Прочитайте онлайн Тайна балета «Щелкунчик» | ОПАСНЫЕ ИГРУШКИ

Читать книгу Тайна балета «Щелкунчик»
3816+782
  • Автор:
  • Перевёл: И. Кулаковская
  • Язык: ru
Поделиться

ОПАСНЫЕ ИГРУШКИ

Шейна с криком падала через голову Лоренса на деревянный пол.

— Ох, нет! — выдохнула Джорджи и вместе с Нэнси бросилась в зал.

В последнюю секунду Лоренс повернулся, поймал Шейну и положил себе на спину. Под ее тяжестью он опять споткнулся и зашатался, но все же сумел сохранить равновесие, опустил девушку перед собой и неуклюже поставил на пол.

— Ты в порядке? — обеспокоенно спросил он. Лицо его пылало.

Шейна сердито вырвалась из его рук.

— Болван! Я могла сломать шею.

Нэнси и Джорджи застыли на месте. Нэнси стояла достаточно близко, чтобы увидеть, что выражение заботы сменилось на лице Лоренса удивлением и досадой.

— Если это вся благодарность, которую я заслужил, спасая тебя, возможно, мне следовало тебя уронить, — ответил он.

— Спасая меня! Просто смешно, — заявила Шейна. — Нэнси и Джорджи свидетели, что ты нарочно уронил меня. Верно? — Упершись руками в бока, Шейна повернулась к двум подругам.

— Свидетели чего? — саркастически спросил Лоренс, прежде чем девушки успели ответить. — Твоей неуклюжести? Кто вообще эти две твои подруги и почему они болтаются здесь, будто свои?

— Оставь их в покое! — отрезала Шейна. Сделав шаг вперед, она вытянула руку и ткнула Лоренса пальцем в грудь. — Ты просто не хочешь признать, что неправильно держал меня за талию.

— Ничего подобного, — Лоренс придвинулся еще ближе и смотрел сверху вниз на Шейну. — Ты извивалась у меня в руках, как испуганный червяк, и я никак не мог придать тебе равновесие.

Минуту они с яростью глядели друг на друга.

Нэнси почти физически ощущала, как они оба напряжены. Она не осмеливалась что-нибудь сказать, так как не имела представления о том, что именно чуть не привело к несчастному случаю.

— Думаю, мы оба знаем выход из всего этого, — негромко сказал Лоренс. — Найди себе другого партнера, на которого сможешь валить все свои ошибки. — Он повернулся и пошел к двери.

— Ты знаешь, что здесь нет никого, кто бы мог танцевать со мной! — крикнула Шейна ему вслед. — Поэтому нам просто придется упростить хореографию твоей партии.

— Моей партии! — Лоренс остановился. — Брось, Шейна. Во всем виновата ты. Сама потеряла координацию. Не так уж ты хороша, как воображаешь. Обе твои сестры могут дать тебе сто очков вперед, даже Мишель. Фею Драже должна танцевать Дарси, и ты это знаешь.

С этими словами Лореш протиснулся в дверь и выбежал из зала.

Надутый дурак, — пробормотала Шейна, садясь на деревянный пол. Стащив свои шелковые балетные туфли, она швырнула их ему вслед. — Он приводит меня в бешенство! — заявила она, подбирая стельки и отправляя их вслед за туфлями.

Нэнси никогда не видела Шейну в таком состоянии. Возможно, все-таки сказывалась напряженная обстановка в школе.

— Вы что, не ладите? — поддразнила Нэнси подругу, надеясь разрядить напряжение. Шейна криво усмехнулась и вздохнула:

— Это мягко сказано. Вообще-то мы были ну… друзьями. До того, как я получила приглашение стажироваться в нью-йоркской балетной труппе, а он его не получил.

— Снова зависть, — тихо шепнула Джорджи, наклонившись к Нэнси. Потом она подобрала туфли Шейны и отдала их ей.

— Угу, — ответила Нэнси, думая о Дарси.

Шейна подошла к роялю и выключила магнитофон. Романтическая музыка из «Щелкунчика» смолкла. Потом балерина подобрала свои свитер и шарф. Наконец она сказала:

— Понимаете, Лоренс считает, что я могла устроить ему приглашение стажироваться в нью-йоркской балетной труппе, если б захотела. Но пока я танцую там только в кордебалете, а это значит, что я не более влиятельна, чем какая-нибудь декорация. Лоренс не хочет понять, что от меня никак не зависит, кого пригласят на стажировку, а кого нет. — Шейна устало опустилась на скамеечку у рояля.

