Прочитайте онлайн Тайна кожаного чемодана | ГЛАВА 3. Фальшивые пятифунтовики

Читать книгу Тайна кожаного чемодана
266+1184
  • Автор:
  • Перевёл: Е. О. Токарева

ГЛАВА 3.

Фальшивые пятифунтовики

Как только женщина исчезла за дверью, на пороге появился мужчина в изъеденном молью халате и стоптанных тапках. Лицо мужчины раскраснелось от гнева, и Холли не сразу узнала его. Сердитый старикан с розовой лысиной был ни капли не похож на свое изображение на рекламном плакате, и все-таки в дверях фургона стоял, несомненно, он — знаменитый Уильям Хартвелл.

Некоторое время он переминался с ноги на ногу, злобно глядя вслед женщине, потом его взгляд остановился на девочках. Он хмыкнул что-то нечленораздельно, метнулся обратно в фургон и поспешно захлопнул за собой дверь.

Холли, Белинда и Трейси в недоумении переглянулись.

— Вот это да, — прошептала Белинда. — Я, конечно, понимаю, что актеры — люди темпераментные, но этот явно хватил через край.

— Ты его видела? — изумилась Холли. — Он же лысый. А на плакате он с волосами. Это…

Она не успела договорить. Дверь фургона опять распахнулась, и на пороге появился Уильям Хартвелл. На сей раз его голову украшала роскошная седая шевелюра. За эти несколько секунд он не только успел надеть парик, но и, казалось, совершенно успокоился.

— Добрый день, милые дети, — прогудел он, лучезарно улыбаясь, и сунул Холли фотоснимок. — Вот, возьми, с наилучшими пожеланиями.

Он так же вручил по фотографии Трейси и Белинде. Это были портреты прославленного актера с его автографами. Холли не могла не заметить, что на фото он гораздо красивее, чем в реальной жизни. На снимке почти все морщины были тщательно заретушированы, а аккуратный седой парик придавал актеру вид, исполненный величия.

— Никогда не следует пренебрежительно относиться к публике, — театральным тоном произнес Уильям Хартвелл.

— Извините, мы не хотели вас беспокоить, — пролепетала Холли.

— Ты меня ничуть не побеспокоила, милое дитя, — ответил Хартвелл. — Просто застала в разгар репетиции с дражайшей Кэролайн. — Он бросил взгляд на фургон, в котором исчезла его партнерша. — Замечательная актриса. Очень страстная.

— Значит, вы репетировали? — догадалась Трейси. — Ну и ну! А мы-то думали, вы в самом деле ссоритесь.

Актер снова улыбнулся, сверкнув ровными белыми зубами.

— Это и называется актерская игра, милое дитя, — назидательно произнес он.

— Не сочтите за дерзость, — вступила в разговор Белинда, — но моя подруга Холли хотела попросить у вас интервью для школьного журнала. — Она застенчиво улыбнулась. — У нас в школе издается очень хороший журнал, и Холли пишет замечательные статьи.

— С превеликим удовольствием!

— О, огромное спасибо, — еле слышно пролепетала Холли и тут же достала из сумки свой диктофон. — У меня есть при себе все необходимое. Если у вас найдется минута-другая, можем приступить прямо сейчас.

— К сожалению, сейчас это невозможно, — развел руками Хартвелл. — Через несколько минут я должен быть на съемочной площадке. Нельзя заставлять Рассела ждать. Вы же знаете, каковы они, эти режиссеры. — Он одарил Холли еще одной лучезарной улыбкой. — Значит, я имею честь беседовать с новоиспеченной журналисткой?

— Во всяком случае, очень хотела бы ею стать, — скромно ответила Холли.

— Превосходно, — с жаром поддержал ее Хартвелл. — У человека должна быть заветная мечта. Я бы с удовольствием побеседовал с тобой, но должен готовиться к следующей сцене. — Он повернулся, чтобы уйти, и собирался уже закрыть дверь, но Холли остановила его.

— Не могли бы вы сказать, когда я смогу взять у вас интервью? — спросила она.

