Прочитайте онлайн Тайна балета «Щелкунчик» | ПА-ДЕ-ДЕ

Читать книгу Тайна балета «Щелкунчик»
3816+738
  • Автор:
  • Перевёл: И. Кулаковская
  • Язык: ru
Поделиться

ПА-ДЕ-ДЕ

— Роджер Л. Воласки, — прошептала Нэнси. — Как вы думаете, — обратилась она к мадам Дюгран, — может ли инициал «Л» означать «Лутц»?

— Очевидно, Лутц его второе имя, — ответила мадам Дюгран и тут что-то вспомнила. — Ты хочешь сказать, что это сын Гертруды?

— Может быть, сын или какой-нибудь другой родственник, — ответила Нэнси. — И это понятно. Ей было бы трудно привлечь совсем незнакомого человека к выполнению своего безумного плана.

Когда Нэнси и мадам Дюгран вернулись в гостиную, Лоренс и Джорджи сообщили, что в остальной части дома никого нет. А Нэнси рассказала о сделанном ими открытии: о роли Роджера в замыслах Гертруды и о том, что он, очевидно, является ее родственником.

— Роджер Лутц действовал вместе с миссис Воласки? — удивился Лоренс. — Но ведь он такой тихий маленький человечек.

— Роджер явно сообщник Гертруды, — ответила Нэнси. — У него был доступ в здание школы. А поскольку он всегда находился на заднем плане, никто не заподозрил его. — Она показала Лоренсу и Джорджи погашенные чеки.

— Мне и в голову не приходило, что они родственники, — заметил Лоренс. — Миссис Воласки вела себя так, будто вообще не знакома с Роджером.

Мадам Дюгран села на софу.

— Как я могла быть настолько слепой! — воскликнула она. — Я даже видела, как Роджер крался по дому в день пожара, но не обратила на это никакого внимания. Они оба разрушали мою школу прямо у меня под носом!

— Теперь нам нужно выяснить, куда эта парочка увезла Шейну, — сказала Нэнси. — Мадам, когда вы нанимали Роджера, он сообщил свой адрес?

— О нет, дорогая, я и не спросила. — Плечи директрисы опустились еще ниже. — Я была так рада, что кто-то вызвался бесплатно аккомпанировать на фортепьяно. Он показался мне хорошим человеком.

Нэнси принялась ходить взад и вперед.

— Ладно, давайте вспомним. Роджер когда-нибудь говорил, где он живет? Или вообще что-нибудь рассказывал о своей квартире? Живет с родителями или отдельно? Какой номер у его машины? Как она выглядит? — Нэнси замолчала и посмотрела на остальных, но те ничего не могли сказать. — Может быть, он упоминал, в каком колледже учился? — сделала она еще одну попытку.

Лоренс отрицательно качнул головой.

— Этот парень никогда никому не сказал ни слова.

— Я пойду позвоню Бесс и Дарси, расскажу, что мы обнаружили. — Джорджи направилась в кухню. — А вдруг кто-то из них что-либо знает.

В ожидании возвращения Джорджи Нэнси продолжала ходить по комнате, обдумывая, что же делать дальше. Можно, конечно, позвонить в полицию. Но что им сказать? Что они вчетвером вломились в чужой дом? Не очень-то это понравится полиции Ривер-Хайтса.

Внезапно в комнату примчалась Джорджи.

— Кажется, я узнала кое-что важное, — возбужденно сообщила она. — Дарси помнит, что Роджер запоминал о своей совершенно новой квартире.

Лоренс презрительно хмыкнул.

— Это, конечно же, сужает наши поиски до какой-то, там сотни! Правда, только в Ривер-Хайтсе.

«Новая квартира?» — подумала Нэнси, и у нее в уме возникла какая-то мысль.

— Все ясно! — воскликнула она. — Пошли! Я знаю, где живет Роджер.

Когда они снова уселись в фургон, Нэнси, показывая дорогу мадам Дюгран, заодно объяснила, как она догадалась, что Роджер живет в новом комплексе жилых домов для одиночек.

