марвин, обращаясь к своей подруге Нэнси Дру.

— И вправду красиво, — согласилась та, глядя в окно автобуса, везущего их по каменистой дороге на север, к подножию горного массива Сайта Каталина в Тусоне. То здесь, то там виднелись ранчо или одинокие глинобитные домики, уютно примостившиеся на склонах холмов. Но больше всего Нэнси поражало нескончаемое разнообразие гигантских кактусов под необъятным синим небом Аризоны.

Водитель — его звали Хэнк Мидер — так и сыпал замысловатыми названиями этих экзотических растений. Хэнк был загорелый, с обветренным лицом человек, вид которого не оставлял сомнений в том, что основное время он проводит на свежем воздухе.

— Вот опунция, — произнес он, показывая на кактус с округлыми плоскими выростами. — А вон там, такой высокий, с кривыми стеблями — сагуаро. Еще есть чолья, окотильо и…

Нэнси вовсе не была уверена, что в состоянии все сразу запомнить; хотя смогла же она узнать и тополь, и москитовое дерево, заросли которого видела в прошлой поездке на Юго-Запад.

— Никогда не думала, что пустыня Соноран такая зеленая, — с восхищением сказала Бесс.

— Ну и что, что зеленая, — вступила вдруг в разговор толстуха средних лет, сидевшая рядом с Нэнси. — Скажите мне лучше, какая будет у нас программа? Лично я приехала сюда похудеть. И похорошеть, конечно, ну и все такое… Я копила деньги на эту поездку целый год.

Нэнси улыбнулась и подала ей руку.

— Меня зовут Нэнси Дру. А это мои подруги. — Она показала на двух девушек, сидевших впереди. У одной из них волосы были цвета спелой пшеницы, у другой — черные, коротко стриженные.

Бесс обернулась и тоже протянула руку.

— Я — Бесс Марвин, а это моя кузина, Джорджи Фейн.

Джорджи приветливо кивнула новой знакомой.

— Ронда Уилкинс, — представилась попутчица. — Вы все трое такие молодые! Чего это вас потянуло на курорт? — спросила она с некоторым недоумением.

— О, мне надо сбросить целых пять фунтов, — кокетливо потупилась Бесс. — А вообще-то дело в том, что я выиграла недельную путевку на два лица в «Солэр». Только никак не могла решить, которую из подруг с собой взять, так что Нэнси и Джорджи делят вторую путевку пополам.

— Повезло, — не без зависти сказала Ронда. — И как это вам удалось получить такой приз?

— Бесс продавала косметические средства и курортные товары фирмы «Солэр». И оказалась впереди всех на Среднем Западе, — объяснила Джорджи.

— Да, я трудилась всю осень и всю зиму, — с гордостью добавила Бесс. — К счастью, качество у этих товаров прекрасное, так что расходились они очень быстро.

— Да-да, я и дня не могу прожить без увлажняющего крема «Солэр», — согласилась Ронда. — Он таки действительно высший класс.

— Конечно, это прекрасный крем… Если вы можете позволить себе его покупать, — вставила миловидная темноволосая женщина, сидевшая от Ронды через проход. Она представилась как Мелина Мишель. Нэнси узнала ее — они летели в Тусон одним рейсом. Тонкая фигура, дорогие украшения, элегантная одежда — все говорило о том, что Мелина Мишель как раз из тех, кто может позволить себе покупать очень многое. И вообще Нэнси обратила внимание, что большинство пассажиров маленького автобуса выглядят людьми состоятельными и преуспевающими. Это, собственно, ее вовсе не удивило. Курорт «Солэр» считался одним из самых фешенебельных: оазис в пустыне, изумительные природные данные и самый современный оздоровительный комплекс с эффективной системой избавления от лишнего веса.

Автобус подъехал к арке: два высоких деревянных столба и между ними массивная вывеска — «Воды „Солэр“. Полное оздоровление и отдых».

Бесс восторженно воскликнула:

— Ой, мне уже кажется, что я почти отдохнула…

— Совсем недавно здесь было лишь большое ранчо, — опять подал голос Хэнк, проезжая под вывеской. — Потом появилась гостиница для фермеров. А в прошлом году Жаклин и Лорэн Розье купили эту землю и превратили ее в курорт. Сейчас общая площадь «Солэра» — сто акров. К услугам гостей — прогулочные тропы в горах, верховая езда, бассейны, гимнастические залы, теннисные корты, ванны с минеральной водой и лучшее в стране оборудование для оздоровительных упражнений…

— Кажется, он все это наизусть выучил, — шепнула Джорджи.

— Скорее всего, — согласилась Нэнси, разглядывая Хэнка.

Густая проседь в его волосах говорила о том, что ему хорошо за пятьдесят, но выглядел он как настоящий ковбой. «Интересно, почему он работает шофером на курортном автобусе? — мелькнуло в голове Нэнси. — Верхом он смотрелся бы куда лучше… Впрочем, это не мое дело», — одернула она себя. Справедливости ради нужно сказать, что у восемнадцатилетней Нэнси Дру — уже довольно известного детектива — любопытство и интерес к людям давно стали второй натурой.

