Читать онлайн Тайна 99 ступенек | НОВОСТИ ИЗ ДОМА и скачать fb2 без регистрации

Прочитайте онлайн Тайна 99 ступенек | НОВОСТИ ИЗ ДОМА

Читать книгу Тайна 99 ступенек
3016+691
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

НОВОСТИ ИЗ ДОМА

Нэнси схватила отца за локоть.

— Оранжерея, — прошептала она. — Это здесь?

— Нет, — покачал головой мистер Дру. — Здесь я знаю каждый дюйм. Оранжереи тут нет.

Отец и дочь замолчали. «Кто это звонил? — думала Нэнси. — Не сомневаюсь, что Луи Обер». Ей очень хотелось, чтобы месье Леблан отправился в путь тотчас же.

Но Леблан оставался в кабинете. Он снял пиджак и надел домашнюю куртку, затем сел за стол и начал что-то писать.

— Похоже, он никуда не собирается, — заметила Нэнси. Леблан взял со стола какую-то книгу, пересел в кресло и углубился в чтение.

— Все, пошли, больше тут делать нечего, — тихо произнёс мистер Дру.

Нэнси тянула время:

— А вдруг он уйдёт чуть позже?

— Да нет, — улыбнулся мистер Дру. — Скорее он заедет в таинственную оранжерею по пути в офис. Мы не можем торчать здесь всю ночь. Ведь вы завтра едете к родителям Мари и Моники.

Нэнси очень не хотелось уходить, но что поделаешь! Они направились обратно к воротам, и тут услышали громкий лай — лаял сторожевой пёс Лебланов.

— Скорее, папа! — закричала Нэнси. — Что-то случилось с Бесс и Джорджи! Бежим!

Подбежав к воротам, Нэнси увидела, что они заперты. Они попались в ловушку!

— Плохо дело! — воскликнул мистер Дру. — Я подсажу тебя, и ты залезешь на стену. Там собака тебя не достанет.

— А ты? — запротестовала Нэнси. — И что будет с Бесс и Джорджи?

Тут появились и они сами, запыхавшиеся, испуганные. Лай мастиффа приближался.

— Скорее! Наверх! — скомандовала Нэнси. — Ворота заперты!

Бесс и Джорджи без лишних слов с помощью мистера Дру вскарабкались на стену. Потом адвокат подсадил и Нэнси. Девушки протянули руки мистеру Дру. В этот момент из-за деревьев, волоча за собой поводок, выскочила огромная собака. Она успела вцепиться мистеру Дру в брюки и порвала их.

Все четверо спрыгнули со стены и сломя голову бросились к машине. Когда они отъехали от усадьбы и немного перевели дух, мистер Дру заметил:

— В общем-то, так нам и надо. Нечего без спроса вторгаться в частные владения.

— Это выше моих сил, — пролепетала Бесс. — Слава Богу, всё обошлось.

Они с Джорджи рассказали про куклу, висевшую на дереве. Джорджи предположила, что это боксёрская груша. Мистер Дру расхохотался:

— Я всё время называл его «напуганным финансистом», но теперь буду называть просто «боксёром».

Посмеявшись его шутке, Джорджи спросила, удалось ли им что-нибудь обнаружить. Нэнси рассказала про оранжерею, и все согласились, что это очень важная информация.

— И как ты теперь собираешься действовать? — поинтересовалась Бесс.

— Пока не знаю. Но я обязательно выясню, где эта оранжерея, — ответила Нэнси и добавила, что ей не даёт покоя одна мысль: как Луи Оберу удалось подчинить себе месье Лебла-на, ведь финансист знал, что его брат Клод — мошенник.

Мистер Дру согласился, что это и в самом деле очень странно.

— Боюсь, нам не найти ответа на этот вопрос, пока мы не выясним, что за отношения связывают Луи и Леблана.

На следующее утро, когда девушки спустились к завтраку, мистер Дру сказал им, что взял напрокат автомобиль, чтобы они могли доехать до долины Луары.

— Спасибо, папа! — обрадовалась Нэнси. — Ты такой заботливый!

— У меня для вас ещё один сюрприз. — Адвокат достал из кармана письмо. — Новости от Ханны Груин.

Нэнси принялась читать. Мари и Моника не скучали в Ривер-Хайтс — все соседи очень полюбили их. Кроме обычных домашних новостей в письме было два сообщения для Нэнси. Одно от Макгинниса — полиции удалось арестовать человека на ходулях. Он утверждал, что его нанял некто по имени Джеймс Чейз.

