Прочитайте онлайн Тайна кожаного чемодана | ГЛАВА 13. Взрыв

Читать книгу Тайна кожаного чемодана
266+1181
  • Автор:
  • Перевёл: Е. О. Токарева

ГЛАВА 13.

Взрыв

— Что вы со мной сделаете? — Белинда не сводила испуганного взгляда с пистолета, зажатого в руке Уильяма Хартвелла.

— Вы, несносные девчонки, своей дурацкой игрой в детективов сильно испортили мне жизнь, — процедил актер. — Но вы об этом очень пожалеете!

Голос его звучал совершенно спокойно, но в глазах горел бешеный огонек, при виде которого Белинда сочла благоразумным стоять смирно и не шевелиться.

Судорожно облизнув пересохшие губы, она храбро заявила:

— Но вы поймали только меня одну, Холли и Трейси скоро приведут сюда полицию. У вас осталось полминуты на то, чтобы опустить пистолет и сдаться.

— Неужели? — прищурился Уильям Хартвелл. — Милое дитя, ты мелешь чепуху. Я прекрасно знаю, где находятся твои не в меру любопытные подружки. И сомневаюсь, чтобы они привели сюда полицию.

— Что вы с ними сделали? Если они ранены, то вас…

Уильям Хартвелл, казалось, начал терять терпение.

— Нет, они не ранены, — раздраженно проговорил он. — Откровенно говоря, я их и пальцем не тронул. — Его глаза злобно прищурились, и бандит скомандовал: — А теперь быстро в мою машину! Попробуй только дернуться, и я убью тебя на месте. Поняла? — Белинда кивнула. — Но если будешь меня слушаться, — леденящим душу тоном продолжал Хартвелл, — то, может быть, я передумаю и оставлю тебя в живых. Так что твоя жизнь зависит от того, насколько ты будешь благоразумна. Ясно?

— Да, — опять кивнула Белинда.

— Вот и отлично. Значит, мы друг друга понимаем, — усмехнулся Хартвелл. — Хорошо, когда люди понимают друг друга. Меньше происходит ошибок. А я не хочу, чтобы ты ошиблась.

Уильям Хартвелл открыл дверь фургона и велел Белинде идти впереди него. На долю секунды он отвел от девочки глаза, и она, улучив мгновение, незаметно достала из кармана недоеденную шоколадку и украдкой бросила ее у порога.

— Хорошо, я сделаю все, что вы скажете, — нарочито громким голосом произнесла Белинда, стараясь заглушить стук шлепнувшейся об пол шоколадки. Она нарочно оставила в фургоне этот след. Теперь, если Холли и Трейси станут ее искать, они догадаются, что она была у Хартвелла.

— Не сомневаюсь, — проворчал Хартвелл, выталкивая ее из фургона и приказав двигаться в сторону канала. — Не оборачивайся и ничего не говори! Только иди, и все!

В спину Белинде уперлось холодное дуло пистолета. Ей ничего не оставалось, как подчиниться. Добравшись до берега, Хартвелл велел ей повернуть направо.

Едва они прошли несколько шагов, как земля содрогнулась от оглушительного взрыва. Белинда подскочила от испуга и бросила взгляд через плечо. В воздухе клубился громадный столб грязно-серого дыма.

— Похоже, Рассел снимает заключительные кадры, — заметил Хартвелл.

— Ах, да, — сообразила Белинда. — Склад взорвали. — Теперь она поняла, что за суета творилась на площадке полчаса тому назад — шла усиленная подготовка к взрыву.

— Шагай, шагай, — торопил ее Хартвелл, подталкивая в спину дулом пистолета.

— Вы не ответили на мой вопрос, — напомнила ему Белинда. — Что вы со мной сделаете?

