Прочитайте онлайн Тайна египетских сокровищ | ГЛАВА V Старые друзья

Читать книгу Тайна египетских сокровищ
326+1108
  • Автор:
  • Перевёл: С. И. Бестужева

ГЛАВА V

Старые друзья

Холли долго размышляла над тайнами Бенсон и Питера Крофорда после того, как Трейси и Белинда ушли домой.

— Старайся не видеть тайн там, где их нет, — сказала ей писательница. И все-таки Холли нутром чувствовала, что все тут не так гладко, как казалось на первый взгляд. Ночью ей приснилась переодетая писательница с золотыми часами верхом на буйволе, скачущем по улице с односторонним движением!

Когда Холли проснулась на следующее утро, было почти без четверти девять. Она натянула халат и побежала вниз. Ее мать уже уезжала в банк.

— Я заглянула к тебе, — крикнула она Холли из машины, — и мне показалось, что ты тревожно спала.

— Так и есть, — закричала ей Холли. — Меня кое-что беспокоит. Я потом расскажу тебе.

Миссис Адамс помахала ей рукой и включила мотор:

— Пойди повидай отца, у него великолепные новости.

Холли направилась в кухню. Она подумала, что, наверное, застанет отца до того, как он исчезнет в мастерской.

За кухонным столом сидел Джейми, расправляясь с пакетом сладких хлопьев и пинтой молока.

— Привет! Папу видел? — спросила Холли.

Джейми пробормотал что-то, что могло означать как «он в мастерской», так и «пошла вон».

В любом случае Холли решила поискать сама.

Мистер Адамс шлифовал столешницу. Облако из мелкой древесной пыли висело в воздухе. Холли подождала, пока отец выключит шлифовальный станок, прежде чем говорить.

— Ты давно встала? — спросил он, сняв защитные очки и вытащив затычки из ушей. — Мама сказала, что ты еще спишь.

— Я и спала, — согласилась Холли. — Я видела ее, когда она уезжала на работу. Она сказала, что у тебя есть новости.

Мистер Адамс стряхнул пыль с волос и улыбнулся.

— Да, есть, — подтвердил он. — Вчера поздно вечером мне позвонили. Это был репортер. Он хотел взять у меня интервью.

— Интервью? — вскинула брови Холли. — У тебя? О чем?

Ее отец обвел рукой мастерскую.

— Об этом. Знаешь, это ведь необычно. Не каждый день известный адвокат оставляет престижную практику в Лондоне и переезжает в Йоркшир, чтобы стать знаменитым мебельщиком. А почему же еще репортеру надо поговорить со мной?

Холли пожала плечами:

— Я подумала, может быть, он хочет проинтервьюировать отца известной разгадчицы тайн?

Мистер Адамс рассмеялся:

— За тобой всегда последнее слово, правда?

Холли прижалась к нему и обняла за талию.

— Извини, папа, я просто пошутила, — сказала она. — Это действительно замечательная новость. Может быть, такая реклама даст тебе новые заказы.

— Они нужны мне. Чтобы мы могли заниматься твоими детективами, а Джейми — компьютерными играми. Кстати, ты уходишь сегодня утром?

— Я не собиралась.

— В таком случае откроешь дверь. Когда репортер придет, приведи его сюда. И, ради бога, не подпускай к нему Джейми!

Холли была очень довольна новостями отца. Ему как раз была нужна реклама. Хорошая статья с множеством фотографий принесла бы ему заказы со всей страны. Она начала раздумывать о том, где напечатают эту статью. Возможно, в одном из больших цветных приложений. Но скорее всего в какой-нибудь местной газете — например, в «Виллоу-Дейл Экспресс». Но все-таки от этого мало пользы.

Примерно в половине одиннадцатого раздался звонок в дверь. Холли спустилась из спальни вниз, но это оказался всего лишь один из друзей Джейми.

Холли снова поднялась наверх и начала перелистывать гору журналов в поисках идеи. За каникулы все должны были написать что-нибудь для школьного журнала. Никто не удивился, что Белинда избрала темой лошадей. Трейси решила сочинить очерк под названием «Один день из жизни оздоровительного центра». А Холли все еще пребывала в раздумьях.

Открывая дверь, Холли ожидала увидеть одного из друзей Джейми с джойстиком или компьютерным диском в руках. Вместо этого ее приветствовала потрясающая улыбка Эйнсли Джеймса.

Несколько секунд они оба молчали. Потом репортер нарушил тишину.

— Конечно, — сказал он, — я должен был догадаться. Ведь ваша фамилия Адамс, верно?

Холли кивнула.

— Но я не понимаю…

— Разве вы не помните? Я Эйнсли Джеймс. Мы встречались на днях в гостинице.

