Прочитайте онлайн Тайна фамильного портрета | ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ РАЗГАДКА

Читать книгу Тайна фамильного портрета
3616+1335
  • Автор:
  • Перевёл: А. Литвинова

ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ РАЗГАДКА

— Вот это да-а-а… — глубокомысленно протянула Бесс. — Фальсификация произведений… — У нее перехватило дыхание, и она замолчала.

Пока Нэнси пересказывала друзьям содержание своего разговора с отцом, они успели насухо вытереться полотенцами. Теперь, усевшись в шезлонги напротив Нэнси, они сосредоточенно смотрели на нее и ловили каждое слово.

— Итак, Кох подозревает, что виды города, которые вроде бы принадлежат кисти Люсьена Болье, могут оказаться подделками. И вот мы узнаем, что Кох сам когда-то был замешан в истории с подделкой картин… — Нэнси замолчала и, нахмурившись, призадумалась.

— Ну, и что дальше? — спросил Нед.

— А дальше я теряюсь в догадках. Одно время у меня была мысль, что похитителем «Грез Даниэль», возможно, был не кто иной, как Кох. Я предполагала, что он пошел на это, чтобы получше освидетельствовать подлинность картины, прежде чем снова обращаться к Тайлеру с предложением о ее покупке. Следующая моя мысль была такая: а не являлась ли та история с видами города, которые будто бы могли оказаться подделками, просто-напросто фикцией, дымовой завесой, чтобы размазать, скрыть концы основного преступления — кражи картины? Но какая может быть связь между ними и… — Нэнси опять замолчала, а потом обратилась к Брайену: — Ты не против, если я воспользуюсь джипом? Я намереваюсь еще раз поговорить с Кохом. У меня к нему есть вопросы относительно тех картин.

— Хочешь, я поеду с тобой? — спросил Нед.

— Нет, спасибо, — ответила Нэнси. — Я поеду одна. Возможно, на обратном пути я загляну во Французский квартал. Мне так и не удалось как следует его рассмотреть, ну по крайней мере в дневное время. Кроме того, я не успела купить подарки и сувениры. Мне хочется привезти что-нибудь папе и Ханне.

Нэнси встала и решительно направилась к дому. Джорджи и Бесс поспешили за ней.

— Ты действительно не хочешь, чтобы тебя сопровождал кто-нибудь из нас? — спросила Бесс.

— Действительно, не хочу, — ответила Нэнси. — Вы с Джорджи достаточно потрудились в качестве сыщиков во время наших теперешних каникул. Лучше оставайтесь с Недом и Брайеном и развлекайтесь на здоровье. А я съезжу в город часа на два, не больше, и сразу вернусь.

— Ну, если ты настаиваешь… — начала Бесс.

— Настаиваю, — твердо сказала Нэнси, не дав Бесс договорить, и, усмехнувшись, прибавила: — Займись-ка лучше загаром. А то, когда мы вернемся в Ривер-Хайтс, никто не поверит, что ты ездила отдыхать. А ты, Джорджи, поплавай вволю. Подбей Неда на соревнование. Держу пари, борьба будет острая.

Бесс и Джорджи вернулись к бассейну, а Нэнси поднялась к себе и быстро переоделась. Затем она взяла сумку, проверила, захватила ли ключи от джипа, и прыгнула в машину. Она надеялась, что без труда найдет галерею Коха. Нэнси включила радио и, заведя машину, выехала за ворота усадьбы Ситона.

Было около пяти часов пополудни, когда Нэнси остановилась у галереи Коха. Она довольно долго искала место, где можно было припарковать машину, и ей пришлось задержаться. Когда она, наконец, вбежала по лестнице, ведущей в галерею, она увидела, что швейцар уже закрывал дверь. Часы посещения галереи закончились.

— Извините, — обратился он к Нэнси, которая пыталась проскользнуть мимо него. — После пяти часов мы посетителей не впускаем — галерея закрывается.

— Но я пришла не картины осматривать, — заспорила Нэнси. — Мне надо повидаться с мистером Фердинандом Кохом. Я…

— Минутку, — ответил швейцар. Оглянувшись назад, он бросил несколько слов молодой женщине, стоявшей позади него. Та быстро ушла.

Вернувшись через минуту, молодая женщина, с удивлением глядя на Нэнси, сказала:

— Видимо, мистер Кох забыл о том, что у вас с ним назначена встреча. Он уже уехал из галереи, и сегодня его не будет.