— Если будешь вести себя хорошо, останешься цела и невредима, — процедил Хартвелл. — Отведу туда, где тебя не найдут несколько дней, а за это время успею убраться из страны. — Он рассмеялся, но так зловеще, что у Белинды кровь застыла в жилах. — Забавное совпадение: в этом фильме я играю гангстера, который хочет скрыться с деньгами, чтобы обеспечить себе безбедную старость. То-то шумихи будет в газетах! Представляю заголовки: «Уильям Хартвелл — актер или преступник?» Жаль, мне не доведется прочесть их, я буду уже далеко.

— Оставьте адрес, и я пришлю свежий номер, — предложила Белинда.

Уильям Хартвелл презрительно фыркнул.

— Очень остроумно, — проворчал он. — Поворачивай направо.

Они свернули в один из боковых переулков, в дальнем конце которого Белинда заметила спешащих куда-то прохожих. Позвать на помощь? Нет, слишком далеко. Они не услышат.

— Моя машина синего цвета, — предупредил Хартвелл и добавил: — Не забывай, милое дитя, что у меня пистолет.

— Не волнуйтесь, не забуду, — огрызнулась Белинда.

Дойдя до машины, Хартвелл открыл багажник и сунул туда чемодан с деньгами. Потом распахнул дверцу рядом с водительским местом и, не спуская с девочки пристального взгляда, сел за руль.

— А почему вы сидели в тюрьме? — поинтересовалась Белинда, устроившись рядом. — Тоже за кражу денег?

Рассмеявшись, Хартвелл вывел машину на узкую улочку.

— Тебе не откажешь в логике, милое дитя, — прищурился он. — Ты довольно умна.

— Прекратите называть меня «милое дитя», — возмутилась Белинда. — Никакое я не дитя. Мне пятнадцать лет. В наши дни таких, как я, называют тинейджерами.

Уильям Хартвелл удивленно уставился на нее. Казалось, он не ожидал такого отпора с ее стороны. Дальше они катили по Виллоу-Дейлу молча. Все время Белинда обдумывала всевозможные планы спасения. Наконец они добрались до северной окраины города. Шоссе, на которое они выехали, было ей знакомо — дорога вела в Мосли.

— Что вы сделали с моими подругами? — сердито спросила девочка. Тревога за Холли и Трейси не отпускала ее ни на миг.

— Я тебе уже сказал, — уклонился от прямого ответа Хартвелл. — Пальцем до них не дотронулся.

— Я вам не верю, — отрезала Белинда.

— Ну, ладно, я запер из на ключ, — нехотя сообщил он. — Такой ответ тебя устраивает?

— Им грозит какая-нибудь опасность? — настаивала Белинда.

— Даю слово, — подхватил Хартвелл. — Я причинил твоим подругам не больше вреда, чем причиню тебе.

— Вам нельзя верить, вы едва не убили Кэролайн, — не отставала Белинда. — Скажете, нет?

— Она собиралась рассказать Расселу обо всем, что видела. Вот уж была любительница совать нос в чужие дела! Не хуже тебя и твоих подруг. Сама виновата. Заглянула непонятно зачем ко мне в фургон и увидела карту. — Он покосился на Белинду. — Я по глупости держал у себя карту этого района с обозначенными на ней фермой Бэннермана и дорогой, по которой ехал банковский фургон. Надо было ее сразу уничтожить, а я сделал это слишком поздно. Конечно же, Кэролйн не была до конца уверена в том, что я участвовал в ограблении, но она хотела рассказать о карте Расселу. А тот наверняка догадался бы, в чем дело. Рассел не дурак, хотя иногда и ведет себя, как последний идиот. К тому же он знал, что я приехал сюда месяц назад. Для него раскусить меня было проще простого. Если бы он дал делу ход, вмешалась бы полиция, и тогда — прощай, съемки. Я же не мог допустить этого, правда? Поэтому и нужно было заткнуть рот Кэролайн.

Белинда потрясенно взглянула на Хартвелла.

— Значит, вы намеревались ее убить?

— Нет, просто хотел предупредить, чтобы помалкивала, — как ни в чем не бывало ответил актер.