— А ты бы устроила Лоренсу приглашение, если бы могла? — с нажимом спросила Нэнси.

Шейна, засовывавшая туфли в балетную сумку, покачала головой. Потом она нагнулась и стала натягивать брюки.

— Нет, он должен сделать это сам. Ему нужно больше верить в свои возможности. Только так он сумеет чего-нибудь добиться в Нью-Йорке. Конкуренция там жесточайшая, и с ней надо справиться… самому.

— Как ты думаешь, Лоренс знает эту твою точку зрения? — спросила Нэнси.

— Знает, потому что я ему об этом сказала, — ответила Шейна. — Кто-то должен был это сделать. Он обманывается, если думает, что моя рекомендация может что-то изменить. Валить вину на меня — это просто уловка, чтобы оправдаться перед собой.

— Вполне убедительно, — кивнула Джорджи. — Как ты думаешь, Лоренс сильно зол на тебя? Он мог бы, например, вывинтить шурупы из станка, чтобы ты упала?

— Ни в коем случае! — Шейна поправила огненно-рыжую прядку, выпавшую из растрепавшейся прически, и энергично покачала головой. Но потом в ее зеленых глазах появилось какое-то отстраненное выражение. — По крайней мере, я ни за что не хотела бы в это поверить. По-моему, он не способен на такое, — сказала она наконец. — Во всяком случае по отношению ко мне.

Пока Шейна говорила, Нэнси прошла к двери и выглянула в холл. Она хотела убедиться, что их никто не подслушивает. Вернувшись, она села на скамеечку рядом с Шейной.

— Может быть, нам лучше рассказать тебе о том, что еще происходит здесь в школе, — сказала она негромко. Они с Джорджи рассказали Шейне о пропавших украшениях и об отмене заказа в типографии на программки.

— Бедная мадам Дюгран, — тихо произнесла Шейна, когда Нэнси договорила. — Но какое это имеет отношение к тому, что упала перекладина балетного станка или что Лоренс чуть не уронил меня?

— Возможно, никакого, — признала Нэнси. — Но я не могу отказаться от мысли, что все это как-то связано.

— И ты подозреваешь Лоренса? — Шейна покачала головой. — Не знаю, Нэнси. Лоренс может злиться на меня за многое, но он предан мадам Дюгран и не станет причинять ей вред только Ради того, чтобы поквитаться со мной.

— Может быть, Нэнси, нам следует рассказать Шейне, что мы услышали в «Йогуртовом рае»? — негромко спросила Джорджи.

— Что такое? — Шейна переводила взгляд с одной подруги на другую.

Нэнси неохотно повторила разговор — между Дарси и Лоренсом в кафе. Но Шейна не рассердилась. Она только вздохнула.

— Я должна была это предвидеть. Бедняжка Дарси. Она так хотела танцевать Фею Драже. Ей всю жизнь приходилось оставаться в моей тени. Кроме того Дарси без ума от Лоренса. А он танцует со мной, и это должно страшно мучить ее.

— Значит, ты не думаешь, что они сговорились вывести тебя из игры?

Шейна пожала плечами.

— Я больше уже ничего не понимаю. Думала, возвращаюсь, чтобы помочь мадам Дюгран, а вместо этого здесь одна за другой случаются неприятности. Может, мне следует просто уехать обратно в Нью-Йорк?

— Ни в коем случае, — твердо сказала Джорджи. — Подумай, как много ты даешь другим танцовщикам. И ты нужна мадам Дюгран.

— Может быть, и так. — Шейна поднялась. — Ну ладно, мне надо идти. Мадам Дюгран хочет, чтобы я помогла в постановке сцены боя между солдатиками и мышами.

— Как твоя лодыжка? — спросила Нэнси, тоже вставая.

Шейна улыбнулась.

— Гораздо лучше благодаря мешку со льдом. И знаете что, подружки? — добавила она, когда все трое шли к двери. — Я собираюсь при первой же возможности поговорить с Дарси.

— Не говори ей, чем я здесь занимаюсь, — предупредила Нэнси. — Наверное, не стоит нарушать мою конспирацию.

