Прочитайте онлайн Тайна фамильного портрета | ИСЧЕЗНОВЕНИЕ КАРТИНЫ

Читать книгу Тайна фамильного портрета
3616+1319
  • Автор:
  • Перевёл: А. Литвинова

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ КАРТИНЫ

В машине наступила гнетущая тишина. Бесс и Джорджи мгновенно прекратили болтовню. И пока они ехали по длинной, петляющей среди зелени дороге к дому Брайена, никто не проронил ни слова. Но молчание было нарушено, когда молодежь увидела дорожный знак — стрелку, на которой было написано: «Пещера Летучей Мыши».

— Ой, какое страшное название, — сказала Бесс и поежилась. — Это ведь про настоящих летучих мышей, зд? Я так поняла? Брайен засмеялся.

— Конечно, про настоящих, не игрушечных и не из комиксов.

— Странно, разве мы едем в Трансильванию? Мне такие указатели по дороге не попадались, — пошутила Джорджи. Даже мистер Ситон оценил ее шутку и рассмеялся.

— Не бойтесь, — сказал Брайен. — Вы наверняка не увидите ни одной настоящей летучей мыши, пока гостите у меня. Это место получило свое название много-много лет назад. Дело в том, что недалеко от нашей усадьбы есть несколько небольших пещер и гротов, где водятся летучие мыши. Но вылетают они оттуда только по ночам. Днем их редко увидишь.

Дорога, ведущая к дому, описывала широченный круг, и поэтому Нэнси уже издалека увидела дом Ситонов. И сразу все мысли о замках, населенных привидениями, и башнях, в которых гнездятся летучие мыши, исчезли из ее головы. Это был великолепный особняк, венчающий невысокий холм. Построенный, судя по всему, в девятнадцатом веке, он выглядел как новенький. Либо он прекрасно сохранился, либо усилия реставраторов вернули ему былое великолепие.

Вдоль длинной открытой веранды, обрамляющей фасад дома, стояли массивные круглые колонны, поддерживающие балкон второго этажа. Нэнси залюбовалась кружевным литьем чугунной решетки, опоясывающей балкон, и красивой лепниной вокруг окон.

Бартоломью Ситон остановил машину и буквально выскочил из нее. Потом, точно за ним кто-то гнался, бегом бросился в дом. Брайен последовал было за ним, но заметив, что друзья не проявляют поспешности, остался с ними. А они в это время стояли у машины и разглядывали особняк Ситонов.

— Эй, в чем дело? — спросил Брайен, возвращаясь к машине. — Домище здоровый, но не кусается. Нэнси засмеялась:

— Смешно звучит, если учесть название, которое ему дали: «Пещера Летучей Мыши». Нет, на мой взгляд, особняк просто великолепен.

— А теперь идемте в дом, — предложил Брайен.

В холле их приветствовал тот самый седовласый почтенный человек, который вез их чемоданы из аэропорта. Брайен назвал его Босвортом.

Внутреннее убранство дома ничуть не уступало в роскоши его внешней отделке.

Огромные комнаты были красиво обставлены, а сверкающие паркетные полы застланы восточными коврами. По периметру потолков тянулись дубовые карнизы, украшенные резьбой ручной работы, и тот же орнамент повторялся на дубовых плинтусах и дверных рамах. На стенах висели большие картины, выполненные маслом. Складывалось впечатление, что мистер Ситон всерьез занимался коллекционированием картин.

— Ладно, ладно, — сказал Брайен. — У нас еще будет время, чтобы как следует осмотреть дом. Мне хочется показать ваши комнаты. А потом я расскажу вам о бале и раздам маскарадные костюмы.

Брайен провел их на второй этаж, где для каждого гостя была приготовлена отдельная комната. В комнатах, предназначенных для Нэнси, Бесс и Джорджи, стояли мягкие кушетки и туалетные столики. Их зеркала подсвечивались скрытыми электрическими лампочками. Комната Неда выходила на задний двор с бассейном, который находился прямо под окном.

— Я бы не отказалась жить в таком доме, — шепнула Бесс на ухо Нэнси.

Нэнси не спеша распаковывала и раскладывала свои вещи, изредка отвлекаясь и выглядывая в окно, чтобы полюбоваться газонами и цветочными клумбами. Закончив с вещами, она вышла из комнаты и тут же наткнулась на Неда, который в этот момент выходил из своей комнаты.

— Разве я не говорил, что у нас каникулы будут просто отличные? — сказал ей Нед. — Тут можно здорово покуролесить! Неделька расслабления и веселья — это как раз то, что мне надо. Да и не только мне, это необходимо и Бесс, и Джорджи. А тебе особенно.

