Прочитайте онлайн Танцы теней | ГЛАВА 11СВИНИНА — НЕДОРОГО! САМОВЫВОЗ. САМОЗАБОЙ

Читать книгу Танцы теней
4016+947
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 11

СВИНИНА — НЕДОРОГО! САМОВЫВОЗ. САМОЗАБОЙ

— А как его зовут?.. Николай?!.. Это хорошо! Это очень хорошо! — кричал Нестерович, переговариваясь с Морзиком через посредство оперативного дежурного «кукушки». — Потом объясню, почему!.. Порядок! — оживленно обратился он к сидящим с ним в салоне постовой машины хмурым Зимородку, Тыбиню и Лехельту. — Ваш товарищ взял подозреваемого, которого видел на вокзале!

— Сюда повезет? — сухо спросил Клякса, обычно прохладно относящийся к операм-аналитикам. Ему не нравилось, что не он сегодня старший.

— Не горит! — махнул рукой Нестерович. — Он у них еще по пути в управу признался во всем и возжелал помочь органам госбезопасности... Сейчас шпарит показания — только успевай записывать! Это же чайники — им только на шармачка капусты срубить! Стойку держать они не умеют...

— И как показания?

— В лузу!

— Будете брать тех троих? — поинтересовался Тыбинь, сидящий за рулем. — И гатчинскую ОПГ?

— Пока не будем. Шеф контрразведки умолил моего генерала повременить, дать поработать по резиденту... Очень им интересно, что хочет резидент от этих ребят.

— Мы в курсе. — сказал Клякса. — Завтра начинаем работать по ним. Это наше новое задание. Вы будете вести?

— Нет, к сожалению. — вздохнул Нестерович и помрачнел лицом. — Кто-нибудь из СКР. Да теперь уж и дело к концу… По хищению «Иглы» все соучастники выявлены, а канал транспортировки, я полагаю, возьмем через час.

— Не сглазьте. — совершенно серьезно сказал Зимородок, суеверный, как многие опытные сотрудники. — Постучите по зайцу, он деревянный.

Приборную панель постовой машины украшал неведомо кем установленный расписной зайчишка.

Лехельт никак не отреагировал на успех Морзика в Коломне. Он сидел мрачнее тучи, недовольный собой и жизнью.

«Это все не для меня» — думал он.

— Когда прибудут «градовцы»? — спросил Зимородок.

— А они уже там... Ребята еще затемно развернулись. Вот, смотрите, большой дом с черепичной крышей... Видите? Забор вокруг… Там боевики живут. Не дом, а маленькая крепость. Железные двери, кованые решетки на окнах. Собаки во дворе. Зарегистрирован на чеченца, проживающего в Эстонии... А ребята Ярошевича вокруг, в ближайших зданиях. Он и сам с ними. Они — первое кольцо. Вон там и там — снайпера. Все окна и двор простреливаются двукратно...

Разведчики придвинулись к лобовому стеклу, вглядываясь.

Тыбинь включил обогрев и скрипучие «дворники». С высоты длинного пологого пригорка хорошо просматривался поселок на обочине Приморского шоссе.

— А второе кольцо?

— Второе кольцо — мы с вами. Ваши группы стоят на машинах по всем направлениям. Знаете, Град хорошо штурмует укрепления, но случись погоня — они попутно разнесут полгорода…

— Они могут! — хмыкнул Клякса. — Сами-то бородачи на месте?

— Обижаете! Ваш товарищ Снегирь пасет их без перерыва. Все семь человек здесь.

— Снегирь — птичка божья… В сводке было же восемь, кажется.

— Одного товарищ Стоматолог, который нам совсем не товарищ, но временный попутчик, уложил в первую хирургию... С пулей в животе. Пусть пока лечится… все равно нетранспортабельный. Так вот, будет еще третье кольцо, наружное. Милицейские кордоны — чтобы нам не мешали работать, и для легендирования... Нам надо не просто взять этих горцев — с этим не было бы проблем. Нам надо взять их случайно, да еще чтобы они успели известить об этом свое руководство. Там во дворе по соседству стоит ваш фургончик — прослушка их мобильников. И глушануть могут, если что, опыт есть... Поэтому часть «градовцев» будет в милицейской форме, не удивляйтесь.

