Прочитайте онлайн Тайна балета «Щелкунчик» | НЕПРИЯТНОСТИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Читать книгу Тайна балета «Щелкунчик»
3816+706
  • Автор:
  • Перевёл: И. Кулаковская
  • Язык: ru
Поделиться

НЕПРИЯТНОСТИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Бесс подняла брови.

— Это звучит как угроза, — прошептала она возбужденно.

Нэнси кивнула и приложила палец к губам. Выходит, Дарси причастна к тому, что случилось с ее сестрой. Но зачем ей это было нужно? Неужели она так разозлилась из-за того, что Шейне — отдали роль Феи Драже?

Нэнси вспомнила, что родители трех девочек Эдварде очень ревностно относились к успехам своих дочерей. Быть может, они перегнули палку, и кончилось тем, что сестры стали соперничать между собой.

Размышления Нэнси прервала официантка, спросившая, что они хотят заказать.

Пока Бесс и Джорджи делали заказ, Нэнси прислушивалась к тому, как Лоренс и Дарси обсуждали роль Дарси в «Щелкунчике». Было похоже, что Дарси вовсе не нравится танцевать Росинку.

Когда Лоренс и Дарси ушли и Нэнси тоже сделала заказ, она сказала:

— Мне кажется, Дарси очень зла на сестру.

— Зла! — воскликнула Бесс. — Мало сказать, зла. Они с Лоренсом хотят избавиться от Шейны.

— Но никто из них фактически не признался, что вывинтил эти шурупы из малой перекладины, — заметила Джорджи.

Нэнси кивнула.

— Джорджи права. Нам наверняка известно только то, что у них обоих есть причины злиться на Шейну. Но тут нет ничего преступного. А вот… — Нэнси замолчала и в задумчивости стала постукивать ложкой по столу.

— Что «а вот»? — спросила Джорджи.

Нэнси направила ложку на Джорджи.

— А вот, если бы я была на месте Лоренса и Дарси, я бы здорово рассердилась и на мадам Дюгран. В конце концов, ведь это она попросила Шейну вернуться сюда.

— Рассердилась бы настолько, чтобы навредить школе? — спросила Джорджи. — Это вроде уж слишком.

Бесс покачала головой.

— Нужно предупредить Шейну насчет этой парочки.

— Пока не надо, — возразила Нэнси. — Будем действовать осторожно. Все же Дарси сестра Шейны.

— И все равно я считаю, что мы должны последить за Дарси и Лоренсом, — настойчиво повторила Бесс.

— Согласна, — ответила Нэнси. — И так как мы с Джорджи теперь отвечаем за реквизит, мы завтра будем в школе и понаблюдаем за ними.

* * *

Когда утром в пятницу Нэнси припарковала свой «мустанг» у дверей школы, шел снег.

— Похоже, у Джорджи будет сегодня достаточно снега для тренировки, — сказала Нэнси, выходя вместе с Бесс из машины и бросив ключи в висевшую на плече сумку. Они договорились встретиться с Джорджи в школе непосредственно перед ленчем.

Бесс поежилась от холода и смахнула снег, упавший ей на нос.

— Джорджи может гонять на лыжах в свое удовольствие, но что до меня, я предпочитаю уютную теплую комнату, — сказала она.

Нэнси рассмеялась, и девушки осторожно пошли к дверям по все еще не очищенному ото льда тротуару. Войдя в дом, Бесс посмотрела на часы.

— Сейчас девять часов. Когда мы сделаем перерыв на ленч?

— Приходи ко мне в бутафорскую около двенадцати. К этому времени появится и Джорджи, и мы сможем вместе поесть.

— Я приглашу миссис Воласки присоединиться к нам, — сказала Бесс, спускаясь по лестнице. — Мне кажется, она очень одинока после смерти мужа в прошлом году.

— Хорошо. Пригласи. Жду тебя к полудню. — Помахав на прощание рукой, Нэнси пошла через холл. Помещение для реквизита и бутафории находилось слева от холла прямо напротив зала «А».

Включив свет, Нэнси оглядела большой склад. Бетонный пол был заставлен ящиками всех видов и размеров. Некоторые ящики стояли штабелями до самых стальных балок, державших потолок. Помещение не было отделано. Без окон и с кирпичными стенами оно все еще выглядело как старый склад. В нем было холодно, сыро и пыльно.

Дрожа, Нэнси потуже завернулась в пальто. Она не знала, с чего начать, и, судя по виду этого помещения, не знала этого и миссис Пэттерсон. Помимо ящиков, здесь было полно всякого реквизита, начиная с мебели и кончая бутафорскими розовыми фламинго и даже велосипедом. Нэнси уже решила обратиться за помощью к мадам Дюгран, когда увидела на стене нечто похожее на список.

Обойдя несколько лежавших на полу раскрашенных декораций, она стала читать список. На первой странице крупными печатными буквами было написано: «Реквизит для «Щелкунчика». Многие предметы в этом списке были отмечены галочками.