На миг брови Хартвелла озадаченно приподнялись, словно он уже успел забыть, о чем они говорили, и он артистично взмахнул рукой:

— Когда угодно, милое дитя. В любое время.

Он закрыл дверь.

— Может быть, сегодня вечером? — едва успела спросить Холли.

— Завтра, — раздался изнутри голос.

— В котором часу?

Но этот вопрос остался без ответа. Холли решила, что с ее стороны слишком назойливо стучаться и просить, чтобы актер назначил ей определенное время. Самым лучшим выходом, решила она, будет прийти завтра после занятий и погулять по съемочной площадке в надежде, что у Хартвелла найдется для нее пара минут в перерыве между съемками.

— Вот они, кинозвезды, — проворчала Белинда. — Не могу сказать, что он потряс меня до глубины души. Халат у него изрядно потрепанный. А уж этот парик!..

— Тс-с! Вдруг он тебя услышит, — прошептала Трейси.

— А если он еще раз назовет меня «милое дитя», я за себя не ручаюсь, — продолжала ворчать Белинда. — Милое дитя!.. Какая пошлость!

— Наверно, таковы его представления о вежливости, — пожала плечами Холли. — По крайней мере, я выудила у него обещание дать мне интервью.

— Что будем делать теперь? — спросила Трейси. — Как вы думаете, может, другая актриса… как ее… Кэролайн даст нам интервью? Наверно, она уже успокоилась после репетиции?

— Если только это была репетиция, — с сомнением в голосе заметила Белинда.

— Что ты хочешь этим сказать? — сразу напряглась Холли. — Что они ссорились всерьез?

— Не знаю, не знаю. — Белинда покачала головой. — Если это была репетиция, почему же тогда Кэролайн выскочила за дверь вся красная от бешенства?

— Это же совершенно ясно, — ответила Трейси. — Не может же актер еще секунду назад кричать от злости, а в следующий миг выйти на люди с безмятежной улыбкой. Ему нужно время, чтобы успокоиться и прийти в себя.

— Может, ты и права, — вздохнула Белинда. — Но, что ни говорите, мне эта ссора показалась чересчур натуральной.

— А мне кажется, у нас с вами просто разыгралась фантазия, — сделала вывод Холли. — Я тоже думаю, что это была просто актерская игра.

— Ладно, сдаюсь, — замахала руками Белинда. — Считайте, что вы меня переубедили.

К девочкам подошла Сара Уорд.

— Я уж думала, вы ушли домой, — сказала она.

— Мы пытались взять интервью у мистера Хартвелла. — Трейси кивнула в сторону запертой двери фургона.

— Надеюсь, вы ему не помешали? — сразу встревожилась Сара.

— Да нет, не очень, — и Холли рассказала обо всем, что случилось, не забыв упомянуть, что Уильям Хартвелл пообещал ей дать интервью.

— Тебе повезло, — заметила Сара. — Кстати, вы знаете — он родом из здешних мест.

— Уильям Хартвелл родился в Виллоу-Дейле? — удивленно воскликнула Холли. — Вот это сенсация!

— Да, это так, — подтвердила Сара. — Между прочим, это одна из причин, по которым для натурных съемок был выбран именно ваш город.

— Вот и название для твоей статьи, — обратилась к Холли Белинда. — «Местная кинозвезда возвращается домой!»

— Я не уверена, что его можно назвать звездой, — поморщилась Сара, отводя девочек подальше от фургона. — Я точно не знаю, но говорят, что он несколько лет сидел без работы, и что продюсеры остановили на нем свой выбор, потому что он обошелся им очень дешево. Только никому ни слова!

Они обогнули длинную вереницу грузовиков и автофургонов.

— Может быть, проведем экскурсию прямо сейчас? — предложила Сара. — У меня есть немного свободного времени, а тут, я думаю, найдется немало для вас интересного.

Девочки с радостью согласились и вместе с Сарой отправились на съемочную площадку. Работница киностудии им подробно объяснила, как действует кажущийся беспорядочным, но на самом деле безукоризненно отлаженный механизм натурных съемок. Холли что-то торопливо строчила за ней в блокноте.