— Вот плюются, наверное, — сказал Старый. — Месяца ж не проходит, чтоб они перевертышей не брали...

— Плюются, вы правы. Но так надо — «случайно» брать боевую группу и оставлять на свободе верхушку. По верхушке у нашей службы обширные планы…

Нестерович опять вздохнул, припомнив, что он этими планами заняться в ближайшие месяцы не успеет.

Разведчики притихли. Тыбинь и Лехельт задремали, Клякса задумался, как обычно прокручивая в голове возможные варианты развития событий, стараясь все предусмотреть.

Сегодня с ними не было Кобры, Пушка и Ролика. По неписаному кодексу «наружки» женщин на опасные выезды не берут. Они остались в городе помогать семье Волана, которого, наконец, перевели из реанимации в отдельную палату.

* * *

В динамиках зазвучал командирский бас Ярошевича, координировавшего сегодня операцию. Разведчики зашевелились, усиленно зевая, потягиваясь, прогоняли дремоту:

— Пятиминутная готовность! Астрономы — ваш доклад!

«Астрономами» в этот раз назвали снайперов.

— Маэстро на связи, — прохрипел насмешливый голос майора Михалева. — Цейс, Кайзер, Освальд и Гусар на матрасах. Пока у всех пусто... Полчаса назад был один крендель, проверил замки на гараже и воротах. Собачкам дал пожрать — молодец.

— Группа Гастелло готова. — коротко доложил майор Азарян, чьи бойцы были переодеты в форму бойцов ОМОНа.

— Группа Зорро готова. — эхом отозвался майор Александров. Его расчет был готов штурмовать дом штатным порядком.

— Группа Тарзана готова. — подал голос заместитель Ярошевича подполковник Агеев. Он возглавлял «имитаторов».

— Слухачи, наружка, вертолет! Внимание…

— Здесь Маэстро, прошу задержку пять минут. — неожиданно вмешался майор Михалев. — Посторонние в зоне.

— Задержка пять минут! — тут же приказал начальник РССН. — Маэстро, что там у вас?..

* * *

Снайпер капитан Стас Коробков, имеющий позывной «Освальд» за то, что лучше других поражал движущиеся цели — например, объект внутри мчащегося автомобиля, — выбрал позицию на чердаке двухэтажной дачи по соседству с домом-крепостью.

Дневной осмотр, заблаговременно проведенный «градовцами», показал, что дача пустует с осени...

Но кто же мог предугадать, что предусмотрительные хозяева поручили присматривать за недвижимостью престарелому сторожу, живущему неподалеку!

Выглянув по свету через забор, старик с замиранием сердца увидал цепочку свежих следов, петляющих огородами к вверенному ему дому: Стас шел так, чтобы не было видно боевикам, и следы в темноте толком не замел. К тому же он ради маскировки двинул один, без прикрывающего спину автоматчика.

Огорченный донельзя перспективой потери половины обещанного вознаграждения, дед поспешно зарядил старую «тулку» и двинулся на выручку соседской недвижимости, в глубине души надеясь застать там пьяного безобидного бомжа в прихожей на коврике. Каково же было удивление и испуг старика, когда, поднявшись в мягких валенках по ступенькам лестницы, он просунул голову в открытый чердачный лаз и увидел у слухового окна необъятно широкую спину человека в белом масхалате с капюшоном, прильнувшего глазом к массивному оптическому прицелу замотанной белыми бинтами винтовки незнакомой конструкции и что-то подкручивающего в нем.

«Киллер, едрена вошь!» — мелькнула в престарелой голове вполне современная мысль.