Нэнси и Нед неторопливо спускались по лестнице, направляясь в гостиную.

— Только, знаешь, я хочу сказать тебе по секрету одну вещь. — Нед понизил голос. — Мне жалко Бранена. Вот уж не хотел бы я иметь такого папашу, как мистер Ситон.

— И я тоже, — согласилась с ним Нэнси. — Может мистер Ситон просто был в плохом настроении, когда мы заехали за ним к мистеру Тайлеру. Наверное, он сильно переживает эту историю с портретом. Интересно, что он собирается предпринять?

— Ой, нет, не надо, Нэнси, прошу тебя, хватит. Хоть на время перестань быть детективом. Мы приехали сюда отдыхать и развлекаться.

— Ты прав, — отозвалась Нэнси. — Конечно, надо переключиться.

— Вот и хорошо. Не нужно было вообще поднимать эту тему. Но дело в том, что мне очень нравится Брайен. Поэтому я слегка разозлился на мистера Ситона.

— Ты замечательный друг, Нед Никерсон, — похвалила его Нэнси.

Когда Нэнси и Нед вошли в гостиную, оказалось, что Бесс, Джорджи и Брайен их уже ждут. Еще до их появления Брайен расставил на столе большие-большие коробки и теперь весь сиял. Казалось, выходка отца ничуть не омрачила его настроение. «А может, он просто умеет скрывать свои чувства», — подумала Нэнси.

— Опаздываете, — упрекнула Бесс подругу и Неда. — Мне не терпится взглянуть на свой костюм, а из-за вас все задерживается.

— Я решила поменяться с тобой ролями, — поддразнила ее Нэнси. — Насколько я помню, обычно все ждут тебя! Джорджи захохотала.

— Это уж точно! Я всю жизнь ее жду.

— Ладно уж, чего там, — добродушно улыбаясь, защищалась Бесс. — Нападаете на меня вдвоем, а это нечестно. Мне просто не терпится, я хочу, чтобы скорее начинался праздник! Хочу окунуться в атмосферу Марди Гра!

— И я тоже! — поддержал ее Брайен. — Поэтому вперед! Открываю костюмы. Бесс, ты первая.

Брайен снял крышку с верхней коробки и очень аккуратно достал костюм.

— Ой, какая прелесть! — воскликнула Бесс.

Это было нарядное выходное платье. Именно в таких платьях щеголяли красавицы Юга Штатов в девятнадцатом веке.

— Мисс Скарлетт О'Хара! — объявил Брайен, имея в виду героиню романа «Унесенные ветром».

— О, Брайен, — растроганно сказала просиявшая Бесс. — Лучшего костюма для меня ты не мог бы и придумать! Ой, как мне хочется его сразу же надеть!

Бесс любовалась и восторгалась платьем. Брайен продолжал открывать коробки. Нэнси и Неду достались очень пышно отделанные костюмы в стиле, который господствовал в восемнадцатом веке при французском дворе. Нед должен был изображать короля Людовика XVI, а Нэнси его жену, Марию Антуанетту.

— Трудно себе представить, что двести лет назад люди ходили в таких одеждах, — заметил Нед.

— Не люди, а королевские особы, — поправила его Нэнси.

— Это неважно, — согласился Нед. — Костюмы классные.

— Теперь очередь Джорджи, — объявил Брайен. — Примерь вот эту одежку, подойдет ли она тебе по размеру.

— Ой, что это? — поинтересовалась любопытная Бесс.

— Одеяние Клеопатры, — ухмыльнувшись, ответил Брайен.

— До чего оно мне нравится, — сказала Джорджи. — Всегда мечтала быть египетской царицей.

— Брайен, а ты? — спросил Нед. — Кем ты собираешься быть?

— Я, как патриот, изображаю местного героя, — ответил Брайен. — Был такой отъявленный злодей, пират, наводивший ужас на весь Новый Орлеан, по имени Жан Лаффит. Я буду выступать в его роли.

— Класс! — воскликнул Нед. — Представляешь, если вдруг на карнавале тебе станет скучно, ты как известный головорез можешь вызвать кого-нибудь на поединок, сразиться на шпагах!

— Уж поверь, на празднике Марди Гра не соскучишься, — ответил Брайен.

Вторая половина дня промелькнула незаметно. Девушкам не много времени понадобилось, чтобы облачиться в костюмы. Бесс помогла Нэнси уложить ее длинные золотистые волосы в красивую прическу, которую венчала изящная диадема из искусственных бриллиантов и жемчуга — головной убор королевы.