— Буду осторожна, — пообещала Шейна. — Я очень благодарна тебе, Нэнси, за то, что ты пытаешься во всем этом разобраться. Не знаю, смогла бы я оставаться здесь при таких обстоятельствах, если бы не ты.

Нэнси открыла дверь, и все трое вышли из зала. В холле сражались на шпагах несколько десяти- и одиннадцатилетних мальчишек и девчонок.

— Это, должно быть, мыши и солдатики, — сказала Джорджи. — Мы с Бесс храним особую память об этом сражении, — добавила она.

Шейна рассмеялась вместе со всеми.

— Помню эту сцену. Ваша тройка чуть не свалила елку. Никогда еще «Щелкунчик» не был таким захватывающим зрелищем. Ну я лучше пойду. Еще увидимся.

Нэнси и Джорджи, пробираясь через толпу сражающихся детей, направились в бутафорскую, а Шейна пошла в противоположном направлении.

Когда Джорджи открыла дверь склада, а Нэнси уже ступила внутрь, оттуда выскочил, налетев на них, Лоренс Стил. Нэнси ударилась о дверную раму.

— Эй, Стил, — крикнула Джорджи, удерживая Нэнси за руку, — смотри, куда идешь.

— Могу то же самое сказать вам, — парировал Лоренс. Он откинул рукой свои густые светлые волосы. — А что это вы тут делаете? Что-нибудь вынюхиваете?

— Я отвечаю за реквизит, объявила Нэнси. Лоренс фыркнул:

— Хорошо придумала. За реквизит отвечает миссис Пэттерсон.

— Нет, больше не отвечает, она отказалась, — отрезала Нэнси, которой надоел его высокомерный тон. — А вот что ты здесь делал?

Лоренс заколебался, потом пожал плечами.

— Я искал бутафорскую голову Мышиного короля. Она нужна для репетиции. Ее нет в костюмерной, и миссис Воласки подумала, что, может, ее по ошибке положили сюда.

Бросив взгляд на пустые руки Лоренса, "Нэнси спросила:

— Но ее здесь не оказалось?

— Нет, — ответил Лоренс. — По крайней мере я ее не нашел. Если вы на нее наткнетесь, когда будете приводить в порядок этот кавардак, — добавил он, — отнесите ее в костюмерную. — И, не дожидаясь ответа, Лоренс пошел через холл.

— О-о-о, — протянула Джорджи, сузив свои темные глаза. — Он действительно заноза.

— Кажется, все здесь потеряли чувство юмора, — сказала Нэнси, входя вместе с Джорджи в бутафорскую. — Значит, нам-то уж никак нельзя терять хладнокровия, если хотим чего-нибудь добиться в этом расследовании.

Джорджи окинула взглядом помещение.

— Вынуждена согласиться с ним насчет кавардака, — заметила она.

— Угу. И прежде чем мы отсюда уйдем, я должна убедиться, что украшений здесь точно нет, — сказала Нэнси. Кивнув в сторону штабеля ящиков на другой стороне бутафорской, она добавила: — Я проверю оставшиеся ящики в той стороне, а ты, может, начнешь прикреплять этикетки к декорациям?

Взяв стопку бумаги и фломастер, Джорджи направилась к двум большим белым колоннам. Она слегка толкнула одну из них.

— Выглядят как деревянные, — сказала она, улыбаясь, — а на самом деле это просто папье-маше. Наверное, они для Страны сладостей.

Нэнси кивнула.

— Давай уберем их с дороги, чтобы я могла добраться до остальных ящиков, — сказала она и подошла помочь Джорджи.

— Я буду толкать сзади, — предложила Джорджи, — а ты поддержи спереди, чтобы они не свалились вперед.

Девушкам удалось подвинуть одну из колонн примерно на фут, когда та начала падать вперед.

— Осторожно! — крикнула Нэнси. — Как бы она не свалилась!

Когда они вернули колонне устойчивость, Нэнси посмотрела наверх. Потолок был таким темным, что она не могла как следует разглядеть верхушку колонны, но, отойдя немного назад, она остолбенела. Наверху лежала деревянная кукла и улыбалась ей зловещей улыбкой.

— Джорджи, не двигай! — крикнула она, увидев, что кукла, в три фута ростом, начала соскальзывать к краю колонны. Но предупреждение опоздало. Кукла стала падать прямо на голову Джорджи.