Присев на ступенечку пониже, так, чтобы его не было видно с чердака, дедуля призадумался, обняв поплотнее свою неказистую «тулочку». Благоразумие требовало уносить старые ноги подобру-поздорову.

Шальная же часть дедовой натуры, бессмертная и загадочная часть русской души, нашептывала мелким бесом, что неплохо бы киллера взять врасплох и состричь с богатых чеченов магарыч за спасение живота. Старик чеченов не любил, но полагал неблагородным делом отстреливать людей, как тетерок, из-за угла.

Уж коли ты мужчина, так выходи по честному, что ли…

Приблизительно таков был ход дедовской мысли. Махнув рукавицей, сморщив сизый носик «на авось», дедок осторожно переломил «тулку», еще раз убедился, что патрон на месте, пожалел, что взял мелкую дробь, а не картечь, и выпрямился, как партизан в кино про войну.

— Руки вверьх! Бросай оружие! Тебе говорю — бросай!

* * *

Освальд аккуратно, чтобы не двинуть стволом и не демаскировать позицию, отодвинул приклад оснащенного подствольником "Костер<ГП-25 «Костер» — гранатомет подствольный, однозарядный. Калибр — 40 мм, масса выстрела ВОГ-25 — 0, 255 кг, начальная скорость гранаты — 76 м/сек., рабочая дальность стрельбы — до 400 м.>" СВУ-АС<СВУ-АС — снайперский автомат, разработанный на базе СВД под патрон 7, 62х54 R и выполненный по системе «буллпап» (размещение магазина позади рукоятки и спускового крючка). Масса снаряженного автомата — 5, 5 кг, длина — 900 мм, начальная скорость пули — 800 м/сек., емкость магазина — 10, 20 или 30 патронов, рабочая прицельная дальность стрельбы — 500-600 м. Обычно используется штатный оптический прицел ПСО-1 (1П43), возможна установка ночного прицела НСПУ.>от себя, повернулся, изумленно поднял брови в прорезях белой маски, сел, незаметно, сквозь ткань маскхалата, направил в грудь незванному гостю двуствольный МСП и сказал в микрофон:

— Маэстро, у меня проблема. Дед с ружьем. В меня целит.

— Откуда он взялся? — прозвучал в тиши чердака хриплый голос.

— Сторож, похоже.

«Их тут целая шайка! — испуганно подумал старик. — Во влип, старый пень!».

— Бросай оружие! — еще раз закричал он, потрясая ружьем.

— Тихо, отец, бога ради, тихо! Я уже все бросил, разве не видишь? И пушкой своей не тряси — не ровен час выстрелит от старости... Ей сколько лет-то?

— Сорок восемь будет. — недоумевая, ответил старик и призадумался. — Не, вру — сорок пять…

— Уважаю отечественное оружие! Маэстро, доложи полковнику, дед — человек уважаемый!

— Полковник на проводе! — рявкнул разъяренный задержкой Маэстро.

Стас кивнул, снял и показал наушники, рукой приглашая открывшего рот старика к переговорам с самим полковником.

Доверчивый дед убрал палец с курка, протянул руку к гарнитуре с микрофоном — и в ту же секунду Освальд схватил его за пальцы и дернул старика на себя, как ребенка. Раскинув руки по сторонам, выскочив из валенок, не успев охнуть, неугомонный искатель приключений упал в широкие объятия спецназовца.

* * *

— Маэстро, порядок. Готов к работе.

— Принял… Первый — астрономы готовы.

— Так-то, отец. — Освальд подмигнул инициативному сторожу. — Извини. Работа такая. Как закончим — я тебя развяжу.

Дедок ничего не мог ответить, так как лежал в углу чердака, связанный, с рукавицей вместо кляпа во рту, и таращил из полумрака глаза, полные испуга и любопытства.

* * *

Пятиминутная задержка операции — дело вовсе нешуточное.

У полсотни человек нервы на пределе.