Завершив облачение, они уже были готовы отправиться на бал, как вдруг услышали внизу на лестнице, ведущей к выходу, странный шум. Нэнси посмотрела вниз и в ужасе отскочила от перил. Она почувствовала, как у Неда перехватило дыхание.

Там, у основания лестницы, стояла громадная фигура. Это был некто, одетый в костюм летучей мыши. Маска на его лице была выполнена так натурально, что мороз бежал по коже.

— Папа! — закричал Брайен, и по его голосу было понятно, что и он не ожидал такого. Некто снял маску с лица, и друзья увидели улыбающегося Бартоломью Ситона.

— Разве я не похож на настоящего вампира? — произнес он.

— Ой, еще как, мистер Ситон, — сказала Бесс, еле переводя дыхание. — Я думала, умру.

— Приношу извинения, — ответил мистер Ситон. — Я бы этого не желал. — Похоже было, что его настроение значительно улучшилось, он уже не был таким мрачным, как несколько часов назад. — Сейчас я должен уехать, — продолжал он. — Брайен, я возьму седан, а вы, друзья, когда будете готовы, можете добраться на бал в лимузине.

Направляясь через холл к выходу, мистер Ситон завернулся в необъятную пелерину, изображающую крылья летучей мыши. На пороге он остановился, взмахнул своими «крыльями» и эффектно исчез за дверьми. Он вошел в свою роль.

Нэнси спустилась первая. Она была уже в костюме. Остальные задерживались. Делать было нечего, и Нэнси стала лениво бродить по комнатам в ожидании друзей. Она прошла в столовую, гостиную и музыкальный зал. Мистер Ситон, судя по всему, ценил фотографии не меньше, чем картины. Фотографии в рамках были развешаны всюду, и среди них — десятки с изображением Брайена. Вот он маленьким мальчиком, наряженный в ковбойский костюмчик, сидит верхом на пони; тут он, надув щеки, гасит свечи на именинном пироге; на рыбной ловле держит только что пойманную рыбу и улыбается во весь рот; а вот — в торжественной обстановке, в костюме и при галстуке. Были тут фотографии и самого мистера Ситона, и еще каких-то пожилых людей, которых Нэнси не знала. Но нигде, нигде не было видно изображения той прекрасной женщины с портрета «Грезы Даниэль».

Нэнси вспомнила, что говорил Брайен о своем отце, что тот снял со стен и схоронил где-то все до одного снимки жены. И у Нэнси возникло неодолимое желание узнать обстоятельства смерти миссис Ситон. Конечно, можно было бы спросить у Неда, но Нэнси подозревала, что он знал об этом не больше ее самой.

Размышления Нэнси были прерваны спускавшейся веселой, шумной компанией.

— Нэнси! — позвал ее Нед. — Поехали! Мы в полной готовности!

Нэнси решила отложить размышления о маме Брайена на время, а потом вернуться к ним. Она побежала в холл и присоединилась к живописной группе: тут были Скарлетт О'Хара, царица Клеопатра, король Людовик XVI и пират Жан Лаффит. Они впятером забрались в лимузин, Брайен сел за руль, и машина тронулась.

— Я люблю ездить на этой машине. Как будто ведешь корабль по волнам, — заметил Брайен. — И кроме того, Босворта сегодня отпустили по случаю праздника.

Яхт-клуб «Серебряный парус» находился в двадцати минутах езды от усадьбы Ситонов. Брайен доехал до автомобильной стоянки, которая уже была изрядно забита машинами, и нашел место для лимузина недалеко от входа в клуб. Переступив порог танцевального зала, Нэнси остановилась в изумлении. Ну и красота была кругом! Стены скрывались под огромными картинами, на каждой из них были изображены эпизоды из карнавальных шествий, которыми традиционно отмечается в Новом Орлеане знаменитый местный праздник Марди Гра. Вокруг площадки для танцев были расставлены столы в виде карнавальных платформ. Во время шествий такие платформы «плывут» по улицам города, а на них веселятся и пляшут ряженые. В зале было полно народу, и все кружились в танце, одетые в самые невероятные костюмы, один лучше другого. Попеременно звучали три разных оркестра: один играл традиционный для Нового Орлеана диксиленд, другой — рок-н-ролл, а третий — мелодии бальных танцев.

— Поглядите на угощения! — не выдержав, воскликнула Бесс. — Да я таких сроду не видела! Кажется, после такого ужина мне придется месяц сидеть на диете.

Нэнси засмеялась.

— Где же твоя сила воли, Бесс?

— Она оставила ведома, в Ривер-Хайтсе, — вместо Бесс ответила Джорджи.

— Кто-кто, а я-то знаю Бесс, — сказал Нед. — И не волнуюсь за нее ни капельки. Она незнакомые кушанья есть не станет.