— Именно туда направлялся фургон в тот вечер, когда мы с Бесс поехали за ним. Роджер, очевидно, увозил мои елочные украшения к себе на квартиру. Когда он заметил, что мы едем сзади, он передумал, повернул фургон и стал нас преследовать.

— Но как мы узнаем, в какой именно квартире он живет? — с сомнением в голосе спросил Лоренс. Он сидел на переднем сиденье, крепко держась за дверь. Мадам Дюгран вела машину быстро, но не превышая допустимой законом скорости.

Нэнси попросила ее свернуть круто вправо, и они выехали на главную улицу жилого района. Фургон замедлил ход, и Нэнси внимательно осматривала все подъездные дорожки.

— Если память мне не изменяет, фургон развернулся и выехал вот отсюда. — Она показала на вторую дорожку слева.

В этот момент мадам Дюгран постучала ладонью по рулевому колесу.

Голубая машина иностранной марки! — воскликнула она.

— Что? — Лоренс резко повернул голову к окну. — Вы хотите сказать, что Роджер ездит на такой машине?

Мадам Дюгран выразительно кивнула.

— Вы просто молодец! — Протянув руку с заднего сиденья, Джорджи пожала ей плечо.

Мадам Дюгран повернула фургон на дорожку, ведущую к новым домам, и поехала вдоль стоявших у обочины машин. Дорожка шла полукругом перед четырьмя жилыми домами. Нэнси насчитала четыре голубые малолитражки.

— Что теперь? — мрачно спросила Джорджи. — Мы же не можем стучать во все двери.

— Остроносые туфли, — напомнила Нэнси подруге, когда фургон направился к стоянке.

— Будь добра, говори по-английски, — язвительно попросил Лоренс.

Нэнси открыла дверь фургона.

— Я сказала, что нам надо поискать следы остроносых туфель на снегу. По-моему, такие туфли носит Роджер.

Все четверо в возбуждении вышли из фургона и принялись осматривать снег. Подойдя к обочине, у которой стояла голубая малолитражка, Нэнси нашла то, что искала: четкие следы обуви с острыми носами. Они вели прямо к третьему зданию. Все четверо бесшумно вошли в подъезд и остановились перед рядом почтовых ящиков.

— Посмотрите! — Нэнси показала на белую полоску под ящиком квартиры 3-Б. На ней было написано: «Роджер Л. Воласки».

— Ну, теперь-то мы можем вызвать полицию? — спросила Джорджи.

Лоренс поднял свою монтировку.

— Зачем? Нас четверо против двоих. И неизвестно, что сделают с Шейной Грейс и ее милый помощничек, пока сюда будет ехать полиция.

Нэнси повернулась и положила руку на плечо мадам Дюгран.

— Вы не хотели бы сесть в фургон и поехать к ближайшему телефону? Позвоните начальнику полиции Мак-Гиннису и попросите прислать сюда полицейскую машину.

— Нет, — твердо ответила мадам Дюгран. — Я хочу повидать Грейс сама.

— Я позвоню, — предложила Джорджи. — И позвоню также Бесс и Дарси. — Схватив у мадам Дюгран ключи, Джорджи побежала к фургону.

Нэнси громко вздохнула.

— Нас осталось только трое против двоих.

— Да. Но на нашей стороне фактор неожиданности, — успокоил ее Лоренс.

— Может быть. Только если они не увидели нас в окно. — Махнув другим, чтобы они были наготове, Нэнси направилась обратно к тротуару и посмотрела вверх. В двух окнах на третьем этаже света не было. Их в самом деле нет дома или они делают такой вид?

Нэнси вернулась в подъезд к Лоренсу и мадам Дюгран.

— Я готова, — решительно сказала мадам Дюгран.

Нэнси еще раз глубоко вздохнула.

— Тогда пошли.

Втроем они осторожно поднялись на третий этаж. Нэнси приложила ухо к двери квартиры 3-Б и прислушалась. Все было тихо.

Она достала из сумки свой набор отмычек и отперла замок.

Дверь тихо открылась, в квартире было темно. Привыкнув к темноте, Нэнси замерла, увидев сидящую в центре комнаты Шейну. Рот ее был заткнут кляпом, а руки связаны за спиной веревкой. Шейна испуганно посмотрела на Нэнси. Потом попробовала что-то произнести.