Хэнк показал на маленькие коттеджи для отдыхающих — в этих краях они назывались бунгало, — и на комплекс современных корпусов в испанском стиле: там размещались администрация, столовая, тренажерные залы и процедурные кабинеты. Все постройки связаны были между собой пешеходными дорожками, выложенными каменной плиткой. Через арки можно было видеть внутренние дворики с фонтанами, каменными скамейками и множеством цветов в глиняных вазонах.

— Просто великолепно! — сказала Джорджи. — Странно только, что французский курорт выстроен в испанском колониальном стиле.

— Выбирая проект, супруги Розье посчитали, что «Солэр» должен вписаться в ландшафт и соответствовать традициям этих мест, — объяснила Бесс, которая заранее прочитала все рекламные проспекты о знаменитом курорте. — Это — характерный для юго-западных районов стиль.

Тем временем автобус въехал на площадку около здания с вывеской «Офис». Выбравшись наружу, вновь прибывшие обнаружили, что они здесь — отнюдь не единственные. Из длинного черного лимузина как раз вышла женщина в вязаном белом костюме. Пальцы ее унизаны были сверкающими на солнце крупными бриллиантами. Еще две семейные пары средних лет, весьма изысканно одетые, выгружали свои чемоданы из машин, явно взятых напрокат. Роскошный «роллс-ройс» привез молодую, возраста Нэнси, но полноватую девицу, которая, выходя из машины, даже головы не повернула в сторону своего шофера.

— Типичная манера богачей, — сказала шепотом Джорджи.

— Вовсе не обязательно… — начала было Бесс, но не договорила: по дорожке навстречу гостям шла ослепительной красоты стройная женщина с серебристыми волосами. Завороженно глядя на нее, Бесс так и осталась стоять с открытым ртом.

— Вот она, — прошептала девушка, — Жаклин Розье. До того, как открыть здесь курорт, она была фотомоделью и лучшей манекенщицей в Париже. В жизни она еще красивее, чем на фотографиях.

— Bienvenue, — произнесла Жаклин по-французски и тут же повторила, уже по-английски: — Добро пожаловать! Рады приветствовать вас в «Солэре». — И она пригласила всех в тенистый дворик, где их встречала небольшая группа сотрудников курорта.

— Меня зовут Жаклин Розье, а это, — она показала на темноволосого привлекательного мужчину, — мой муж, Лорэн Розье. Кстати, хочу поделиться новостью. Лорэн только что получил сообщение: наша новая партия косметических средств готова к реализации. Мы планируем в конце недели отметить это событие. Надеемся, вы к нам присоединитесь.

Жаклин обвела взглядом вновь прибывших, одарив каждого ослепительной улыбкой.

— По-моему, это замечательно, правда? — сказала она.

Нэнси заметила, как сузились глаза Мелины Мишель. Хм… ей сообщение пришлось, кажется, очень не по душе.

Жаклин продолжала представлять персонал.

— С Хэнком многие из вас уже познакомились. Он шофер нашего автобуса; кроме того, он отвечает за верховую езду. Мари Кормье — специалист по лечебным травам. Рядом с ней — Алан Жиро, один из наших тренеров по гимнастике. А это, — Жаклин кивнула в сторону молодой женщины в шортах и фирменной майке «Солэра», — Ким Форстер, натуралист, ботаник и биолог. Сейчас они разведут вас по вашим бунгало: наверное, вы хотите отдохнуть с дороги и переодеться. А потом можно будет пройти обследование. Мы здесь, в «Солэре», стараемся найти к каждому индивидуальный подход. Вы побеседуете со специалистами, которые назначат вам диету и оптимальную физическую нагрузку.

Сотрудники, заглядывая в блокноты, выкрикивали фамилии отдыхающих. Услышав свои имена, Нэнси, Бесс и Джорджи двинулись за Ким Форстер.

Бесс, бросив взгляд на шорты и майку Ким, остановилась и стянула с себя куртку.

— Здесь в начале апреля всегда так жарко? Утром, когда мы выезжали из Ривер-Хайтса, там было ниже нуля.

— В Тусоне весна начинается в феврале, — объяснила Ким. — На этой неделе доходило до двадцати семи градусов, и все сразу зацвело. Вы приехали очень удачно, в самое приятное время.

— А где наш коттедж? — спросила Джорджи, заметив, что они уходят все дальше от основного комплекса.

Ким махнула рукой, указывая вперед.

— Ваше бунгало — вон там, прямо у подножия горы. Вам придется это учесть и выходить минут на пять раньше, чтобы успевать к занятиям. — Она оглянулась на Нэнси и улыбнулась ей. — Ну, теперь ваша очередь задавать вопросы.