— Клод Обер, — пробормотала Нэнси и снова углубилась в чтение. Вдруг она воскликнула:

— Послушайте, что она пишет! «Вскоре после вашего отъезда позвонила миссис Блэр и сказала, что снова видела сон про девяносто девять ступенек. Во сне она была ребёнком и играла со своей гувернанткой. Та завязала ей глаза, как при игре в жмурки. А проснувшись; миссис Блэр нашла в дневнике своей матери имя гувернантки. Её звали мадемуазель Люсиль Манон».

— Как вам это нравится?! — восторженно закричала Нэнси.

Мистер Дру, Бесс и Джорджи признали, что новости обнадёживают.

Девушки упаковали свои вещи ещё до завтрака. Они рассчитались за проживание и отправились в долину Луары к семейству Бардо. Машину вела Нэнси. Утренний час пик был в полном разгаре, и толпы пешеходов и сотни такси беспорядочно сновали взад-вперёд.

Их путь пролегал мимо знаменитого Версальского дворца. Нэнси остановила машину, чтобы все могли полюбоваться его прекрасным ансамблем.

— Насколько я помню, — задумчиво проговорила Бесс, — Версаль был построен Людовиком XIV.

— Да, — кивнула Нэнси. — У этого здания замечательная история. Здесь проходила коронация одного из германских императоров. Помните, одно время Франция была под властью Германии?

— Но французы вернули себе свободу, — отозвалась Джорджи.

— А я помню, — хихикнула Бесс, — что у Людовика XIV было больше сотни париков. И никому, кроме собственного парикмахера, он без парика не показывался.

Наконец девушки добрались до дома Бардо. К нему от шоссе вёл длинный подъездной путь. Каменное здание было выстроено в старинном стиле — квадратное, трёхэтажное, с плоской крышей и небольшой башенкой.

— Как тут здорово! — Бесс не могла оторвать взгляда от зелёных газонов, аккуратно подстриженных живых изгородей и моря цветов.

Нэнси остановила машину у парадного входа. Навстречу гостям вышли месье и мадам Бардо. Девушки сразу заметили, что Мари очень похожа на мать, а Моника — на отца. Хозяева тепло поздоровались с девушками и проводили их в дом.

Дом был обставлен великолепно, но это великолепие не было навязчивым. Повсюду стояли вазы с чудесными цветами. Все здесь излучало гостеприимство.

Бардо прекрасно говорили по-английски, но, выяснив, что девушки знают французский, месье Бардо посоветовал им забыть на время родной язык.

— У вас будет прекрасная практика, да и расследование пойдёт легче, — пояснил он.

Откуда-то из глубины дома донёсся заливистый лай. И через секунду в комнату влетел крохотный чёрный пудель. Собачка, яростно виляя хвостом, запрыгала вокруг девушек.

— Фифи! Назад! — приказала мадам Бардо.

— Ну что вы! — запротестовала Нэнси. — Она такая милая!

Девушки ласково гладили Фифи. Когда собачка наконец успокоилась, Нэнси спросила хозяйку:

— Моника говорила, что Фифи спит в «старинной конуре». Можно на неё посмотреть?

— Ну, точнее было бы назвать это кроватью, раз она стоит в доме, — улыбнулась мадам Бардо.

Она провела гостей через огромный зал в помещение, служившее одновременно библиотекой и игровой комнатой. В углу стояло нечто весьма необычное — такой собачьей постели американкам видеть не доводилось. На кровати лежала синяя атласная подушка, вокруг неё возвышался позолоченный каркас, а над ним — высокий балдахин из синего бархата, изголовье было обтянуто атласом в синюю и белую полоску.

— Начало восемнадцатого века, — пояснила мадам Бардо. Восхищению Бесс не было предела:

— А что, Фифи, правда, спит здесь? Здесь так чисто! Месье Бардо рассмеялся:

— Каждый раз, прежде чем войти в домик, Фифи причёсывается и моет ноги, — он насмешливо подмигнул жене, и та, притворившись обиженной, поджала губы.

Слуги внесли чемоданы, и гостей проводили в комнаты Мари и Моники. Белая с золотом мебель, широкие кровати под высокими балдахинами привели девушек в восторг. Бесс и Джорджи заявили, что поселятся вместе.

За обедом только и было разговоров, что о Мари и Монике и их поездке в Штаты. Нэнси рассказала, какое впечатление произвело в Ривер-Хайтс их пение. Родители не скрывали, что гордятся дочерьми.