Остановившись на безопасном расстоянии, они внимательно смотрели, как снимается эпизодная сцена. Три человека, объятые паникой, выбегали со склада, перескакивая через груды булыжников. Они должны были пробежать в точности между двумя камерами, одна из которых стояла на треножнике, а другая висела на складном операторском кране.

— Не так, — кричал Рассел Бейкер. — Очень плохо! Вы расходитесь слишком далеко друг от друга. А в кадре должны быть все трое. Повторить!

Три актера побрели обратно к складу и остановились на исходной позиции, ожидая команды «Мотор!». На этот раз один из мужчин споткнулся и упал. Белинда не удержалась и прыснула от смеха.

— Ничего смешного, — заметила Сара, пытаясь спрятать улыбку. — Чтобы как следует снять даже такую простую сцену, как эта, иногда уходит по нескольку часов. И не дай бог, если за это время изменится погода.

— Разве это так важно? — удивилась Трейси.

Сара улыбнулась.

— Представьте себе: на экране сцена, занимающая пять минут, начинается при ярком солнце, а заканчивается под проливным дождем. И все потому, что на съемки ушел целый день, а к вечеру погода испортилась. Вот почему Рассел терпеть не может натурные съемки. Погода, увы, не поддается строгому расписанию.

Несколько минут они еще наблюдали за съемками эпизода, а потом Сара отвела девочек в один из фургонов.

— Здесь мы храним реквизит и всякие нужные вещи, — сказала она, впуская подруг внутрь. Они как будто очутились в пещере Алладина, полной роскошной одежды и других всевозможных вещей.

— Надеюсь, вы люди честные, и среди вас нет бандитов и грабителей, — улыбнулась Сара. — Уверена, вы заслуживаете доверия. — Она раскрыла большой потрепанный чемодан из коричневой кожи и гордо произнесла: — Вот! Как вам нравится?

Девочки заглянули в чемодан и обомлели. Он был полон аккуратно уложенными пачками банкнот.

— Здесь полмиллиона фунтов стерлингов, и все пятифунтовыми банкнотами, — объяснила Сара. — Это деньги, которые Бешеный Майк Маккой привозит из Лондона после своего поспешного бегства под покровом ночи.

— Ух ты! — воскликнула Трейси. — Такая куча денег! — Она подняла глаза на Сару: — Неужели вы не боитесь оставлять их просто так, без всякого присмотра? А вдруг их украдут?

Та весело рассмеялась:

— Это же фальшивые деньги. Просто реквизит. Игрушки.

— На вид он совсем как настоящие. — Белинда склонилась над чемоданом. — А чем они отличаются от настоящих?

Сара вытащила из пачки синюю банкноту и поднесла ее к свету, падавшему из застекленного окна в крыше фургона.

— Видите? Нет водяных знаков. Если посмотреть на настоящую пятифунтовую банкноту, то можно заметить еще один портрет королевы, рельефный. — Она очертила овал в середине банкноты. — Вот здесь. А на этой ничего нет.

— Не могли бы вы подарить нам одну такую банкноту, на память? — попросила Холли.

Сара покачала головой:

— Я бы с удовольствием, но не могу. Это запрещено инструкцией.

— О, не волнуйтесь, никто не узнает, — воскликнула Холли. — Я хотела подарить банкноту своему брату. Ему было бы приятно похвастаться перед друзьями.

— Что ж, может быть… Когда съемки закончатся. — Сара была готова сдаться.

В дверь грузовичка заглянула чья-то лохматая голова.

— Сара, вот ты где! — воскликнул незнакомец. — Тебя везде разыскивают. Барри порвал брюки. Рассел рвет и мечет!

— Мне надо идти, — вздохнула девушка. — Пора за работу!

Девочки нехотя вышли из грузовика, а Сара и незнакомец бегом направились туда, где шли съемки.

— Итак? — спросила Белинда. — Что будем делать дальше? Пойдем домой или заглянем в кондитерскую к Энни? Я бы с удовольствием съела кусочек торта.