— Ах, как жаль, — разочарованно произнесла Нэнси.

— Как мне доложить о вас, кто его спрашивал?

— Э-э-э… м-м-м… Мисс Джонс, — неожиданно вырвалось у Нэнси, после чего она тут же удалилась. «Как это у меня получилось, — недоумевала она, направляясь к машине. — Ляпнуть такое! Глупо, что визит к Коху не вышел. Надо было предупредить его звонком».

Нэнси села в джип и поехала во Французский квартал. Оставалось только купить сувениры. «По крайней мере, хоть это дело будет сделано, — думала она. — А то получится, что зря проездила». На этот раз она довольно быстро припарковала машину. Оставив джип на стоянке и заперев его, Нэнси смешалась с толпой гуляющих по улицам Французского квартала. В темной пыльной лавочке букиниста она приобрела старинное издание книги «История Нового Орлеана». Книга предназначалась в подарок отцу. Затем она придумала подарок для Ханны: купила в кондитерском магазине огромный пакет ассорти из жареных орехов вместе с книжечкой рецептов десертных блюд, в которых эти орешки могли быть использованы. Нэнси радовалась, представляя, какое удовольствие доставит Ханне ее подарок. Наверняка она оценит книжечку с кулинарными рецептами, не говоря уже о самих орешках.

Нэнси вышла из кондитерской и, свернув в переулок, пошла вперед. Тут сидели гадалки, предсказывая всем желающим будущее по картам или по линиям на ладони. Нэнси еще раз свернула за угол… И оказалась прямо у входа в кафе «У реки». Такая случайность вызвала у нее улыбку. «Надо же, — подумала она, — когда его ищешь для дела, плутаешь часами, не можешь найти. А когда не надо, буквально врезаешься в него лбом».

Нэнси вошла в кафе и села за маленький столик в дальнем углу. Она заказала себе чашечку кофе и пирожок с фруктовой начинкой. В ожидании кофе и пирожка она, запустив руку в пакет, купленный для Ханны, вытащила оттуда на пробу несколько жареных орешков. Когда ее обслужили, Нэнси взяла из сумки «Историю Нового Орлеана» и углубилась в чтение. Она не знала, сколько времени провела за этим занятием. Оторвавшись наконец от книги, она обвела глазами помещение, и тут ее внимание привлекла женщина, которая в этот момент выходила из кафе.

Это была Мариэль!

Не теряя ни секунды, Нэнси бросила на столик мелочь, собрала сумки и выскочила вслед за ней. Она вспомнила, что ей говорили Бесс и Джорджи. Получалось, что в этот раз Мариэль заходила в кафе гораздо раньше обычного времени. Нэнси и поверить не могла в такую удачу. Нет уж, теперь она не даст Мариэль уйти! Несмотря на то что попытка вызвать Мариэль на разговор не удалась, Нэнси была уверена, что с Мариэль связана какая-то тайна.

Женщина шла по улице, на которой находилось кафе «У реки», она направлялась к восточной части города. Казалось, она не торопится. По пути она заглядывала в магазинчики, встречая знакомых, приветливо махала им рукой. Она гуляла. Приближался вечер, становилось темнее, но Нэнси не теряла Мариэль из виду. Она не чувствовала никакого напряжения, ноги будто сами несли ее вслед за женщиной. А темнота ей только помогала — так легче было оставаться незамеченной.

Мариэль шла и шла. Нэнси казалось, что они преодолели уже несколько миль. Позади остался Французский квартал; затем женщина пересекла центральные улицы и в конце концов привела Нэнси почти на окраину города, в район с маленькими домишками и крошечными палисадниками у крылечек. Тут Мариэль свернула к беленькому домику, похожему на все остальные. Крыльцо у него провалилось, ставни на окнах покосились.

Взгляд Нэнси упал на машину, стоявшую во дворе, — и у нее перехватило дыхание. Это был фургон, помятый, видавший виды коричневый фургон. Ошибки быть не могло. Это был тот фургон, который чуть не задавил Неда, а потом чуть не столкнул их джип в овраг с крутого обрыва. «Значит, все-таки Мариэль каким-то образом связана с кражей картины, — решила Нэнси. — Пусть она не хочет в этом признаваться, но это так. Возможно, Вестлейк и Тайлер тут совершенно ни при чем. А не Мариэль ли была за рулем фургона?» Правда, Нэнси и Неду показалось, что за рулем сидел мужчина, но кто знает? Они могли ошибиться.