Десятки моторов заведены, радиостанции включены, оружие снято с предохранителей, патроны досланы в патронники. Смежники уже пытаются свалить — им наплевать, что у тебя задержка, они по графику… Ярошевич перевел дух, сосредоточился:

— Начинаем сначала! Астрономы!

— Готовы. — доложил Михалев.

— Гастелло!

— Есть.

— Зорро!

— Готов.

— Тарзан!

— Готов.

— Слухачи!

— Нормально всё...

— Вертолет!

— На рубеже.

— Грузчики<Грузчики — сотрудники ОПС (жарг.).>!

— На месте. — буркнул в эфире недовольный голос Шубина.

— Внимание — семь тридцать пять! Начали!

Где-то далеко, на шоссе завыли, приближаясь, милицейские сирены.

* * *

Свернув к поселку, мимо экипажа Кляксы пролетели ребята Тарзана на серебристой «ауди».

За ними гнались другие «имитаторы» на двух милицейских «канарейках» с мигалками и сиренами.

Звонко затрещал автомат.

Ребята из «ауди» отстреливались холостыми из помпового ружья.

— Где «ауди» раздобыли? — спросил Тыбинь, провожая глазами сияющий огнями, озаряемый вспышками выстрелов караван.

— Агеев свою дал. Сказал: поцарапаете — убью!

— Хорошо «градовцы» живут, — мечтательно сказал Старый, — на «ауди» разъезжают... Подхалтуривают, наверное.

— Тачку Агееву тесть подарил. — отрезал Зимородок. — Знаешь же сам...

— Знаю. — согласился Тыбинь. — Но пофантазировать же не возбраняется. Всё равно просто так сидим.

* * *

— Вижу кренделя, — доложил Кайзер.

— Я тоже. — подтвердил Маэстро. — Забеспокоились. Из окон выглядывают.

— Продолжать наблюдение! — рыкнул Ярошевич.

Опять загрохали выстрелы.

«Ауди» влетела в открытые ворота подготовленного дома неподалеку от убежища бандитов. Закричала женщина — Клара из первого отдела «наружки».

Ребята Тарзана, выскочив, прикрывались ею, «отстреливались» от наседавших «милиционеров», автоматически прекративших пальбу сразу же, как только в руках у «преступников» оказалась «заложница». Внимательному и педантичному наблюдателю такое проявление несвойственного стражам порядка профессионализма могло показаться подозрительным, но, к счастью, подобного зануды среди бородачей не было.

— Смотрят в бинокль. — доложил Освальд. — Двое пошли на улицу… выглядывают из ворот.

— Вижу! Тарзан, не переигрывайте! — попросил Михалев. — В темпе! Пошли в дом! Крендели уже все видели!

Клару втащили за волосы в дом, захлопнули дверь, загремели мебелью, возводя баррикаду. Кто-то разбил стекло для пущей убедительности.

— Блин! Кто восстанавливать будет? — спросил невысокий заместитель Ярошевича подполковник Иван Филиппович Кац по прозвищу «Рэбе Филлипиныч», человек прижимистый и отвечавший за материально-техническое оснащение подразделения.

— Потом, — отмахнулся полковник.

— Вернулись во двор… закрывают ворота. — сообщил Гусар. — Явно спешат. Зашли в дом, свет зажгли.

— Прослушка? — осведомился начальник РССН.

— Пока ничего.

— У вас все исправно?!

— Не беспокойтесь, первый, все в порядке. Я доложу, как только будет перехват.

— Хорошо! Ждем пять минут.

* * *

Через пять минут «на помощь» группе Тарзана, залегшей в укрытиях за своими машинами, подлетели ребята Гастелло.

Он сам, в комбезе с погонами подполковника ОМОНа, через громкоговоритель вступил в переговоры с засевшими в доме «бандитами».

— Вертолет! Пошли — обращение к населению!

Над поселком в сером небе закружилась милицейская вертушка, вещая противным утробным голосом Баклана:

— Граждане! Ввиду чрезвычайных обстоятельств ваш поселок оцеплен! Воздерживайтесь от выхода на улицы! Закройте двери и окна домов! В случае появления неизвестных немедленно звоните «ноль-два»!

