Прочитайте онлайн Тайна фальшивой банкноты | ОБГОРЕВШИЙ КЛОЧОК БУМАГИ

Читать книгу Тайна фальшивой банкноты
3216+816
  • Автор:
  • Перевёл: Б. Волхонский

ОБГОРЕВШИЙ КЛОЧОК БУМАГИ

Двухэтажный дом некогда был белым, но краска уже давно облупилась, так что доски оказались беззащитными перед непогодой. Трикси завернула за угол и увидела, что с тыла, как и с фасада, окна также закрыты фанерными щитами и заколочены досками.

За домом Трикси обнаружила вход в подвал. Тяжелые деревянные двери изрядно пострадали от снега и дождей, но крепкие медные петли и ручка казались новенькими и сияли. На дверях висел массивный замок.

Трикси обследовала и двор за домом, но обнаружила только буйно разросшийся бурьян и пришла к выводу, что это самый незагадочный из всех пустующих домов на свете. «Вот и славно, — подумала Трикси, седлая велосипед. — А то из-за этих тайн у меня одни неприятности. Не нужны мне никакие тайны».

Проехав примерно четверть мили, Трикси вдруг увидела какой-то клочок бумаги, зацепившийся за живую изгородь. Дождь и солнце сделали свое дело, и бумажка имела довольно потрепанный вид, а края ее почему-то были обожжены. На одной стороне был изображен странного вида человек в меховой шапке, на другой — что-то похожее на сказочный замок. В каждом углу стояло число пятьдесят.

Какое-то время поизучав бумажку, Трикси вздохнула и сунула ее в карман. «Спрошу у Марта и Брайана, не знают ли они, что это такое, — решила она. — А если они не заинтересуются, отдам ее Бобби — пусть пополнит его „коллекцию“.

Трикси улыбнулась, вспомнив коллекцию Бобби, — случайный набор всякой чепухи, казавшейся ее шестилетнему брату настоящим сокровищем — пуговицы, шарики, фантики, обертки от жвачки и все такое прочее.

Вернувшись на „Дикую яблоню“, Трикси обнаружила, что поездка заняла гораздо больше времени, чем она предполагала. Миссис Белден уже успела приготовить обед.

— Ой, мамочка, прости, пожалуйста! — воскликнула Трикси. — Я должна была помочь тебе!

— Самое трудное я оставила тебе, — улыбнулась миссис Белден, — умыть младшего брата и привести его к столу.

Трикси засмеялась.

— Это уж точно, мне досталось самое трудное. Легче устроить пир горой, чем отдраить Бобби и проследить за тем, чтобы он тут же снова не измазался.

Разумеется, Бобби тут же начал протестовать.

— Ну, Трикси! — заныл он. — Мне больно! Ты должна смыть с меня только грязь, а не кожу!

Трикси вздохнула.

— Бобби, вся проблема в том, что ты так основательно пропитан грязью, что разобраться, где грязь, а где кожа, дело непростое.

Тут она вспомнила о клочке бумаги, лежащем у нее в кармане.

— Знаешь что, Бобби? Если ты не произнесешь больше ни слова, пока я тебя умою, и если сегодня за обедом ты съешь целую вареную морковку, я тебе кое-что дам. Сюрприз!

— Ничего себе! — воскликнул Бобби. — Суп-приз! А что за приз, а, Трикси? — От волнения мальчуган начал извиваться и вырываться из рук Трикси еще сильнее, чем обычно.

— Если я тебе скажу, то какой же это будет сюрприз? Договорились? — Трикси изо всех сил старалась, чтобы ее голос звучал по-деловому, хотя волнение братишки и его круглые от удивления глаза были так забавны, что она едва удерживалась от смеха.

— Одна вареная морковка — это очень много, — серьезно заявил Бобби. — Ты же знаешь, что я ее терпеть не могу. — Мгновение он обдумывал сделку. И наконец произнес: — Ладно, Трикси, договорились. — Он глубоко вздохнул и страдальчески сморщил нос.

Поскольку сотрудничество Бобби было обеспечено, Трикси справилась со своей задачей быстро и успешно.

— Ах, какой же ты молодец! — похвалила брата Трикси. — Готово!

Бобби выпустил из груди воздух, открыл глаза и выпалил:

— Одну маленькую вареную морковку! О'кей, Трикси?

Трикси со смехом обняла его и поспешила вниз.

Бобби и Трикси вошли в столовую как раз в тот момент, когда из кухни появился Март с большим блюдом мяса и овощей. Следом за ним шел Брайан с корзинкой булочек.

— Дайте мне первому овощи, — пропищал Бобби.

Мама и Март с Брайаном уставились на него в полном недоумении, а Трикси с непроницаемым лицом вручила ему овощи.

— Чему мы обязаны неожиданным обращением Роберта Белдена в вегетарианство? — спросил Март, подозрительно глядя на Трикси.