Обед окончился, и хозяйка поднялась с места.

— Давайте пройдём в сад, — предложила она. В великолепном саду за домом росло множество роз, резеда, лилии. Гости и хозяева уселись в кресла.

— Нэнси, — попросила мадам Бардо, — расскажи нам, как продвигается расследование тайны моей бедной Жозетты.

Нэнси понимала, что о деле, которое ведёт её отец, лучше молчать, и заранее предупредила об этом Бесс и Джорджи. Поэтому они рассказали только об угрозах, о происшествии с вертолётом и о братьях Оберах.

— Похоже, что Клод действовал по указке своего брата Луи, — заключила Нэнси.

— А Луи, — добавила Бесс, — называет себя месье Неф,

— Мы думали, что нашли эти девяносто девять ступенек, но мы ошибались, — вставила Джорджи.

— Но теперь у нас есть новый ключ к их тайне, — сообщила Нэнси. — Вы не знаете, нет ли где в округе оранжереи? Чуть задумавшись, месье Бардо ответил:

— В Версале есть место, которое так и называется — Оранжерея. Туда с террасы ведёт длинная лестница. Нэнси насторожилась:

— И сколько в этой лестнице ступенек?

— Сто три в каждом пролёте, а пролётов там два, — улыбнулся хозяин. — Но называют эту лестницу Сен-Марше.

— Сто ступенек! — воскликнула Нэнси.

— Сто и девяносто девять — разница небольшая, — заявила Джорджи.

Нэнси согласилась:

— Да, что-то здесь есть.

Месье Бардо предложил девушкам, не откладывая, съездить в Версаль.

— К сожалению, мы не сможем поехать с вами, у нас важная встреча, — извинился он.

Через час Нэнси, Бесс и Джорджи отправились в путь. Нэнси запарковала машину неподалёку от дворца, и вместе с подругами направилась к этому величественному сооружению. С южной стороны от дворца был разбит живописный парк с озером, пальмами, апельсиновыми деревьями и шелковистыми газонами.

Оттуда к террасе дворца вела широкая лестница. Девушки стали подниматься по ней, внимательно считая ступени.

Вдруг Бесс остановилась.

— Смотрите!

На девяносто девятой ступеньке углём, было выведено: М 9.

— М Девять — месье Неф, — проговорила Джорджи. -Ты не зря подслушивала чужие телефонные разговоры. Луи Обер здесь уже побывал. Но когда и зачем?

— Может быть, — рассуждала Бесс, — он здесь и ни при чём.

Нэнси мотнула головой:

— Я уверена, что этот знак начертил именно Обер. Наверное, месье Леблан должен был что-то тут спрятать, возможно, деньги. Давайте немного походим по дворцу, а потом вернёмся — вдруг Леблан заедет сюда по пути домой.

Девушки вернулись к главному входу. Размеры и великолепие дворца — его полы, потолки, стены — поразили их. Но наибольшее впечатление на них произвело пышное убранство спальни Людовика XIV.

— Это потрясающе! Но совсем не похоже на спальню мужчины, — заметила Джорджи,

— Современного мужчины, — поправила её Нэнси. — Не забывай, что в семнадцатом и восемнадцатом веках сильные мира сего обожали роскошь — и мужчины, и женщины.

Девушки вошли в знаменитый Зеркальный зал. Служитель музея рассказал им, что именно здесь по окончании первой мировой войны был подписан мирный договор между США, Великобританией и Францией, с одной стороны, и Германией — с другой.

— Прекраснее места им было не найти, — пробормотала Бесс.

Выйдя из дворца, Нэнси взглянула на часы. Скоро мог подъехать месье Леблан. Подруги вернулись к лестнице и принялись ждать. Время тянулось ужасно медленно.

— Я больше не могу, — кончилось терпение у Джорджи. — Что толку стоять, как истуканы! Я полезу вверх.

Не успела Нэнси и глазом моргнуть, как Джорджи уже была на лестнице. Добежав до девяносто девятой ступеньки, она в изумлении остановилась.

— Здесь больше нет знака! — крикнула она подругам.

И вдруг одна из дверей дворца приоткрылась, но оттуда никто не выходил. «Уж не шпионит ли кто за нами?» — подумала Джорджи и быстрым шагом пересекла террасу.

Когда она поравнялась с дверью, оттуда высунулась мужская рука, державшая трость. Крюк трости поймал Джорджи за шею, рывок! — и она исчезла во дворце.