— Шейна! — закричал Лоренс; бросившись к ней мимо Нэнси.

— Стой! Это ловушка! — закричала Нэнси. Схватив Лоренса за руку, она попыталась остановить его, но опоздала. Кто-то прыгнул из-за двери и ударил Лоренса палкой по голове. Танцовщик упал на пол.

Удар нанес Роджер. Он повернулся к Нэнси и злобно улыбнулся.

— Привет, мисс Дру, — сказал он, угрожающе замахнувшись палкой.

В это мгновение Нэнси заметила то, что могло ей помочь. Это была голова Мышиного короля, которую Роджер и миссис Воласки украли, надеясь тем самым сорвать балет.

Не дав противнику опомниться, Нэнси схватила голову и быстро надела ее на Роджера.

Тот что-то гневно закричал, пытаясь поймать Нэнси. Голова Мышиного короля оказалась надетой задом наперед, так что Роджер ничего не видел и не мог определить, где стоит Нэнси. Он стал поворачиваться кругом, бешено размахивая палкой, чтобы ударить девушку.

Нэнси попыталась выхватить палку, но тут Роджер наткнулся на кофейный столик и с воплем свалился на пол. Нагнувшись над ним, Нэнси вонзила ногти в его запястье и крепко нажала на кисть. Закричав от боли, он выпустил из рук палку Гертруды.

Нэнси бросила ее в другой конец комнаты и стала осматриваться, ища, чем бы связать Роджера. Она схватила золотой шнур, придерживающий внизу занавеску, и быстро связала ему руки. Еще один шнур принесла мадам Дюгран, и Нэнси умело затянула узлы вокруг щиколоток Роджера. Затем она толкнула что-то бессвязно шипевшего Роджера в кресло.

— Не двигаться! — приказала она ему. Роджер простонал что-то невразумительное из-под головы Мышиного короля. Но в этот момент в прихожей возник непонятный шум, и Нэнси бросилась туда. Мадам Дюгран с кем-то боролась на площадке лестницы. Нэнси была так занята Роджером, что не слышала, как появилась миссис Воласки. Бывшая костюмерша напала на своего главного врага — Элис Дюгран.

— Мадам! — крикнула Нэнси. Гертруда опрокинула директрису на перила лестницы. В глазах директрисы был ужас.

Бросившись вперед, Нэнси схватила Гертруду за руки и попыталась оттащить ее. К удивлению Нэнси, директриса, крепко стиснув зубы, неожиданно с силой вырвалась и отбросила Гертруду к стене.

Без грима и парика Гертруда Воласки выглядела совсем иначе. У нее, оказывается, были короткие темные волосы, очень мало морщин и довольно стройная фигура.

— В этот раз я не дам тебе победить! — крикнула она мадам Дюгран. Подняв руки, как крючья, она бросилась на нее, стараясь вцепиться в лицо. Директриса быстро отскочила и затем, подняв ногу, ударила Гертруду в бедро. Та уклонилась от удара, но при этом потеряла равновесие и с криком покатилась вниз по лестнице.

Мадам Дюгран с ужасом смотрела ей вслед. Проигравшая соперница неподвижно лежала на площадке между этажами.

— Нэнси! Я этого не хотела! — закричала мадам Дюгран, схватив девушку за руку.

— Она не оставила вам выбора, — успокаивала ее Нэнси.

В эту минуту по лестнице бегом поднялись двое полицейских. Они остановились на площадке между этажами, посмотрели на лежавшее там тело, а потом подняли глаза на Нэнси и мадам Дюгран.

За полицейскими следовал их начальник Мак-Гиннис. Увидев Нэнси, он с тревогой спросил:

— Ты цела? Все у тебя в порядке?. Ваша подружка позвонила и рассказала, что случилось, но я не представлял, насколько все серьезно.

— Там наверху еще один, — сказала ему Нэнси, кивнув на открытую дверь квартиры. Роджер сидел в кресле, злобно бурча и пытаясь развязать себе руки. Голова Мышиного короля сползла набок, и казалось, будто он смотрит прямо на Нэнси.