Они добрались до развилки, и Хартвелл повернул налево.

— Мы едем к ферме Бэннерман? — догадалась Белинда.

— Правильно сообразила, — похвалил ее Хартвелл. — Умница.

— А куда вы повезете меня потом?

— Никуда, мы остановимся там, — объяснил Хартвелл. — Я посажу тебя под большой крепкий замок, а сам поеду в аэропорт, сяду на самолет и… — Он окинул Белинду недоверчивым взглядом. — Улечу куда-нибудь в теплые края. Например, на Багамы. Или на Таити. Мне с моими денежками везде будет уютно.

Он свернул в проселок, и машина, трясясь и подскакивая на ухабах, покатила к скрытой за деревьями усадьбе.

— Здесь довольно пустынно, ты не находишь? — спросил Хартвелл, останавливая машину. — Пройдет немало дней, пока тебя отыщут.

Он отвел Белинду в заброшенный дом, заставил подняться по лестнице и втолкнул в обшарпанную комнату с голыми стенами, приютившуюся под самой крышей.

— Как видишь, — с усмешкой проговорил он, — окно забито гвоздями, а дверь сделана из цельного куска дуба. Так что, если даже ты сумеешь выбраться, произойдет это нескоро. — Он угрожающе повел пистолетом. — Отойди к стене.

Белинда послушно повиновалась.

С минуту Хартвелл пристально вглядывался в нее.

— Очень жаль, что приходится идти на это, — процедил он наконец. — При других обстоятельствах, думаю, мы прекрасно поладили бы.

— Вы хотите меня застрелить? — онемевшими от ужаса губами прошептала Белинда.

— Застрелить? Нет, не стоит. Сделаем вид, что произошел еще один несчастный случай. — Он смерил ее ледяным взглядом. — Например, пожар… Когда молодежь не в меру любопытна, приходится учить ее жестокими методами. Так же, между прочим, мне пришлось поступить и с твоими подругами… И с Кэролайн… — Он зловеще улыбнулся. — Придется навестить Кэролайн в больнице. Нельзя допустить, чтобы в живых остался хоть один свидетель, правда?

После этих слов он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Щелкнул замок, и через минуту по коридору разнесся тяжелый грохот удаляющихся шагов.

До Холли не сразу дошел страшный смысл слов Трейси. Ей не верилось, что Уильям Хартвелл намеренно завел их в подвал и запер, чтобы они погибли при взрыве. Но другого объяснения не было.

В подвале стоял полумрак, лишь через длинные узкие оконца высоко под потолком проникали слабые лучи света. Еще одно окно находилось пониже, где-то на уровне земли. Подбежав к нему, Трейси ухватилась за подоконник и, подтянувшись, выглянула. Окно было закрыто толстой железной решеткой.

Перед глазами расстилалась неровная, бугристая земля. Вдалеке были видны кинокамеры, нацеленные на здание, а за открытыми воротами маячила рослая фигура Рассела Бейкера.

Трейси спрыгнула и обернулась к подруге, которая в это время разглядывала связку динамитных шашек, в отчаянии пытаясь найти способ обезвредить их.

— На улице собралась вся съемочная группа, — не на шутку встревожилась Трейси, хватая Холли за руку. — Я сама видела. Подвал вот-вот взорвется.

— А если мы выдернем провода? — растерянно спросила Холли.

— Не знаю, поможет ли, — в отчаянии пожала плечами Трейси. — А вдруг эти мины здесь не единственные? Что, если в других помещениях заложено еще столько же? Может, они все здание нашпиговали динамитом. — Девочка бросилась к железной двери и что было сил забарабанила по ней кулаками. — Помогите! — во весь голос закричала она. — Помогите! Мы заперты!

Холли подбежала к подруге и тоже обрушила на дверь град тяжелых ударов.

— Не взрывайте нас! — завопила она. — НА ПОМОЩЬ!

— Тс-с! — Трейси приложила палец к губам. — Я что-то слышу!