— Надеюсь, это означает, что они найдены и отобраны, — пробормотала Нэнси. Внимательно сверяясь со списком, она стала искать, где находятся отмеченные предметы. За небольшой поленницей она обнаружила игрушечную пушку — из нее солдатики стреляют по мышам в сцене сражения, — а в углу стояли сани, на которых маленькая Клара и ее принц едут в Страну сладостей. Дальше в списке миссис Пэттерсон отметила елочные украшения.

Нэнси посмотрела на один из штабелей ящиков. «Украшения могут быть в любом из них», — подумала она. Поочередно открывая ящики, она находила множество вещей: тамбурины, куклы, рождественские подарки в обертках, а также жестянки с краской и кисти. Но никаких украшений ей не попадалось. Нэнси знала, что они очень нужны. Без них праздничная елка будет выглядеть совсем голой.

Нэнси горестно вздохнула. «Прекрасно, — подумала она, — в первый же день на работе я чего-то не могу найти». Тут она заметила заднюю дверь, которая вела на сцену. Возможно, миссис Пэттерсон уже отнесла украшения наверх.

Перейдя на другой конец склада, Нэнси вытерла грязные руки о джинсы и открыла дверь на сцену. Три ступеньки вели вверх к левой кулисе. Было темно, тихо и пахло застоявшимся дымом. На секунду Нэнси заколебалась. Что если здесь где-нибудь прячется злоумышленник, готовясь совершить новый поджог?

«Нет, это просто глупость», — укорила она себя. Кроме того, если здесь и в самом деле кто-то прячется, она, Нэнси, готова постоять за себя.

Осторожно выйдя на сцену, Нэнси стала искать ящик. В центре стояла большая настоящая елка, но на ней не было никаких украшений. Нэнси поискала и за тяжелым задним занавесом. Когда она его отодвинула, то заметила на полу что-то белое. Она нагнулась и подняла находку. Это оказался белый кружевной носовой платок с вышитыми в углу инициалами «Г. Т.».

«У кого же в балетной школе такие инициалы?» — подумала Нэнси. Пожав плечами, она сунула платочек в задний карман джинсов и спустилась по трем ступенькам назад в склад реквизита.

Потом она все-таки решилась и поднялась из мрачного помещения обратно в холл. Ей очень не хотелось огорчать мадам Дюгран еще одной заботой, но было необходимо выяснить, где же находятся украшения. Если их вообще нет, Нэнси собиралась принести свои. До генеральной репетиции в следующий четверг оставалось меньше недели.

— Извините, — сказала Нэнси, заглядывая в кабинет директрисы. Мадам Дюгран подняла голову от бумаг, которыми занималась. Через окно рядом с бюро Нэнси увидела, что снег пошел сильнее.

— Нэнси! — воскликнула мадам Дюгран. — Как дела, дорогая?

— Никак не могу найти ящик с елочными украшениями, — ответила Нэнси. — Они отмечены в списке, но их нет ни среди реквизита, ни на сцене.

— Что ты говоришь? — Мадам Дюгран вскочила. — Надеюсь, они не пропали? В этом году нам их дала Ребекка Фарнсуорт, и им просто цены нет, они же старинные.

— Возможно, я их не заметила, — быстро сказала Нэнси. Она и не представляла, как расстроится мадам Дюгран. — А может быть, их пометили в списке по ошибке, а на самом деле еще не привезли.

— Возможно, — сказала директриса и, обойдя свое бюро, стала ходить взад и вперед перед Нэнси. — Но что бы ни произошло, их нужно найти. Эти украшения очень важны для спектакля. Видишь эти фотографии? — Мадам показала на стену рядом с бюро.

Нэнси посмотрела на ряд снимков в позолоченных рамках и кивнула.

— Вот эти фотографии, — директриса показала на группу из пяти снимков, — были сделаны для рекламы «Щелкунчика», когда я в нем танцевала.

Нэнси подошла ближе, чтобы получше рассмотреть фотографии. На одной Клара держала в руках куклу — щелкунчика, а на другой была запечатлена Страна сладостей с балеринами, изображавшими леденцы.

— Очень красиво! — сказала Нэнси.

— Это благодаря замечательным костюмам, декорациям и бутафории, которые у нас были, — сказала мадам Дюгран. — Вот почему я много лет все это собирала. Каждый год старалась приобрести что-нибудь новое на радость моим постоянным зрителям. В этом году таким подарком должны были стать елочные украшения Ребекки Фарнсуорт. Поэтому так важно их найти.

Нэнси уже была готова пообещать, что непременно найдет эти украшения, как вдруг зазвонил телефон. Мадам Дюгран изящным движением протянула руку к трубке.

Послушав минуту, она с силой швырнула ее на рычаг.

— Ну что еще должно случиться? — воскликнула она, поднимая руки к небу. — Звонили из типографии. Кто-то в начале недели отменил наш заказ на программки к «Щелкунчику». Теперь типография не обещает отпечатать их к сроку.