По плотоядному взгляду Белинды было ясно, какой вариант предпочитает она.

— Давайте лучше походим поблизости. Может, кто-нибудь еще согласится дать мне интервью, — не унималась Холли.

— Может, Кэролайн Форд? Она, наверное, уже достаточно успокоилась и не откажется с нами поговорить, — предположила Трейси.

— А вот и Дебби Брайант. Нам на нее везет. — Белинда указала куда-то вперед, и девочки проследили за ее взглядом. Рослая темноволосая каскадерша торопливо вышла через раскрытые проволочные ворота, украдкой оглянувшись через плечо.

— А возьми интервью у нее. — Белинда ткнула Холли локтем в бок. — Поинтересуйся, каково это — бросаться из раскрытых окон и сваливаться с лестниц, чтобы зарабатывать себе на жизнь. Любопытная тема для разговора.

— А что, неплохая мысль, — согласилась Холли. — Пожалуй, я так и сделаю. — И она торопливо зашагала к воротам, стараясь догнать быстроногую спортсменку.

— Лучше поспешим за ней, — сказала Белинда, обращаясь к Трейси. — Вдруг Дебби в самом деле такая противная, как говорила Сара? Тогда, возможно, Холли понадобится помощь.

Дебби Брайант явно очень торопилась. Когда Холли добежала до ворот, та уже почти скрылась из виду. Холли прибавила шагу, но никак не могла угнаться за тренированной каскадершей.

Когда Дебби остановилась возле машины, поджидавшей ее на дальнем конце улицы, и открыла дверцу, Холли мельком заметила на водительском сиденье какого-то мужчину.

— Простите! — крикнула она на бегу. — Мисс Брайант! Погодите!

Услышав ее крик, Дебби Брайант резко обернулась и, метнув на Холли злобный взгляд, поспешно села в машину. Взревел мотор.

Холли подбежала к машине и заглянула в боковое стекло.

— Простите, — вежливо улыбнулась она, но лицо Дебби оставалось непроницаемым. — Я пишу статью для…

Договорить она не успела — автомобиль сорвался с места и стремительно рванулся по улице.

— Вот это да! — ошарашенно вскричала Холли, глядя, как машина исчезает за углом. — Ну и грубиянка!

— Что ты ей сказала? — спросила Трейси, подбегая к Холли.

— Что случилось? — пропыхтела Белинда, с трудом догоняя подруг.

— Я и сказать-то ничего не успела, — пожаловалась Холли. — Она меня как будто не заметила.

— Не обращай внимания, — махнула рукой Белинда. — Лучше вычеркни ее из своего списка претендентов на интервью. Сара была совершенно права — невоспитанная особа, настоящая головная боль. Кстати, о боли. У меня живот подвело от голода, и спасти меня может только хороший кусок шоколадного торта. Кто со мной в кондитерскую Энни?

— Почему бы и нет? — пожала плечами Холли. — Для начала я получила от Сары достаточно информации и вполне могу приступать к работе над статьей. А завтра после обеда, если повезет, возьму интервью у Уильяма Хартвелла.

Вскоре девочки добрались до знакомой кондитерской. Холли заняла столик у окна, а Белинда и Трейси затеяли добродушный спор о том, какое из лакомств за стеклянной витриной выглядит наиболее соблазнительно.

Радуясь неожиданной возможности взять интервью у Уильяма Хартвелла, Холли тем не менее не оставляла мысли о том, почему Дебби Брайант вела себя так странно. Похоже, Дебби не хотела, чтобы кто-нибудь видел, как она садится в машину к этому мужчине? Она держалась так, будто в чем-то виновата и пытается это скрыть. Должно быть, у нее были веские причины для этого.

Вскоре Белинда и Трейси принесли поднос с пирожными и напитками и поставили его на залитый солнцем столик. Холли отбросила неприятные мысли и с наслаждением откусила кусок шоколадного торта. Вокруг и без того происходит масса интересного, не хватало еще придумывать серьезные причины для разных глупостей. Просто Дебби Брайант дурно воспитана, только и всего.