Прочитайте онлайн Тайна черных ключей | НЕПРИЯТНЫЕ ДОГАДКИ

Читать книгу Тайна черных ключей
2316+1410
  • Автор:

НЕПРИЯТНЫЕ ДОГАДКИ

Нэнси удивленно взглянула на отца, но спорить не стала: если он отклонил предложение мистера Скотта, значит, у него есть на то причины.

Тьерри не смог скрыть своего разочарования, но вежливо извинился, что так долго упорствовал.

— Надеюсь, вы не в обиде на меня за то, что я приставал к вам с уговорами, — улыбнулся он. И, вставая, добавил: — Мне казалось, что ваша дочь — человек, способный прояснить ситуацию. Ну что ж, на нет и суда нет, а теперь я должен откланяться, мне пора возвращаться.

— И я что-то засиделась, — вставила Бесс.

Не успела за Тьерри и Бесс захлопнуться дверь, как Нэнси приступила к отцу с расспросами, о каком таком задании речь.

— Погоди, — остановил ее Карсон Дру. — Сначала я тебе кое-что покажу…

И он протянул дочери фотографию, на которой была изображена внушительная группа людей. Под фотографией красовалась подпись: «Бельмонтский университет, группа геологов».

Нэнси взяла снимок.

— Ой, папа, ты тоже здесь… в такой чудной шляпе! — воскликнула она. — А что у тебя на плече? Похоже, рюкзак?

— Мы готовились к геологической экспедиции и снялись со всем снаряжением, — объяснил адвокат. — Ты разве не знала, что я, прежде чем заняться юриспруденцией, год обучался геологии в Бельмонте?

— Как подумаешь, что ты мог стать горным инженером или… простым геологом… — поддразнила его Нэнси. — А этот тип рядом с тобой, который стоит будто аршин проглотил… Это ваш профессор?

Карсон Дру кивнул.

— Я так и думал, что ты о нем спросишь, — сказал он и с безучастным видом добавил: — Его зовут Джозеф Питт.

Нэнси уставилась на отца.

— Джозеф Питт? — недоверчиво переспросила она. — Профессор Питт? Тот, что был с Тьерри Скоттом в Мексике и там как сквозь землю провалился?

— Он самый. Так вот, Нэнси, я не просто был учеником Джозефа Питта в Бельмонте, нас с ним связывала настоящая дружба, мы и потом не теряли друг друга из виду…

— Надо же! Ты никогда раньше о нем не рассказывал, — ошеломленно пробормотала Нэнси.

— Вполне возможно, — согласился Карсон Дру. — Питт — человек замкнутый, домосед, виделись мы с ним редко Он почти ни с кем не встречался и жил холостяцкой жизнью. Светских развлечений он избегал и слыл нелюдимом. А между тем он бесконечно добр, великодушен и на редкость деликатен.

— Ты, по-видимому, хорошо его знаешь, — обронила Нэнси.

На губах у Карсона Дру заиграла загадочная улыбка.

— Во всяком случае я единственный, за исключением, может быть, мистера Скотта, кому известно одно обстоятельство… — вновь заговорил он. — Именно поэтому я попросил тебя не браться за это дело. Сначала мне надо проверить кое-какие детали…

И Карсон Дру рассказал дочери, что Джозеф Питт завещал все свое состояние — причем немалое — Тьерри Скотту. Нэнси остолбенела.

— А как ты до этого докопался? — спросила она наконец.

— Мне не надо было докапываться, — ответил адвокат. — Ведь я сам составлял завещание.

Нэнси в мгновение ока поняла, что у отца на уме. Может, история Тьерри Скотта — от начала до конца выдумка, а подоплека тут крайне неприятная?..

Если это так, то Тьерри лучше кого бы то ни было знал, что профессор Питт исчез навсегда, а сам он унаследовал его состояние.

— Все же этого не может быть, — резко заявила Нэнси. — Я не верю, что мистер Скотт на такое способен!