На окраинах повсюду замелькали мигалки настоящей милиции, развертывавшей внешнее, видимое кольцо оцепления.

Для них это были обычные учения…

* * *

— Есть! Первый, есть перехват! — весело доложил старший группы радистов.

— О чем говорят?

— Я не понимаю, — удрученно забубнил техник. — Вайнахским не владею...

— Хорошо! Пеленгуй!.. Маэстро, что у вас?

— Без изменений! В окнах свет, во двор не выходят.

— С моей стороны открыли окно. — доложил Цейс. — Наверное, чтобы лучше слышать.

— Если пойдут к гаражу — немедленно доклад! Тарзан, готовьте «штурм»!

— Мы готовы.

— Начали!

* * *

Бросив дымовые гранаты, «омоновцы» рванулись к дому с «бандитами».

— Эй, поменьше профессионализма! — поспешно выкрикнул Ярошевич. — Вы мне тут еще пирамиду<Пирамида — метод преодоления заборов высотой в несколько метров, когда бойцы спецподразделения лезут на плечи друг к другу.>постройте! Вы простой ОМОН, а не спецназ!

— Все уже в дыму, им не видно! — отреагировал Тарзан.

Возле дома опять послышались стрельба и крики.

Гастелло, размахивая «матюгальником», шумно распекал понурых подчиненных за «неудачные действия».

Единственным успехом начавшейся операции можно было считать лишь вынос с поля боя тела пребывавшего в обычной для него прострации подполковника Шишкобабова, неизвестно как оказавшегося у крыльца подготовленного к имитационному штурму дома и замеченного «градовцами» в самый последний момент.

Затянутого в черный парашютный комбинезон из латекса начальника гатчинского ОБЭПа отволокли в сторонку и сдали на руки врачам «скорой помощи», которые от нечего делать решили провести Шишкобабову полную деинтоксикацию организма путем постановки ему сразу трех капельниц.

* * *

От шоссе помчались две машины скорой помощи.

— Граждане! — загундосил с неба вертолет. — Сейчас будет производиться поочередная проверка ваших жилищ на предмет отсутствия в них посторонних лиц! Убедительная просьба — допускать до проверки только людей в форме сотрудников милиции! Повторяю!..

— Первый, опять идут переговоры! С тем же абонентом!

— Хорошо! — Ярошевич потер ладонью подбородок. — Дожимаем их, ребята! Пошли патрули по домам с досмотром! Начинайте прямо с дома напротив них.

Вертолет улетел.

* * *

Операция шла уже полчаса.

Дважды боевики сообщали руководству о том, что творится вокруг них. Ради этих двух звонков и разыгрывался весь рискованный и дорогостоящий спектакль. Теперь вооруженные «омоновцы» вошли с досмотром в дом напротив и уже присматривались хмуро к чеченской крепости.

— Первый, есть! Выгнали джип из гаража! — доложил Цейс.

— Сколько человек село?

— Мне плохо видно! Дым гонит от наших гранат. Трое, кажется!

— Я видел четверых! — вмешался Гусар.

— Нормально, мы их выкурили. — начальник РССН возбужденно прошелся по узкому проходу между столами в штабном автобусе. — Прослушка! По моей команде, как только джип выедет за ворота, врубайте глушилку.

— Есть!

— Зорро! У тебя на штурм минута, не больше! За долгий перерыв в связи затаскают по судам!

— Да тут дело плевое…

— Но-но-но! Не расслабляйся! Гастелло!

— Группа в машине, готова к преследованию!

— Наружка! Будьте готовы подстраховать, не дайте им уйти за кольцо, из зоны глушилок. Тарзан! Ребят в машину, на помощь Гастелло. Внимание — ворота открываются!..

* * *

Едва тяжелый черный «круизер», в англоречии читаемый как «крейсер», выкатил из ворот на улицу, мобильные телефоны на пяток километров вокруг были подавлены.