— Я просто объяснила Бобби, как это полезно и питательно, — поддразнила брата Трикси.

— Ах, Трикси, — поспешил вмешаться Бобби. — Вовсе не это ты прояснила. Ты прояснила, что, если я съем целую вареную морковку, ты после обеда дашь мне суп-приз. И я попросил овощи, потому что хочу найти самую маленькую морковку.

Все громко расхохотались, а Бобби в недоумении переводил глаза с одного на другого. После обеда Трикси выполнила свое обещание и вручила Бобби найденный ею клочок.

— Можно взглянуть, Бобби? — попросил Брайан. — Я ее тебе сразу же верну.

— Это не что иное, как банкнота в пятьдесят марок, — тут же определил он.

— Чего? — переспросила Трикси.

— Марки — это немецкая валюта, — объяснил сестре Брайан. — Как у нас доллар. Одна марка — примерно равна пятидесяти центам.

— Эта бумажка стоит двадцать пять долларов, хотя я сомневаюсь, что кто-нибудь обменяет такую потрепанную банкноту, — сказал Март.

— Это не банкнота! — заверещал Бобби. — Это суп-приз! Мой приз! Трикси мне дала его. Пусти меня, мамочка, я пойду положу мой приз в коллекцию.

Миссис Белден посмотрела на Трикси, весьма ошарашенную известием о том, что ее находка стоит двадцать пять долларов.

— Можешь идти, Бобби, — разрешила миссис Белден. — И когда он вышел из комнаты, обратилась к Трикси. — Я думаю, что скоро „приз“ утратит для Бобби свою новизну, и он с удовольствием обменяет деньги и вручит тебе твою законную половину.

— Может, и так, — уныло отозвалась Трикси. — Но в любом случае я не в обиде — если бы не Бобби, я бы ее просто выбросила. — Она повернулась к братьям. — Откуда вам известно, что это пятьдесят марок?

— Я видел изображение банкноты в пятьдесят марок в каком-то папином журнале, — объяснил Брайан. — К сожалению, я не помню в каком.

Вытирая тарелки, Трикси думала о банкноте и гадала, как немецкие марки оказались на живой изгороди у дорожки, ведущей к заброшенному дому на Олд-Телеграф-роуд.

Она хотела было рассказать о находке Белочке и уже сняла трубку, но тут вспомнила, что они в ссоре.

— Тьфу ты! Я так привыкла обо всем рассказывать Белке. Кажется просто невероятным… — У Трикси екнуло сердце, и она поняла, что очень боится, не рассорились ли они на всю жизнь.

Поднявшись к себе в комнату, Трикси попыталась придумать, чем заняться. Она перелистала несколько журналов, попыталась углубиться в книгу и наконец подошла к шкафу и стала разбираться на полках.

Проходя мимо комнаты сестры, Март увидел, что она аккуратно складывает свитера и засовывает их на нижнюю полку шкафа. Он постучал в открытую дверь и вошел.

— Осмелюсь предположить, — проговорил он, — что моя младшая сестра пребывает в мучительном психологическом состоянии, и это проявляется в попытках преобразовать хаос в порядок. И чему же, да будет позволено мне спросить, мы обязаны этой странной — хотя, безусловно, приветствуемой — ситуацией?

— Ой, Март, — простонала Трикси. — Ну что мне делать? — И она рассказала брату о своей утренней ссоре с Белочкой и о том, что подруга обвинила ее в тщеславии, объяснив ее поступки желанием привлечь внимание к собственной персоне, а не стремлением помочь другим людям.

К удивлению Трикси, вечно поддразнивающий ее брат слушал внимательно, а когда она закончила, сказал рассудительно:

— Мне очень жаль, Трикс, что так получилось. У меня такое впечатление, что с тех пор, как в Слиписайд приехал Бен Райкер, все тут у нас полетело вверх тормашками. Я понимаю, звучит это жестоко, но я бы хотел, чтобы он либо исправился, либо натворил что-нибудь из ряда вон выходящее и его бы услали домой. Должен заметить, — продолжал он, — в словах Белки есть доля правды. Каждому хочется заслужить похвалы и одобрение других. Так уж устроен человек. Именно поэтому компания Бена доставляет столько неприятностей: они хвалят друг друга за всякие гнусные проделки. Разница между вами в том, что твои поступки имеют целью помощь людям, и здесь, моя дорогая сестренка, стыдиться абсолютно нечего.

От ласковых слов брата на глаза Трикси навернулись слезы. Она опустила голову. Март встал и направился к двери.

— Не переживай из-за ссоры, — сказал он. — У меня есть предчувствие, что вы скоро помиритесь. Спокойной ночи!

— Спокойной ночи, Март. Спасибо тебе!

„Какой Март замечательный, — подумала Трикси. — И он прав. Наша ссора с Белкой вряд ли окажется продолжительной — я этого не допущу. Завтра утром в автобусе я подойду к ней и попрошу прощения“.