Нэнси заметила номерной знак фургона на заднем бампере. «Хозяин установил его на место», — отметила про себя Нэнси. Она быстренько его записала. Затем притаилась на другой стороне улицы в ожидании, когда Мариэль скроется в доме. И только когда увидела силуэт Мариэль в одной из комнат на первом этаже, Нэнси начала осторожно переходить через улицу. Она была уже на полпути, когда Мариэль вдруг подошла к окну, распахнула его и, высунувшись, поглядела в темноту. Нэнси охватила паника. Она метнулась в сторону и присела на корточки позади машины, стоявшей у обочины. Нэнси очень надеялась, что Мариэль ее не заметила. Так она просидела минут пять. Потом очень медленно поднялась, У окна уже никого не было. Нэнси прокралась к дому и притаилась под открытым окном, вжавшись в стену.

«Жаль, не видно, что делается внутри», — думала она. Пока она решалась, заглянуть ли в окно, вопреки всякой осторожности, в комнате послышались голоса.

— Папа, ты слишком много работаешь, — произнес женский голос. Нэнси сразу же узнала голос Мариэль. — Ты не должен так себя мучить из-за меня.

— Знаю, что не должен, — услышала Нэнси мужской голос. — Но я хочу, чтобы тебе сделали эту операцию. Чтобы ты снова стала моей прекрасной дочкой Мариэль Девро.

«Девро! Это и есть фамилия Мариэль», — промелькнуло в голове у Нэнси.

— Нам еще долго копить деньги на операцию, — ответила отцу Мариэль.

— Нет, теперь уж недолго, — быстро сказал мужчина. — У меня есть один план, я добуду деньги.

— План? Какой план? — спросила Мариэль. В ее голосе послышалось недоверие.

— План как план, — резко ответил ее отец. — А теперь оставь меня в покое.

Настала тишина. Нэнси взглянула на часы. «Подожду минуты три, не буду шевелиться, замру», — уговаривала себя Нэнси. Она сидела, скорчившись, посреди хилой травки и жидких кустиков и молила, чтобы Мариэль или ее отец не вздумали подойти близко к окну.

Настала ночь, все погрузилось во тьму. Погасли почти все фонари на улице. Вдруг совсем недалеко от Нэнси хрустнула ветка. Нэнси подскочила от страха. Но это оказалась всего-навсего рыжая в полоску кошка. Она вылезла из-под куста, громко мяукнула и направилась прямиком к Нэнси. Нэнси ничего не оставалось, как ее погладить. Она надеялась, что после этого кошка уйдет. Так и случилось.

«Надо было позвонить Ситонам, — подумала Нэнси немного погодя. — Наверное, Нед, Бесс и Джорджи просто сходят с ума».

Наконец Нэнси отважилась и повернулась к окну. Потом стала медленно привставать, пока ее глаза не оказались на уровне подоконника.

Теперь она видела комнату. Там горел яркий свет, но почти не было мебели. В центре комнаты перед мольбертом стоял художник и работал кистью. Он стоял к Нэнси спиной, но вдруг всем корпусом повернулся к окну. Его лицо оказалось прямо напротив ее лица. Нэнси даже не успела присесть, чтобы исчезнуть из его поля зрения, какой опять повернулся к мольберту. По всей вероятности, он не заметил ее в темноте.

Нэнси было видно только часть картины, которую писал в тот момент художник. Ей показалось, что изображенный на полотне фрагмент очень напоминает те полотна с видами города, которые она видела в галерее Коха. Это ее заинтересовало. Но еще интереснее было то, что она заметила рядом с мольбертом. Там стояла высокая подставка, а на подставке в вертикальном положении в разворот была пристроена толстая книга. Это был альбом. На левой странице сверху крупным шрифтом были написаны имя и фамилия художника. Нэнси смогла их прочесть: «Люсьен Болье», и дальше подзаголовок: «Творчество». На другой странице была репродукция одной из его картин, относящихся к хорошо известной серии видов Нового Орлеана, типичных для этого художника. Поразительно было то, что верхний правый угол полотна на мольберте в точности повторял тот же фрагмент репродукции с картины Люсьена Болье из книги, открытой перед художником.

Нэнси онемела от изумления.

На ее глазах отец Мариэль Девро, пользуясь репродукцией, копировал картину Болье!