— Это ужасно! — сказала Нэнси и, пытаясь утешить мадам Дюгран, добавила: — Не беспокойтесь об украшениях, мадам. Я займусь ими. Мы сделаем все, чтобы спектакль имел успех. — Притворившись, что сообразила, где могут быть украшения, Нэнси поспешила обратно в бутафорскую и взяла свою сумку.

Через пятнадцать минут она подъехала по дорожке, полукругом охватывающей дом Ребекки Фарнсуорт, и остановилась у входа. Богатая вдова миссис Фарнсуорт принимала участие во многих благотворительных начинаниях и славилась как покровительница искусств.

Нэнси позвонила в дверь. К ее удивлению, миссис Фарнсуорт сама открыла ей.

— Здравствуйте, миссис Фарнсуорт, — сказала девушка. — Я — Нэнси Дру.

Седовласая женщина улыбнулась.

— Ну, конечно, ты — дочь Карсона Дру. Заходи, детка. — Закрывая тяжелую дверь, миссис Фарнсуорт спросила: — Как поживает папа, Нэнси?

— Хорошо, благодарю вас, — вежливо ответила девушка. Вытерев снег с ботинок о коврик, она прошла за хозяйкой в большой холл с мраморным полом и сразу же заговорила о деле: — Я помогаю с реквизитом для балета «Щелкунчик» и приехала забрать елочные украшения, которые вы любезно одолжили школе.

Миссис Фарнсуорт удивленно подняла брови.

— Но мой шофер отвез эти украшения еще в прошлый вторник, — сказала она и нахмурилась. — Он сказал, что передал их прямо в руки Марджори Пэттерсон.

— О, замечательно, — широко улыбаясь, сказала Нэнси. — Миссис Пэттерсон наверняка убрала их в надежное место, — быстро добавила она, не желая, чтобы миссис Фарнсуорт заподозрила пропажу украшений. Та в ответ кивнула.

— Надеюсь. Если что-нибудь случится с этими украшениями, я просто не знаю…

— Я уверена, что они в полной сохранности, — солгала Нэнси, направляясь к выходу. — Извините за беспокойство и еще раз большое спасибо. — Она вышла из дома прежде, чем миссис Фарнсуорт успела еще что-нибудь сказать.

Нэнси подъехала к балетной школе почти одновременно с Джорджи.

— Ох, как я рада видеть тебя здесь, — сказала Нэнси.

— А что случилось? — спросила Джорджи. — У тебя такой озабоченный вид.

Нэнси рассказала Джорджи о пропавших украшениях.

— И все это означает, что, если они не у миссис Пэттерсон, нам грозят большие неприятности, — сказала она в заключение.

Из автомата в холле Нэнси позвонила миссис Пэттерсон. От ее ответа у Нэнси сжалось сердце.

— Она говорит, что ящик с украшениями стоит в санях, — сказала она, повесив трубку, — но в санях нет никакого ящика.

Джорджи сняла пальто и пошла через холл.

— Может быть, ты их просто не заметила, — бросила она на ходу.

Прошел еще час, но украшения так и не нашлись.

— Ну просто замечательно! — со вздохом сказала Нэнси, сидя на корточках. Джорджи опустилась на колени рядом с ней. Вокруг стояли раскрытые ящики, доверху наполненные бутафорией.

— У меня такое предчувствие, что тот, кто отменил печатание программок, взял и украшения, — добавила Нэнси.

Джорджи покачала головой:

— Возможно, это тот же человек, который устроил поджог и вывинтил шурупы на демонстрационном станке.

— Похоже, все эти бедствия происходят слишком часто одно за другим, чтобы можно было считать их случайными совпадениями, — согласилась Нэнси.

— Ты все еще подозреваешь Лоренса и Дарси? Нэнси снова вздохнула:

— Хотела бы я знать…

Тут девушки услышали через открытую дверь бутафорской похожие на звон колокольчиков звуки музыки из «Щелкунчика».

— Может, прервемся? — сказала Джорджи. Нэнси кивнула и встала.

— Ты читаешь мои мысли.

Когда они подошли к залу «А», Нэнси тихонько приоткрыла дверь.

В зале были только Лоренс и Шейна. Магнитофон, стоявший на рояле, играл танец Феи Драже.

Глядя на танцовщиков, Нэнси почти забыла те злые слова, что Лоренс сказал о Шейне в «Йогурт-ном рае». Партнеры репетировали романтическую сцену из «Щелкунчика» и исполняли па-де-де. Шейна, опираясь на вытянутую руку Лоренса, грациозно подняла и сомкнула над головой руки, потом Лоренс раскрутил ее и, держа за талию, стал поднимать высоко над собой. Но всякой романтике пришел конец, когда Лоренс внезапно потерял равновесие и Шейна с выражением ужаса на лице стала падать через его голову на пол.