Прочитайте онлайн Тайна аллеи дельфиниумов | ПРИШПОРЕННЫЕ КОНИ

Читать книгу Тайна аллеи дельфиниумов
2816+440
  • Автор:
  • Перевёл: М. Авакова
  • Язык: ru
Поделиться

ПРИШПОРЕННЫЕ КОНИ

— Если бы мы жили две тысячи лет назад…

Нэнси Дру остановилась на вымощенной каменными плитами дорожке своего сада перед клумбой восхитительных дельфиниумов. Несколько мгновений эта хорошенькая восемнадцатилетняя блондинка любовалась высокими синими султанами, колыхавшимися от малейшего ветерка. Потом она повернулась к шедшей за ней женщине средних лет.

— Я должна отобрать для выставки цветов лучшие из этих дельфиниумов, — сказала она.

Ханна, экономка семейства Дру, и Нэнси помолчали, провожая взглядами пролетающий самолет. Вдруг они услышали, что у самолета заглохли моторы. Пока они с беспокойством следили за его полетом, в цветы камнем упала с неба раненая птица.

— Почтовый голубь! — воскликнула Нэнси, разглядев металлическую трубочку у него на лапке. — Может быть, там письмо!

Ханна Груин продолжала следить за самолетом.

— Ой, Нэнси! — задыхаясь от волнения, проговорила она. — Сейчас он разобьется!

Нэнси подняла глаза и увидела, что двухмоторный самолет летит совсем низко над землей. Он был цвета бронзы, со странным черным рисунком на фюзеляже.

«Похож на крылатого коня», — подумала Нэнси, но как следует разглядеть самолет она не могла, потому что солнце слепило ей глаза.

Внезапно кашлявшие моторы ожили, взревели — самолет, задрав нос, набрал высоту и исчез за деревьями.

— Ну и ну! — воскликнула Ханна. — Я думала, он рухнет прямо на наш дом!

— Интересно, уж не с самолетом ли столкнулся этот голубь? — предположила Нэнси, внимание которой теперь снова было занято едва дышавшей птицей. — Бедняжка! — промолвила она, поднимая голубя. Осторожно ощупав его, Нэнси проверила, не сломаны ли у него кости.

— Возможно, он только оглушен, — заметила она.

— Просто чудо, что он жив! — сказала Ханна. Нэнси кивнула.

— Нужно посмотреть, нет ли у него письма. Может быть, он должен был доставить какое-нибудь важное сообщение, — тогда мы должны срочно найти его хозяина.

Экономка взяла голубя в руки, а Нэнси сняла крышку с капсулы на его лапке и вытащила из нее тонкий листок бумаги, свернутый в трубку. Развернув листок, она прочла вслух:

— «У нас неприятности. После пяти часов синие колокольчики заменяются пришпоренными конями. Приезжайте сегодня вечером».

Нэнси и Ханна в недоумении уставились друг на друга.

— Странное письмо, — проговорила экономка. — Что бы оно могло значить?

— Хотела бы я знать! — сказала в ответ Нэнси. — Похоже, оно срочное — и загадочное. — Она опустила листок в карман. — Я пошлю телеграмму в американское отделение Ассоциации владельцев почтовых голубей и укажу номер, выбитый на кольце. Всех почтовых голубей регистрируют. По номеру можно отыскать его хозяина.

Внимательно рассмотрев кольцо и номер на нем — 2-21-12-12,— Нэнси поспешила к телефону, чтобы отправить телеграмму. Когда она вернулась, Ханна уже посадила голубя в картонную коробку, выстелив ее ватой.

Нэнси принесла пипетку и с ее помощью напоила птицу. Затем она насыпала в коробку птичьего корма.

— Давай поправляйся, — ласково сказала она.

— Интересно, как обучают голубей доставлять письма? — спросила Ханна, когда Нэнси ставила коробку на полку в гараже.

— У них есть родная голубятня. Где бы ни выпустили почтовых голубей, они всегда летят домой.

— А быстро они, интересно, летят?

— Я читала, что некоторые голуби, выпущенные в Мехико, долетали до Нью-Йорка со средней скоростью миля в минуту. — Нэнси взглянула на часы. — Мне надо поторапливаться, не то я опоздаю на выставку цветов.