— Конечно, помню, — ответила Холли. — А что вы здесь делаете?

Эйнсли Джеймс нахмурился.

— Я пришел, что бы записать интервью, — проговорил он, — с неким мистером Адамсом. Об изготовлении мебели. Я туда попал, верно?

Холли почувствовала, как кровь прилила к щекам.

— Извините, — сказала она. — Я почему-то решила, что это интервью для газеты. Я и не предполагала, что это будете вы.

— Не волнуйтесь, — ответил Эйнсли Джеймс. — А что я? Я не подумал, что это может быть ваш отец, — а вы ведь говорили, что он осваивает новую карьеру, мастерит мебель. Так что мы с вами вместе сели в галошу!

Холли отступила назад, и Эйнсли Джеймс вошел в дом.

— Должен сказать, что это приятный сюрприз, — улыбнулся он. — То, что мы так скоро встретились. Как вы поживаете? А как мисс Бенсон? Она тоже здесь, да?

— Нет, — засмеялась Холли. — Если только она не приехала с вами.

— Боюсь, что нет.

Репортер оглянулся, как будто хотел убедиться, что их не подслушивают.

— Только между нами, — прошептал он, улыбаясь одними губами. — По-моему, я чем-то ее расстроил. Знаете, она ведь так и не пришла выпить со мной чего-нибудь.

Холли решила, что лучше поменьше говорить о событиях в гостинице.

— Может быть, она куда-нибудь торопилась, — неуверенно предположила она.

Хотя Джеймс все еще широко улыбался, его глаза внимательно следили за Холли. На какое-то мгновение ей стало неловко от внимания, которое уделял ей репортер.

— Лучше я отведу вас в мастерскую, — предложила она. — Мой отец ждет вас.

— Конечно, — согласился Джеймс. — Кстати, а какие вещи он делает? Диваны, кресла, что-то в этом роде?

— Это больше работа с обивкой, а не плотницкое дело, — сказала Холли по дороге в мастерскую.

— Понятно, — кивнул Эйнсли Джеймс.

Мистер Адамс начал покрывать лаком столешницу. Но когда Холли вошла с Эйнсли Джеймсом, он прервал свое занятие и начал вытирать руки.

— Нет, — попросил репортер, подходя к нему. — Не прекращайте работать, пожалуйста. Мне бы хотелось хоть немного посмотреть, как вы священнодействуете. Я мечтал об этом все утро. Это завораживает — наблюдать, как работает настоящий мастер.

По лицу отца Холли могла понять, что Эйнсли Джеймс сказал как раз то, что надо. Вскоре двое мужчин увлеклись разговором. Холли решила, что нужно принести что-нибудь освежающее, и выскользнула на кухню.

«Это действительно удивительное совпадение, — подумала Холли, накладывая ложечкой кофе в кофеварку. — Снова встретиться. И так скоро».

Потом она поняла. Она еще до сих пор не рассказала своим родителям о встрече с П. Дж. Бенсон. А что, если Эйнсли Джеймс упомянет об этом разговоре с ее отцом? Как тот будет реагировать?

Как только он вошел на кухню, Холли сразу поняла, что отец все знает. Он выглядел раздраженным.

— Я слышал, ты уже знакома с мистером Джеймсом, — заметил он, моя руки над кухонной раковиной.

— Я хотела рассказать об этом, — пробормотала Холли.

— Расскажешь сегодня вечером, — заявил мистер Адамс. — После ужина. Думаю, это длинная история, и, я уверен, твоя мать захочет ее услышать.

Холли наполнила три кружки кофе и протянула одну Эйнсли Джеймсу.

— Язык мой — враг мой, — шепнул он ей.

— Надеюсь, я не навлек на вас неприятности, — заметил он позже, когда Холли открыла входную дверь, чтобы выпустить его.

Холли улыбнулась.

— Все в порядке, — сказала она. — Это уже не такой большой секрет; я просто не успела еще им рассказать. А они давно привыкли к сюрпризам.

— Твой отец так и сказал — что-то о Детективном клубе, верно?

— Правильно, — согласилась Холли.

— Будь осторожна, — предупредил Эйнсли Джеймс. — Тайны бывают очень опасными.

Репортер вышел на дорожку.

— Думаю, поэтому вы с П. Дж. Бенсон так подружились?

Эйнсли Джеймс замолчал на какое-то время, как будто о чем-то задумался.

— Вряд ли у вас есть ее адрес… Или все-таки есть? Я хотел послать ей кассету с интервью.

Холли покачала головой:

— Не могу ничем помочь. Сожалею.

— А номер телефона?