— Тут я должен быть вашим гидом и дать некоторые разъяснения, — вмешался Брайен. Он стал прохаживаться вдоль столов, указывая на разные блюда национальной креольской кухни, а также на традиционные лакомства индейцев племени каджунов. Например, на что-то вроде заливного под названием «гумбо», представляющего собой смесь разных моллюсков, плодов окры, острого перца и других трав.

— Хочу все перепробовать! — заявила Бесс, жадно воззрившись на блюдо с вареными речными раками, которые также считались большим деликатесом в Новом Орлеане.

— Нет, все-таки нельзя оставлять Бесс одну, это чревато, — сказала Джорджи.

— Пожалуй, что нельзя, — согласился с ней Нед.

Перед ними были любые угощения на выбор: устрицы, креветки, самые разнообразные сыры, печеные булочки и разные горячие блюда.

— Настоящий пир! — заметила Нэнси.

Отведав вкусной пищи, вся компания пошла танцевать. Тут Брайен познакомил приезжих со своими приятелями. Неожиданно среди публики оказался и мистер Ситон, который приблизился, чтобы поприветствовать веселую компанию, и сразу же отошел к своим знакомым. Те немедленно оценили и похвалили его костюм летучей мыши.

Уоррен Тайлер тоже присутствовал на балу. Он отплясывал недалеко от них и, увидев, помахал рукой и приветливо улыбнулся. Он был одет в костюм пионера — покорителя Дикого Запада, а его партнерша изображала клоунессу.

Наконец Бесс пожаловалась, что у нее от танцев болят ноги, и друзья решили сделать перерыв и попить какие-нибудь освежающие напитки. Брайен спросил, не видел ли кто его отца.

— Я его везде ищу уже больше часа, — сказал он. — Никто не знает, куда он исчез. Я спрашивал Уоррена, он тоже не в курсе.

— Ничем не могу помочь, Брайен, — ответил ему Нед. — Да я его и не искал.

То же самое сказали и девушки. Брайен поспрашивал друзей отца. Все в один голос говорили, что после десяти часов его никто не видел. Бартоломью Ситон исчез с бала. Тогда Брайен перестал волноваться: он уже привык к тому, что его отец мог неожиданно, без предупреждений, уйти. Как правило, такие исчезновения были связаны с бизнесом. Брайен объяснил все это друзьям.

Прошло минут двадцать. Вдруг на танцевальной площадке появились официанты. Они стали громко выкрикивать имя Тайлера:

— Мистер Уоррен Тайлер! Есть в зале мистер Уоррен Тайлер? Для мистера Уоррена Тайлера срочное сообщение!

Тайлера срочно разыскали и оповестили, и в ту же минуту лицо его страшно исказилось. Оно выражало отчаянную тревогу. Он кинулся искать Брайена.

— Где твой отец? Скажи, где твой отец? — допытывался он у Брайена, грозно на него надвигаясь.

— Не знаю, я его не видел, — отвечал Брайен. Мистер Тайлер, как безумный, озирался вокруг. Он был в панике.

— Слушай, помоги мне, ладно? Я не вижу людей, с которыми сюда приехал. Подвезешь меня? Звонили из полиции, сообщили, что они уже едут ко мне домой. Там что-то случилось. Сработала сигнализация! Полиция подозревает попытку ограбления!

Брайен был ошарашен. Он нерешительно взглянул на Неда, и тот кивнул.

— Мы с Нэнси тоже с вами поедем, — быстро сказал он.

Брайен договорился с друзьями, что после бала они отвезут Бесс и Джорджи домой. Затем он, Нед, Нэнси и мистер Тайлер прыгнули в лимузин Ситонов и быстро покинули яхт-клуб.

Тайлер был весь на нервах. Он все время требовал, чтобы Брайен прибавил скорость, ему казалось, что они медленно, слишком медленно едут. Когда они, наконец, затормозили у дома Тайлера, там уже вовсю мигали красные лампочки, выли сирены. Стояли полицейские машины. Полицейские оцепляли дом и сад, а от подъезда отъезжала в это время машина «скорой помощи». К лимузину подбежал молодой полицейский в чине офицера и грозно спросил, кто они такие.

— Я — Уоррен Тайлер. Я здесь живу!

Он выскочил из машины, за ним Брайен, Нед и Нэнси. Они кинулись в дом. Внутри, особенно в гостиной, полиции было еще больше, чем перед домом. Не прошло и секунды, как Тайлер понял, что сбылось самое худшее из всех его предчувствий. Над камином, где раньше висела картина, зияла пустота.

Украли «Грезы Даниэль»! Украли!