Она вошла в комнату, где Шейна рыдала в объятиях Лоренса. Тот уже развязал ее и теперь гладил по волосам. Убедившись, что все в порядке, Нэнси устало прислонилась к стене. Наконец-то все закончилось.

* * *

— Судя по признанию Роджера, — рассказывал в пятницу вечером Мак-Гиннис окружившим его Нэнси, Джордж и Бесс, — все это придумала Гертруда Воласки. Она связалась с Роджером — он ее племянник — около полугода назад и даже поселила его в этой квартире.

— А он нуждался в деньгах и согласился на все, — догадалась Нэнси.

Начальник полиции кивнул.

— Как он утверждает, тетка заверила его, что никто не пострадает, и только поэтому решил помочь ей. Не знаю, но мне кажется, они оба немного не в своем уме.

Три девушки и полицейский стояли около зрительного зала балетной школы. На Мак-Гиннисе был парадный костюм и галстук, а на Нэнси, Джордж и Бесс праздничные платья. В зале многочисленные зрители с нетерпением ждали начала представления. Это была премьера «Щелкунчика».

— А что говорит Гертруда? — спросила Бесс. — Ей еще повезло, она только сломала ногу. Начальник полиции покачал головой.

— Гертруда заявляет, что никакой Грейс Тернер не существует, что мадам Дюгран все это выдумала.

— Какая ерунда! — вмешалась Джорджи. — Мы видели дом Гертруды. Там все стены увешаны балетными фотографиями Грейс Тернер!

— Бедняжка Гертруда, — проговорила Нэнси. — Она все еще пытается разделаться с мадам Дюгран.

Полицейский согласно кивнул.

— Совершенно верно. Но поскольку Роджер нам все рассказал, ничего у нее не выйдет. Он признался в краже обоих наборов елочных украшений, поджоге и развинченных шурупах на перекладине. Все остальное, по его словам, проделала его тетка.

— А как насчет тарана нашей машины фургоном? — спросила Бесс, уперев руки в бока. — И кто же чуть не переехал нас на мотосанях?

— Это все он отрицает, ведь речь идет о довольно серьезных обвинениях. Но, я думаю, мы заставим его признаться.

Нэнси вздохнула.

— Я рада, что мы вовремя их поймали. Всем пришлось здорово потрудиться, а постановка «Щелкунчика» в этом году, я считаю, будет просто замечательной.

Глаза начальника полиции Мак-Гинниса хитро блеснули.

— И мадам Дюгран, я уверен, будет рада узнать, что мой старый друг из пожарной команды согласился продлить время, необходимое для ликвидации всех нарушений.

Бесс заглянула в зрительный зал.

— Если на следующих трех спектаклях будет столько же народу, финансовые дела школы наверняка поправятся.

— А благодаря хорошим газетным откликам в школу вернутся некоторые из ее учеников. — Нэнси кивнула в сторону зрительного зала, где в первом ряду сидело несколько репортеров.

— Я чуть не упала в обморок, когда Лоренс и Шейна исполняли вчера на генеральной репетиции па-де-де, — мечтательно сказала Бесс. — Это было так романтично.

Нэнси улыбнулась.

— Пожалуй, они, наконец, поняли, как дороги друг другу.

— Хорошо, когда все хорошо кончается, — сказала Бесс. — Лоренс даже поедет вместе с Шейной в Нью-Йорк. Можете в это поверить? Он решил на этот раз добиться успеха.

— А Дарси станет ведущей солисткой школы, — добавила Нэнси. — Это ее должно утешить. Огни в фойе начали гаснуть.

— Нам лучше занять свои места, — сказал начальник полиции. Они поспешили в зал и уселись в кресла, как раз когда занавес начал подниматься и на сцене появились рождественские декорации первого действия.

Сцена выглядела так красиво, что даже у Нэнси перехватило дыхание. В лучах прожекторов, освещавших рождественскую елку, сверкали и танцевали украшения миссис Фарнсуорт. Грациозные балерины в великолепных костюмах закружились в танце, держа в руках подарки и среди них щелкунчика для девочки Клары.

Джорджи наклонилась к Нэнси.

— Еще один успех «Щелкунчика», — прошептала она и добавила: — Благодаря Нэнси Дру!