Девочки молча застыли на месте, тяжело дыша от страха. Снаружи доносился чей-то голос. Далекий, искаженный. Похоже, это Рассел Бейкер что-то кричал в свой мегафон.

— Что он говорит? — шепотом спросила Холли.

Глаза Трейси широко распахнулись, в них плескался ледяной ужас.

— Он говорит… что до взрыва осталось пять минут. — Она запнулась. — Холли, мы погибли.

— Давай поищем что-нибудь, чем можно высадить дверь, — предложила Холли. — Или вставить между створкой двери и рамой какой-нибудь рычаг, а потом отжать. — Она была полна решимости сражаться за свою жизнь до последнего. — Иди в дальний угол, — приказала она подруге, — а я поищу здесь. Нужно найти что-нибудь вроде тарана или крепкого лома.

Девочки принялись шарить по огромному захламленному подвалу. Холли споткнулась о большой заплесневелый лист гнилой фанеры, отшвырнула его в сторону, но обнаружила под ним лишь ржавые детали какого-то агрегата. Похоже, все, что могло бы пригодиться девочкам для спасения давным-давно было вывезено на свалку.

Трейси заметила, что в боковой стене темнеет какое-то продолговатое пятно. Подбежав поближе, она обнаружила маленькую, едва заметную дверцу, сколоченную из продольных деревянных планок. На вид дверца казалась довольно хлипкой. Трейси отступила на шаг и с разбегу толкнула ее плечом.

Раздался треск, во все стороны брызнули острые щепки. Трейси влетела в дверной проем и с разгону упала на кучу каких-то мешков, от которых исходил противный гнилостный запах. Взметнулось удушающее облако черной пыли. Трейси закашлялась. Вонь стояла чудовищная. Девочка перекатилась на спину и увидела над головой полоски света. В тонких лучах, пробивавшихся откуда-то сверху с закопченного потолка, клубилась густая черная пыль.

— Холли! — закричала девочка. — Иди скорее сюда!

Трейси с трудом поднялась — пол под ногами был страшно неровный. Она попыталась сохранить равновесие, но земля как будто ушла у нее из-под ног, и девочка опять едва не упала.

— Трейси! — послышался испуганный голос Холли. — Она заглянула в выломанную дверь, задыхаясь от быстрого бега. — Ты цела?

— Цела. — Трейси чихнула. — Здесь виден свет. Наверное, это что-то вроде люка. Ну и вонища!

— Это уголь, — догадалась Холли. Тяжелый запах был ей знаком: в их домике в Виллоу-дейле был старый угольный подвал, и в нем стояла такая же едкая пыль. — Скорее всего здесь в старину хранили уголь. Надо попытаться открыть люк, и тогда мы сможем выбраться!

Трейси с трудом заковыляла по каменистому полу, руками нащупывая дорогу во тьме. Там, где с потолка падал свет, можно было разглядеть груду угля, круто поднимающуюся вверх.

— Сколько осталось до взрыва? — спросила она, откашлявшись. Колючая угольная пыль лезла в рот, забивала горло.

— Не знаю, — отозвалась Холли. — Наверно, минуты две.

Трейси протянула руку, и ее пальцы коснулись деревянного люка. Она изо всех сил толкнула его. Но тут угольная куча лавиной ушла у нее из-под ног, и девочка кубарем скатилась вниз, к ногам Холли. Но за миг до падения она почувствовала, что тяжелая крышка чуть-чуть подалась. Белая полоска света немного расширилась.

— Холли, мы выберемся! — радостно воскликнула Трейси. — Подержи меня, и я сумею посильнее толкнуть крышку. Если она такая же гнилая, как дверь, то разлетится на куски прямо у меня в руках!

По крутому склону угольной кучи Трейси снова вскарабкалась наверх под потолок. Холли последовала за ней, щурясь от жгучей пыли, разъедающей глаза.

— Помоги мне, — скомандовала она. — Держи, чтобы я не упала, а я попробую еще раз открыть этот люк.