— Сожалею, — повторила Холли. Потом у нее мелькнула мысль: — А вы не можете связаться с ней через ту приятельницу ее брата?

Репортер вспыхнул, но вскоре вновь расплылся в широкой улыбке.

— А что, это мысль. И как я раньше не догадался?

Он протянул руку:

— До свидания, — попрощался он. — В ближайшем будущем.

Репортер повернулся и зашагал к маленькому зеленому «Ситроену». Магнитофон журналиста болтался у него на плече.

— Я тут подумала, — крикнула Холли ему вслед. — Когда будет транслироваться по радио папино интервью?

Эйнсли Джеймс открыл дверцу машины.

— Я еще никому его не продал, — ответил он. — Но с этим не будет трудностей. Я дам вам знать, когда все определится.

Холли помахала, когда машина отъезжала, а потом побежала обратно в мастерскую.

Мистер Адамс был весьма доволен собой.

— Он очень хорошо берет интервью. Я думал, что буду нервничать, но он помог мне почувствовать себя совсем непринужденно.

Холли уселась на край верстака. Репортер определенно обладал умением располагать к себе людей. Она видела, как он распространял свою магию уже на двоих: на ее отца и на П. Дж. Бенсон. Однако в самом конце Бенсон настроилась против него. Даже сам репортер понял это.

Мистер Адамс вернулся к столешнице и стал наносить лак мелкими, заходящими друг на друга кругами. Внезапно он остановился и посмотрел на дочь.

— Мне только одно непонятно, — заметил он, — как он узнал обо мне.

— А ты его не спросил? Что он сказал?

— Что он где-то встретился с кем-то, кто купил что-то, сделанное мною. Я так и не узнал кто.

Мистер Адамс стал снова полировать.

— Это не ты ему сказала?

— Что именно? — раздался голос позади отца с дочерью.

Холли обернулась и увидела свою маму.

— Что ты здесь делаешь? — спросил мистер Адамс. — Я не думал, что ты вернешься к обеду.

Миссис Адамс осторожно прошла по мастерской и поцеловала своего мужа в щеку.

— Мне хотелось узнать, как у тебя прошло с этим репортером. К сожалению, я тороплюсь. Я уже опаздываю. Меня задержали на дороге. Две машины стояли рядом друг с другом, преграждая путь остальным. Водители, видно, решили, что нашли прекрасное место, чтобы поболтать. Темно-синяя машина с закрытым кузовом. И один из этих смешных французских автомобилей.

Холли навострила уши.

— Зеленый? — спросила она.

— Кажется, да. Как бы то ни было, это неважно. Я приехала не для того, чтобы поговорить о водителях, которые ни с кем не считаются. Лучше расскажите мне об интервью.

Холли положила нож и вилку.

— Знаю, что должна была рассказать вам раньше, — вздохнула она. — Просто Бенсон очень настаивала, чтобы я ничего никому не говорила.

Мистер и миссис Адамс посмотрели друг на друга поверх остатков вечерней трапезы. Последние полчаса они слушали подробности встречи Холли с П. Дж. Бенсон.

— Конечно, она несколько своеобразная личность, — согласилась мать Холли.

— Но я могу понять, что она избегает огласки. Если бы узнали, что она здесь, ее стали бы осаждать поклонники, репортеры, а то и психи какие-нибудь.

— Могу ручаться, что это так, — с улыбкой согласился мистер Адамс. — Нас, знаменитостей, постоянно отрывают от работы репортеры. Я уж подумываю, не спрятаться ли мне.

— Тебе уж если что в голову втемяшится! — засмеялась миссис Адамс.

— Будем, однако, говорить серьезно. Если человек все время пишет о тайнах, то рано или поздно это скажется, — заметил мистер Адамс. — Может быть, она просто несколько эксцентрична.

— Ну, я думаю, даже больше, — согласилась Холли.

Миссис Адамс поднялась и начала собирать грязные тарелки.

— Знаешь, в чем твоя беда, Холли? — вздохнула она, направляясь в кухню. — Ты готова увидеть тайны там, где их нет.

— Твоя мать права, Холли, — сказал мистер Адамс, собирая стаканы. — Вот увидишь. Когда вы встретитесь в следующий раз, она, вероятно, будет совершенно нормальной.

Холли состроила гримасу.

— У меня такое чувство, что следующего раза не будет. А значит, я лишилась самого громкого интервью из всех, что у меня были.

Холли начала складывать скатерть, когда в холле зазвонил телефон.

— Минутку! — закричала миссис Адамс из кухни. — Я подойду.

Холли только положила скатерть в ящик буфета, когда ее мать снова вошла в комнату.

— Это П. Дж. Бенсон, — сообщила она Холли. — Она хочет поговорить с тобой.