— О'кей, — улыбнулась в ответ Нэнси. — Почему нас провожает до места специалист по зоологии?

Ким рассмеялась.

— В «Солэре» у каждого сотрудника две обязанности. Одна связана с основной специальностью — для меня это походы в горы и лекции о флоре и фауне. Кроме этого, несколько часов в неделю мы выполняем всякие поручения, в зависимости от того, где мы в данный момент нужнее. Группа по встрече отдыхающих формируется из сотрудников, у которых на момент заезда нет запланированных занятий или других срочных дел.

Наконец они добрались до самого дальнего бунгало. Пока Ким возилась с ключами, Нэнси заглянула внутрь через стекло. Она разглядела три аккуратно застеленные кровати, деревянный комод, письменный стол и круглый крашеный стол с тремя креслами.

— Очень мило, — сказала Бесс, глядя через плечо Нэнси. — О, даже блюдо с фруктами на столе!

— Так мы приветствуем в «Солэре» гостей, — объяснила Ким. Открыв комнату, она протянула девушкам ключ. Потом, поправив волосы, взглянула на часы, затем открыла свой блокнот. — Давайте-ка посмотрим, что у вас дальше… Сейчас почти три. На 4.30 вам назначена консультация у доктора Биней: это наш врач-диетолог. Ее кабинет — в главном корпусе, в правом крыле.

— Какая еще консультация? — спросила Джорджи. — Лично я абсолютно здорова.

— Я в этом не сомневаюсь, но здесь все проходят обследование, чтобы получить индивидуальные рекомендации. Розье с большой ответственностью и вниманием относятся к своим клиентам. — Ким пристально посмотрела на Джорджи. — Вы, похоже, заядлая теннисистка?

— Именно заядлая, — ответила Джорджи. — Жду не дождусь, когда удастся попасть на ваши корты.

— А я как раз из тех, кому нужна диета, — честно призналась Бесс. — Приехала сюда, чтобы пройти полный курс всего, чего только можно, и уехать невыносимо грациозной и красивой, — весело щебетала она. — А Нэнси — наш сыщик. Ей удалось раскрутить в Ривер-Хайтсе одно такое запутанное дело, что даже полиция ахнула…

— Бесс! — сурово остановила ее Нэнси, чувствуя, что краснеет. Эта Бесс иногда просто несносна!..

— Правда? — удивилась Ким. — Вы действительно детектив?

— В общем, я… — начала было Нэнси и запнулась, заметив, как выражение дружеского интереса на лице Ким сменилось чем-то, чему трудно было дать название. Нэнси перехватила взгляд Ким, брошенный в сторону гор, но ничего там, естественно, не увидела, кроме отдыхающих, неторопливо прогуливающихся по зеленому склону. Ким опять посмотрела на часы.

— Я, пожалуй, пойду, — заторопилась она. — У меня сегодня еще беседа о дикой природе пустыни. Скоро увидимся.

Девушки попрощались с ней и вошли внутрь. Комната была небольшой, но уютной. Комод украшала ваза со свежими цветами, на кроватях, застланных яркими, ручной работы, мексиканскими покрывалами, лежали подушки в кружевных наволочках. В углу находился камин и небольшая поленница дров. На книжной полке стояла пара подсвечников. А из окна открывался великолепный вид на горы Сайта Каталины.

— Просто замечательно! — воскликнула Бесс, бросая свою сумку на одну из кроватей.

— Да, неплохое место, — сказала Джорджи, вещая в шкаф свою куртку. — Можно недурно отдохнуть недельку. Все, чего я хочу, это играть в теннис, плавать и опять играть в теннис.

— А я хочу есть, — объявила Бесс, жадно взирая на блюдо, стоящее на столе. — Еще и часа не прошло, как мы здесь, а я уже умираю с голоду, — грустно добавила она и, подойдя к столу, выбрала самый большой апельсин. — Ой, что это? — Бесс увидела рядом с фруктами маленькую деревянную коробочку и взяла ее в руки. — Держи, Нэнси! — она бросила коробочку подруге я принялась чистить апельсин. — Открой-ка!

Нэнси подняла крышку и… взвизгнула, отшвырнув коробку.

— В чем дело? — спросила Джорджи, подбегая к Нэнси.

— П-п-паук, — с трудом ответила Нэнси, презирая себя за то, что сердце ее колотится, словно она не детектив, а зайчиха.

— Ну и что из того? Подумаешь, паук! Он же гораздо меньше тебя, — сказала Джорджи, пожимая плечами.

— Это — «черная вдова», — ответила Нэнси, все еще дрожа.

— Не может быть! Ты уверена? — переспросила Джорджи.

Нэнси кивнула, с омерзением глядя на паука, который пытался выбраться из коробки. Ошибки быть не могло. Это была «черная вдова».

А на дне коробки лежала записка, написанная четким, изящным почерком. «Bienvenue! Добро пожаловать к нам в „Солэр“», — гласила она.