Она вновь принялась срезать самые красивые дельфиниумы с самыми пышными султанами и укладывать их в корзинку.

— Перед всей этой суматохой, — проговорила Ханна, — ты начала фразу: «Если бы мы жили две тысячи лет назад…» — но так и не закончила свою мысль. Что ты хотела сказать?

— Я подумала о том, — с улыбкой ответила Нэнси, — что, если бы мы жили две тысячи лет назад, я, наверное, была бы юной гречанкой. И молилась бы в храме Аполлона в Дельфах. Храм обязательно был бы украшен цветами. Может быть, дельфиниумами.

— И о чем бы ты молилась? — спросила Ханна.

— О том, чтобы оливковые рощи моего отца щедро плодоносили, чтобы на виноградных лозах, посаженных им, наливались тяжелые кисти, а в сетях, заброшенных им, каждое утро трепыхался богатый улов.

Ханна от души рассмеялась, представив себе, как ее хозяин, известный адвокат Карсон Дру, собирает оливки или вытягивает полную рыбы сеть.

Разговаривая, Нэнси и Ханна продолжали срезать стебли с самыми красивыми соцветиями и вскоре заполнили ими всю корзину. Нэнси отнесла корзину на кухню, где, тщательно подбирая цветок к цветку, составила изысканный букет и поставила его в старинную английскую вазу. Затем она отнесла вазу в свою машину с откидным верхом, стоявшую на подъездной аллее.

«Какой красавицей была моя машина, пока тот жуткий тип не врезался в нее на прошлой неделе», — с грустью подумала девушка, разглядывая вмятину.

— Удачи тебе на конкурсе! — проговорила миссис Груин. — Надеюсь, твой букет получит приз!

— Спасибо, Ханна, душенька! — воскликнула Нэнси и поцеловала экономку. Обе они были глубоко привязаны друг к другу. Мать Нэнси умерла когда девочка была совсем маленькой, и экономка помогла мистеру Дру вырастить его единственного ребенка.

Ведя машину по улицам своего родного города Ривер-Хайтса, Нэнси размышляла о странном письме, найденном в капсуле на лапке почтового голубя. Может, это секретный код? Тут ей пришло в голову, что голубя могли выпустить с самолета, о который он потом случайно ударился. «Интересно, какой ответ пришлют мне из Ассоциации владельцев почтовых голубей? — подумала она. — А вдруг я столкнулась с новой тайной?!»

К этому времени она подъехала к усадьбе Бленхейм на окраине Ривер-Хайтса. На широкой лужайке, затененной кронами деревьев, суетились женщины, готовящие экспонаты для ежегодной благотворительной выставки цветов. Нэнси отвели место в оранжерее за особняком.

Только она установила вазу с букетом дельфиниумов, как к ней подошла председательница, миссис Уинсор.

— Какая прелесть, Нэнси! — сказала она. — Твои дельфиниумы великолепны!

— Спасибо! — ответила Нэнси.

— Я обожаю дельфиниумы, — заметила миссис Уинсор. — Такие дивные старомодные цветы. Их разводила в своем саду моя бабушка. А еще у нее всегда росли шток-розы и колокольчики.

Колокольчики! Нэнси тотчас же вспомнилось загадочное письмо.

Вслух же она сказала:

— Я надеюсь, миссис Уинсор, что судьям мои цветы понравятся не меньше, чем вам!

Нэнси поспешила к машине. Ей хотелось поскорей вернуться домой: может, уже пришел ответ на ее телеграмму?

Чтобы сократить путь, Нэнси свернула с главного шоссе на полузаброшенную дорогу. Когда она ехала по этой узкой дороге, ей бросился в глаза старый черный автомобиль, стоявший на обочине. Окна машины скрывала пыльная листва разросшегося кустарника, так что Нэнси не смогла заглянуть внутрь.

«Этот автомобиль — настоящий ветеран, — подумала Нэнси. — Интересно, есть кто-нибудь в нем?»