— Не заводись, — остановил ее Карсон Дру. — Я ведь тоже так думаю. Очень вероятно, что он сказал правду, но, я полагаю, мы должны учитывать и другую возможность.

— Одного в толк не возьму, — заметила Нэнси. — Почему Тьерри обратился за помощью именно к тебе? Он это как-нибудь объяснил?

— Мистер Скотт говорит, что Питт однажды сказал ему: «Тьерри, малыш, если когда-нибудь попадешь в переделку, иди за советом к Карсону Дру. Он тебя выручит».

— Это уж точно, — подтвердила Нэнси.

— Спасибо на добром слове, — улыбнулся адвокат. — Пойми меня правильно, мне этот парень тоже пришелся по душе, однако мой долг — защитить интересы профессора Питта, который удостоил меня своим доверием. Поэтому я хочу дать тебе небольшое задание…

Нэнси в нетерпении подалась вперед.

_ Так вот, — начал Карсон Дру, — ты от моего имени встретишься с остальными членами археологической экспедиции — профессорами Грэхемом и Андерсоном. Расспросишь их поподробнее и об экспедиции, и о Тьерри.

Нэнси решила не откладывать дело в долгий ящик и тут же поделилась с отцом своими планами.

— Сначала я посещу профессора Грэхема, — заявила она. — Тьерри сказал, что Грэхем сейчас работает в Кобурском университете. Я попрошу Джорджи съездить туда со мной сегодня днем.

И она, не сходя с места, договорилась с профессором Грэхемом о встрече.

Джорджи была слегка обескуражена.

— О Боже, Нэнси, но я ведь там совсем ни к чему, — удивилась она, услышав по телефону предложение Нэнси. — Впрочем, ладно, можешь на меня рассчитывать.

В двадцать минут четвертого Нэнси и Джорджи уже вышагивали по главному коридору факультета естественных наук Кобурского университета. Возле медной таблички с лаконичной надписью «Археология. Профессор Грэхем» они остановились и постучали. Дверь открыл сгорбленный старичок с морщинистым лицом и желтой, как пергамент, кожей, но со все еще живым и острым взглядом из-под широких густых бровей. Он молча оглядел посетительниц и пригласил их войти.

Нэнси поведала профессору Грэхему, что мистер Скотт сообщил ей об исчезновении Джозефа Питта.

— Мой отец — старый друг вашего коллеги, и он очень беспокоится, — добавила она. — Поэтому и попросил меня поговорить с вами об этом странном деле.

Профессор слушал, не спуская глаз с девушки.

— Полагаю, Скотт заявил, что он один обнаружил плиту с надписью, — сухо заметил он.

Казалось, он пропустил мимо ушей все, что Нэнси сказала о профессоре Питте.

— Нет, — возразила Нэнси. — Говоря о находке, мистер Скотт всегда упоминал имя вашего коллеги. Кстати, он очень высоко отзывался и о ваших трудах.

После этих слов ее собеседник смягчился и уже более снисходительно продолжил:

— Тьерри слишком высокого о себе мнения, но парень он умный и не без способностей… Итак, вы желаете знать мое мнение об этой запутанной истории?

Нэнси кивнула. Профессор поудобнее устроился в кресле.

— Так вот, сперва о Питте, — начал он. — Не стану скрывать, его исчезновение ничуть меня не удивило. Я очень ценю Джозефа как ученого, но человек он со странностями, необщительный, никому не верит…

— Вы считаете, что он мог в одиночку отправиться на поиски клада?

Профессор Грэхем пожал плечами.

— Не исключено, — ответил он. — Так или иначе, я уверен, что ничего плохого с ним не произошло. Обстановка в ту ночь, когда он исчез, была тихая и спокойная… — Подумав, профессор добавил: — Знаете, в том, что касается нашей профессии, мы, ученые, нередко проявляем форменный эгоизм. Не деньги нас прельщают, нет, мы как дети, что собирают фантики… Мы хотим, чтобы нас оценили по достоинству. Нам часто не хватает благородства, когда мы работаем в коллективе…

Тут профессор, казалось, что-то вспомнил, и улыбка сошла с его губ.