Выждав паузу, дав джипу отгрести за поворот, а охраннику, закрывшему ворота изнутри, пересечь двор и вернуться в дом, Ярошевич скомандовал Зорро штурм.

— На исходные. Пять... Четыре... Три... Два... Один... Огонь!

Стас Коробков, привычно задержав дыхание на выдохе, всадил газовую гранату из подствольника точно между прутьями решетки в окно первого этажа.

Одновременно с ним свои окна поразили временно исполнявшие роли гранатометчиков Маэстро, Кайзер и Цейс.

Тотчас повернувшись набок, Освальд загнал в ГП-25 второй заряд и уже без команды выстрелил в приоткрытое окно второго этажа.

Из дома повалили белые клубы ядовитого дыма.

Тотчас через двухметровый забор, вскакивая на плечи товарищей, с трех сторон перелетели фигуры в белых облегающих костюмах, масках-шапочках и специальных защитных респираторах с очками, молниеносно бросились к дому. В то же мгновение заложенный Менделеевым брикет пластида вынес напрочь входную дверь.

Ошалевшие от нашествия полчищ врагов, заметались, взвыли три огромные кавказские овчарки.

— Угомонись, собачка, — шепнул Маэстро, прицельно свалив резиновой пулей в холку из специально прихваченного РМБ-93<РБМ-93 — гладкоствольное ружье со скользящим затвором, трубчатым магазином и складывающимся прикладом. Калибр — 12 миллиметров. Начальная скорость пули — 340 м/сек., прицельная дальность стрельбы — 100 м, емкость магазина — 6 патронов. Масса ружья — 2, 5 кг, длина в разложенном положении — 909 мм, длина ствола — 542 мм.>лютого кобеля, пытавшегося кинуться на спину одному из градовцев.

Минут десять оглушенный кавказец должен был пролежать недвижимо.

Тройки атакующих одна за другой исчезли в дверном проломе.

Ярошевич взглянул на часы. Секундная стрелка точно замерла, переползая от деления к делению. Из дома доносился грохот мебели, чьи-то взвизги, но стрельбы не было слышно.

Прошло тридцать секунд…

Прошла минута…

Во двор из беспросветных клубов газа, кашляя, закрывая глаза, вывалился один из бойцов штурмовой группы — с него в схватке сорвали респиратор. Овчарки чихали, опустив хвосты, жались к наветренной стороне, куда не относило дым.

— Один есть!

Заломив противнику руки, два бойца бегом сволокли с крыльца огромное бесчувственное тело и волоком потащили его к воротам. За ними появилась вторая тройка, потом третья…

* * *

В открытые ворота вбежала группа усиления, положила захваченных рядком лицами в снег. Появился четвертый задержанный, потом пятый.

— Они там что, как кролики размножаются? — Ярошевич удивленно выпятил жесткие губы.

Вышел Зорро, махнул рукой:

— Первый, мы закончили!

— Минута сорок! Долго возитесь.

— Их было пятеро, а не трое! Разведка опять ошиблась!

— Проводи зачистку! Может, их больше. Гастелло, что с джипом?! Прослушка, выруби свою шарманку! Вы мне всю связь давите!

— Есть вырубить. Только связь я вам не давлю, первый. Они не отвечают.

— Тарзан!

— Понял, идем!

* * *

В то время как внимание всех "градовцев, сосредоточилось на штурме дома с оставшимися в нем бородачами, джип продолжал неспешно удаляться в сторону выезда на шоссе, колыхаясь на ухабах и рытвинах поселковой дороги.

Вслед ему устремились «канарейки» группы Гастелло.

Едва приблизились они к повороту на проселок, как навстречу им со двора, сминая громадными колесами сугробы, выполз «Кировец» с прицепом и, пытаясь вписаться в поворот, застрял, зацепив забор. Машины группы оказались отрезаны от проселка.

Глухо грохнули первые взрывы газовых гранат — штурм начался.