Миновав черную машину, Нэнси посмотрела в зеркало заднего вида. Притормозив, она попробовала разглядеть номерной знак автомобиля, но он был до такой степени заляпан грязью, что были видны только четыре цифры: 2-21-1.

Внимание Нэнси обострилось: ведь это были первые четыре цифры номера на кольце, надетом на лапку голубя! Имелась ли тут какая-нибудь связь?

Бросив еще один беглый взгляд в зеркало заднего вида, она по цвету таблички догадалась, что номер выдан в другом штате, но букв, по которым можно было бы узнать, в каком именно, рассмотреть не смогла.

Через мгновение мимо проехала встречная машина. Человек за рулем поднял руку и крикнул:

— Привет, Нэнси!

— Доктор Спайр! — воскликнула девушка.

Это был друг семейства Дру, известный в го-Роде врач, специалист по вывихам и переломам, его часто вызывали к больным, нуждающимся в неотложной помощи. Еще раз оглянувшись, Нэнси с удивлением увидела, что доктор Спайр Подъехал к черному мастодонту и остановился позади него.

Подумав, что она, возможно, сможет чем-нибудь помочь, Нэнси остановила машину. Доктор с чемоданчиком в руках подошел к черному автомобилю. Только он поравнялся с задней дверцей, как она распахнулась. Доктор Спайр поставил ногу на подножку и нагнулся. И вдруг исчез в кабине, словно его втянула внутрь какая-то сила, а автомобиль с ревом сорвался с места.

— Как странно! — вымолвила вслух Нэнси. — Будто кто-то рывком втащил его на заднее сиденье. Может быть, его похитили?!

Повинуясь интуиции, Нэнси подвела задним ходом свой автомобиль к автомобилю врача, затормозила и выскочила на дорогу. Как оказалось, доктор запер свой автомобиль и не оставил в дверце ключей.

— Похоже, он ждал, что его встретят, — сказала себе Нэнси. — Наверное, он просто очень быстро вскочил в эту старую колымагу. Но все это выглядело как-то подозрительно.

Когда Нэнси вернулась домой, миссис Груин открыла ей дверь со словами:

— Ответ пришел! Буквально пару минут назад. — И подала Нэнси телеграмму.

Нэнси вскрыла конверт. Телеграмма была отправлена Ассоциацией владельцев голубей. Она гласила:

ВАС ПОСЕТИТ МЕСТНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ. ПТИЦА НЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАНА. ПОДОЗРЕВАЕМ НЕЛАДНОЕ. ДЕРЖИТЕ СОДЕРЖАНИЕ ПИСЬМА В ТАЙНЕ.

ЗОЛОТОЙ БРАСЛЕТ

— Еще одно странное послание! — заметила Ханна Груин. — И что ты по этому поводу думаешь, а, Нэнси?

— Я думаю, что самая настоящая детективная история сама плывет мне в руки, — улыбнулась Нэнси. — И уж пора бы! Я соскучилась по расследованиям. Мне не терпится рассказать обо всем папе!

Карсон Дру всецело доверял своей дочери и частенько обсуждал с ней сложные дела, которые он расследовал: она умела быстро и четко схватить самую суть проблемы.

Перечитав телеграмму, Нэнси заметила:

— Голубь не зарегистрирован. Значит, мы не сможем установить, кто отправил письмо.

— Чего только не бывает на свете, — сказала в ответ миссис Груин. — Однако со всеми этими голубями, самолетами и телеграммами я не успела приготовить обед. Сегодня у нас тушеная курица с картошкой — любимое блюдо твоего отца.

— И мое тоже! — обрадовалась Нэнси.

— А еще мистер Дру любит маринованные овощи, — добавила Ханна. — Пойду достану из погреба баночку.

Нэнси снова задумалась о странном письме, которое было прикреплено к лапке голубя. Она достала его из кармана и еще раз внимательно перечитала. Четкие печатные буквы были выведены черными чернилами.

Нэнси убрала письмо и телеграмму к себе в сумочку и положила ее на стол в холле. В этот момент со стороны погреба донесся глухой звук падения и сдавленный крик.

— Ханна! — позвала Нэнси. Ответом ей было молчание.

Нэнси бросилась на кухню и заглянула в люк. На дне погреба, скорчившись, лежала Ханна.

