Прочитайте онлайн Таволга | ГЛУХАРИ

Читать книгу Таволга
2516+2320
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛУХАРИ

Онлайн библиотека litra.info

Помню, на покосе полез в гору за брусникой и там увидел громадную белоклювую птицу. Она ходила по земле. «Наверное, беркут», — подумал и испугался, так как вполне верил, что орел может унести человека. Справа и слева стали взлетать такие же птицы. Я выронил кружку и убежал к балагану.

Вскоре после этого случая к нам завернул охотник. У него я увидел точно такую же птицу и узнал, что это глухарь. С тех пор, когда у нас бывали охотники, я сидел где-нибудь в сторонке и чутко прислушивался ко всему, что говорилось о глухарях.

Один из охотников подарил мне книжку, в которой рассказывалось о том, что весной глухари собираются вместе, поют и глохнут при этом совершенно.

Рассказы растравили воображение. Мне страсть как захотелось увидеть глухаря и послушать его песню, а если повезет, то и добыть. Стал ходить в лес, с каждым разом проникая все дальше. И вот повезло. Как-то в конце марта приметил наброды — отпечатки глухариных лап на снегу и бороздки — следы опущенных крыльев. Они оживили начавший понемногу меркнуть образ загадочной птицы и распалили желание увидеть ее. Вот тут, где стою, думалось мне в сильном волнении, может, совсем недавно был он, и стоило прийти чуть пораньше, мы бы встретились.

И отчего нельзя стать невидимкой? Как было бы славно: ходи, никто тебя не замечает, зато ты все видишь и знаешь, что делается вокруг.

А если прийти рано утром, когда еще почти темно, глухарь не увидит, ведь именно так делают настоящие охотники.

Я вернулся, кое-как скоротал день и лег рано в постель, стараясь не выдать умысла.

— Ишь, упластался за день-то, хоть за ноги тащи. — Бабушка поправила одеяло, задула керосиновую лампу и легла.

А я укрылся с головой и не сомкнул глаз — все виделись чудесные птицы.

Когда петух во дворе пропел второй раз, я тихо встал и так же тихо оделся. На цыпочках прокрался и снял со стены ружье. Это была старая берданка двадцать восьмого калибра. Я давно поглядывал на ружье. Бабушка, перехватив мой взгляд, грозила пальцем: не вздумай, упаси тебя, пронеси стороной и помилуй.

Теперь оно в руках. Сердцу тесно. Шарю на припечке припасенный заранее патрон, задеваю — он падает. Внутри замирает — все пропало! Но никто не проснулся.

Выбираюсь из дома. Вставляю в магазин патрон — теплый, пахнущий печеным яйцом, кошмой и еще чем-то очень домашним. Бегу. Хрустит под ногами взломанная дневным роспуском дорога. По краям ее темная шпалера елей. Тихо так, что собственное дыхание, кажется, слышно далеко в лунном лесу.

Что-то непонятное движется впереди. С содроганием подхожу ближе — с дороги срывается заяц. Потом приходилось видеть лунной ночью зайцев, и, хотя уже имел опыт, странным казалось зрелище: сам незаметен, а видна тень.

Я пробирался по лесу и трясся, как овечий хвост, но обратно не повернул: желание увидеть поющего глухаря пересилило страх.

И я услышал его песню. И узнал, потому что ее ни с чем спутать нельзя.

Глухарь токовал. Я стал подбегать, следуя собственным заключениям, когда можно двигаться, когда надо стоять.

Оказалось, глухарь поет намного тише, чем предполагалось, и слышно его всего шагов на полтораста. На пути оказался сугроб и пришлось лезть через него. Схваченная морозцем корка не выдержала тяжести и рухнула. Глухарь взлетел с земли, совсем недалеко от меня.

Та ночь была холодной, я чуть не отморозил пальцы, сжимая ружье, но не заметил этого — так велико было волнение. И радости было много: сам выследил глухаря и услышал его песню.

С тех пор ночного леса боялся все меньше и меньше и, случалось, один ночевал в стогу или избушке.