— Назад! К следующему повороту! — скомандовал Гастелло.

Обе машины синхронно развернулись и помчались параллельной улочкой. Водители прекрасно понимали друг друга. Следующий выезд был перекопан широкой канавой.

— Черт! Назад!

Машины опять развернулись.

Головная засигналила, включила сирену.

Перед ней по узкой колее неторопливо катил чумазый тракторишко «Беларусь», не желая уступать дорогу «ментам». Машины тащились за ним черепашьим ходом.

— Уберите этого идиота! — закричал из задней машины Гастелло. — Теряем время!

Из головной машины выскочил Киндер, догнал трактор и вскочил на подножку.

Хмельной водитель повернул физиономию — и припасенная ухмылка тотчас сползла с его глуповатой рожи.

Свирепый Киндер выдрал дверцу кабины вместе с замком и без разговоров вывернул «баранку» с руками водилы вправо. Трактор мягко свалился набок в кювет и заглох. В освободившийся проезд рванулись машины, за ними, выбравшись из кабины трактора, побежал оставленный «градовец».

У Гастелло уже не было времени подбирать бойца.

* * *

Пока группа захвата рвалась из пут тесных проулков, джип, набирая ход, поспешно уходил от опасного места и уже показался в начале пригорка, на котором стояла постовая машина «наружки».

— Это они! — сказал Лехельт, узнав знакомый «лэндкруизер». — Уходят!

— Их должны были задержать милицейские машины! — возмутился Нестерович. — Блокировать и задержать! Как по плану положено!

Нестерович не любил, когда нарушался план операции.

— Я планов наших люблю громадье..., — хмыкнул Клякса. — Миша, трогай навстречу.

Скрипнул ручной тормоз.

Машина плавно покатилась, лишь затем Старый запустил двигатель.

Нестерович поморщился: Зимородок перехватил у него командование — но, в конце концов, это были его люди…

— Сближаемся, перекроешь дорогу. — подсобравшись, жестко сказал Клякса. — Дональд, проснись! Что там — штурм идет?

— По замыслу — да. — сухо ответил оперативник.

— Первый, я «наружка». Третий пост. Объект выкатил на меня.

— Задержать! — прозвучал после секундного осмысления доклада голос Ярошевича. — Не дайте им выйти из зоны глушилки! Мы здесь закончили, все идем к вам! Мы уже идем, ребята!

— Как всегда, чуть позже, чем своевременно. — философски прокомментировал Тыбинь. — Они не дадут им надругаться над нашими худосочными телами!

— Прекратите. — разозлился оперативник из СЗКСиБТ.

— Может, выйти желаете?

Нестерович только возмущенно покосился на Старого.

Тяжелый джип, ныряя в изгибы дороги, неотвратимо приближался.

* * *

Серенькая «лада» разведчиков запетляла влево-вправо по плохо очищенной дороге, весьма правдоподобно объезжая ухабы. Водитель джипа задергался, подался к одной обочине, потом к другой…

Избегая лобового столкновения, Тыбинь ударил по тормозам, машину занесло, подняв веер мокрого снега, развернуло и поставило поперек.

Тотчас в левую скулу ей въехал высокий никелированный бампер джипа.

Старый поморщился: он не любил бить машины… Целехонький джип поспешно сдал назад.

— Пошли! — скомандовал Клякса. — Миша, качай права, требуй инспектора!

Они вчетвером вышли из машины, на промозглый ветер.

Тыбинь, цокая языком, оглядел помятое крыло, закричал, размахивая руками:

— Эй, вы куда?! Поставь свою бандуру там, где стояла! До приезда автоинспекции ничего трогать нельзя!

Через тонированные стекла «лэндкруизера» их разглядывали — и оценили не слишком высоко.

Трое разведчиков были невысоки ростом, а длинный Нестерович не отличался габаритами.

Из задних дверей джипа бочком выбрались двое мрачных амбалов с аккуратными бородками, приблизились.