Нэнси охнула и бегом спустилась по лестнице в погреб.

Экономка с трудом села.

— Я оступилась, — сказала она слабым голосом. — Ой, как спина болит!

— Ханна! — встревоженно воскликнула Нэнси. — Ты сильно расшиблась?

— Нет, ничего. Думаю, я смогу встать. Дай-ка мне руку.

Нэнси обхватила Ханну за талию и помогла ей подняться на ноги. Несколько мгновений миссис Груин постояла неподвижно, переводя дыхание, а потом сказала:

— Я, слава Богу, ничего не сломала. Но боюсь, что-то повредила в спине.

— Я отвезу тебя к доктору Спайру, — сказала Нэнси. — Пусть он тебя осмотрит. — С помощью Нэнси экономка медленно поднялась по ступенькам лестницы.

— Я должна приготовить обед, — объявила Ханна.

— Обед может и подождать, — твердо сказала Нэнси. — Мы оставим папе записку: объясним, где мы.

По дороге Нэнси с надеждой подумала, что доктор должен был уже вернуться домой после того загадочного визита. Когда они подъехали к особняку, в котором доктор жил и принимал больных, миссис Спайр сообщила им, что ее мужа нет дома.

— Он все еще на вызове в районе усадьбы Бленхейм? — спросила Нэнси. — Я встретила его, когда возвращалась домой с выставки цветов.

— Да, он все еще не вернулся, но, наверное, будет с минуты на минуту.

Миссис Спайр и Нэнси помогли Ханне дойти до кушетки в приемной. Затем миссис Спайр, извинившись, ушла готовить обед и попросила Нэнси отвечать на телефонные звонки. Минут через двадцать телефон зазвонил.

Нэнси сняла трубку, но не успела она сказать «алло», как приглушенный голос спросил, вернулся ли доктор Спайр. Когда она ответила «нет», тот же голос потребовал, чтобы она записала то, что ей продиктуют.

Девушка начала записывать, и ее лицо приобретало все более изумленное выражение. Закончив диктовать, звонивший тотчас же дал отбой.

— Глазам своим не верю! — воскликнула Нэнси, перечитывая наспех записанную фразу. — «Скажете «синие колокольчики» — попадете в беду, потому что они здесь вышли из употребления».

«Опять эти «синие колокольчики»!» — мысленно подивилась Нэнси. Что, если доктор Спайр каким-то образом причастен к тайне письма, которое нес почтовый голубь? Что, если совпадение цифр на номере черного автомобиля с первыми четырьмя цифрами номера на кольце птицы — не простая случайность? К ней вернулось подозрение, что доктора втащили в машину силой.

Нэнси уже собиралась пересказать Ханне содержание этого анонимного звонка, как вдруг за дверью послышались энергичные шаги и в приемную быстро вошел доктор Спайр, высокий и худощавый мужчина с редеющей шевелюрой. Несмотря на то что он выглядел озабоченным, его напряженное лицо при виде посетительниц осветилось улыбкой.

— Смотри-ка, Нэнси, мы снова встретились!

Стараясь не показать своего удивления и облегчения оттого, что она видит доктора целым и невредимым, Нэнси радостно ответила на его приветствие.

— Миссис Груин, жена уже рассказала мне про несчастный случай, приключившийся с вами, — сказал врач, повернувшись к Ханне. — Искренне вам сочувствую! А теперь давайте-ка я вас осмотрю.

Четверть часа спустя доктор объявил, что у Ханны растяжение связок.

— Отдохните несколько деньков в постели. Я выпишу вам рецепт. Недельки через полторы вы будете вполне здоровы.

— Я прослежу за тем, чтобы она отдыхала, — пообещала Нэнси.

Она довела Ханну до машины и удобно усадила ее на переднее сиденье. Потом попросила минутку подождать и поспешила обратно в дом. Доктор сидел за своим рабочим столом, уставив взгляд в пространство. Он вопросительно посмотрел на Нэнси.

— Вам звонили, и я записала то, что просили передать вам, — проговорила Нэнси. — Я бы очень хотела спросить вас кое о чем.

Доктор прочел записку и поджал губы.