— Справедливости ради скажу, — важно произнес он, — что именно Тьерри нашел сломанный ключ в палатке Питта и я позволил ему взять ключ на хранение.

— Но куда, по-вашему, делись остальные ключи? — спросила Нэнси.

Профессор ответил, что у него есть мнение на этот счет, но он предпочитает его пока не высказывать.

— Могу лишь засвидетельствовать, что Тьерри не в состоянии один разрешить загадку клада Ему понадобится моя помощь.

— А что вы думаете о рисунке, который мистер Скотт нашел в палатке Питта? — поинтересовалась Нэнси. Мистер Грэхем снова пожал плечами. «Что он, собственно, знает? — размышляла Нэнси. — Действительно ли он что-то скрывает или гордость не позволяет ему признать, что он не понял значения этого таинственного документа?»

Нэнси не решалась задать вопрос, вертевшийся у нее на языке: «Мог ли Тьерри Скотт сыграть какую-то роль в исчезновении профессора Питта?» Она не знала, как воспримет профессор ее предположение. Но все же в конце концов девушка отважилась приступить к щекотливой теме. Мистер Грэхем резко выпрямился и с негодованием ответил, ударив кулаком по столу:

— Как вам такое пришло в голову! Мы вчетвером организовали эту экспедицию. Разумеется, мы не всегда соглашались друг с другом, но утверждаю со всей ответственностью, что ни один из нас даже за все сокровища Мексики не причинил бы зла своим товарищам!

— Я так и думала, — сказала Нэнси, вставая. — Большое спасибо, господин профессор, за увлекательную беседу.

Девушки удалились успокоенные: Тьерри Скотт не солгал.

На обратной дороге Джорджи краем глаза наблюдала за Нэнси. Та, вопреки обыкновению, говорила мало и с улыбкой на устах напевала популярные мелодии.

— А как же теперь твой друг Нед Никерсон? — лукаво спросила Джорджи. — Когда ты с ним увидишься?

— В конце недели, — ответила Нэнси. В этот же день вечером Нед позвонил из Эмерсоновского колледжа, где он учился.

— Надеюсь, ты не забыла о моем приглашении? — с тревогой осведомился он. — Я думал, ты мне черкнешь пару слов…

— Нет, Нед, я не забыла, — ответила Нэнси. — Ты ведь знаешь, память у меня отличная, особенно когда дело касается танцевальных вечеров.

— Послушай, Нэнси, у меня к тебе просьба. Сейчас в Ривер-Хайтсе находится один длиннобородый профессор, выпускник нашего колледжа, к тому же проживавший в моем теперешнем корпусе. Не могла бы ты захватить его с собой в пятницу?

— Как, ты хочешь, чтобы я прибыла с кавалером? — притворно возмутилась Нэнси. — А ты? С кем будешь танцевать ты?

— Что?! Ты думаешь, тебе придется с ним танцевать? Так ведь он совсем старик! Ему, наверно, за шестьдесят! Он собирается сделать у нас доклад, и я подумал, что ему не стоит трястись в переполненном поезде…

— Хорошо, Нед, я его привезу.

— Кстати, попроси старикана взять с собой лягушку.

— Что взять?

— Лягушку. В одной из своих статей, попавшихся мне на глаза, он писал о древнем изделии из нефрита, которое хранится у него дома. С этой лягушкой, судя по всему, связана очень любопытная история.

Нэнси подумала, уж не снится ли ей все это… Значит, есть еще один человек, интересующийся лягушками! Целый рой мыслей пронесся в мозгу девушки, и она даже вообразила на минуту, что это та самая лягушка, которую искал Тьерри Скотт.

— Ладно, договорились, — промолвила она наконец. — Я прихвачу и профессора, и лягушку. Где он живет? Я заеду к нему домой.

— Он живет в мотеле. Его зовут Тьерри Скотт.