— Нэ нужно инспекции. — сказал один. — Мы торопимся. Возьми деньги и дай нам проехать. На ремонт хватит.

Он вытащил руку из кармана и протянул Тыбиню доллары. Второй тоже держал руку в кармане, и доставать ее оттуда не спешил.

Смешно убрав маленькие ручки за спину, Миша одним глазом рассматривал бумажки.

— Фальшивые, небось… Нет, ребята, давайте лучше дождемся инспекции. Вы, я вижу, народ деловой — обведете вокруг пальца... Как пить дать. Мне с инспекцией спокойнее.

— Как — пить дать? — спросил второй, не поняв. — Зачем?

Первый, обозлившись, спрятал доллары, схватил Старого за отвороты куртки и принялся трясти.

— Убирай машину! Дурак, шайтан!

Нестерович глядел во все глаза: это были первые живые террористы, которых он видел.

Клякса толкнул его ногой, они загалдели, кинулись разнимать.

Второй чеченец, по-прежнему не вынимая правой руки из кармана, левой отталкивал их. Лехельт, на которого по причине очевидного малолетства, не обращали внимания, робкими шажками приблизился к джипу, изображая любопытство идиота-автолюбителя:

— Вот это тачка!

С каждой выигранной секундой приближалась помощь.

Но и команда бородачей была на взводе.

За секунду до того, как непонятливый террорист выхватил из кармана пистолет, Тыбинь, всегда остро ощущавший опасность, ухватил держащего его амбала за затылок и, ахнув, припечатал в лицо своим твердокаменным прибалтийским лбом.

Клякса достал Р-92<Р-92 — пятизарядный 9-миллиметровый револьвер российского производства с полузакрытым курком. Для стрельбы применяются «макаровские» патроны 9х18 ПМ. Масса револьвера — 520 граммов, длина — 157 мм, длина ствола — 65 мм, начальная скорость пули — 260 м/сек., прицельная дальность стрельбы — до 25 м.>как фокусник, почти без движения, и тут же прострелил стоящему напротив боевику руку с оружием.

Лехельт, подскочив к водителю, сунул ему в бок ствол ПММа через приоткрытую дверь, понимая, что пассажира на переднем сидении он не контролирует, надеясь на Нестеровича. Он не мог посмотреть на капитана, и готов был спустить курок при первом звуке выстрелов с той стороны джипа.

Повисла пауза.

В ней совсем близко завыли сирены. Машины Гастелло и Тарзана, прыгая на ухабах, были не более чем в полусотне метров от них. Далеко позади резво бежал за группой одинокий Киндер с "Абаканом<АН-94 «Абакан» — автомат конструкции Никонова. Из АН-94 можно вести стрельбу с различным темпом — 600 и 1800 выстрелов в минуту, а также фиксированными очередями по 2 выстрела. Калибр — 5, 45 мм, масса — 4 кг, общая длина — 970 мм, емкость магазина — 30 патронов 5, 45х39, рабочая дальность прицельной стрельбы — 300 м. Автомат оснащен откидным прикладом.>".

Щелкнул замок двери. Пассажир осторожно высунулся из машины, поднял руки:

— Не надо стрелять! Я понял, кто вы! Я сдаюсь…

Через пять секунд на бородачей обрушились обозленные погоней «градовцы».

* * *

Разведчики убрали пистолеты в кобуры.

Закурили у машины.

Ярошевич по связи объявил об окончании операции.

— Надо же, как все быстро кончилось. — волнуясь, сказал Нестерович. — Сегодня был мой первый террорист…

— Мой тоже. — улыбнулся Лехельт.

Мрачное настроение и хандру его как рукой сняло. Он начал снова радоваться жизни.

— На ваш век еще хватит. — заявил, вздохнув, Зимородок. — Это мы на сегодня закончили... Всех отпускаю по домам. Завтра в девять на базе. И не опаздывать! Тебя, Андрей, касается в первую очередь...

Лехельт понимающе закивал.