Холли как следует утвердилась на шатком склоне и крепко обхватила Трейси за талию. Она ощутила, как напряглось сильное тело подруги. Трейси изо всех сил уперлась руками в крышку и толкнула. Раздался скрежет, заскрипели прогнившие доски, и, изнемогая от неимоверного напряжения, Трейси вскоре почувствовала, что громадная крышка подалась. Еще мгновение, и она с треском и грохотом разлетелась на куски. Руки Трейси прошли сквозь гнилые доки и взметнулись в пустоту. Сквозь щербатую дыру подвал залил яркий солнечный свет.

Сверху на девочек дождем посыпались трухлявые щепки и липкая влажная пыль. Они закашлялись, отплевываясь.

— Ура, получилось! — просипела Холли.

— Мы спасены! — радостно крикнула Трейси, приподнялась на цыпочки и начла отрывать ветхие доски, расширяя пролом в крышке люка. Холли обеими руками держала подругу за ноги, чтобы та не свалилась.

Расширив дыру так, чтобы в нее можно было пролезть, Трейси подтянулась и без труда выбралась наружу. Она понятия не имела, сколько времени осталось до взрыва. Здание могло в любой миг взлететь на воздух!

Оказавшись на свободе, Трейси подала руку подруге и, напрягая все силы, помогла ей выбраться из смертельной ямы.

— Бежим! — вскрикнула Холли.

Прямо перед ними тянулась длинная кирпичная стена. Это была боковая стена склада. Взявшись за руки, подруги сломя голову пустились бежать по каменистой дорожке.

Впереди виднелась еще одна, полуразрушенная стена, отгораживавшая склад от других строений. К ней-то девочки и направились. Сердце Холли вырывалось из груди, кровь отчаянно пульсировала в висках. Ей казалось, что она уже слышит за спиной оглушительные раскаты взрыва.

Девочки с разбегу нырнули за стену и, свернувшись клубочком, прикрыли головы руками.

Наступила тишина. Притаившись в ожидании взрыва, Холли слышала только хриплое дыхание подруги да гулкий стук собственного сердца.

— Холли!

— Что?

— Я ничего не слышу, — удивленно прошептала Трейси.

Холли приоткрыла один глаз и покосилась на Трейси.

— Как ты думаешь, пять минут уже прошло? — спросила она.

— Наверное, — ответила подруга. — Уж никак не меньше. — Она осторожно приподнялась и выглянула из-за кирпичной кладки.

— Осторожнее, — предупредила Холли.

Трейси кивнула и опустилась на колени. Старый склад стоял безмолвно и непоколебимо, как всегда.

— Смотри, на кого я похожа! — пожаловалась Трейси, горестно оглядывая свою рваную, перепачканную угольной пылью одежду. Она усмехнулась, и на черном, как у трубочиста, лице сверкнули белые зубы. — Наверное, взрыв все-таки перенесен на завтра. Видимо, Уильям Хартвелл не солгал…

Не успела она договорить, как ее последние слова потонули в оглушительном грохоте. Он был громче, чем самые громкие грозовые раскаты. Не удержавшись на ногах, Трейси рухнула навзничь.

Взметнулись громадные клубы черного дыма, а вслед за ними взметнулись ослепительные языки пламени. От страшного грохота под ногами содрогнулась земля. По каменистой площадке покатилось глухое эхо. Потом наступила чудовищная непроницаемая тишина. Холли подняла голову. Небо затянуло черным клубящимся дымом, но сквозь его густую пелену девочка все же сумела разглядеть, что здание устояло.

Разрушилось оно только после второго взрыва: нехотя, как в замедленной съемке, кирпичные стены сложились, словно карточный домик, взметая вверх темные клубы пыли.

Трейси и Холли снова прикрыли руками головы. Но на сей раз на них обрушился дождь кирпичных обломков. Подруги испуганно зажмурились, но в последний миг заметили, как на них накатывается высоченная стена дыма.