— Вы что-нибудь понимаете? — спросила Нэнси.

— Да, — сказал он с мрачным видом. Доктор встал и зашагал взад-вперед по комнате. Потом повернулся к Нэнси и заговорил:

— Я должен разгадать одну странную тайну и нуждаюсь в помощи. Вам и вашему отцу я доверяю больше, чем кому бы то ни было. С вами я и хочу посоветоваться. Вы поможете мне?

— Конечно! — ответила Нэнси.

— Тогда не подъедете ли вы ко мне вместе с мистером Дру?

Нэнси ответила утвердительно.

— Мне не терпится услышать вашу историю. По-моему, эта тайна может быть связана с той, расследованием которой я сейчас занимаюсь.

На лице доктора выразилось удивление, но прежде чем он успел спросить, что Нэнси имеет в виду, в кабинет вошла миссис Спайр и сказала, что обед готов. Нэнси быстро простилась и вышла.

Когда они с Ханной приехали домой, Карсон Дру, высокий мужчина с аристократической внешностью, уже с нетерпением дожидался их. Он выразил экономке свое сочувствие и помог ей подняться по лестнице. Миссис Груин уложили в постель, и Нэнси принесла ей на подносе еду, а потом приготовила обед для отца и для себя.

Во время обеда Нэнси поведала о странных происшествиях этого дня. Мистер Дру покачал головой и, посмеиваясь, сказал:

— Ты, Нэнси, притягиваешь к себе тайны, как нектар в цветке притягивает пчелу.

— В таком случае, — улыбнулась девушка, — я буду цвести и надеяться, что проказница не пролетит мимо.

— Я поеду с тобой к доктору Спайру, — согласился отец. — И сделаю все возможное, чтобы помочь ему, а заодно и тебе.

— Тогда можешь начинать убирать со стола, — заявила Нэнси с озорным огоньком в глазах. — А я соберу тарелки и положу их в мойку.

— Поддела ты меня на этот раз, барышня! — рассмеялся Карсон Дру.

Но он с готовностью помог Нэнси, и в скором времени отец с дочерью дружными усилиями прибрались на кухне. Затем они отправились к доктору Спайру. Тот сердечно встретил их и жестом пригласил сесть в глубокие кожаные кресла.

— Так расскажите нам, Ричард, что вас тревожит, — сказал мистер Дру.

— Это странная история, — начал врач. — Настолько странная, что мне самому с трудом в нее верится. Сегодня днем мне позвонили и сказали, что одна моя пациентка, миссис Маннинг Смит, попала в небольшую автомобильную аварию на Холлоу-Хилл-роуд и просит меня подъехать на место аварии и, если это будет необходимо, отвезти ее в больницу.

Звонивший мужчина сказал, чтобы я остановился у старого черного автомобиля. А так как мне известно, что у миссис Смит есть такая машина я не придал этому никакого значения. Сразу после того, как мы с вами, Нэнси, повстречались, я заметил эту машину, остановился и подошел к ней. Задняя дверца широко открылась. Я нагнулся, чтобы заглянуть внутрь, а меня схватили за плечи, рывком втащили внутрь и повалили на пол. Я и пошевелиться не успел, как мне надели на глаза повязку и двое мужчин крепко зажали меня с обеих сторон.

— Долго вас везли? — спросила Нэнси.

— Долго — около часа. И за всю поездку никто не проронил ни единого слова.

— Куда вас доставили? — спросил мистер Дру.

— Не знаю. Но местами дорога была тряская. По-моему, мы выехали за город. Когда наконец у меня сняли с глаз повязку, я увидел, что нахожусь, судя по всему, в больничной палате.

— А ваша пациентка была там? — нетерпеливо спросила Нэнси.

— Да, только это оказалась вовсе не миссис Смит. Мне объяснили, что, мол, произошла ошибка. Имени пациентки я так и не узнал. Это была старая женщина, у нее было вывихнуто плечо. В палате, кроме нее, никого не было. Медсестра —. здоровенная бабища с грубыми чертами лица — предупредила меня, что с больной нельзя разговаривать.

— А вы пытались? — спросил мистер Дру.

— Нет, но в течение всего времени, что я занимался ею, мне казалось, что она хочет мне что-то сказать. Она непрестанно подавала мне глазами какие-то знаки, смысла которых я не сумел понять. Затем, когда я щупал пульс, сестра на мгновение отвернулась, и старая женщина незаметно вложила мне в руку вот это.

Доктор Спайр достал из кармана тонкий браслет в виде золотой цепочки с подвешенным к ней миниатюрным золотым щитом и протянул его гостям.

— Какая изящная вещь! — воскликнула Нэнси, взяв украшение и внимательно его рассматривая. В браслгт был вделан гранат.

— Над камнем есть надпись, — сообщила она. — «Моей дорогой Мэри от Джо». — Нэнси перевернула щит. — На другой стороне — какой-то герб. Может быть, нам удастся установить, чей это герб, и узнать имя той женщины. Если ее удерживают там насильно, наш долг освободить ее!

— Надо попытаться, — согласился ее отец.

— Возьмите этот браслет, Нэнси, — сказал врач, — и постарайтесь что-нибудь разузнать о нем. — Затем он продолжил свой рассказ. — Когда я кончил заниматься больной, в палату вошли двое мужчин и снова завязали мне глаза. После чего меня довезли до места, где я оставил машину. Пару раз, когда я попробовал было сопротивляться, мне крепко намяли бока.

— Какой ужас! — вырвалось у Нэнси. — Доктор Спайр, так вы считаете, что женщина была в состоянии говорить, но ей велели молчать?

— Да.

— Может быть, вы увидели или услышали что-нибудь такое, что помогло бы нам отыскать то место?

— Я знаю пароль — слово, которое служит пропуском туда, — с улыбкой ответил доктор Спайр.

— Чудесно! — воскликнула Нэнси. — И какой же там пароль?

— Когда мы свернули на подъездную аллею — я догадался об этом по скрипу ворот, — тот, кто вел машину, сказал: «Синие колокольчики», а кто-то ему ответил: «Проезжайте».

— Здесь, мистер Спайр, моя история пересекается с вашей, — воскликнула Нэнси с загоревшимися от возбуждения глазами и вкратце рассказала доктору про голубя, самолет и телеграмму. — Тот, кто держит взаперти эту женщину, знает, что вы слышали пароль. И он решил поменять его.

— Да, тогда было примерно пять часов — время, указанное в письме, — подтвердил врач. — А по телефону сюда позвонили, чтобы предупредить: не пытайтесь найти это место и войти туда, назвав пароль — ничего у вас не выйдет!

— Ричард, вы должны сообщить об этом в полицию, — сказал Карсон Дру, вставая.

Как раз в этот момент зазвонил телефон. Закончив говорить, доктор объявил:

— Срочный вызов в больницу. Надо ехать. Карсон, вы не смогли бы заглянуть в полицию вместо меня и рассказать все это?

— Хорошо, мы заедем по пути в полицейское управление, — пообещал адвокат.

Когда отец с дочерью выходили из дома доктора Спайра, Нэнси заметила на противоположной стороне улицы подозрительную темную фигуру. «Неужели за нами следят?» — с удивлением подумала юная сыщица.

Нэнси села за руль. Поглядывая в зеркало заднего вида, она обратила внимание на фары едущего позади автомобиля. Одна из них светила ярко, другая тускло. И всю дорогу до полицейского управления эти разные огни неотступно следовали за ними. Перед зданием полиции Нэнси затормозила, и преследовавший их автомобиль, сверкая черным глянцем, проехал мимо.

— Папа, тут негде припарковаться, — сказала Нэнси. — Давай сделаем так: ты вылезай здесь, иди в полицию и начинай рассказывать про похищение доктора, а я подойду к тебе, как только отыщу стоянку.

Мистер Дру вылез из машины, а еще через несколько минут Нэнси припарковалась в дальнем углу автостоянки. Когда она покидала автомобиль, из темноты выступила дюжая мужская фигура.

Почувствовав опасность, Нэнси попыталась проскочить мимо. Но сильная рука схватила ее за локоть и дернула назад.

— Не торопитесь! — проворчал незнакомец низким голосом.